Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Солнце полуночи. Глава 4. Видения

Я вернулся в школу. И это было правильным решением – не вызывающим никаких подозрений.

К концу дня почти все ученики вернулись в класс. Только Тайлер, Белла и несколько студентов – вероятно, те, кто использовали происшествие как шанс прогулять, – отсутствовали.

Не так и сложно поступить правильно. Но весь день, стиснув зубы, я подавлял огромное желание самому прогулять занятия и снова отправиться на поиски девчонки.

Как сталкер. Одержимый сталкер. Одержимый вампир-сталкер.

Да и в школе сегодня было каким-то образом – до невозможности – тоскливее, чем даже неделю назад. Будто в коме побывать. Словно всё вокруг поблекло – цвет кирпичей, деревья, небо, лица вокруг… Я таращился на трещины в стенах.

Было ещё кое-что, чем мне следовало заняться… но я этого не делал. Конечно, это тоже было неправильным. Хотя, смотря с какой стороны посмотреть.

Со стороны Каллена – не просто вампира, но члена вампирской семьи, что столь редко встречалось в нашем мире, – правильно было бы что-то вроде этого:

- Я удивлен видеть вас на уроке, Эдвард. Слышал, вы были участником того ужасного инцидента утром.

- Да, мистер Баннер, но мне повезло, – дружелюбная улыбка. – Я совсем не пострадал… Жаль, что я не могу сказать того же самого о Тайлере и Белле.

- Как они?

- Я думаю с Тайлером все в порядке… Всего лишь несколько царапин от осколков ветрового стекла. А вот насчет Беллы я не уверен, – обеспокоенный хмурый взгляд. – У неё могло быть сотрясение. Я слышал, она немного бредила о том, что видела. Я знаю, что врачи волновались…

Вот как мне следовало себя вести. Это был мой долг перед семьей.

- Я удивлен видеть вас на уроке, Эдвард. Слышал, вы были участником того ужасного инцидента утром.

- Я не пострадал, – без улыбки.

Мистер Баннер неуютно переступил с ноги на ногу.

- Вам что-нибудь известно о Тайлере Кроули и Белле Свон? Слышал, они получили травмы…

Я пожал плечами:

- Не знаю.

Мистер Баннер кашлянул.

- Э, хорошо… – сказал он, из-за моего холодного пристального взгляда его голос звучал несколько напряженно.

Он быстро вернулся к доске и начал свою лекцию.

Вот такое поведение было неправильным. Если только не смотреть на ситуацию с менее очевидной точки зрения.

Это казалось таким… так неблагородно – оклеветать девушку за её спиной, особенно, когда она заслуживала бóльшего доверия, чем я мог ожидать. Она не сказала ничего, что могло выдать меня, несмотря на то что у неё были веские причины. Предал бы я её, когда сама она не сделала ничего, лишь хранила мою тайну?

Почти та же беседа повторилась с миссис Гофф, только на испанском, а не английском, пока Эммет пристально наблюдал за мной.

«Надеюсь, у тебя есть хорошее объяснение тому, что случилось сегодня. Роуз в бешенстве».

Я закатил глаза, не глядя на него.

Вообще-то я придумал весьма разумное объяснение. Стоило только представить, что я ничего не сделал, чтобы спасти девушку от столкновения с фургоном… Одна только мысль об этом повергла меня в ужас. Но если бы её задело, если бы она оказалась ранена и истекала кровью, и красная жидкость пролилась на асфальт, наполняя воздух вокруг ароматом свежей крови…

Я снова вздрогнул, но уже не только от ужаса. Часть меня трепетала от желания. Нет, я бы не смог смотреть, как она истекает кровью, не разоблачив при этом нас самым страшным, самым шокирующим образом.

Это было прекрасное оправдание… но я не стал бы им пользоваться. Слишком постыдно. В любом случае, я не думал ни о чем таком до этого момента.

«Проследи за Джаспером, – продолжал Эммет, не обращая внимания на мою задумчивость. – Он не так зол… сколько решителен».

Я увидел, что он имел в виду, и на мгновение комната расплылась перед глазами. Вспышка гнева была столь всепоглощающей, что взор затмила красная дымка. Казалось, что я задыхался.

