Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Уверенность в обмане. Глава 8

Глава 8

- Итак, - говорит Линдси, передавая мне картошку. - Маккензи говорит, что вы приехали к нам на выходные. 
Я любезно беру тарелку и придвигаюсь ближе к Маккензи, так, что наши руки соприкасаются. 
- Картошечки? - шепчу я заговорщицки. 
- Да, пожалуйста, - я высыпаю горсть картошки ей на тарелку. Но мне везет: когда я прохожу мимо Маккензи и Коди, я нечаянно касаюсь груди Маккензи. Она издала легкий вздох и заерзала в кресле. 
- Ох, извини, - извинялся я не слишком искренне. Поддразнивать ее слишком большое удовольствие, но я должен убедиться, что не переступаю границы. Неправильные действия и так привели уже к обескровливанию нас обоих. Я расправляю салфетку на коленях, чтобы прикрыть стояк, что возник благодаря моей маленькой игре. 
- Да, мэм, - отвечает Джаред на вопрос Линдси. 
- Замечательно. Так что вы можете присоединиться к нам завтра на шестой уличный фестиваль. 
- Это отличная идея, - Гленда гладит руку Гэвина, ее негабаритные зубы выдвигаются в ужасный оскал. 
- Мы не хотим навязываться, - возражает Гэвин. 
- Бред, - отвечает Коди. - Чем больше, тем лучше. Это большой городской праздник. Будет много еды и отличная музыка. Вы должны увидеть праздник. 
Я протыкаю вилкой бифштекс, подвинув нож на мясо. 
- Спасибо, но неудобно навязываться. 
На этот раз Маккензи начинает игру, положив руку мне на бедро и бренча пальцами по моей коленке. 
- Действительно, Дрю, ты можешь пойти с нами, - воркует она. - Это ничто иное, как барабанный круг, но... 
Вкусный стейк у меня во рту, попав в горло, застреваеь. Я начинаю задыхаться. Линдси хлопает меня по спине и протягивает стакан с таким сладким чаем, который я никогда прежде не пробовал. 
- Тебе не нужно глотать все, дорогой. 
Маккензи убирает руку с моей ноги, озорная улыбка растягивает губы. 
- Тебе лучше? - спрашивает Линдси заботливым тоном матери. 
- Да, - прокашлявшись отвечаю я . - Спасибо. 
Вытирая слезы в глазах, я замечаю перешучивания между Гэвином и Джаредом. В мой слезящийся взгляд попадает Маккензи, которая как ни в чем не бывало обедает. Она получила точно такую реакцию, которую задумывала. 
 Игра началась, женщина. Игра началась. 
- Итак, ты все же идешь с нами? - Джеки повторяет свой вопрос. Рядом с ней в переноске хныкает младенец, и все мои чувства бунтуют. Я опускаю глаза в свою тарелку, пытаясь скрыть реакцию на это негромкое хныканье. Мои руки и ноги немеют, желудок сжимается в комок. Я закрываю глаза, пытаясь восстановить самообладание. 
- Они сказали, что не хотят идти, - усмехается Гэйдж. Звук его голоса вырывает меня из цепких лап панической атаки. Я чувствую, как его взгляд прожигает дыру в моем черепе. - Да не дави ты на них. Я уверен, они нигде больше не встретят музыки кантри, хоть и объедут всю страну. 
Я поднимаю голову, вперивая в Гэйджа выразительный взгляд. 
- Мы никогда не говорили, что не хотим идти. Мы сказали, что не хотим навязываться. 
Гэйдж качает головой, насаживая на вилку спаржевую фасоль. 
- Невелика разница. 
Я протягиваю руку, расположив ее на спинке стула Маккензи. Склоняясь ближе к Маккензи, так, что наши тела почти соприкасаются, я наблюдал за Гэйджем. 
- Мы хотели бы присоединиться к вам завтра. Маккензи может подтвердить мою любовь к прекрасной музыке. А если еще и еда будет бесподобна... - я машу рукой в центр стола, где на блюдах высятся горы разной еды, - то нам гарантирован фантастический вечер. 
- Замечательно. На том и порешили, - восклицает Билл. 
