Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Крах. Главы 3-4

Глава 3

 

Селена

 

Я принадлежу ему?

В груди стало тепло, хотя мне, наверное, не следовало наслаждаться его словами.

— Ты понятия не имеешь, кто этот человек. Как ты собираешься защищать меня или Адриана, или себя, если уж об этом зашла речь.

— Ты недооцениваешь меня, ma belle. Раз я сказал, что придумаю что-то, то я обязательно сделаю это. Все, что мне нужно, это твое согласие. Просто скажи «да» и у тебя будут три самых незабываемых месяца в жизни. Позволь мне на деле доказать, что я могу позаботиться о тебе.

Неуверенность и страх одолевали меня. Мне не следует хотеть его так, как я его хочу. Если бы только можно было отдать приказ сердцу не тосковать по нему так сильно, я бы сделала это сию же секунду. И дело не только в сексе, хотя он, несомненно, просто потрясающий. Нет. Дело в нем. В Ремингтоне. Он умеет заставить меня почувствовать себя особенной. Мне хочется этого так сильно, что это пошатнуло мои принципы. С ним я становлюсь совершенно другой женщиной, беззаботной, не беспокоящейся ни о чем. С Ремингтоном я могу быть собой, исследовать ту сторону себя, которой, как я думала, не существует. Он подарил мне частичку себя, своего прошлого, когда рассказал о боязни ездить в лифтах. Большинство мужчин ни за что бы, не признались в своих слабостях, особенно это касается мужчин, которые очень уверены в себе и контролируют окружающих и свою жизнь, таких как Ремингтон. Я уже встречалась с Жилем, человеком-горой, так что была уверена, что Ремингтон сможет позаботиться о нас.

Он переплел наши пальцы, отрывая руку от моих губ, а затем сжал ее между своими теплыми мозолистыми ладонями. Я опустила взгляд на пальцы и поняла, что мысли снова унесли меня в другую реальность, а ногти, как всегда пострадали от последствий моего беспокойного образа мыслей. Я встретилась с ним взглядом и перестала дышать. Его взгляд был нежным, в нем светилась потребность и эмоции от тысячи невысказанных слов.

Ремингтон умеет произвести впечатление, когда он такой упрямый и целеустремленный. В нем есть некая доля безумия, но оно безопасное, его можно контролировать, и это довольно привлекательно.

— Куда ты уходила? —  спросил он с тревогой.

— Я здесь, — ответила я. — Прости. От старых привычек сложно избавиться.

Он поднял голову и встретился со мной взглядом.

— Ты ведь останешься со мной?

Я кивнула.

Он сжал мои пальцы.

— Я просто мужчина, который стоит перед тобой на коленях и умоляет дать ему шанс провести время с тобой.

Моя защита продолжила рушиться, я почувствовала головокружение, стало нечем дышать. Вот так, значит, ощущаешь себя, когда теряешь голову из-за парня. Куда запропастились нюхательные соли, когда они так нужны? У меня сложилось впечатление, что они могут мне понадобиться прежде, чем закончится вечер.

— Боже, Ремингтон, что же мне с тобой делать?

Один уголок его рта приподнялся в улыбке.

— Все что пожелаешь. Ты можешь взять от меня все, что тебе нужно, ma belle.

Я потянулась к нему, притянула в свои объятия и крепко поцеловала, застав его врасплох. Но он все равно схватил меня, погрузил пальцы в мои локоны и удерживал меня на месте, пока целовал в ответ. У него был вкус кофе и шоколада, и, дорогой Боже, он так чудесно пах, пьянящая смесь. Я проложила дорожку поцелуев по его подбородку, наслаждаясь тем, как его щетина колет мою щеку. Я прижалась губами к его шее и провела языком по горячей коже, пробуя его на вкус.

— Это «да», Селена? — спросил он и задрожал, когда я прикусила кожу на подбородке.

Я снова села на кровать и кивнула, улыбаясь так широко, что мои щеки заболели.

На его лице расцвела невероятная улыбка, которая всегда заставляет меня таять. Ах, да, и появились эти ямочки, спрятанные под очень сексуальной щетиной.

Опустив взгляд на свои пальцы, которые теперь теребили край полотенца возле моей промежности, он наклонился и провел носом по внутренней стороне моего бедра.

— Ты уверен, что так будет правильно,  Ремингтон? — спросила я.

Он посмотрел вверх на меня и кивнул.