«ЭДВАРД! ДЕРЖИ СЕБЯ В РУКАХ!» – кричал мне Эммет в своих мыслях. Его рука опустилась на моё плечо, удерживая на месте, прежде чем я успел вскочить. Он не часто использовал всю свою силу – почти никогда в этом не было нужды, поскольку он был намного сильнее любого вампира, которого нам когда-либо довелось встречать, – но сейчас был тот самый редкий случай. Он крепко сжимал мою руку, а не надавливал. Если бы он надавил, стул подо мной тут же развалился.

«Полегче!» – велел он.

Я попробовал успокоиться, но это было сложно. В моей голове пылала лишь ярость.

«Джаспер не собирается что-либо делать, пока мы всё не обсудим. Я просто подумал, что ты должен знать ход его мыслей».

Я сосредоточился на том, чтобы расслабиться, и почувствовал, как Эммет ослабил хватку.

«Постарайся больше не устраивать представлений. У тебя и так достаточно проблем».

Я глубоко вздохнул, и Эммет отпустил меня.

Я привычно обследовал класс, но наше противоборство было столь коротким и тихим, что только несколько учеников, сидящих за Эмметом, успели что-то заметить. Никто из них не понял, что произошло, и они предпочли выкинуть это из головы. Каллены были ненормальными – все и так это знали.

«Проклятье, парень, ты создаешь проблемы»,– добавил Эммет с сочувствием в голосе.

- Укуси меня, – пробормотал я на выдохе и услышал, как он усмехнулся.

Эммет не выражал недовольства, и мне следовало быть более благодарным за его спокойную реакцию. Но я видел, что намерения Джаспера по-прежнему имели для него смысл, и он рассматривал варианты того, как лучше всего действовать.

Ярость закипала, мне с трудом удавалось сдерживаться. Да, Эммет был сильнее меня, но ещё ни разу не побеждал меня в бою. Он утверждал, что я мошенничаю, однако чтение мыслей было в той же степени частью меня, как и его огромная сила была частью его.В поединке мы были равны.

Поединок? Так к этому всё шло? Я действительно собирался драться со своей семьей из-за девушки, которую едва знал?

На какое-то мгновение это заняло мои мысли – я думал о хрупком девичьем теле в моих руках по сравнению с Джаспером, Роуз и Эмметом, сверхъестественно сильными и быстрыми машинами для убийства по своей природе.

Да, я буду сражаться за неё. Против моей семьи. Я содрогнулся от этой мысли.

Но было бы несправедливо оставить её беззащитной, когда я был тем, кто подверг её этой опасности!

Мне не победить в одиночку, не против троих из них, потому я желал знать, кто смог бы стать моим союзником.

Конечно, Карлайл. Он ни с кем из нас не станет сражаться, но будет точно против планов Роуз и Джаспера. Возможно, будет достаточно и этого.

Эсме – вряд ли. Она тоже не захочет выступить против меня, и ей было бы ненавистно не соглашаться с Карлайлом, но она поддержит любой план, если он поможет ей сохранить семью в целости. Её приоритетом была не справедливость, а я. Если Карлайл был душой семьи, то Эсме была её сердцем. Он стал для нас лидером, за которым стоило идти, она же привнесла любовь. Мы все любили друг друга –даже несмотря на ярость, которую испытывал сейчас к Джасперу и Роуз, даже планируя сражаться с ними, чтобы спасти девушку, я знал, что люблю их.

Элис… Понятия не имею. Вероятно, это зависело от того, что она увидела в будущем. Мне казалось, она выберет сторону победителя.

Таким образом, я должен сделать всё без чьей-либо помощи. Одному мне не справиться с ними, но я не собирался позволить причинить девушке боль по моей вине. Возможно, это означало, что придётся уклоняться.

Мой гнев немного притупился, когда всё показалось злой шуткой. Я пытался вообразить, как отреагирует девушка, когда мне придется её похищать. Конечно, мне редко удавалось угадывать её реакцию, но что ещё она могла испытывать, кроме ужаса?

Я не был уверен, получится ли справиться с этим – её похищением, – поскольку не мог долго находиться рядом с ней. Возможно, я всего лишь доставил бы её обратно к матери. Но даже это было бы опасно. Для неё.

