Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Немного сумасшедшая. Главы 9-10

找到

 

Глаза Дрю открылись в темноте. Вспышки несвязных снов затуманили ему зрение. Что-то теплое прижалось к нему, и он прижал это что-то ближе. Его руки утонули в шелке, который пах домом, пах Норой.

 

Вздыхая, он ощутил, как внутри разрасталась пустота, превращаясь в боль. Это был только сон.

 

— Нора, — прошептал он ее имя сухими губами, моргая в темноте, как вдруг что-то зашевелилось рядом с ним.

 

Темные волосы приютились у его шеи. Он резко поднял голову, чтобы присмотреться получше, поморщившись от головокружения и усталости, внезапно охвативших его.

 

Сильно зажмурившись, Дрю потряс головой и снова открыл глаза.

 

И только тогда он вспомнил, как очнулся от удивленного крика из душевой, как знакомый звук заставил его встать и пойти туда, словно его тянуло цепью, сковывавшей грудь. Он вспомнил ее тело, то, как солнечные лучи танцевали на ее влажной обнаженной коже, как он был уверен, что она не могла явиться ему наяву.

 

Его взгляд переместился на ее лицо, которое он видел так много раз, когда смотрел на рисунок Лин. Оно было гораздо красивее, чем он помнил. Дрожащими руками он убрал спутанную прядь с ее лба.

 

Нора пошевелилась во сне и так знакомо прижалась щекой к его груди. Ее обнаженная нога проскользнула по его и поднялась выше, устроившись у него на бедре.

 

Дрю ощутил мягкость ее кожи.

 

Даже несмотря на слабость, его тело взволновалось.

 

Руки Дрю затряслись, когда он поднял одну из них, чтобы прогуляться ею в воздухе над ее телом, через плечи, вниз по ребрам. Ее пальцы дернулись, когда он поднес их к губам, целуя ее руку. Его взгляд упал на темные чернила, и он повернул руку Норы, чтобы разглядеть. Вдоль ее запястья китайскими иероглифами были выведены слова, так похожие на его собственные.

 

Мне суждено любить его.

 

Дрю провел большим пальцем по свежетатуированной коже. Значение этих слов огорошило его словно мощный удар в грудь. Нора оставила знак на своей коже: она хотела сохранить для себя его.

 

Дрю устал и ослаб, и его конечности дрожали, в то время как он нависал над Норой. Он снова поцеловал ее запястье с закрытыми глазами, прижимаясь губами к выведенным словам. Дрю поцеловал ее теплые щеки, нос, и, наконец, губы.

 

Нора заерзала под ним, ее ресницы защекотали его щеки. Вздохнув у его губ, она оттолкнула его на спину.

 

— Ты должен отдыхать, — сказала она ему в губы, не слишком убедительно.

 

Его руки проскользнули под ее, к плечам, и придвинули к себе ближе.

 

— Ты болен, - прибавила она, шепча слова у его подбородка.

 

— Мне лучше.

 

— Дрю.

 

— Нора, — его руки прошлись к ее бедрам, затем ниже, обхватив ладонями ее обнаженные округлости. – Пожалуйста. Мне это необходимо.

 

Она закусила нижнюю губу, раздумывая.

 

— Я в порядке, — сказал он ласково, видя сомнение в выражении ее лица. Он потянулся, чтобы убрать прядь с ее плеча.

 

Она пробежала глазами по его лицу и затем прижалась губами к его губам. Он простонал от того, какой она была на ощупь, как ее аромат наполнил комнату. Она открыла рот, и он ощутил напряжение между их телами. Нора идеально подходила ему: ее нежность в противоположность его твердости, ее округлости против его угловатых мышц.

 

Дрю обезумел от желания, когда она оседлала его, расположив ноги по обе стороны его бедер. Ее ладони проскользнули вниз по его груди, чтобы опереться о него, пальцы ласкали кожу, большие пальцы очерчивали пирсинг.

 

— Это так приятно, - прошептал он, наблюдая, как ее руки заново знакомились с его телом.

 

Прикосновения Норы были такими знакомыми, и жажда настолько овладела Дрю, что он практически трясся от желания ощутить ее. Он не отрывал от нее взгляда, когда она расположилась на нем, лукаво улыбнулась и медленно…

 

…медленно

 

…медленно

 

…приняла его в себя.

 

Дрю наблюдал за ее движениями, не в силах оторвать взгляд. Он пожирал Нору  глазами, желая впитать каждый ее хриплый тихий стон удовольствия. Она была такой энергичной и полной жизни, такой идеальной во всем, и так резко контрастировала с той бесконечной усталостью, которую он чувствовал. Его руки тяжело лежали на боках, и сил у него хватало только на наслаждение движениями ее бедер и на легкие прикосновения к ее животу и груди.

 

Он ощущал каждый вдох, каждое касание ее рук, напряжение ее бедер и шероховатость ее кожи под его дрожащими пальцами. Он смотрел туда, где соединялись их тела, смотрел, как двигалась ее грудь над ним. Он смотрел, как ее волосы падали на грудь, когда она наклонилась, чтобы поцеловать его, и как они исчезали из вида. Он наслаждался ее стонами, тем, как она на секунду закрывала глаза и потом снова смотрела на него. Он наблюдал, как при лунном свете сверкал металл вокруг ее соска, как она напряглась и пошептала его имя, приблизив их обоих к экстазу. Хрипло простонав, он вздрогнул, кончив в нее.