— Что мешает нам получать невообразимое удовольствие друг от друга? — он потянулся и обхватил меня рукой сзади за шею, поглаживая ее. Я задрожала от прикосновения его ладони и хрипотцы в голосе. — Что тебя останавливает?

Господи, ему невозможно сопротивляться, особенно когда он так пристально на меня смотрит. Мое тело ожило от его неодолимой силы. Я понимала, что ни за что у меня не получится находиться рядом с этим мужчиной и не чувствовать себя при этом так, будто горю. Я нуждаюсь в нем так же сильно, как и он во мне. Не уверена, разумно ли для нас так нуждаться друг в друге. Это было нечто большее, нежели физическое притяжение. Была какая-то неуловимая причина, которую я не могу описать, но поверьте мне, я пыталась взвесить все в течение этих последних дней, пока мы находились вдали друг от друга. Сможем ли мы выжить спустя три месяца такой страсти?

Он притянул меня к себе и прижался своим лбом к моему. Все вокруг исчезло, остались только он и я.

— Ты влюбишься в меня, — засмеявшись, поддразнила я его.

Он пробормотал:

— Моя милая Селена. Это будет самая сладкая влюбленность.

Прежде чем я успела сделать следующий вдох, его губы обрушились на мои, сминая таким образом, чтобы они идеально соответствовали его. Я задохнулась, захваченная врасплох, когда его язык скользнул мне в рот, пробуя, заявляя свои права. Он поднялся, не прерывая поцелуя, его пальцы сжимали пряди моих волос.

— Красивый рот, — пробормотал он напротив моих губ. — Подвинься.

Я отползла назад, наблюдая, как он на четвереньках приближается ко мне. Боже, взглядом он пожирал меня всю.

Как только я откинулась на подушки, Ремингтон набросился на меня. Вихрь жадных рук и губ, накачанное тело и огромная эрекция в брюках. Мягкая ткань его футболки с V-образным вырезом и грубая ткань джинсов терлись о мою и без того чувствительную кожу груди и бедер, усиливая ощущения. Я ерзала и стонала, желая ощутить его еще ближе к себе. Протянула руки к краю его футболки, но он схватил их и развел над моей головой, удерживая запястья одной рукой. Он зарылся носом в ложбинку у основания шеи, его горячее дыхание обжигало кожу, а поцелуи были еще горячее.

—  Я так скучал по тебе, Селена, — пробормотал он рядом с моей кожей, покрывая поцелуями шею. — Ты представить себе не можешь, я чуть не сошел с ума, когда не мог касаться тебя, целовать. Еще один день без тебя и я бы, наверное, умер.

Я закатила глаза, хихикая над его напыщенными словами, и склонила голову набок, давая ему доступ к участку кожи между ухом и шеей. Мы оба понимали, то, что сейчас между нами происходит, временно. Что касается возможной угрозы, я чувствовала, что он действительно сможет защитить меня, защитить нас. Не знаю, почему была так в этом уверена, но я была.

— Я тоже скучала по тебе, Ремингтон, — ответила я, прижимаясь  к его телу. — Я очень сильно скучала по тебе.

Он замер, все его тело напряглось, как будто он собирался вскочить. Затем он вздохнул и снова прижался своими губами к моим. В этот раз поцелуй не был нежным. Наши зубы сталкивались, это была дуэль языков, наказывающая и прощающая, страстная и отчаянная, словно его губы на моих — это единственное, что может помочь ему выжить. Он качнул бедрами, вжимаясь тазом в меня. Я широко развела ноги, обхватила ими его за талию и сомкнула щиколотки за его спиной. Его язык погрузился в мой рот, возбуждая со свойственной ему дикой страстью.

Почему я должна оставаться вдали от него? Я хочу его так чертовски сильно.

Он отстранился, и, не снижая темпа, схватился за край футболки и стащил ее с себя, отбросив через плечо. Затем поднялся с кровати и расправился со своими джинсами, за которыми последовали его черные боксеры.

Его член выпрыгнул на свободу, я застонала и начала извиваться на кровати. Он был таким, каким я его помнила, когда впервые увидела полностью обнаженным после сеанса позирования.

Я рассматривала его сквозь ресницы.

 — Боже, какой ты сексуальный. Хочу облизать каждую частичку твоего крепкого тела.

Он схватил свои джинсы с пола, вытащил из бумажника презерватив и швырнул его на ночной столик у кровати.