Внезапно я осознал, что не только для неё. Если бы я случайно убил её… Я не был уверен, как много боли это причинило бы мне, но знал, что она будет всеобъемлющей и невыносимой.

Время шло быстро, пока я размышлял обо всех возникших передо мной сложностях: споре, ожидающем меня дома, конфликте с семьей, о том, через что придется пройти потом…

Что ж, я больше не мог жаловаться, что жизнь за пределами школы была монотонной. Девушка многое изменила.

Когда прозвенел звонок, Эммет и я молча отправились к машине. Он беспокоился обо мне и о Розали. Он знал, что у него не было выбора, когда придет время принимать решение, на чью сторону встать, и это его волновало.

Остальные ждали нас в машине, так же сохраняя молчание. Все мы оставались очень тихими. И только мне был слышен крик.

- Идиот! Сумасшедший! Придурок! Болван! Эгоистичный, безответственный дурак! – Розали продолжила свой ментальный поток оскорблений на высоких нотах. Из-за неё было сложно слышать других, но я игнорировал её, как только мог.

Эммет был прав насчёт Джаспера. Тот был уверен в своей правоте.

Элис беспокоилась. Волнуясь за Джаспера, она приглядывала за будущим. Неважно, каким образом Джаспер приближался к девушке, она всегда видела там меня, противостоящим ему. Интересно… Ни Эммет, ни Розали не были в этих видениях. Значит, Джаспер планировал сделать всё сам. Это упрощало дело.

Джаспер был безусловно лучшим, самым опытным бойцом среди нас. Моё единственное преимущество заключалось в том, что я мог узнать о его действиях прежде, чем он совершит их.

Я никогда не дрался со своими братьями по-настоящему, лишь забавы ради – просто валял дурака. Но мне становилось больно от одной мысли, что я всерьёз буду пытаться ранить Джаспера.

Нет, только не так.Просто остановить его. И всё.

Я сосредоточился на Элис, запоминая разные способы, которыми Джаспер планировал своё нападение.

Стоило мне сделать это, как её видение изменилось, отдаляясь всё дальше и дальше от дома Свонов. Я отрезал ему путь раньше, чем он добирался туда…

«Прекрати это, Эдвард! – огрызнулась она. – Такого не произойдет. Я не позволю».

Я не ответил ей и просто продолжал следить.

Она снова и снова пыталась заглянуть вперёд, в мутное, ненадёжное царство далёких возможностей. Всё было туманным и неопределенным.

Весь путь домой проходил в напряжённой тишине, которую никто так и не нарушил. Я припарковался в гараже возле дома; «Мерседес» Карлайла уже стоял рядом с большим джипом Эммета, М3 Роуз и моим Vanquish. Я был рад, что Карлайл уже дома: это молчание могло закончиться взрывом, и я хотел, чтобы он был там, когда это произойдет.

Мы сразу прошли в столовую.

Комната, конечно, никогда не использовалась по её прямому назначению, но в ней стоял длинный овальный стол из красного дерева, окруженный стульями. Мы очень щепетильно относились к тому, чтобы учесть все мелочи. Карлайл любил использовать эту комнату для семейных советов. В обществе таких сильных и неординарных личностей иногда требовалось обсудить вещи, спокойно сидя за столом.

Я почувствовал, что сегодня это не поможет.

Карлайл сел на свое обычное место во главе, у восточной стены. Эсме – рядом с ним. Их сцепленные руки покоились на столе.

Взгляд Эсме был устремлен на меня, в его золотистой глубине плескалось беспокойство.

«Останься», – была её единственная мысль. Она понятия не имела, что вот-вот начнется, просто беспокоилась обо мне.

Мне так хотелось улыбнуться женщине, которая стала для меня настоящей матерью, но сейчас у меня не было ничего, что могло её успокоить.

Я сел по другую сторону от Карлайла. Он имел лучшее представление о том, что происходит. Его губы были сжаты, лоб пересекла морщина. С таким выражением на своём молодом лице он выглядел гораздо старше.

Как только все остальные сели, я увидел, что границы уже проведены.

Розали сидела напротив Карлайла, на другом конце длинного стола. Она сверлила меня взглядом, ни на секунду не отводя глаз.

Эммет сидел рядом с ней, выражение его лица и мысли были противоречивыми.