 

— Я люблю тебя, — выдохнул Дрю, когда она рухнула на его грудь.

 

— У тебя так колотится сердце, — засмеялась она, а он улыбнулся тому, как этот звук вибрировал вокруг него.

 

Дрю протянул руки к ее волосам и закрыл глаза, обнимая ее и чувствуя себя полноценным впервые с тех пор, как они расстались.

 

Нора подвинулась, а он поднял голову и увидел, что она оперлась о его грудь и молча смотрела на него. Он провел пальцами по ее подбородку, вниз по шее и по рукам. Он не отрывал от нее взгляд, очерчивая большим пальцем ее татуировку.

 

Она улыбнулась, когда он поднес ее руку к своим губам и нежно поцеловал ее.

 

— Расскажи мне об этом, — попросил Дрю, гадая, какая история стояла за татуировкой, и жалела ли она об этой отметке.

 

Нора опустила взгляд, будто внезапно засмущавшись, и он взял ее за подбородок.

 

— Она каким-то образом приблизила тебя ко мне, словно связующее звено между нами. Осязаемый кусочек того, что важно.

 

— Она удивительная, — сказал он просто.

 

Она широко улыбнулась. Ему было любопытно, волновала ли ее его реакция.

 

— Да.

 

找到

27 августа

 

За утро силы медленно вернулись к Дрю, и он настоял на обходе жителей деревни. Нора обнимала его в постели своими маленькими ручками и уговаривала его спокойно лежать.

 

— Это будет недолго. Мне просто нужно их проведать.

 

Вероятно, она увидела что-то в его глазах, какую-то решительность или глубоко укоренившуюся ответственность, потому что она один раз кивнула и, поцеловав, отпустила.

 

— Возвращайся ко мне, — сказала Нора.

 

Услышав это от нее в его маленькой кровати в крошечном китайском доме, он улыбнулся и кивнул.

 

— На самом деле я даже сейчас не хочу от тебя уходить.

 

Когда Дрю вернулся, они снова занялись любовью, тихо и не спеша. Он свернулся сзади нее, двигаясь вперед и назад, а Нора завела руку за спину, зарываясь в его волосы. Он прижался губами к ее шее, сося, наслаждаясь ее голодными, хриплыми тихими стонами.

 

Послеобеденное солнце осветило темное пространство, когда они поднялись из постели и занялись несложными будничными делами, с легкостью перемещаясь вокруг друг друга. Дрю сидел за столом, распределяя дозы, а Нора возилась в крошечной кухне, нарезая овощи из переносного холодильника с безопасной едой.

 

Где-то на протяжении получаса они молча работали, просто слушая, как другой работает.  Дрю поглядывал на Нору в промежутках между подготовкой склянок, наслаждаясь знакомым уютом, который они воссоздали так быстро после новой встречи. Но тишина начала становиться гнетущей. Нора редко выдерживала молчание так долго. Он взглянул на нее, как только она сделала вдох, чтобы заговорить.

 

— Я испытала облегчение.

 

Она продолжила свое занятие, но ее движения замедлились.

 

Дрю снова посмотрел на склянку в руке, чтобы убедиться, правильно ли он ее подписал, а затем положил ее на стол и снова взглянул на нее.

 

— Облегчение? Что ты имеешь в виду, милая?

 

Она слегка покачала головой, и между ними возникла завеса из ее волос.

 

Дрю не нравилось, когда он не видел лица Норы, когда она обдумывала ответ. Ее голос немного дрожал.

 

— Убери волосы, Нора, — сказал он тихо. — Я хочу тебя видеть.

 

Она подняла руку и убрала прядь за ухо. Бросив на него короткий взгляд, Нора улыбнулась морковке, которую нарезала.

 

— Облегчение из-за того, что ты был рад видеть меня.

 

Дрю уставился на нее, не совсем понимая, как реагировать. Он знал, что существовало целое море книг и ток-шоу, которые усложнили бы эту ситуацию в разы, но именно здесь его реальность расходилась с общепринятой мудростью, потому что он никогда не понимал ценности пустых слов. Он любил ее. Она любила его. Она приехала к нему, и он был этому рад.

 

Но в тот момент он осознал, что ей нужно было услышать больше от него. Ей нужны были значимые и откровенные слова.

 

— Я полностью восстановил свои силы.

 

Затем он произнес другие единственно значимые слова:

 

— Я люблю тебя. На самом деле люблю.

 

— Я знаю, — ее румянец был теплым и прекрасным.

 

— Нора, увидеть тебя было единственным, что заставляло меня держаться. Без тебя я разваливался на части.

 

Нора кивнула, положила морковь в миску и подошла к столу. Когда она села напротив него, все звуки в его ушах замолкли, и остались лишь они: Дрю и Нора за одним столом.  Он гадал, почувствовала ли она это.

 

— Я тоже люблю тебя, — сказала она.

 

Дрю с трудом сглотнул и посмотрел на губы Норы, когда она улыбнулась. Слова сами по себе были так новы для него, и, хотя они не прозвучали странно или наигранно, Дрю осознал, что они с Норой впервые сказали это, не прикасаясь друг к другу.

 

Она подтолкнула к нему миску с морковью под уксусом, маслом и соевым соусом. Морковь была покрыта семенами кунжута, и даже в своей простоте была красивой и яркой. Он протянулась за одной, и повертела ее в пальцах, изучая.