— Я так скучал по тебе, прости, если терпение не будет сегодня одним из моих достоинств. Хочу оказаться в тебе как можно скорее.

Я задрожала, его слова зажгли во мне пожар.

— Я тоже сейчас не чувствую себя слишком терпеливой. Хватит разговоров, иди сюда.

Его глаза изумленно распахнулись, и он одобрительно улыбнулся. Мне показалось, что я готова вспыхнуть от желания. Я наблюдала, как он зубами разорвал упаковку и натянул презерватив на свой твердый член, двигая рукой вверх-вниз по нему. Я не могла оторвать от него глаз.

 Самое сексуальное, что я когда-либо видела.

— Безумно хочу заняться с тобой любовью, Селена, но не могу. Сейчас я хочу трахнуть тебя жестко и быстро, окружить себя тобой.

— Возьми меня как тебе хочется, Ремингтон. Я тоже хочу тебя, любым способом, каким смогу получить.

Он зарычал, очевидно, довольный моими словами, и затем улыбнулся.

Боже, какой он сексуальный.

Я вцепилась в простыни, чтобы не наброситься на него. Кровать прогнулась, пока он продвигался ко мне, и остановился, только когда оказался на мне. Раздвинув мои бедра, он устроился между ними. Его рука скользнула между нашими телами, он взял в руку свой член, направил его к моему входу и без предупреждения ворвался в меня, заставив мое тело выгнуться дугой.

— Ремингтон!

Он согнул руки, и опустил свое тело на меня. Тяжело дыша, он зарылся лицом в любимое им место на моей шее.

— Я сделал тебе больно? — его голос звучал напряженно.

— Нет! Нет. Ты просто застал меня врасплох, вот и все, — ответила я, стараясь выровнять дыхание. Я думала, мое сердце взорвется оттого, что так бешено бьется. — Боже, мне нравится, как ты заполняешь меня. Так хорошо. А теперь начинай двигаться, или потеряешь баллы, Сен-Жермен.

Он усмехнулся, и этот хриплый смешок звучал очень развратно и божественно одновременно.

— Как пожелаешь, ma belle.

Своими словами я разбудила демона. Он приподнялся на руках и начал вбиваться в меня. Внутрь, наружу. Внутрь, наружу. Он рычал. Я стонала. Он мычал. Я кричала. Затем его губы накрыли мои, вдыхая мои вдохи, выдыхая мне в рот. Его язык требовал и успокаивал, заявлял свои права и ласкал. Я отвечала ему взаимностью, позволив себе делать то, что хочу. Я чувствовала себя свободной и безумно желанной. Он оторвался от моего рта, замедлил толчки и протянул одну руку к моей груди, массируя и перекатывая сосок между пальцами. Перешел ко второму соску, повторяя те же движения, а затем прижался своими порочными губами, вбирая его в рот.

Это был в десять раз более напористый Ремингтон, и мне это нравилось. Мне нравится эта страсть, переплетенная с отчаянием.

Внизу живота начало зарождаться напряжение, посылая дрожь удовольствия вниз по спине до самых кончиков пальцев.

Казалось, Ремингтон почувствовал это. Он оторвался от моей груди, уперся руками по обе стороны моей головы и снова начал двигаться. Его размеренные движения стали хаотичными, и я поняла, что он больше не может сдерживаться.

Мысль о нем, теряющем самообладание, и осознание того, что я причина такого его состояния, подтолкнула меня к краю. Я кончила, громко и беспрерывно выкрикивая имя Ремингтона, пока он продолжал вдалбливаться в меня. Он врезался раз, другой и кончил,  до конца погрузившись в меня, выкрикивая мое имя. Он наклонился ко мне и нежно поцеловал в губы, зарывшись рукой в мои волосы и легонько потянув их.

Ремингтон скатился с меня, снял презерватив и отправился в ванную, чтобы избавиться от него. Несколько секунд спустя он вернулся, забрался под простыни и прижался ко мне, повторяя мою позу. Одной рукой он обхватил меня за талию и прижал спиной к своей груди. Он сжал мое бедро, вздохнул и скользнул ладонью по животу, останавливаясь на шраме.

Я удовлетворенно улыбнулась.

— Это было потрясающе.

— Феноменально, — он поцеловал меня в плечо, а его большой палец рисовал крошечные круги на моей коже.