Джаспер колебался, а потом встал около стены позади Розали. Он всё для себя решил, независимо от исхода нашего обсуждения. Я стиснул зубы.

Элис была последней из вошедших. Её глаза были сосредоточены на чем-то далеком – на будущем, всё ещё слишком неясном, чтобы извлечь из него какую-то пользу. Не задумываясь, она села рядом с Эсме и провела по лбу, словно у неё болела голова. Джаспер тревожно дернулся, подумав о том, чтобы присоединиться к ней, но в итоге остался на месте.

Я сделал глубокий вздох. Я всё это заварил, мне и начинать говорить первым.

- Мне очень жаль, – сказал я, сначала посмотрев на Роуз, затем на Джаспера и Эммета. – Я не хотел никого из вас подвергать риску. Это было глупо, и я беру всю ответственность за мой опрометчивый поступок на себя.

Розали злобно сверкнула глазами.

- Что ты имеешь в виду, говоря «взять всю ответственность»? Ты собираешься это исправить?

- Не так, как ты думаешь, – сказал я, стараясь говорить ровно и тихо. – Я планировал уехать ещё до того, как все это произошло. И я уеду сейчас же. – «Если поверю, что девушка будет в безопасности, – про себя уточнил я. – Если поверю, что никто из вас её не тронет». – Ситуация разрешится сама собой.

- Нет, – пробормотала Эсме, – нет, Эдвард.

Я погладил её руку.

- Всего лишь на несколько лет.

- И всё же Эсме права, – сказал Эммет. – Ты не можешь никуда уехать. Это никак нам не поможет, скорее, наоборот. Сейчас мы как никогда должны знать, о чём думают люди.

- Если будет что-то серьезное, Элис увидит, – не согласился я.

Карлайл покачал головой.

- Я думаю, Эммет прав, Эдвард. Скорее всего, девушка заговорит, если ты исчезнешь. Так что или мы все уезжаем, или никто.

- Она ничего не скажет, – быстро, с напором проговорил я. Роуз, казалось, находилась в одном шаге от взрыва, поэтому я хотел поскорее заверить их в этом.

- Ты не знаешь, о чём она думает, – напомнил мне Карлайл.

- Я знаю достаточно, Элис может подтвердить.

Элис смерила меня усталым взглядом.

- Я не могу увидеть, что случится, если мы просто оставим всё как есть.

Она взглянула на Роуз и Джаспера.

Нет, она не могла видеть будущее. Не тогда, когда Розали и Джаспер были решительно против того, чтобы игнорировать случившееся.

Розали громко ударила ладонью по столу.

- Мы не можем позволить человеку заговорить. Карлайл, ты должен понимать это. Даже если мы все решим исчезнуть, небезопасно оставлять за собойслухи. Мы живем не так, как остальные из нашего вида, ты знаешь, что найдутся те, кто будет рад предлогу ткнуть в нас пальцем. Мы должны быть более осторожными, чем все остальные!

- Нам и раньше приходилось оставлять слухи, – напомнил я ей.

- Просто слухи и догадки, Эдвард. Не очевидцы и доказательства!

- Доказательства! – усмехнулся я.

Но Джаспер кивнул, в его глазах была решительность.

- Роуз… – начал Карлайл.

- Дай мне закончить. Это не обязательно должно быть что-то сложное. Девушка сегодня ударилась головой.Так что травма может оказаться более серьезной, чем казалось, – Розали пожала плечами. – Каждый смертный засыпает, имея шанс больше никогда не проснуться. От нас ожидается, что мы сами всё за собой подчистим. Технически, это должна быть работа Эдварда, но, видимо, это выше его сил. Вы знаете, что я могу контролировать себя. Я не оставлю после себя никаких следов.

- Да, Розали, мы все знаем, насколько ты опытная убийца, – проворчал я.

Она яростно зашипела на меня, моментально опровергая свои слова. Лишь бы эта ярость подольше не унималась.

- Эдвард, пожалуйста, – сказал Карлайл, а затем повернулся к Розали. – Розали, у меня был другой взгляд на произошедшее в Рочестере, потому что я чувствовал – ты должна совершить свое правосудие. Мужчины, которых ты убила, поступили с тобой чудовищно. Но сейчас другая ситуация. Девушка Свон полностью невиновна.

