Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Уверенность в обмане. Глава 4

Глава 4

- Ты, должно быть, шутишь, - орет Оливия в ярости.
К счастью для меня, неделя пролетела мгновенно. В преддверии поездки я был сильно занят. Я был настолько занят, что забыл про Оливию, для полноты картины я и не сказал ей ничего по поводу моей поездки на выходные. В этом не было нужды. У нас не в настолько близкие отношения.
- И тебе привет, - говорю я, пока она протискивается мимо меня в мою квартиру.
Я отхожу назад, позволяя ей войти, хотя меня раздирает прямо противоположное желание. Хочется вытолкнуть ее обратно и захлопнуть дверь перед ее носом.
- В последний раз, когда я проверял свой ежедневник, в нем не была записана встреча с тобой.
- И какой у тебя план? Выкинуть меня?
- Эта мысль приходила мне в голову.
- Прости, что?
Мои губы дергаются в слабом подобии улыбки.
- Для тебя нет оправдания.
Вглядываясь мне в лицо, она упирает руки в бока, прищурившись. Оливия всегда была красивой, с претензией на великолепность. Она высока и очень стройна. Ее фигуру портит только чуть выдающийся животик, который она всячески подчеркивает. Ее темно-коричневые волосы собраны в хвост на макушке, а из черных глаз сыпятся искры. В ней есть все, что отталкивает меня. По ее позе и ярко-желтому сарафану можно принять ее за резинового утенка.
- Неважно, - фыркает она. - И когда же ты собирался поведать мне об этой небольшой экскурсии, что вы запланировали?
- Понятия не имею, о чем ты говоришь, - все отрицать - это лучшая защита человека.
Я закрываю за ней дверь и прохожу мимо нее в гостиную, удивляясь, почему пропустил через первые ворота.
- Не играй со мной в эти игры, Дрю, - черт, она меня раскусила. - Я знаю об этой поездке с Гэвином и Джаредом.
- Ну что ж, - я пожимаю плечами. - Тем лучше для тебя. Это все равно не объясняет твоего визита ко мне.
- Это более чем объясняет причину моего поступка. Я хочу знать, черт возьми, когда ты собирался сказать мне о своей поездке?
Я оборачиваюсь, разозленный, и направляюсь к ней. Я чувствую, как гнев разгорается на моем лице.
- Сейчас. Я говорю тебе об этом сейчас, - я иронизирую. - Я уезжаю со своим братом и другом в путешествие, и тут ничего не поделаешь.
- Друг. - она скривляеься. - Это шутка, - она выпрямляется во весь свой рост, оказавшись почти на одном уровне со мной. - Кроме того, что ты сошел с ума, ты еще и поглупел? Я беременна. Ты - отец, и в любой момент можешь понадобиться мне.
- И это также не дает тебе права распоряжаться моей жизнью. Я холостяк, и могу уходить и приходить когда захочу. Мне не нужно твое разрешение.
- Тогда скажи мне в лицо, почему нет?
- Сказать в твое лицо что?
Стоя с ней нос к носу, я ничего не чувствую к этой женщине. Одно время я считал ее другом, но она изменилась. И это не очень-то маленькие изменения. Это было так как будто в один день ее подменили. Из веселого, интересного человека она превратилась в холодную, расчетливую стерву.
- Что ты один. У тебя всегда найдется возможность напомнить мне, что мы больше не вместе.
Мой рот сжимается в узкую щелочку, а зубы скрипят. Я сжимаю кулаки, пытаясь контролировать свой гнев.
- Это потому, что ты не можешь понять этого своей головой.
- Ты показал совершенно ясно, что ты чувствуешь, но это ведь не значит, что ты не передумаешь.
Я взмахиваю руками в воздухе.
- Я сдаюсь. Разговаривать с тобой все равно что с кирпичной стеной. А теперь, если это все, чего ты хотела, будь добра покинуть мой дом. Мне нужно упаковать вещи. Я уезжаю завтра. Да, и когда будешь уходить, убедись, что дверь за тобой закрылась.
Оливия ахает, ее глаза расширяются. Ее руки вмиг оказываются на выпирающем животе, и нежно его поглаживают.
- Как ты смеешь так разговаривать с матерью твоего будущего ребенка?
- Это еще неизвестно, - я хватаюсь за железные перила лестнице и бросаюсь вверх. Я должен упаковать чемодан, а она отнимает слишком много времени.
- Господи, ты не один раз напомнил мне про тест на отцовство. Мы говорили об этом уже. Это может быть опасно для ребенка, - вопит она.
Еще один ее довод. Она клянется, что ребенок мой. И я склонен ей поверить. Насколько я знаю, она была верна мне, как и ее намерения были довольно целеустремленными, но я дал обещание своему отцу провести тест на отцовство. А с моим опытом в области семейного права я склонен согласиться, что это уместный ход.
Я вхожу в спальню и охаю при виде разбросанных вещей. Моя кровать превратилась в полигон разбросанных вещей. Обычно я не обращаю внимания, во что я одет, но теперь особый повод, и я должен продумать свой гардероб до мелочей.