Я закрыла глаза, убаюканная его ласками и теплом наших тел. Знаю, ему было любопытно, судя по тому, как его ладонь поглаживала шрам под тату. Я кашлянула, вжимаясь глубже в уютное кольцо его рук, и собираясь с духом для того, что я собиралась рассказать. Единственными с кем я говорила об этом, были мой терапевт и моя семья. Да, и Грейс. Я рассказала ей, что случилось, когда решила вернуться в модельный бизнес.

Я открыла рот, собираясь заговорить, и закрыла его. В горле пересохло.

Боже, пожалуйста, дай мне сил.

— Эм… около трех лет тому назад я… потеряла ребенка, — я быстро выпалила эти слова и еще крепче прижалась к нему. Рука, поглаживающая мой живот, замерла. Я накрыла его руку своей и забрала немного его силы в себя, позволяя себе вернуться в тот день, который изменил мою жизнь самым невероятным образом. Я никогда в жизни не ощущала себя так одиноко, и мне стало интересно, случалось ли что-то в жизни Ремингтона и Адриана, что изменило ее так же, как изменилась моя.

— Я была на седьмом месяце беременности, когда это случилось. Какое-то время я чувствовала себя нехорошо, и доктор прописал мне постельный режим на шестом месяце. Джеймс в то время постоянно был на работе. В общем, однажды я проголодалась и чувствовала какую-то тревогу, поэтому решила спуститься вниз и перекусить. На полпути к кухне, я почувствовала неожиданную боль в животе и прежде, чем успела что-то понять, упала с лестницы. Когда очнулась, я была в больнице, и уже не была беременна, — я с трудом сглотнула, пытаясь избавиться от комка в горле, и вздрогнула, когда вспомнила, как пришла в себя в больнице и как моя ладонь двинулась туда, где должен был быть мой живот, а наткнулась на пустоту.

Печаль угрожала поглотить меня, поэтому я часто и глубоко задышала. Я сильная. Я научилась справляться с этим за прошедшие годы. Я могу сделать это.

Ремингтон крепче обнял меня, притягивая ближе, и переплел свои ноги с моими.

— А где был он? — спросил он так, словно ему с трудом удалось выдавить из себя эти звуки. — Твой… этот Джеймс?

— На работе. Он стремился стать партнером в юридической фирме, в которой работал.

Ряд проклятий сорвался с губ Ремингтона.

— Он оставил тебя одну и подолгу работал, когда тебе было плохо? Что за ублюдок мог поступить так?

Ублюдок, который изменял мне с моей лучшей подругой практически с первого дня нашей свадьбы, вот какой ублюдок. Я уставилась на стену напротив меня, стараясь не расплакаться. Я делала это каждый раз, когда рассказывала, что случилось. Но сейчас…

— Мне жаль, — пробормотал Ремингтон, поворачивая меня и глядя мне в лицо. — Мне очень жаль, Селена, — он провел пальцами по моим щекам, и я поняла, что плачу. Я пролила достаточно слез за прошлые три года, которые, как мне казалось, не оставили ничего во мне. Он прижал меня к своей груди, и я уткнулась головой ему в подбородок, наслаждаясь его силой и теплом.

— Спорим, ты и не думал, что сегодняшняя ночь станет ночью признаний?

Рукой он выводил круги на моей спине.

 — Мне было интересно узнать про шрам, но я знал, что ты расскажешь мне, когда будешь готова.

Мы остались в этой же позе. Две души, запертые в пузыре близости. Словно демоны, владеющие нами, узнали друг друга и вместо того, чтобы разжечь пожар, они погасили его, утихомирили и успокоили. Впервые за долгое время я почувствовала, как покой овладевает мной. Я действительно могла бы привыкнуть к этому.

 

Глава 4

 

Ремингтон

 

Я встал с кровати и сразу же почувствовал, как мне не хватает тепла тела Селены. Боже, она настоящая красавица как снаружи, так и внутри. Но я не мог оставаться в постели дольше. Вчера вечером я пообещал Адриану, что отвезу его сегодня в детский сад. Я пошел в душ и спустя двадцать минут вышел из ванной, и все мои мысли были заняты женщиной, спавшей в постели.

Я подобрал свою одежду с пола, затем повернулся к Селене и одевался, пожирая ее глазами. Не думал, что мне будет приятно наблюдать, как кто-то спит, если это не Адриан. Но вот она передо мной: лежит на животе, скрестив руки над головой, на ее губах блуждает умиротворенная улыбка, а белые простыни прикрывают ее прелестную попку. Мой взгляд прошелся по ее стройным бедрам, спустился ниже, туда, где ее ноги скрещены в лодыжках, и мой член напрягся от желания снова глубоко погрузиться в нее.