- Это касается не только меня, Карлайл, – сказала Розали сквозь зубы. – Это чтобы защитить всех нас.

Пока Карлайл обдумывал свой ответ, повисла тишина. Когда он кивнул, глаза Розали загорелись. Ей следовало быть более проницательной. Даже если бы я не мог читать его мысли, я всё равно предвидел его следующие слова. Карлайл никогда не шел на компромисс.

- Я понимаю, что у тебя благие намерения, Розали, но… Мне бы очень хотелось, чтобы наша семья была достойна защиты. Случайное… происшествие или потеря контроля – неизбежная часть того, чем мы являемся, к сожалению, – было так на него похоже, причислять себя к множеству, хотя сам он никогда не совершал подобной ошибки. – Хладнокровно убить невинного ребенка – это совершенно другое дело. Я считаю, что риск, который она представляет, независимо от того, расскажет она что-то или нет, – ничто по сравнению с куда бóльшим риском. Если мы сделаем хоть одно исключение ради нашего спасения, мы пожертвуем гораздо более важным. Мы рискуем потерять суть того, кто мы есть.

Я весьма тщательно следил за выражением своего лица. Нельзя было усмехнуться или зааплодировать, а мне так этого хотелось.

Розали нахмурилась.

- Именно это и подразумевает ответственное отношение.

- Это подразумевает бездушное отношение, – мягко исправил Карлайл. – Драгоценна каждая жизнь.

Розали тяжело вздохнула и надула нижнюю губу. Эммет погладил её по плечу.

- Все будет хорошо, Роуз, – подбадривал он её шепотом.

- Вопрос в том, – продолжил Карлайл, – стоит ли нам уезжать?

- Нет, – проворчала Розали. – Мы только-только здесь устроились. Я не хочу опять учиться в младшем классе старшей школы!

- Ты, конечно, могла бы оставить свой нынешний возраст, – сказал Карлайл.

- И вскоре снова переехать? – возразила она.

Карлайл пожал плечами.

- Мне нравится здесь! Здесь так мало солнца, мы можем быть практически нормальными.

- Ну, в таком случае, нам не нужно решать это прямо сейчас. Мы можем подождать и посмотреть, будет ли это необходимо. Эдвард, кажется, уверен в том, что девушка будет молчать.

Розали фыркнула.

Я больше не волновался по поводу Роуз. Я видел, что она согласится с Карлайлом, как бы она на меня не злилась. Их разговор перешел к незначительным деталям.

А вот Джаспер остался непреклонным.

Я понял почему. Прежде чем встретить Элис, он жил в зоне бесконечных войн, в безжалостном театре боевых действий. Он знал последствия несоблюдения правил, он видел их своими глазами.

О многом говорило и то, что он не пытался с помощью своих способностей успокоить Розали, но при этом и не распалял её. Он держался в стороне от этой дискуссии – он был выше происходящего.

- Джаспер, – произнес я.

Он встретил мой пристальный взгляд. Его лицо ничего не выражало.

- Она не будет расплачиваться за мою ошибку. Я не позволю.

- В этот раз ей повезло. А дальше? Она должна была умереть сегодня, Эдвард. Я бы только сделал это правильно.

Я повторил, выделяя каждое слово:

- Я не позволю.

Он удивленно поднял брови. Этого он не ожидал – не мог представить себе, что я попытаюсь его остановить.Он покачал головой.

- Я не могу позволить подвергнуть опасности Элис, даже самой незначительной. Ты не чувствуешь ни к кому того, что я чувствую к ней, Эдвард. И ты никогда не переживал того, что пережил я, несмотря на то что ты видел в моих воспоминаниях. Тебе не понять.

- Я не спорю, Джаспер. Но я говорю тебе сейчас: я не позволю тебе навредить Изабелле Свон.

Мы уставились друг на друга, не свирепо, но оценивая силу возможного сопротивления. Я чувствовал, как он прощупывал мой настрой, проверяя мою решительность.

- Джас, – прервала нас Элис.

Он задержал взгляд на мне ещё на одно мгновение, а затем посмотрел на нее.

- Не докучай мне разговорами о том, что ты можешь сама себя защитить, Элис. Я уже знаю это. Это не изменит…

- Я хотела сказать совершенно другое, – перебила Элис. – Я собиралась попросить тебя об одолжении.