- Ты слушаешь меня, Дрю? - кричит Оливия с лестницы.
Оливия врывается в мою спальню совершенно измотанная. Ее лицо покраснело, а челюсти сжаты в тонкую линию. Я закатываю глаза и начинаю подбирать себе одежду.
- Что ты хочешь, Оливия? Я думаю, что высказался предельно ясно. Ничего не изменится для тебя. Если тебе нечего больше добавить, я прошу тебя уйти.
- Куда ты поедешь? - спрашивает она.
Какая-то часть меня испытывает настоящее облегчение от того, что ей неизвестно, куда я направляюсь. Моя будущая невестка Морган могла слить ей информацию о моем пункте назначения. Моя будущая невестка единственная, кто может это сделать.
- Не твое дело.
- А что, если ты понадобишься мне?
Она берет футболку с кровати и протягивает ее мне. Я хотел взять эту рубашку с собой, но теперь раздумывал. Неодобрительно глянув на нее, я вырываю рубашку из ее рук и аккуратно складываю в чемодан.
- Позвонишь на мой телефон в офисе. Итан будет более чем счастлив передать мне твое послание.
- Это полный бред! Я имею право знать, где ты находишься.
- С чего бы это? Кто дал тебе это право? – спрашиваю я, бросая мой Чак Тэйлор в сумку.
Оливия кидается к сумке, выхватывает ботинок и кидает его, целясь мне в голову.
- Я - мать твоего ребенка. Вот что дает мне это право.
Слава Богу, она оказывается плохим стрелком. Ботинок всего лишь просвистел мимо моего уха. Я шагаю к ней, мой пульс ускоряется, самообладание вновь покидает меня. Было ошибкой пропустить ее в мой дом. Я знал это в тот момент, когда открывал ворота. Но какая альтернатива у меня есть? Она не была нормальным, обычным человеком, она всего лишь копила свои обиды. Нет, она заявилась без предупреждения и начала свою войну. И это далеко не первый раз, когда она поступает подобным образом.
Несколько месяцев назад она вот также заявилась без предупреждения. В прошлый раз Маккензи звонила мне. Она была очень расстроена. Прежде, чем я успел выяснить причины расстройства Маккензи, она услышала голос Оливии и сделала совершенно ложные выводы. Ей понадобилось выпустить пар, и она не придумала ничего лучше, чем ночью поплавать в заливе. Это плаванье стоило ей здоровья, поскольку жуткая простуда свалила ее с ног. Я до сих пор виню себя. Я бы лучше послал Оливию подальше в тот вечер и позаботился бы о девушке, которая так необходима мне.
Я поднимаю ботинок с пола и кладу его в сумку снова.