— Эй, — голос Селены был одновременно и хрипловатым и сексуальным. Как будет ощущаться этот ротик вокруг моего члена, отсасывая мне?

Я постарался перевести взгляд с тела на ее лицо. Она сексуально улыбалась, а ее карие глаза были потемневшими после сна.

Боже, эта женщина сведет меня в могилу. Или пробудит. Я дождаться не мог, чтобы нарисовать ее вот такой, как только первый портрет будет закончен.

Я сократил расстояние между нами, забрался на кровать и поцеловал ее. Из ее горла вырвался низкий стон, она перевернулась на спину, ее руки скользнули вокруг моей шеи, притягивая к себе. Я мог бы целовать ее рот весь день и не желал бы уходить.

К тому моменту, когда я оторвался от ее губ, я едва дышал, а мой член крепко прижимался  к молнии джинсов.

— Ты сводишь меня с ума. Мне нужно уйти, прежде чем я сорву с себя одежду и буду трахать тебя до потери сознания, Селена.

— Как будто я имею что-то против, — сказала она, лениво поигрывая пальцами с волосками на моем затылке. Мне очень нравится, когда она так делает. Чудесно, что Селена знает, как и где прикоснуться ко мне. — Возвращайся в постель и давай займемся чем-то неприличным.

— Ты знаешь, что я не могу сопротивляться, когда ты соблазняешь меня такими словами, — я поцеловал ее изящную шею, и она склонила голову набок, предоставляя лучший доступ. — Я обещал Адриану отвезти его в садик сегодня. Уверен, что Адель уже готова и ждет, — пробормотал я рядом с ее кожей. Будет ли перебором, если я вытащу ее из этой комнаты и возьму с собой, чтобы она всегда была рядом? Она, наверное, посчитает меня сексуально озабоченным неандертальцем.

Она слегка наморщила лоб, но морщинки быстро разгладились, когда она увидела, что я смотрю на нее. Она кашлянула, избегая моего взгляда.

— Что такое, Селена?

— Эм… Ничего такого, — она попыталась вывернуться из моих объятий. Я притянул ее обратно, зажимая ее ноги своими, и просто смотрел на нее, надеясь подчинить ее взглядом.

— Ты не мог бы перестать смотреть на меня вот так? Это нервирует.

Я рассмеялся.

— Как так?

— Будто ждешь, что я поведаю тебе все свои грязные мысли, — пробормотала она.

Должен признать, что иногда я задаюсь вопросом, куда она уходит, когда на ее лице появляется этот отстраненный взгляд.

Я вздохнул.

 — Как я смогу исполнить их, если не буду знать, а?

Она рассмеялась. Ее смех все еще один из самых сладких звуков, которые я когда-либо слышал.

Она прочистила горло, выражение ее лица стало серьезным.

— Как думаешь, Адель испытывает какие-нибудь чувства к тебе? Я имею в виду что-нибудь помимо «ты мой работодатель»?

Это заявление ошеломило меня. Я отстранился и посмотрел на Селену.

 — Что?

Она прикусила нижнюю губу.

— Есть что-то в том, как она смотрит на тебя. Возможно, я ошибаюсь.

Серьезно? И почему я ничего не замечал?

— Адель с нами уже четыре года. Ни разу она не выказала ничего, кроме нежности к Адриану и ко мне. Особенно к Адриану.

— Она замужем? У нее есть парень?

— Нет, насколько я знаю. Если подумать, единственное, что я знаю о ней, это что ей двадцать три, и она отлично говорит по-английски без намека на французский акцент, хотя у нее французское имя, — я нахмурился, мне не понравилось то, что я только что сказал.

Адель, казалось, не представляла угрозы для нас, а ее документы при приеме на работу показались мне легальными. Я никогда не задумывался об этом, а она никогда не демонстрировала неуравновешенность в своем поведении. Если бы кто-нибудь попросил меня описать ее, я бы сказал, что она неизменное спокойствие.

Еще одна мысль поразила меня. Могла ли дружелюбность Адель быть уловкой? Могла она быть тем человеком, который присылает письма и цветы?