Я увидел, что было у неё на уме, и, открыв рот, шумно втянул воздух. Потрясенный, я уставился на нее, лишь смутно осознавая, что все, кроме Элис и Джаспера, осторожно наблюдали за мной.

- Я знаю, ты любишь меня. Спасибо. Но я буду по-настоящему признательна, если ты не станешь пытаться убить Беллу. Во-первых, Эдвард не шутит, и я не хочу, чтобы вы подрались. Во-вторых, она – моя подруга, по крайней мере, собирается ей стать.

Картинка в её голове была кристально чёткой: Элис улыбалась, обхватив своей бледной ледяной рукой теплые хрупкие плечи девушки. Белла тоже улыбалась, обнимая Элис за талию.

Видение было надёжным, как скала, только время оставалось неопределенным.

- Но… Элис… – Джаспер с трудом дышал. Я не мог заставить себя повернуть голову, чтобы увидеть выражение его лица, не в силах оторваться от образов в видении Элис, чтобы услышать, о чём он думал.

- Когда-нибудь я полюблю её, Джас. И мы очень сильно поссоримся, если ты не позволишь ей жить.

Я по-прежнему пребывал в мыслях Элис. Я видел, как будущее мерцало, когда решимость Джаспера пошатнулась от столь неожиданной просьбы.

- Ах, – вздохнула она, поскольку его нерешительность прояснила будущее. – Видишь? Белла не собирается никому ничего говорить. Здесь не о чем беспокоиться.

Она произнесла её имя так, будто они уже были близкими подругами.

- Элис, – я сглотнул. – Что… это?..

- Я говорила тебе, что грядут перемены. Я не знаю, Эдвард, – но она тут же сжала челюсти, и я увидел, что было что-то ещё. Она старалась не думать об этом. Вдруг она переключилась на Джаспера, хотя тот был слишком ошеломлен, чтобы значительно продвинуться в принятии решения.

Иногда она делала так, когда пыталась что-то от меня скрыть.

- Что, Элис? Что ты скрываешь?

Я услышал ворчание Эммета. Он всегда расстраивался, когда Элис и я вели такие подобные беседы.

Она покачала головой, стараясь не впустить меня.

- Это о девушке? – требовал я ответ. – О Белле?

Она сосредоточилась, стиснув зубы, но, когда я произнес имя Беллы, она допустила ошибку. Её промах длился крошечную долю секунды, но этого было достаточно.

- НЕТ! – закричал я. Я услышал, как мой стул грохнулся об пол, и только тогда осознал, что стою на ногах.

- Эдвард! – Карлайл тоже вскочил и схватил меня за плечи. Я едва чувствовал это.

- Все становится совершенно чётким, – прошептала Элис. – Каждую минуту твоя решительность крепнет. Для неё осталось только два пути. Один или другой, Эдвард.

Я мог видеть то, что видела она… но я не мог этого принять.

- Нет, – снова сказал я, хотя в моем протесте не было смысла. Ноги стали ватными, и мне пришлось схватиться за стол. Карлайл отпустил меня.

- Это так раздражает, – жаловался Эммет.

- Я должен уехать, – прошептал я Элис, не обращая на него внимания.

- Эдвард, мы уже говорили об этом, – громко произнес Эммет. – Именно так ты спровоцируешь девчонку начать болтать. Кроме того, если ты исчезнешь, мы не будем знать наверняка, заговорила она или нет. Ты должен остаться и разобраться с этим.

- Я не вижу, что ты куда-то уезжаешь, Эдвард, – сказала мне Элис. – Я не знаю, способен ли ты теперь сделать это. «Подумай об этом, – добавила она мысленно. – Подумай об отъезде».

Я понимал, что она имела в виду. Да, мысль о том, что я больше никогда не увижу девушку была… мучительной. Я уже испытывал это чувство в коридоре больницы, где так жестко попрощался с ней. Но сейчас отъезд стал ещё большей необходимостью. Я не мог смириться с тем будущим, на которое, по-видимому, обрёк её.