- Никогда больше не смей что-нибудь кидать в меня, - ору я.
Карие глаза Оливии полыхают от злости. Она прижимает нижнюю губу к носу, подходит к кровати и хватает мой чемодан.
- Не смей, - предупреждаю я ее.
- А что ты сделаешь? Ударишь меня? Иди же, ударь меня.
Я в ужасе отступил.
- Что, блять, с тобой?
- Ты! - орет она, сбрасывая мой чемодан с кровати. - Черт возьми, Дрю! Я беременна, и ты затрахал меня уже со своим ребенком!
- Да что ты говоришь! - требую я. - Я не ходил на каждый прием к врачу? Я не обеспечивал все твои капризы материально, даже если ты до сих пор не удосужилась пройти тест на отцовство? - самообладание испаряется. Я могу чувствовать, как пульс колотится в висках. Я видел моего отца в моменты гнева много раз, чтобы не понимать, что за этим последует. Мои брови сходятся в глубокую линию, а жилка бешено пульсирует на шее. - Ах, я не бросил все в своей жизни, чтобы быть только с тобой и с ребенком? Я сделал все это и буду продолжать делать. Но, Оливия, это не дает тебе права врываться в мой дом и вести себя, как ненормальная стерва.
Тишина в ответ на мои слова становится оглушающей, и злой мудак внутри меня только сильнее сжимает кулаки.
- Финансовая помощь, - говорит она. - Да, это все, что ты даешь мне. Но пока ты еще не позволил жить в твоем доме вместе с тобой. Ты даже не приготовил комнату для ребенка.
Я в отчаянии всплескиваю руками.
- Ты хочешь устроить в моем доме детский сад? Отлично! Я займусь этим, когда приеду, если это позволит мне наконец-то отвязаться от тебя.
- Отвязаться от меня? Хрен тебе, Дрю! Мне не нужны твои подачки!
- Да я ни хрена тогда не понимаю! - ору я. - Какого хрена ты тогда хочешь?
- Где твое сострадание?
- Я показываю тебе сострадание каждый чертов день. Я не знаю, что еще я могу сделать, чтобы ты наконец была счастлива.
- Ты обращаешься со мной, как будто я инвестиция. Я знаю, на что это похоже, когда действительно о ком-то заботятся, а ты относишься ко мне... Я не желаю начинать, чтобы выразить твое отношение. Ты когда-то любил меня. И после того, как ребенок родится, ты снова полюбишь меня.
Направив палец ей в лицо, я подчеркнул еще раз.
- Я никогда не любил тебя! Я не люблю тебя сейчас! И я никогда не полюблю тебя в будущем!
Оливия подходит, хватает меня за плечи и прижимается к моим губам. Я пытаюсь оттолкнуть ее, но ее губы врезались в мои. Меня накрывает тошнота, когда она языком пытается проникнуть в мой рот. Я рвусь прочь, оставляя между нами, как можно большее расстояние. Моя рука взлетает к губам, инстинктивно оттирая ее вкус с губ. Нет слов, чтобы передать степень отвращения к ней в этот момент.
- Ты не можешь заявить мне, что ничего не чувствовал тогда! - она рыдает, тушь черными потеками размазывается по лицу. - Ты чувствовал Это! Я знаю, ты чувствовал!
- Я ничего не чувствовал! - сплевываю я. - Никогда не делай этого больше!
- Дрю, пожалуйста.
- Пожалуйста что? Я повторюсь. Мне надоело ходить вокруг да около с тобой. Позволь мне сказать тебе еще раз как можно четче, чтобы до тебя наконец дошло. Мы. Не. Пара. Мы никогда ею не станем. Теперь до тебя дошло?
- Хорошо. Но ты можешь хотя бы отнестись ко мне к матери твоего ребенка, а не как к финансовой ответственности.
- После того, как ты пройдешь тест на отцовство!
- Относись ко мне, как к человеку!
Разочарованный, я сцепил пальцы за головой.
- Я не могу выиграть без потерь здесь, - я направляюсь к французским дверям, распахиваю их и выхожу на балкон. Теплый ветерок с залива врывается в мою комнату, согревая приятным теплом и без того разгоряченную кожу. Дождь уже закончился днем раньше, оставив воздух жарким и душным. Я вздываю, глядя на берег. Мягкие волны накатывают на пляж. Безоблачное небо напоминает мне, что дождь закончился до прихода луны, чтобы скрасить ночь.
- Чего же ты хочешь от меня? - спрашиваю я.
- Я хочу, чтобы обращался со мной, как будто ты заботишься обо мне. Не прикасался ко мне. Ты будешь разговаривать со мной, если я заставлю тебя. Если бы я не знала лучше, я бы подумала, что ты ненавидишь меня и ребенка!