Дерьмо! Неужели я был ослеплен красивым добрым лицом?  Мысленно я сделал пометку попросить Жиля тщательно проверить ее прошлое.

— Ревнуешь? — игриво спросил я Селену, пытаясь скрыть волнение из-за того, что она указала на Адель.

— Да. Немного.

Меня удивила ее честность. Большинство женщин, с которыми я знаком, ни за что не признались бы в подобном чувстве.

— Не ревнуй. Мои глаза и любая другая часть меня нацелены на тебя и только на тебя, — я поцеловал ее в шею, вдыхая ее аромат, и почувствовал удовлетворение. — Какие планы на сегодня? — спросил я, когда мои руки нашли путь к ее груди. Она застонала, и ее тело выгнулось, прижимая ее голую грудь к моей.

— У меня фотосессия в Curves. Нижнее белье.

Зрение затуманилось, когда образ Селены в нижнем белье возник перед глазами.

— Могу я посмотреть?

— Да, — она приподняла бедра и потерлась киской об мой член. — У тебя будет возможность раздеть меня, если ты будешь хорошим мальчиком.

Я рассмеялся, наслаждаясь ее флиртом.

— Что я должен сделать?

— Принеси мне сладкую вату, и я стану твоей рабыней на всю ночь, — она положила свою руку мне на промежность, погладила и облизнула губы.

Блядь.

Мне нужно быть внутри нее. Немедленно.

Я отстранился и расстегнул ремень, мои руки тряслись в предвкушении. Боже, помоги мне! Я чувствую себя как юнец, который вот-вот лишится девственности. Что же в ней такого, что я хочу ее с такой страстью, которой никогда раньше не испытывал? Что всегда готов сделать ей приятное? Для меня это неизведанная территория, особенно учитывая, что в прошлом именно женщины горели желанием угодить мне.

Прежде чем я опустил свое тело на нее, она схватилась за петли на джинсах и притянула меня к себе с уверенностью, которая поразила меня в самое сердце. Ее пальчики расстегнули молнию, и вскоре мой член оказался в ее руке. Второй рукой она скользнула вниз, чтобы обхватить мои яйца.

— Селена, — застонал я, погружая пальцы в дикую гриву ее волос и толкаясь бедрами вперед. С мягкой улыбкой на лице она смотрела на меня из-под ресниц, приближаясь губами к моему члену. Я, словно загипнотизированный, смотрел на нее, ожидая, а мои яйца напряглись и болели. Затем она, поколебавшись, обхватила ртом мою длину. Она сглотнула и нервно улыбнулась. Я провел пальцем по ее губам.

— Ты не обязана это делать.

Она прочистила горло, ее улыбка стала робкой.

 — Мм… я никогда раньше не делала этого.

Я ослабил хватку в ее волосах.

— Никогда? Даже с… ним? — одно его имя, произнесенное вслух, и я уже готов лететь в Нью-Йорк и врезать ему. Сильно.

Она покачала головой.

Она хочет, чтобы я был у нее первым? Я подавил желание стукнуть себя в грудь и лишь довольно заворчал, что все равно было замашками пещерного человека. Довольно легко вернуться к привычкам наших предков, когда она заставляет меня чувствовать себя, словно я единственный мужчина для нее.

Я положил свои руки поверх ее, убрал их с себя и лег на спину.

— Иди сюда.

Уверенное выражение снова появилось на ее лице, она придвинулась ближе и перекинула одну ногу через мои бедра, понимая  мои намерения, когда я схватил ее за бедра. Я подтянул ее выше к своему рту.

— Нет. Я хочу тебя внутри, Ремингтон.

Мне не нужно было повторное приглашение. Я перевернул ее снова, неохотно покинул кровать и схватил джинсы, валяющиеся на полу. Вытащил последний презерватив из кошелька, натянул его на член, вернулся к Селене и погрузился в нее.

— Блядь, ты ощущаешься божественно. Обхвати меня ногами. Да, вот так. Мне нравится, когда ты так делаешь, — она уперлась пятками в мой зад, и член вошел еще глубже. — Мне не хватало этого ощущения, как твоя киска жадно сжимает мой член. Боже, ты сводишь меня с ума, женщина, — я медленно входил и выходил из нее, желая, чтобы это продлилось как можно дольше. С ее губ сорвался стон, и мое желание стало еще сильнее.