Разговоры вновь возобновляются вокруг стола. Я легонько провожу костяшкой пальца по ее плечу, убирая руку со спинки ее стула. она вздрагивает от моего прикосновения. Искры вновь мерцают вокруг нас. Я гляжу на нее и ловлю ее взгляд, направленный на меня. Ее глаза лучатся удовольствием. 
- Ты думаешь, это смешно, не так ли? 
- Я даже представления не имею, о чем ты говоришь, - она откусывает кусочек, с усилием глотая. 
- Ты точно в курсе, о чем я говорю, - я немножко копирую ее акцент. 
Ее глаза расширяются, а губы дергаются. 
- Ой! - она щелкает пальцами, как будто припоминая. - Ты имеешь в виду барабанный цирк? 
- Ну и это тоже. 
- Я думаю, это было уморительно. Ты бы видел свое лицо, - Микки шутливо тычет меня в бок. 
Я поджимаю губы. 
- Это война, милая, - дразню я. 
- Признай это, Энди. Я надеру тебе задницу. Это моя земля. Это мой дом. Я здесь на своем месте. 
Я откидываю голову назад, сотрясаясь от смеха. 
- Тогда ты меньше всего ожидаешь проигрыша...Жди. 
- Ответ неудачника, - парирует она. 
- Я думал, ты знаешь меня лучше. Я никогда не проигрываю. 
Улыбка исчезает из ее глаз. Выражение лица становится серьезным. 
- Всегда что-то случается в первый раз. 
Такое же чувство и раньше возникало у меня. Что-то происходит в ее голове. Что-то, чего я не понимаю. Она дружелюбная, но каждый раз, стоит нам скатиться к нашему привычному стебу, как она ускользает от меня. Словно мысленно отгораживается. Как если бы на стене появляется трещинка, а она ее все время заделывает. 
- Так и есть, - бормочу я, поигрывая вилкой. - Будем надеяться, что не сейчас. 
Она поворачивает голову ко мне. Маккензи смотрит на меня самым недоверчивым взглядом. Я возвращаю ей длинный взгляд, полный решимости заставить ее увидеть, что я здесь не по своей прихоти. Я здесь из-за бизнеса. Игривый стеб пропадает. Это просто для нас, запертым друг в друге. 
Она облизывает губы. Горловой спазм заставляет ее глубоко вздохнуть. Она берет чашку с чаем, нарушая наш зрительный контакт. 
- Поживем, увидим, - говорит она, делая глубокий глоток. 
- Поживем, увидим, - я поворачиваюсь, собираясь поесть спокойно. 
Кажется, никто и не замечает, что мы с Маккензи поглощены друг другом. Мы продолжаем есть молча, отвечая только тогда, когда кто-нибудь спрашивает нас. Гэйдж несколько раз пытается втянуть Маккензи в разговор, но она поглощена своими мыслями, как и я. Получается не такой прекрасный вечер, как мне думалось. И я нисколько не приближаюсь к решению проблемы между нами. Наш типичный дружеский стеб превращается в своеобразный вызов. И мы все время на людях, что не позволяет мне толком поговорить с Маккензи. 
Задумавшись, я почти не чувствую, как телефон вибрирует в моем кармане. 
- Так ты ответишь? - спрашивает меня Маккензи. Выбираясь из транса, я гляжу в самые прекрасные в мире глаза. Ее ресницы дрожат, щеки окрашиваются в румянец гнева. Глаза яростно сверкают. 
- Твой телефон, Дрю, - она указывает на мои штаны. - Ответь. 
Я моргаю несколько раз, пытаясь привести мысли в порядок. Подвинув ногу, чтобы удобнее было, достаю телефон. Гляжу на экран и в одно мгновение настроение портится. 
- Какого черта ей от меня понадобилось? - бормочу я себе под нос. 
Маккензи наклоняется ближе ко мне. 
- Ты действительно должен принять это. 
Я качаю головой, приподнимая бедро, чтобы положить телефон обратно в карман. 
- Не прямо сейчас. 
- Энди, - в ее голосе появляется предупреждение. - Ответь на звонок. 
Сжимая руку вокруг телефона, я смотрю в глаза, которые повсюду были со мной. Мне тяжело что-то прочесть на ее лице, но я знаю, что пока я не отвечу, Оливия продолжит звонить. 