Повернувшись спиной к Оливии, я опускаю голову и вздыхаю. Не то, чтобы я не признавал этого, но о ней я забочусь только из-за ребенка. Она мое проклятие. Я не доверяю ей, и уж конечно, не люблю. У нас общего только и есть, что ребенок и Маккензи, и на мой взгляд, все должно так и остаться. Но то, что я не чувствую связи с ребенком, рвет мне душу в клочья. Какая сволочь не чувствует связи со своим ребенком? Я люблю ребенка. Я не хочу ничего из того, что происходит, но у меня нет никакого желания оставаться рядом с Оливией каждый раз, как ее тошнит. И я слишком хорошо знаю это чувство тоски. Время и расстояние не убило моей памяти. Алкоголь только отупляет мой мозг. Как я ни пытаюсь найти выход, единственно верным кажется мне убить эту связь с Оливией. - Я не ненавижу ребенка.
- Но ты ненавидишь меня.
Я вздыхаю. Я ничего не могу сказать на это. Я ничего не чувствую к ней из того, что она хочет. Соленый ветерок обдувает мое лицо. я закрываю глаза, привалившись к двери.
- Ты ненавидишь меня, - повторяет она. Мои глаза раскрываются, и я оглядываюсь. Плечи Оливии поникли. Она вытирает черные потоки, которые размазались по ее угловатому лицу. Какая-то часть моего сердца разрывается при виде ее слез. Я не такой уж бесчувственный ублюдок, чтобы не переживать при виде ее слез. Даже слез той, что разрушила мою жизнь.
- Вот почему ты продолжаешь твердить об этом проклятом тесте на отцовство!
Переступив через порог и ворох одежды, я усаживаюсь на пол, опершись спиной о кровать.
- Это не потому, что я ненавижу тебя, - оттолкнув груду одежды, я хлопаю по полу, предлагая присесть рядом с собой. Оливия в конце концов присаживается. Я складываю руки на ее крошечном животе и говорю:
- Это из-за моей работы. Ты должна понять. Я каждый день такое вижу. Я все лишь пытаюсь защитить нас обоих.
- Но тест может быть опасным для ребенка!
- Морган сказала мне, что тест не является инвазивным. И ты достаточно хорошо себя чувствуешь, так что это не повредит ребенку.
- Почему ты просто не можешь поверить, что я говорю правду? Я настолько ужасна, что ты хочешь избавиться от меня? Даже лучшая подруга бросила меня в такой ситуации, - сопит Оливия, вытирая глаза.
Наклонившись вперед, я размещаю голову на коленях, опираясь на мои руки. Не только от нее одной Маккензи отказалась. Это правда, что я хочу вернуть Микки обратно, это все, о чем я могу думать, но мне очень тяжело. Так же тяжело, как и Оливии. Может быть, даже больше.
- Это не так.
Звуки залива заполняют тишину между нами. Я наклоняю голову, поймав взгляд Оливии, смотрящей вдаль.
- Тогда что?
Я сглатываю слюну.
- Ты разговаривала с моими родителями по поводу свадьбы, так что это не должно стать для тебя сюрпризом. Мой отец также будет требовать тест на отцовство.
- Твой отец?
- У нас есть определенная репутация, которую мы стараемся поддерживать. Ты знаешь, что мужчины семейства Вайзов не должны ее испортить. Хотя мы очень много шутим на тему поведения каждого члена семьи в прошлом.
- Но какое отношение развод имеет к нам?
- Речь идет о репутации, Оливия. Как ты думаешь, что мой отец представляет себе, видя меня холостого, но у которого есть женщина, носящая его ребенка?
- Ты взрослый человек, - говорит Оливия.
- Да, с семьей с положением и деньгами. Мой отец - традиционалист. Возраст не имеет значения. Все должно быть правильно.
- Ты говоришь так, как герой одной из глупых книг Кенз, которые она всегда читала.
Я хмыкаю, кивая.
- Да. Мой отец все еще живет в каменном веке, но, как я уже сказал, тест нужен не только ему. Я тоже хочу, чтобы ты сделала тест, по крайней мере для меня тест станет доказательством того, что я был настолько глуп, чтобы спать с кем-то, когда любил совершенно другую.
Оливия открывает рот и щелкает зубами. Минуту она подбирается к вопросу.
- А если я сделаю этот тест, ты станешь относиться ко мне как к кому-то важному? - спрашивает она наконец.
Я выпрямляюсь, заняв позицию лицом к ней. Это очень тяжело для меня, пообещать ей такое.
- Я обещаю.
- Хорошо. Мы проведем этот тест, когда ты вернешься из Бостона.
- Спасибо, - выдыхаю я с облегчением.
Небольшая улыбка появляется на губах Оливии.
- Ну а теперь позволь мне помочь тебе уложить вещи. Я не могу смириться с мыслью, что ты возьмешь половину этого дерьма с собой в Лас-Вегас, что носишь здесь.
- Что заставляет тебя думать, что я поеду в Вегас?
Она пожала плечами.
- Это единственное логическое объяснение. Где же еще отдыхать юристу? - Оливия встает, поднимая мой чемодан с пола.
- Я помогу тебе, - говорю я, пытаясь помочь ей. Иногда незнание - это блаженство. И я могу позволить ей оставаться в неведении так долго, как это необходимо.