 — Ты думала обо мне, трахающем тебя вот так, Селена? Скучала по тому, как мой член наполняет тебя? — она быстро кивнула, зажав зубами нижнюю губу. — Очень хорошо. Я буду трахать тебя так жестко, что ты не уйдешь от меня в следующий раз.

— В конечном счете мне все равно придется уйти, Ремингтон.

Я постарался подавить раздражение, которое вызвали ее слова, и бросил на нее грозный взгляд, чтобы она замолчала. Она посмотрела на меня в ответ, ее лицо светилось вызовом и возбуждением. Мне нравилось это.

— Теперь ты только возбуждаешь меня этим свирепым взглядом. Ты злился, когда я ушла? — спросила она, проскользнув руками между нашими телами, чтобы обхватить мои яйца. Я раздвинул ноги шире, предоставляя ей лучший доступ. Она легонько потянула за яйца, пока держала меня в плену этими свои зачаровывающими глазами.

— Я был очень зол. Сейчас я просто хочу показать тебе, что ты теряешь, и убедиться, что я, черт возьми, единственный о ком ты будешь думать, после того, как я закончу заявлять свои права на то, что принадлежит мне.

Ее рука двинулась дальше и кончиком пальца она нежно прошлась по моему анусу и яйцам, и мой член напрягся еще сильнее.

— Боже! Сделай так еще раз, — прорычал я.

В этот раз ее прикосновения  были смелее. Она провела пальцем между нашими телами, смазала его и скользнула обратно, лаская меня, а затем нежно протолкнула пальчик внутрь.

Я тяжело дышал, мое тело было как чертова бомба, готовая в любую секунду взорваться. Я забыл, что был зол, забыл, где я. Уверен, что не смог бы вспомнить, как меня зовут, и если бы я стоял, то уже лежал бы на полу кровавым месивом. Никто никогда не прикасался ко мне так раньше.

— Так ты прощаешь меня? — спросила она.

Я постарался сконцентрироваться на этой женщине, которая уничтожала все оставшееся у меня самообладание.

— Ты уничтожила меня, Селена, — задыхаясь, произнес я. — Я уже не могу стать тем, кем был, потому что ты сделала… это… со… мной.

Не в силах контролировать себя, я схватил ее за руки, и, удерживая одной рукой за запястья, начал быстро и сильно вдалбливался в нее. Расцепив ее ноги, обхватывающие мои бедра, я согнул их и прижал к ее груди, затем забросил себе на плечи и наклонился поцеловать Селену, продолжая входить и выходить из нее.

— Это, ох, Господи, Боже, Ремингтон, ты так хорошо ощущаешься во мне. Такой огромный. Сильнее, пожалуйста. Жестче, — выдохнула она.

Боже, она такая же ненасытная, как и я.

— Руки к изголовью, — она сделала, как я велел. Я изменил свое положение между ее бедер. — Я собираюсь трахнуть тебя жестко, Селена. Ты будешь вспоминать об этом в течение всего дня.

Не дав ей возможности ответить, я снова начал вдалбливался в нее жестко и быстро, ее спина выгибалась над кроватью, встречая мои толчки. Ее стоны стали громче, а затем она выкрикнула мое имя, всхлипывая и дрожа подо мной. Эти эротичные звуки стали моей погибелью. Я вонзился в нее еще два раза, и дрожь прошла сквозь меня, угрожая разорвать на части. Именно тогда, мне захотелось забраться ей под кожу, чтобы она была рядом всегда. Мое тело обмякло, но я постарался убрать с нее половину своего веса и, тяжело дыша, зарылся лицом в ямку у основания ее шеи — мое любимое место. Она обхватила меня руками и ногами и вздохнула, ее мягкие изгибы прижались к моему твердому телу.

— Это ощущалось… это было даже лучше, чем наш секс раньше, — сказала она, пытаясь отдышаться.

— Так и было. Что же мне с тобой делать, Селена? — пробормотал я, повторяя те же самые слова, которые она сказала мне некоторое время назад. Я вышел из нее, взял член в руку, чтобы снять презерватив, и замер.

Дерьмо! Чертова резинка порвалась.

— Что случилось? — спросила она, глядя на меня, а затем вниз на мою промежность. Ее глаза округлились. — Неудивительно, что в этот раз ощущения были другими. Гораздо лучше, — быстро добавила она последнее предложение.