- Хорошо. Я скоро вернусь, - я бросаю салфетку на стол и встаю со своего места. 
Маккензи чуть двигается со своим стулом, чтобы я мог отойти от стола. 
- Выйди туда, - она указывает на раздвижные двери позади стола. 
- Спасибо. 
- Не торопись. 
Без лишних слов я бросаюсь к двери, чувствуя на себе сосредоточенные взгляды всех. 
- Это Эндрю, - отвечаю я после того, как закрыл дверь. 
- Привет и тебе. 
- Что тебе нужно, Оливия? 
Я отхожу от дома, двигаясь в сторону бассейна. Лунный свет танцует на поверхности воды и подводное освещение создает приятные глазу бледно-голубые акриловые отблески. Для тяжелой пыли, что постоянно переносится в Амарилло по воздуху, бассейн на удивление чист и прозрачен. Большие деревья и экзотические растения создают атмосферу лагуны тропического рая. Глядя на фасад дома, вы бы никогда не подумаете, что за домом есть этот потрясающий оазис. Я прогуливаюсь вдоль бассейна. На противоположной стороне обнаруживается гидромассажная ванна. Так и хочется нырнуть в нее, спасаясь от этой удушающей жары. 
- Только проверить, чем ты занят. Я волновалась. Я ждала твоего звонка. 
Я машу руками в глубочайшем раздражении. Громкий смех разносится от дома, и я начинаю презирать Оливию еще больше за то, что она отрывает меня от этого действа внутри. 
- Я думал, мы закрыли эту тему уже. Если ничего не происходит с ребенком, то не нужно звонить мне. Мы не вместе, Оливия. И не случилось ничего, что бы изменило это. 
- Я же сказала тебе, Эндрю, что не откажусь от тебя. 
- Ты только зря теряешь время. 
- Это мое время, хочу - и теряю. 
- Ну, хорошо. Тогда ты тратишь мое время. А я не хочу тратить свое время на тебя. 
- Дрю, - ее тон резко меняется. - Давай начнем все сначала. Я позвонила не для того, чтобы ссориться с тобой. Я только хотела узнать, все ли у тебя в порядке. 
Я потираю рукой лицо. 
- Отлично. У меня все хорошо. 
- Тебе весело? 
Полный раскаяния смешок вырывается у меня. 
- Я воспринимаю это как "нет"? 
- Мы ужинаем, - выворачиваюсь я. - У меня не было времени, чтобы веселиться. 
- Ужин? Сейчас? Там сейчас пять или шесть? 
Я гляжу на часы, ловя свет от отблесков в бассейне. 
- Без пятнадцати восемь. 
- Ты уверен в этом? 
- Да. Я перевел свои часы, когда мы приземлились. А что? 
- Просто... - она запинается. - Не обращай внимания. Я слегка перепутала часовые пояса. 
- Все ждут меня. Мне нужно идти. 
- Позвонишь попозже? 
Я вздыхаю. 
- Для недогоняющих повторяю в последний раз. Ты не моя девушка. 
- Хорошая новость. Ты как заезженная пластинка. Я думаю, ты мог бы рассказать мне о том, что происходит за столом. Но нет. Наслаждайся своей мужской компанией. 
Я нажимаю кнопку отбоя. Смотря вниз на голубую воду, я ничего не желаю более, чем бросить свой телефон в воду. Телефон я кладу обратно в карман, зная, что убийство бедняжки не прекратит ее звонки. Я наклонию голову назад и вижу самый красивый дисплей, созданный природой. 
Серебро сверкает на черно-голубом покрывале неба. Бесчисленное количество ночей я провел на пляже, любуясь звездами, но никогда еще не видел их с такой ясностью, как сейчас. Запах Херефорда, каким я знал его, рассеялся, и теперь я был охвачен свежим ветром Техаса. 
Ярко-оранжевое отсвет за спиной привлек мое внимание. 