Переводчик: Люба А. 
Редактор: Анастасия Т.

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды. 



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2021-6
Категория: Народный перевод | Добавил: Ianomania (09.12.2017) | Автор: Переводчик - Люба А.
Просмотров: 209 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 7
0
7   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

0
6   [Материал]
  Спасибо большое за перевод!  good  lovi06032

1
5   [Материал]
  Мужчины!  Любил одну, спал с другой, обманывал получается обеих. Как теперь разобраться в этом балагане, который сам же и устроил?
Почему то у меня к нему никакого сочувствия нет в этой ситуации. Ведь он опять продолжает обманывать Оливию.
И я даже не знаю,  желать ли ему наладить отношения с Микки, когда ситуация с Оливией не разрешена, ведь надеяться на то, что ребенок окажется не его, шансов мало. Спасибо, и жду продолжения истории.

0
4   [Материал]
 
Цитата
Финансовая помощь, - говорит она. - Да, это все, что ты даешь мне. Но
пока ты еще не позволил жить в твоем доме вместе с тобой. Ты даже не
приготовил комнату для ребенка.
Супернаглая и прилипчивая..., не теряет надежды ни только пробраться в его дом, но и в его сердце.
Очень похоже. что он сдает позиции -
Цитата
А если я сделаю этот тест, ты станешь относиться ко мне как к кому-то важному? - спрашивает она наконец.
- Я обещаю.
Очень интересно, как же он в будущем собирается совмещать ( если получится) Микки и Оливию, она ведь не отстанет.
Большое спасибо за замечательное продолжение.

0
3   [Материал]
  Напрасно он рассказал Оливии о мнение своего на происходяшее . 
Спасибо за продолжение .

0
2   [Материал]
  Спасибо!Если ребенок от Дрю, то кроме сочувствия ,имея папу консерватора,больше нечего сказать

0
1   [Материал]
  Спасибо большое за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]