 

— Приезд сюда был чем-то вроде большого прыжка веры. 

 

Она смотрела, как капля соуса скатилась по ее пальцу, а затем по руке, и облизнула ее, подняв на него взгляд.

 

— Я понимаю, о чем ты, — медленно произнес он, стараясь не смотреть на то, как язык Норы скользит по ее коже. – Надеюсь, ты понимаешь, что я не хотел оставлять не прояснённые вопросы. Надеюсь, что ты никогда не сомневалась в моих чувствах к тебе.

 

— И, тем не менее, ты оставил такие вопросы.

 

Нора покачала головой собственным словам, очевидно, не желая показаться грубой.

 

— В смысле, я рада, что в ту ночь ты был искренен, а не просто ловил момент.

 

Дрю уставился на свои руки, но затем звук царапания дна миски о стол оторвал его от мыслей, и миска придвинулась к его пальцам.

 

— Ешь, — сказала Нора.

 

Он взял морковку и отправил ее в рот, жуя и обдумывая, как выразить свои мысли словами.

 

— Никогда, даже мысленно я не говорил ‘я люблю тебя’ ни одной женщине до тебя, и уж тем более не произносил их вслух. Хотя, думаю, тебе неоткуда это знать.

 

— Ну да, — ответила Нора, наблюдая за тем, как он ел. — Я совсем не знаю тебя с этой стороны.

 

— Я влюблен в тебя, Нора. И я не знаю, как устроить свою жизнь иначе. Я привык к поездкам, когда это необходимо. Привык быть временным. Но теперь все по-другому.

 

— Как по-другому?

 

— Я не смог найти себе места здесь, — сказал он, и она поморщила брови, не понимая его. Он слегка покачал головой, надеясь, что значение его слов всплывет на поверхность, если он просто продолжит говорить. — Обычно я быстро обосновываюсь в любом месте, как долго я бы там ни находился, — Дрю потер подбородок и взял еще одну морковку. – Но в этот раз было странно и неуютно, что рядом нет тебя.

 

Нора улыбнулась и закусила губу. Дрю потянулся через стол и дотронулся до ее губ. Он так скучал по этой ее привычке, что ему хотелось ощутить ее губы под пальцами. Ему пришло в голову, что он и понятия не имел, как она добиралась, а просто признал ее присутствие. Он увидел неотчетливые морщинки усталости вокруг ее глаз.

 

— Расскажешь мне, что ты делала, пока меня не было? Почему решила приехать ко мне? — спросил он, проводя пальцем по ее губе. Он не видел ее целый месяц. Ему было интересно, сомневалась ли она, нужно ли ей было набираться смелости.

 

— Я хотела приехать сразу, — призналась она, глядя на свои руки.

 

— Мне бы это понравилось, — он мог прикасаться к ее лицу часами. — Жаль, что я сам не попросил тебя поехать со мной. Я не подумал, что тебе бы захотелось этого.

 

— Но у меня не было паспорта, — сказала она, застенчиво засмеявшись.

 

— О, я и не подумал об этом, — Дрю снял очки и потер глаза, осознавая, через что она прошла, чтобы прилететь сюда.

 

— Так что это заняло несколько недель. И за это время я должна была найти тебя, потому что все, что я знала, — это то, что ты улетел в Китай.

 

Дрю усмехнулся.

 

— Китай – страна немаленькая.

 

— Немаленькая, - сказала она, широко улыбаясь. — Поэтому я… э-э…

 

Он посмеялся над виноватым выражением лица Норы, взял ее руку и поцеловал.

 

— Выкладывай. Расскажи мне, как ты стала сыщиком.

 

— Я позвонила твоим родителям.

 

Дрю ошеломленно вытаращил глаза.

 

— Как ты их нашла?

 

— Однажды ты сказал, как зовут твоего отца. Я задействовала некоторые связи в «Ньюсвике». Они нашли номер его офиса в Штатах, и я оставила ему сообщение о том, что знаю его сына и хочу его найти. Он перезвонил мне.

 

Ее решительность сбила его с толку и повергла в шок. Она была такой упорной, в то время как он был в метаниях.

 

— Ты говорила с моим отцом?

 

— Да, — при этом Нора гордо улыбнулась, а ему оставалось только представить, как она понравилась бы его родителям.

 

— И что ты ему сказала? — ему нужно было это знать. Отец Дрю знал, как мало было надежды у его сына найти кого-то, с кем он мог бы остаться жить в одном месте. Как бы ему хотелось увидеть его лицо, когда он услышал это от Норы.

 

— Рассказала, как мы встретились. И как влюбились, — сказав это, она переплела пальцы, и Дрю осознал, что последний месяц был для нее таким же тяжелым. — Я рассказала ему, что тебе нужно было внезапно уехать, и я не могла позволить себе прожить полгода, не видя тебя.

 

У Дрю все сжалось в груди. Он не мог даже вообразить, как это подействовало на его отца, какое облегчение ему принесла новость о том, что Дрю учился любить.

 

— И он позвонил в «Global Health Relief» (п.п.: медицинская организация, где работает Дрю)?

 

Она кивнула.

 

— В тот же день.

 

Дрю снова потянулся к лицу Норы, притягивая ее ближе к себе через стол. Им обоим нужно было вынести определенные трудности, но это не имело значения. Ему было необходимо ощутить ее губы.