- Все хорошо? - комок образуется в горле при звуке сильного, уверенного голоса Билла. Для всех, я знаю, Билл на взводе, или про него говорили так техасцы. Собрав нервы в кулак, я разворачиваюсь на каблуках, едва не потеряв равновесие. Билл держит в руках сигарету, и я не замечаю признаков наличия какого-нибудь оружия. Я успокаиваюсь при мысли, что все же не искупаюсь в бассейне, и двигаюсь к нему. В мерцающем свете бассейна Билл кажется массивнее и выше ростом, чем он был при свете дня. 
- Да, сэр, - мой голос дрожит. 
Какого черта? Я же взрослый мужик. Мой голос не ломался с тех пор, как я был подростком. 
Я благодарен темноте за то, что скрывает предательский румянец, растекшийся по моему лицу. Собравшись, я выпрямляюсь, оказавшись чуть выше, когда подхожу к нему. 
Билл наклоняет пачку сигарет ко мне, выстучав одну из упаковки. 
- Закуришь? 
При нормальных обстоятельствах я бы отказался от этого предложения. Курение - это отвратительная привычка, но сейчас я не собираюсь отказываться. Я протягиваю руку и вынимаю сигарету из пачки, засунув в рот. Ниточка пламени трепещет, вырываясь из зажигалки, поднесенной к моему лицу. Я наклоняюсь вперед, опуская кончик сигареты в пламя. Яркие угольки табака воспламеняются, и я с наслаждением затягиваюсь, впуская клубы табачного дыма в свои легкие. Горло першит, но я продолжаю затяжку. 
- Спасибо, - выдыхаю я, выпуская дым из своих легких. Беру сигарету в другую руку, чувствуя головокружительный эффект табака практически мгновенно.- Не рассказывай Линдси. Она думает, я бросил давным-давно. 
Я киваю. 
- Ну что ж, тогда это наш маленький секретик. 
Билл прислоняется к деревянной колонне, перекладывая сигарету в другую руку. Чувствуется, курит он как профессионал. Сигарету держит между пальцами, делая глубокую затяжку каждый раз. Сам признается мне, что заядлый курильщик. Зато я не помню, когда брал в руки сигареты, точно, еще в колледже. Хотя сомневаюсь, что это был табак. 
Я опираюсь на противоположный столб и смотрю на журчащую воду. Страх, больше похожий на агонию, потрясает меня до глубины души. Я ненавижу саму мысль разочаровать Билла. Он принимает меня в своем доме, зная, что мы с Маккензи поссорились. И мне кажется кощунством выйти из дома, чтобы ответить на звонок Оливии, даже с разрешения Маккензи, и предательским ударом в его спину при такой его щедрости. 
- Звонила Оливия? - спрашивает он, стряхивая пепел с кончика сигареты. 
- К сожалению. 
- Ммм, - он делает еще одну глубокую затяжку. Дым, выдыхаемый нами из легких, кажется, клубится в ночном небе между нами. Я прикладываю сигарету обратно к губам, затягиваясь сильнее на этот раз. 
- Это не то, что ты думаешь, Билл. 
- И что же я думаю? 
Я стучу пальцем по концу сигареты несколько раз, стряхивая пепел. 
- Ты думаешь, что я играю чувствами Маккензи. 
- Если бы это было так, каким бы образом ты оказался тогда приглашенным в мой дом сегодня, да еще и на праздник завтра, скажи-ка мне. 
Он у меня есть. 
- Извини, - делая очередную затяжку, я наблюдаю, как серое облако, выдыхаемое из моих легких, растворяется вокруг меня. Никотин бежит по моим венам, заставляя меня чувствовать легкое подташнивание и головокружение. 
Билл тушит сигарету и бросает окурок в цветочный горшок. 
- Так ответь же мне, сын, как ты намерен исправить это безобразие? 
Я не докуриваю сигарету до фильтра, но повторяю действия Билла: тушу окурок и отправляю следом в тот же цветочный горшок. Я сглатываю, пытаясь облегчить боль в животе. 
- В том-то и дело, что не знаю. Но вот что я знаю точно, так это что не могу продолжать жить без Микки. Она - мое сердце. 
Сняв бейсболку, Билл качает своей лысеющей головой. 
- Это только начало. Почему же ты добирался сюда так долго? 
- Плохой совет, - иронизирую я. 