«Я не совсем уверена в Джаспере, Эдвард, – продолжала Элис. – Если ты уедешь, а Джаспер решит, что она опасна для нас…»

- Этого я не слышу, – возразил я, всё ещё не до конца осознавая, что мы не одни. Джаспер колебался. Он не будет делать ничего, что может причинить Элис боль.

«Не прямо сейчас. Ты готов рискнуть её жизнью и оставить её без защиты?»

- Зачем ты делаешь это со мной? – простонал я и обхватил голову руками.

Я не был защитником Беллы. Я не мог им быть. Разве Элис не видела в будущем достаточно доказательств этому?

«Я тоже люблю её. Или полюблю. Это не одно и то же, но я хочу, чтобы она была рядом».

- Любишь её тоже? – недоверчиво прошептал я.

Она вздохнула.

«Ты настолько слеп, Эдвард. Не видишь дальше своего носа? Неужели не понимаешь, что уже произошло? Это столь же неизбежно, как восход солнца завтра утром. Смотри, что я вижу…»

В ужасе я мотал головой.

- Нет. – Я пытался отключить видения, которые она мне показывала. – Я не должен следовать этому пути. Я уеду. Я изменю будущее.

- Ты можешь попробовать, – скептически хмыкнула она.

- Да хватит вам! – проревел Эммет.

- Слушай внимательно, – прошипела ему Роуз. – Элис видит, как он влюбляется в человека! Ну прямо Эдвард из классического романа! – и она сделала вид, что её тошнит.

Я едва слышал её.

- Что? – ошарашено сказал Эммет. Затем его раскатистый смех отозвался эхом через всю комнату. – Так вот что происходит? – он снова засмеялся. – Непруха, Эдвард.

Я почувствовал, что он пытается дотронуться до меня, но отбросил его руку. Я не мог обращать на него внимание.

- Влюбится в человека? – ошеломленно переспросила Эсме. – В девушку, которую сегодня спас? Полюбит её?

- Что ты видишь, Элис? Скажи, что именно, – потребовал Джаспер.

Она повернулась к нему, а я продолжал тупо смотреть на неё.

- Все зависит от того, достаточно ли он силен. Он либо убьет её сам… – она оглянулась, чтобы встретиться со мной своим пристальным взглядом, – …что по-настоящему разозлит меня, Эдвард, не говоря уже о том, как это повлияет на тебя… – и снова повернулась к Джасперу. – Или она когда-нибудь станет одной из нас.

Кто-то начал судорожно хватать ртом воздух; я не стал смотреть, кто именно.

- Этого не случится! – снова закричал я. – Ничего из этого!

Элис продолжила говорить, словно не слышала меня:

- Поживём – увидим, – изрекла она. – Он может быть достаточно сильным, чтобы не убить её, хотя будет к этому очень близок. Это потребует от него невероятного контроля, – она задумалась. – Даже больше, чем у Карлайла. Единственное, на что он точно не способен, – держаться от нее подальше. Заранее проигрышный вариант.

Я потерял дар речи. Похоже, остальные тоже. В комнате стало тихо.

Я уставился на Элис, а все остальные уставились на меня. Я мог видеть выражение ужаса на собственном лице с пяти разных точек зрения.

После долгой паузы Карлайл вздохнул:

- Что ж, это… усложняет дело.

- И не говори, – согласился Эммет. В его голосе до сих пор слышались отголоски смеха. Поверьте, Эммет способен найти что-то смешное даже в моей рушащейся жизни.

- Однако, полагаю, что планы остаются теми же, – задумчиво произнес Карлайл. – Мы останемся и будем следить за обстановкой. Очевидно, никто… не причинит девушке боль.

Я напрягся…

- Не причинит, – спокойно подтвердил Джаспер. – Я могу согласиться с этим. Если Элис видит только два варианта…

- Нет! – мой голос был не просто криком, рычанием или воплем отчаянья, но всем перечисленным одновременно. – Нет!

Я должен был уехать, чтобы сбежать от гула их мыслей: самодовольства Розали, смеха Эммета, неисчерпаемого терпения Карлайла…

Что ещё хуже – от уверенности Элис и уверенности Джаспера в её уверенности.

Но хуже всего – радости Эсме.

Я бросился прочь из комнаты. Эсме потянулась к моей руке, когда я проходил мимо, но я даже не обратил на это внимания.