 

— Ты сделала так много, чтобы добраться сюда.

 

Она кивнула, в то время как он целовал ее, и улыбнулась, потому что он понял.

 

— Вот поэтому я испытала облегчение от того, что ты обрадовался мне, — пошептала она.

 

找到

 

Ночь была такой сырой, что казалось, что они спали не в кровати, а в бассейне, полном воды. Нора беспокойно металась во сне — даже при всей своей усталости она не могла успокоиться.

 

Дрю чувствовал себя более окрепшим и в лучшем сознании, спать он устал. Он хотел насладиться ее видом, ее запахом.

 

Ее вкусом.

 

Нора лежала рядом с ним обнаженная. На этом он сам настоял, когда они ложились спать. И она снова приняла его в себя и любила его с тихой настойчивостью. Он никогда не хотел, чтобы она спала с ним в одежде.  При свете сияющих звезд и полумесяца из улицы ее ноги казались молочно-белыми и гладкими.

 

Он развел ее ноги руками, спустившись вниз к ножкам кровати, чтобы взглянуть на нее. Он целовал ее пятки, лодыжки, икры. Целовал ее бедра, прикасался к чистой, непомеченной коже. Он хотел, чтобы на ней были только слова, посвященные ему.

 

Простыни под ними пахли ими обоими и любовью, которой они занимались перед тем, как лечь в постель, но, когда он прошелся языком по ней, у нее был точно такой вкус, каким он себе его представлял: нежный, влажный и какой-то… родной. Он совершенно потерял голову.

 

Она медленно проснулась, мурлыча и дотрагиваясь до его рук, покоящихся на ее бедрах.

 

— О, — ее ноги вздрогнули, когда его палец проскользнул внутрь нее, и она поняла, что он делал.

 

Дрю выдохнул ее имя и, наконец, нежно начал сосать ее губами. Ему это было так необходимо.

 

— Я не… — пробормотала она. — Никто никогда…

 

Его голова закружилась от того, что она говорила, и он сосредоточил свои усилия.

 

— Никогда?

 

— Это… — прошептала она. — А ты?..

 

— Ты сводишь меня с ума, — убедил он ее, целуя ее кожу с возрастающей страстью.  – Я так долго этого хотел.

 

— Правда? — выдохнула она. Он ощутил, как она выгнулась навстречу ему, поддаваясь ему.

 

— Правда.

 

 

找到

 

Ее оргазм был бурным и острым, и, когда он взглянул на нее под собой, поднявшись к ней, она дрожала от жажды большего.

 

— Мне так хорошо, — прошептал он, показывая, какие чувства она пробуждала в нем.

 

Дрю ожидал, что она потянет его к себе, что она хочет ощутить его внутри себя так же сильно, как он этого хотел, но она остановила его, положив руку на его бедро.

 

Она провела рукой по своему боку и легонько сжала свой сосок.

 

— Я хочу видеть тебя.

 

Ее взгляд переместился вниз по его груди к бедрам. Он сглотнул при виде темноты ее глаз.

 

— Тебе это нравится.

 

— Да, — ее глаза стали почти черными, когда она это произнесла.

 

— Почему? — спросил он, проводя пальцем по ее животу и обводя сосок, который она обделила вниманием.

 

— Мне нравится визуальная стимуляция.

 

Он улыбнулся ей.

 

— Я позволяю тебе смотреть на многое.

 

Она прорычала и провела ладонью по его руке.

 

— Мне нравится думать о том, что ты делал, когда… — она вспыхнула, и он выжидательно посмотрел на нее, — когда думал обо мне.

 

Он смотрел на нее долго, восхищаясь той женщиной, которая появлялась, когда они оставались ночью наедине друг с другом.

 

— Мне нравится эта твоя сторона.

 

— Ты позволишь мне посмотреть?

 

Она закусила губу и стала ее жевать, тихонько урча.

 

Дрю взял член одной рукой и отодвинул крайнюю плоть, другой рукой потянул за колечко на ее соске.

 

— Что ты хочешь увидеть?

 

Она сдержала стон.

 

— Как ты делал это без меня, — она откинула голову на подушку. — Пробовал этим заниматься?

 

— Да, несколько раз, — тихо признался он.

 

— А когда ты это делал, о чем думал?

 

— О твоем вкусе.

 

Он заметил ее румянец и понял, что этот новый опыт оттеснял и бросал вызов ее минутной дерзости. Она закрыла глаза и выдохнула:

 

— Ты много об этом думал?

 

Он подождал, пока она откроет глаза, и кивнул. Он начал двигать рукой, и она прикрыла глаза.

 

— Я не знал, что к тебе раньше так не прикасались.

 

— Да.

 

Она пристально смотрела на его руку, когда он работал ею вокруг члена.

 

— Мне это нравится.

 

Он заглянул ей в глаза и увидел в них облегчение.

 

— Вообще, это было частью моей фантазии, — признал он.

 

— Серьезно?

 

Дрю снова кивнул и ускорил движения.

 

— Ты сохранила это только для меня.

 

Как и эту сторону себя, подумал он. Как и свою невинную прямоту, готовность быть смелой и просить того, чего хочешь.

 

— Пирсинг…, — прошептала она.

 

— Тебе нравится? — он легонько щелкнул по нему указательным пальцем, и она ахнула.