Я кивнул, мысленно матерясь, отправился в ванную, чтобы выбросить презерватив, и вернулся в комнату. Я был так увлечен своей потребностью в ней, что не мог остановиться и подумать. Все что я знаю, это то, что погрузится в нее своим членом почти как исцеление для меня. Но что если она забеременеет? Она принимает противозачаточные?

Она, казалось, прочитала мои мысли.

— Я чиста и принимаю таблетки, потому что они помогают мне во время месячных и… — она замолчала и, смутившись, закрыла лицо руками. Эта женщина сплошное противоречие. В какой-то момент она смелая, забавная и робкая, а в следующую секунду милая. Я убрал ее руки от лица и погладил ее покрасневшие щеки костяшками пальцев. Наклонился и поцеловал ее в лоб, оценив ее самоотверженность в данной ситуации.

— Я тоже чист. Я не спал с женщинами очень долгое время, — от моего признания ее глаза округлились. — У меня не было времени. В перерывах между заботой о требовательном пятилетнем мальчике, рисованием, помощью матери с винным заводом и управлением отелем мне было не до отношений.

— А что касательно твоих потребностей, ну ты знаешь… э… — она покраснела еще сильнее, и ее взгляд переместился на мою промежность.

Я рассмеялся. Она была невинна во многих вопросах.

 — У меня есть другие средства. У меня очень талантливые руки, ma belle, — я подмигнул ей и она рассмеялась. Я притянул ее в свои объятия, глазами исследуя татуированную кожу на животе и проводя пальцами по шраму. Она задрожала, прижимаясь ближе ко мне, и вздохнула.

Мир прекрасен.

Я не позволю этой женщине ускользнуть от меня. Видимо, никогда.

 

Перевод не преследует коммерческих целей и является рекламой бумажных и электронных изданий.

Любое коммерческое использование данного перевода запрещено. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Категория: Народный перевод | Добавил: skov (30.03.2016) | Автор: перевод: Александрина Царёва
Просмотров: 438 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 141 2 »
0
14   [Материал]
  Спасибо!

1
13   [Материал]
  Спасибо. Вот это глава! Я вот только думаю, а как же Ремингтон сможет расстаться с Селеной после трех месяцев. Мне кажется это совсем нереальным, т.к. судя по всему, это не просто горячий секс, а что то большее. Думаю, что где то, в глубине души, каждый из них чувствует это нечто большее, зовущееся любовью, но признаться в этом самому себе очень и очень трудно.
А Селена, такая наблюдательная ,вычислила Адель буквально с одного раза. 
Спасибо еще раз.

1
12   [Материал]
  
Цитата
Я просто мужчина, который стоит перед тобой на коленях и умоляет дать ему шанс провести время с тобой.
Бывают же еще мужчины, которые не считают ниже своего достоинства преклонить перед женщиной колено... Решили отдаться чувству...наперекор всем преследованиям...
Цитата
—  Я так скучал по тебе, Селена, — пробормотал он рядом с моей кожей, покрывая поцелуями шею. — Ты представить себе не можешь, я чуть не сошел
с ума, когда не мог касаться тебя, целовать. Еще один день без тебя и я
бы, наверное, умер.
У Ремингтона просто непреодолимое влечение к Селене.., и как он будет с ним бороться по истечении трех месяцев? Секс у них - невероятный! Просто две половинки одного целого - абсолютно одинаковые желания и одинаковые воплощения.
Не думаю. что Адель имеет отношение к шантажу, слишком просто. Большое спасибо за классный перевод и редактуру новой замечательной главы.

0
11   [Материал]
  Спасибо большое за перевод!  good lovi06032

0
10   [Материал]
  Уф!За всеми лимончиками,увешивающими главу,интересный сюжет теряется!Р-р!
Так значит зоркий глаз Селены распознал в Адель чувства к работодателю.И у нее есть мотив оваживать женщин от Ремингтона.Посмотрим,она преследователь или нет!
Спасибо!

0
9   [Материал]
  Он не сможет ее отпустить, даже мысль об этом раздражает его. Спасибо!

1
8   [Материал]
  Уже есть первый претендент на анонимные письма.
Спасибо за главу. good

1
7   [Материал]
  Спасибо за продолжение cvetok01

1
4   [Материал]
  Спасибо!

0
6   [Материал]
  Пожалуйста lovi06032

1
3   [Материал]
  И меня терзают смутные сомнения насчет Адель...

0
5   [Материал]
  Она действительно в курсе всей, без исключения, жизни Ремингтона. Это заставляет задуматься.

1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]