Я перешёл на бег ещё до того, как выбрался из дома. За один прыжок перемахнул через лужайку и реку и помчался в лес. Снова пошёл дождь, такой сильный, что я промок всего за несколько секунд. Мне нравилась сплошная стена воды, она отделяла меня от остальной части мира. Дождь укрыл меня, позволив побыть одному.

Я бежал прямо на восток, через горы, не сворачивая, пока не смог увидеть размытые огни Сиэтла по другую сторону пролива. Я остановился до того, как достиг границы человеческой цивилизации.

Укрытый дождем, в полном одиночестве я наконец заставил себя взглянуть на то, что сделал – то, каким образом смог изувечить будущее.

Первое видение – Элис и девушка, обнимающие друг друга, гуляют вместе в лесу возле школы. Доверие и дружба между ними были столь очевидны, что не заметить было невозможно. В этом видении большие шоколадные глаза Беллы уже не отражали растерянности, но всё также были полны тайн. Казалось, то были счастливые тайны. Она не отпрянула от холодных рук Элис.

Что это значило? Как много она знала? В этой зарисовке будущего, что она думала обо мне?

Затем другая картинка, столь похожая, но теперь окрашенная ужасом. Элис и Белла на крыльце нашего дома, всё ещё обнимают друг друга, по-прежнему доверяя друг другу, по-прежнему подруги. Но теперь между ними не было различий: руки обеих были белыми, гладкими, как мрамор, и твердыми, как сталь. Глаза Беллы уже не были цвета шоколада, их ярко-алая радужная оболочка ввергала в шок. В них была скрыта непостижимая тайна – одобрение или отчаянье? Невозможно угадать. Её лицо было холодным и бессмертным.

Я содрогнулся. Я не мог унять вопросы, так похожие на прежние, но в то же время другие. Что это значит? Как это случилось? И что она думала обо мне теперь?

Я мог ответить на последний вопрос. Если я вынудил её согласиться на эту никчемную полу-жизнь из-за своей слабости и эгоизма, несомненно, она меня ненавидела.

Но было ещё более ужасающее видение – хуже, чем всё, что я когда-либо видел.

Мои собственные глаза – насыщенно тёмно-красные, цвета человеческой крови, глаза монстра. Изломанное тело Беллы в моих руках – пепельно-белое, опустошённое, безжизненное. Видение было таким реальным, таким чётким.

Я не мог это видеть. Не мог этого вынести. Я пытался выкинуть это из головы, пытался увидеть что-нибудь другое, что угодно. Пытался снова представить выражение на её живом лице, которое заслонило бы собой картину последней главы моего существования. Безрезультатно.

Мрачное видение Элис захватило мой разум, и я корчился в порождённых им мучениях. Тем временем монстра внутри меня переполняло ликование, восторг от предвкушения победы. Я же чувствовал тошнотворное отвращение.

Этого нельзя допустить. Должен быть способ обмануть будущее. Я не позволю видениям Элис управлять мной. Я смогу выбрать другой путь. Выбор есть всегда.

Должен быть.
 



 


 Переводчики: menedsurveillanteleverina, Kindy, MetoUHombaDreamy_Girl
редакторы: polina_cheanna9021908094alisanesНея,
главный редактор: bliss_, куратор перевода, дизайн: OVMka.

Публикация перевода не преследует никакой коммерческой выгоды.
Данный перевод является рекламой бумажных изданий.
Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.
Копирование и распространение запрещено!

При переводе глав 1-12 частично были использованы
материалы
 reading-books.me



Источник: http://robsten.ru/forum/14-3209-1
Категория: Народный перевод | Добавил: Irakez (08.09.2020)
Просмотров: 360 | Комментарии: 3 | Теги: солнце полуночи | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 3
1
3   [Материал]
  Видения Элис Эдвард зачастую был склонен истолковывать превратно и ненависть к своей сущности усугубляла его негатив, приписывая Белле такую же ненависть, если видение сбудется

1
2   [Материал]
  Эдвард имеет бесценного консультанта по будущему и ему это вообще не помогает. Спасибо за главу)

3
1   [Материал]
  Эммет очарователен, когда сердится! Этого наивного здоровяка так и хочется подразнить (садистка во мне встрепенулась в предвкушении).

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]