 

— Мне нравится, как он выглядит, - она подняла на него взгляд и облизнула губы, — но еще больше нравятся ощущения от него.

 

— Да, — прошипел он. Дрю закрыл глаза и выгнул шею, изо всех сил пытаясь продлить время. – Куда ты хочешь, чтобы я кончил?

 

Его голос был сдавленным, и она задыхалась.

 

— На мое бедро.

 

— Почему?

 

Норе нравился его образ сейчас, а он понял, что ее указания шепотом нравились ему больше всего на свете.

 

Она затихла, и он встретился с ней глазами, силясь удержать его.

 

— Не знаю, — ответила она. — Просто я так хочу.

 

Дрю взглянул на ее тело и представил себе, как его сперма потечет по ее бедру и окажется между ног.

 

Ее пальцы, жадно сгребающие простыни в момент его оргазма, были самым эротичным зрелищем, что он когда-либо видел.

 

4 сентября

 

Дрю вернулся после утренних обходов, вымыл руки в водохранилище и пошел в поле за домом искать Нору.

 

Она лежала в траве, глядя на небо. Он остановился на мгновение, наблюдая, как она проникается окружающей природой, и, пытаясь увидеть здешний мир ее глазами.

 

Только после приезда Норы Дрю позволил себе заметить то, что его окружало. Река была загрязнена, но большая часть земли была парадоксальным образом зеленой и пышной. Живописный холм за домом, изобилующий желтыми и фиолетовыми полевыми цветами, отлого спускался к речному берегу. Длинный ряд домов примерно через каждые десять метров прерывался каменным душем, колодцем или небольшой скамейкой.

 

Деревья затеняли нижнюю часть тела Норы, покрывая ноги пятнышками тени от  листьев, волнообразно кружащихся на ветру. Дрю представил, как проводит ладонью вверх по ее голени, бедрам и ягодицам. Представил, как медленно склоняется над ней и ласкает губами сладчайшую кожу шейной впадины. 

 

Нора улыбнулась, когда он наклонился и загородил собой солнечный луч, падающий на ее лицо.

 

— Здесь так чудесно, — выдохнула она, убрав руку, которой прикрывала глаза. — Не могу свыкнуться с тем, насколько все по-другому.

 

Он лег рядом с ней, и она взяла его за руку. Дрю поднес ее пальцы к губам, вдыхая и целуя их.

 

— Я скучал по тебе, — прошептал он.

 

Она промурлыкала в ответ, и он угадал в ее голосе улыбку. Казалось, даже в тысячах миль от ее дома, огородика, знакомой жизни, Норе было здесь уютно.

 

— Что ты делал сегодня утром? — спросила она.

 

— Как обычно, — потягиваясь рядом с ней. — Навещал каждый дом. Раздавал лекарства — пока, в-основном, обезболивающие. После обеда вернусь и проверю, все ли питаются и пьют из холодильников с безопасной едой.

 

Она повернулась к нему, удивленно вздернув брови.

 

— А они все еще едят свое?

 

Дрю пожал плечами.

 

— В этой деревне жило много поколений. Тяжело объяснять им, что мыть или кипятить пищу недостаточно. Им трудно понять, что их земля отравлена, что весь их урожай токсичен. Для людей, которые кормились от своего хозяйства и решили остаться здесь, это очень болезненно. Если я не буду проверять, питаются ли они здоровой пищей, они вернутся к тому, что знают: будут выращивать то, что затем будут есть.

 

Нора снова подняла взгляд на небо, и Дрю понял, что она размышляла. Ее карие глаза потемнели, в то время как она думала, и она то сжимала, то разжимала его пальцы.

 

— Спроси меня, — прошептал он, — о чем угодно.

 

Она улыбнулась и перекатилась, чтобы поцеловать его.

 

— Я серьезно, - сказал он с улыбкой у ее губ.

 

— Я знаю, — прошептала она, целуя его в нос. — Так почему ты даешь только обезболивающие? Насколько я поняла, эти вещи — в смысле, твои командировки — больше связаны со вспышками эпидемий, как… — Она закрыла глаза, пытаясь что-то вспомнить, — Как в фильме «Эпидемия», — она вздрогнула, взглянув на него, и немного посмеявшись над своей наивностью.

 

Дрю чмокнул ее в румяную щечку и оперся головой о руку, чтобы наклониться к ней.

 

— Иногда я действительно сосредоточиваюсь на инфекционных заболеваниях, — согласился он. — Но останавливать эпидемии редко входит в наши задачи. Этим обычно занимаются высшие органы. «Хэлс релиф интернешнл» выполняет некоммерческую работу. Наша деятельность в основном информационно-просветительская. Ездить в места, где у людей нет средств. Обеспечивать уход за ними.

 

— Мне нравится, что ты об этом говоришь, — сказала она тихо. — Раньше мы никогда особо не говорили о работе.

 

Он кивнул и наклонился, чтобы поцеловать ее.

 

— Ладно, давай разберемся… Иногда мы помогаем местным жителям узнать, как обращаться с их водой и пищей, чтобы предотвратить инфекцию. Иногда едем в район бедствия и выполняем экстренную сортировку больных. Иногда мы боремся с паразитарными инфекциями.

 

— Ты часто приезжаешь сюда?

 

— Я никогда не был в Китае по работе. Сюда обычно не приглашают иностранных соцработников. Местные сотрудники «Хэлс релиф интернешнл» — граждане этой страны.

 

Дрю понял, что это лишь спровоцирует больше вопросов, и добавил:

 

— Обычно я летаю в Африку или на Гаити.

 

— А с Томми ты познакомился на этой работе?

 

Он покачал головой.

 

— Мы познакомились в мединституте. Некоторое время он работал в госпитале Массачусетса, но в итоге вернулся в Китай и благодаря моим связям начал там координировать действия «Хэлс релиф интернешнл». Несмотря на то, что я не часто работаю в Китае, в этот раз я приехал, потому что Томми нужна была помощь. Эта деревня находится недалеко от места, где он вырос, и ее бросили умирать. Он выдохся, взял на себя слишком много. Томми всегда знал, что я приехал бы по первому требованию.

 

Нора помолчала, размышляя.

 

— Как мы справимся?

 

Дрю прекрасно понял, что она имела в виду, и ответил незамедлительно, потому что провел столько времени за последние недели, обдумывая это.

 

— Я переоформил документы, чтобы предупредить их, что больше не поеду так надолго. С этого времени мы будем строить свою жизнь вместе, иногда будем вместе путешествовать, и я к этому приспособлюсь, никак иначе. — Он оглядел ее. — Я бы ни за что не выдержал полгода без тебя. Даже один месяц прошел тяжело. Думаю, в будущем мы с этим разберемся.

 

— Мне нравится эта идея, - прошептала она.

 

Он наклонился, чтобы поцеловать ее, и этот поцелуй затянулся, обжигая их. Дрю закрыл глаза, теряя разум от приоткрытых губ и мягкого языка Норы, на несколько секунд сбежав от действительности.

 

Она провела ладонью по его лицу и задержала ее на его щеке. Когда он открыл глаза, она внимательно смотрела на него.

 

— Иногда ты кажешься грустным. Тебе всегда бывает грустно на работе?

 

Он покачал головой.

 

— Нет. Никогда. В работе я оживаю.

 

— Тогда чем отличается это задание?

 

— Дело не только в том, что я далеко от тебя, хотя это тоже часть трудностей. Я не чувствую, что влияю на ситуацию, потому что ни один человек не поправится.  Я буду терять пациентов. Загрязнение охватывает все вокруг, и никто из больных с этим не справится. Многие отказываются от симптоматического лечения, и от этого я чувствую себя бесполезным.

 

— Так каждый болен… раком? -  спросила она неуверенно.

 

Дрю кивнул.

 

— В основном, лейкемией.

 

— Ты назначаешь им химиотерапию?

 

Он покачал головой.

 

По его лицу было понятно, что это означало. Это было обеспечение ухода, а не спасение жизней.

 

— Это так грустно.

 

Тяжело выдохнув, Дрю согласился:

 

— Я знаю.

 

Ее глаза были бездонны, а в уголках обозначились слезы.

 

— Почему ты занимаешься этим?

 

В выражении лица Норы он увидел боль и участие. Дрю попытался успокоить ее, сжав ее руку.

 

— Кто-то должен. Меня тревожит не смерть. Меня тревожат страдания.

 

Она сделала резкий вдох и взглянула на него с выражением, которое он не мог разгадать.

 

— Что? – спросил он.

 

— Ты такой сильный.

 

Дрю засмеялся: замечание Норы совершенно не соответствовало его представлению о самом себе на данный момент.

 

— Я себя чувствую не таким уж и сильным. Неожиданно для себя я чувствую себя эгоистичным.

 

— Почему?

 

Он поразмыслил, как ответить, наконец, выбрав простой ответ:

 

— Просто я хочу быть с тобой, но не хочу, чтобы ты находилась здесь. Поэтому, в некотором смысле, я тоже не хочу здесь находиться.

 

Нора сощурилась. Она была намерена напустить на себя обиженный вид, но выглядела, как котенок, охотящийся на летучую мышь.

 

— В каком это смысле ты не хочешь, чтобы я здесь находилась?

 

— Не хочу, чтобы ты была уязвима для всего этого.

 

Кивнув, Нора сказала:

 

— Это грустно, но есть и некоторое освобождение в столкновении с суровой реальностью. Видеть, как ты предпринимаешь что-то, чтобы помочь им, — это… облегчение. Я сумею с этим справиться. Я хочу быть с тобой, поддерживать тебя, как могу.

 

Дрю покачал головой.

 

— Я не это имел в виду. Да, участвовать в том, что здесь происходит, может быть полезно для тебя на уровне общей информированности, но подвергаться риску заразиться этой отравленной землей, водой – нет.

 

Он водил большим пальцем вперед и назад по нежной коже на сгибе ее локтя.

 

— О, — прошептала она и немного поникла. Все, связанное с ней, казалось таким утонченным, таким нежным. Он бессознательно поднял руку и провел ладонью вниз по ее груди и положил ее Норе на живот.

 

— Нора, проблема серьезнее, чем просто рак. Почти все женщины из этой деревни стали бесплодными. Ты слишком молода, слишком… — он покачал головой, не в силах продолжить. — Ты слишком важна. Я хочу быть с тобой. Очень сильно. Просто не хочу быть с тобой здесь.

 

找到

10 сентября

 

Утром в день вылета Норы они с Дрю в последний раз занялись любовью. Солнце взошло, когда он двигался на ней, ее бедра были плотно прижаты к его, ее ногти впивались ему в спину, призывая стать еще ближе. Глубже. Сильнее.

 

Он держал ее лицо в ладонях, осушая поцелуями ее слезы. Она так храбро пересекла мир, чтобы найти его, но сквозь тусклый свет, проникавший сквозь пыльное окно, Дрю ясно видел страх, что он к ней не вернется.

 

— Ш-ш-ш… — прошептал он у ее теплой щеки. Дрю поднялся на колени, и его тело полностью прильнуло к ее. Нора крепко зажмурила глаза, и Дрю прошептал ее имя, желая, чтобы она взглянула на него. Он хотел, чтобы она знала, что все будет хорошо, что он вернется домой.

 

— Нора, — повторил он. — Детка, посмотри на меня.

 

Она медленно открыла глаза, и на него вдруг обрушилась вся любовь, которую он чувствовал к ней. Она всхлипнула и кивнула с облегчающим пониманием. Он зарылся лицом в ее шею, простонав ее имя.

 

找到

 

Дрю держал Нору за руку весь долгий путь до города. Дороги были ухабистыми и замедляли движение, но ему вдруг захотелось, чтобы они были еще хуже, чтобы их время вместе не кончалось. Когда звук грунта под колесами автомобиля сменился звуком асфальта, он сжал ее руку крепче. Дрю не был силен духом так, как казался, и с каждой милей ему хотелось развернуть джип назад и отвезти ее обратно в деревню.

 

Словно чувствуя его внутреннюю борьбу, Нора сказала:

 

— В этом году я посадила три вида тыквы.

 

Ее голова была слегка повернута, а глаза следили за мелькающими зелеными холмами.

 

Дрю улыбнулся тому, как быстро она возвращала его мысли домой.

 

Домой. Это слово затронуло что-то внутри него, когда он смотрел, как ветер шевелил темные волосы Норы. Раньше он никогда не ощущал, что у него есть настоящий дом, только место, где он хранил свои барабаны, упакованные остатки прошлого. Дом всегда был условным понятием, которое описывало его местонахождение в данный момент времени.

 

— Как они называются? — спросил Дрю. Он хотел вспомнить, как она произносит глупые названия того, что росло в ее огороде.

 

— Муcкатная с зелеными полосами, «Бакскин» (Оленья шкура) и «Биг мун» (Большая луна), — она повернулась к нему, у нее были покрасневшие глаза. — Из «Биг мун» выходят отличные тыквенные фонари на Хэллоуин, — сказала она, вытерев глаза, и улыбнулась. — Хотя они могут вырасти очень тяжелыми. Мне понадобится помощь, чтобы занести их в дом и вырезать отверстия.

 

Он понимал, о чем она говорила, о чем просила. Хэллоуин был через два месяца. Она спрашивала, приедет ли он к этому времени.

 

— Я приеду домой через месяц, — сказал Дрю. Он удерживал взгляд Норы, желая, чтобы она увидела по его глазам, что он говорил правду.

 

Она посмотрела на их сплетенные руки, сжала, и, потерев большим пальцем его палец, кивнула.

 

— Ладно.

 

Дрю поцеловал ее руку и снова обратил взгляд на дорогу, погрузившись в мысли о своем решении, принятом ночью. Ему хотелось последовать за Норой, которая сегодня сядет в самолет, но он был ответственен за жителей деревни, все еще цепляющихся за надежду, что их дом можно спасти. Он останется и увидит, как Чанг Мина заберут в лечебный центр, и они вместе с Томми будут делать все возможное, чтобы помочь оставшимся.

 

Предстояло много дел, и Дрю знал, что месяца будет недостаточно. Даже пяти лет наверняка будет недостаточно. Но, когда он посмотрел на их соединенные руки и повернул их запястья, чтобы увидеть вытатуированные на коже слова, он понял, что он тоже нашел то, что сохранит для себя. Чтобы найти свое место в мире, ему нужно будет научиться находить баланс между необходимостью быть рядом с ней и бесконечной работой.

 

Аэропорт был переполнен, и Дрю крепко держал Нору, когда они молча шли к выходу на посадку. Она взяла только одну тканевую сумку, которую он нес на плече. Они остановились перед рядом стульев, окружавших посадочную зону.

 

Крепко прижав Нору к себе, Дрю вдохнул ее аромат и попытался запомнить, как ее тело умещалось в его объятиях. Он прогулялся губами по ее шее, ее пульс бешено бился под ними. Он чувствовал, как она отстраняется, как между ними образуется расстояние – если не физически, то, по крайней мере, эмоционально. Она была такой тихой. Она не говорила ему, что любит его после того, как растворилась под ним на рассвете, распадаясь на части под резкий выкрик.

 

— Я люблю тебя, — сказал он у ее кожи.

 

После долгой паузы она прошептала:

 

— И я тебя.

 

Ее голос был сдавленным и отдаленным.

 

Дрю закрыл глаза, надеясь, что она предложит ему что-то большее, чем это, но и не мог ее винить. Она зашла так далеко, а он прогонял ее. Как вообще она могла поверить, что он вернется, пока он на самом деле не приедет?

 

Он обнимал ее до тех пор, пока не объявили вылет, но обоим, казалось, сказать было нечего.

 

— Мне пора.

 

Ее голос заглушался его рубашкой. Она шмыгнула носом и поцеловала его в грудь. Даже сквозь тонкий хлопок Дрю ощущал тепло ее губ. Он кивнул и повесил сумку Норе на плечо, обхватив ладонями ее лицо и привлекая ее губы ближе.

 

— Я люблю тебя, — сказал он, не желая отпускать ее.

 

— Будешь думать обо мне? — спросила она. Ее карие широко открытые глаза были огромными и беспокойными.

 

Как будто он не думал о ней каждую секунду перед тем, как она прилетела к нему.

 

— Буду. Я не смогу перестать думать о тебе, — поклялся он.

 

В последний раз, легонько поцеловав его, она оттолкнула его и быстро направилась к самолету.

 

Он смотрел, как она уходит. В животе все переворачивалось, а в груди ныло, когда она удалялась все дальше и дальше. Его пальцы горели от желания дотронуться до нее, остановить ее, протянуть руку и оставить с собой.

 

Один месяц.

 

В кармане завибрировал телефон. Нехотя, он отвел от нее взгляд, удивленный звуком, который не слышал несколько недель.

 

Отправлено 36 сообщений

 

Он в шоке уставился на экран, просматривая неотправленные сообщения месячной давности.

 

17.07.13 14:25:04 Добрался благополучно. Здесь нет зеленых зебр. Что на ужин?

 

20.07.13 11:16:36 Думаю о тебе во время обеда. Интересно, что делаешь ты?

 

24.07.13 20:10:43 Так странно наблюдать за закатом и не сидеть рядом с тобой.

 

27.07.13 15:27:32 Я люблю тебя, Нора. Хочу, чтобы ты знала: я никогда не говорил этого раньше.

 

31.07.13 23:58:00 Скучаю по твоим рукам и тому, что они со мной делали.

 

01.08.13 10:14:32 Как там огород? Вокруг меня зачахшие поля. Это так контрастирует с твоими яркими овощами.

 

03.08.13 13:20:38 Каждый день пытаюсь понять, почему я оставил тебя и приехал сюда.

 

03.08.13 04:52:09 Мечтаю попробовать твой вкус, снова услышать, как ты шепчешь мое имя.

 

04.08.13 19:12:33 Ты все еще готовишь на двоих?

 

07.08.13 15:45:21 Не совсем понимаю, что я здесь делаю. Это так угнетает.

 

09.08.13 10:23:11 Я люблю тебя, Нора.

 

10.08.13 15:52:09 Я все время думаю о тебе.

 

11.08.13 17:16:22 Я вижу тебя повсюду. В реке, траве, потолке по ночам. Ты тоже видишь меня?

 

12.08.13 02:24:18 Мне так одиноко.

 

15.08.13 20:24:21 Пожалуйста, скажи, что ты тоже по мне скучаешь. Это мучительно.

 

16.08.13 10:16:42 Ты так прекрасна.

 

19.08.13 03:21:01 Без тебя я в отчаянии.

 

21.08.13 01:56:23 Знаю, что ты никогда не получишь эти сообщения, но это все, что у меня есть.

 

Дрю поднял взгляд и увидел, как Нора остановилась на полдороге, глядя на телефон в руке. Он понял, что, скорее всего, она тоже только что их получила.

 

Подняв голову, она обернулась к нему, и их взгляды пересеклись через переполненное людьми пространство.

 

От ее понимающего взгляда у него перехватило дыхание.

 

Нора развернулась и бросилась ему навстречу. Она запрыгнула на него с неожиданной для него силой, и это заставило его немного отступить. Ее руки отчаянно сжали его, ноги плотно обвили его пояс. Она вдруг заполнила собой все.

 

— Дрю, - всхлипнула она.

 

— Я же говорил, — сказал он, целуя ее лицо, волосы, губы. — Я думаю о тебе каждую секунду.

 

— Ты вернешься ко мне через месяц.

 

— Через месяц, — пообещал он.

 

 Нора улыбнулась, и ее улыбка была похожей на солнце, пробившееся из-за туч. 

 


挂念= жажда

 

找到= найдено

 

Материал предоставлен  исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.

Дорогие читатели, ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-1969-1
Категория: Народный перевод | Добавил: skov (22.07.2015)
Просмотров: 546 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 121 2 »
1
12   [Материал]
  Безумно трогательная история любви!  hang1

1
11   [Материал]
  Большое спасибо! good lovi06032

0
10   [Материал]
  Спасибо большое за продолжение! lovi06032

1
9   [Материал]
  Спасибо большое за перевод!  good lovi06032

2
8   [Материал]
  Сам себе не поверил, что Бэлла рядом - не сон...А , когда он увидел на ее запястье свежие чернила  - иероглифами было выведено: "мне суждено любить его", меня пробрало до слез. Какая у них чувственная, нежная любовь, они растворились и потерялись друг в друге. Дрю составил неплохой план следующих командировок - они будут намного короче и Бэлла будет путешествовать с ним по мере возможности...Но он отправляет ее домой,..,впереди месяц ожидания, и , наверное, у нее недостаточно веры...И именно в нужный момент приходят все СМС на оба телефона. Только бы он не заболел! Большое спасибо за чудесный перевод новой главы.

1
7   [Материал]
  Впереди мучительный месяц ожиданий
Спасибо за продолжение  cwetok01

1
6   [Материал]
  Спасибо lovi06032

2
5   [Материал]
  потрясающе, спасибо! только бы он не заболел чем то серьезнее!

1
4   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

1
3   [Материал]
  Большое спасибо ! cray

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]