Билл откидывает голову назад со смехом. 
- На самом деле это был хороший совет. Да и цветы твои очень красивы. Их так приятно касаться. 
Я хлопаю руками по бедрам. 
- Неужели всем известно, что это я присылал ей цветы. 
Он похлопает меня по плечу. 
- Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять это. 
Я вздыхаю, глядя на человека, которым восхищаюсь. Именно в этот момент я понимаю, что он заботится не только о своей дочери, но и обо мне. Он пытается защитить и меня. Человек, отец в нем, пытается помочь нам обоим стать счастливыми. 
- И что же мне предпринять? - спрашиваю я. 
Билл сжимает мое плечо крепче. 
- Я хотел бы кое-что уточнить. Могу я задать вопрос? - я киваю, заранее страшась его вопроса. - Ребенок твой? 
- Только если тест не докажет обратное, я отец. Но я должен получить согласие на этот тест, - я запускаю пятерню в волосы, видя, как челюсть Билла вытягивается. 
- И когда это произойдет? 
- Черт меня дери, если б я знал! - упс. Я не хотел ругаться при Билле. Я зажимаю себе рот ладонью, ища, как бы исправить сказанное. Здесь я пытаюсь быть открытым и честным, и даже пытаюсь произвести на Билла приятное впечатление, но вырвавшееся из моего рта должно быть сравнимо разве что с разрывом атомной бомбы. 
Превосходно, Вайз! Просто прекрасно! 
Билл ведет себя так, будто я не выдал ничего необычного. 
- Я вижу! 
- Нет, не видите, сэр! - заявляю я, повернувшись к нему. - У меня нет оснований не верить Оливии и мне не нужно подтверждение, что этот ребенок может быть моим. Но если я не смогу заставить ее пройти тест до рождения ребенка... - мои слова затихают. Нет простого способа сказать, что мой отец не доверяет никому и что он просит меня о тесте, что сродни приказу. Что я паршивая овца в семье. Быть рядом с Оливией, проходя сонограмму, и посещение вместе с ней всех врачей повергает меня в сильнейшую нервную дрожь. 
Я глубоко вздыхаю, чувствуя легкое жжение в легких после выкуренной сигареты. 
- Не важно, что покажет тест. Важно, как я отношусь к Микки. Я люблю ее с тех пор, как впервые увидел. Я даже не знал ее имени, но уже любил, сэр. Но за что-то же я расплачиваюсь. Не так ли? - тревожные нотки прорываются в моем голосе. 
Билл кладет обе руки на мои плечи. Его глаза анализируют меня. 
- Это произойдет, но знаешь, одной любви недостаточно. 
- Нет. Я не верю в это. Мы были вместе. Были счастливы. Если бы Оливия первой не сбросила свою бомбу про беременность, мы бы сказали ей. Мы будем счастливы вместе. 
- Что ты имеешь в виду? 
- Я имею в виду, что Маккензи не могла быть счастлива полностью, обманывая Оливию. Мы назначили встречу с ней на вечер в ресторане, чтобы рассказать о нас, чтобы быть честными с ней. 
Глаза Билла сужаются. 
- Ты говоришь, что Маккензи собиралась стать счастливой с тобой, даже если бы это навредило Оливии? Ты ничего не перепутал? 
Я засовываю руки в карманы, пожав плечами. 
- Я положительный. 
Билл поджимает губы. Он покачивает головой в раздумьях, но так ничего и не произносит. 
- Я знаю, как тяжело будет Маккензи причинить боль Оливии, но мы заслужили право быть счастливыми, даже если Оливии будет больно. Мы не сделали ничего плохого. Я никогда не любил Оливию, и мы расстались задолго до того, как я начал встречаться с Маккензи. Я знаю, что это походит на обман. Но это неважно, что я чувствую к Оливии. Я бы никогда не поступил так ни с кем, даже если это Оливия. 
Я бы никогда не признался в этом за пределами моей семьи. Из-за двух трагедий в нашем прошлом. Первая трагедия касается потери моей дочери. И она худшая из двух. Ни один родитель никогда не должен становиться свидетелем смерти ребенка. Это жестокий урок природы. Второй был в том, что я надолго задержался возле матери моей дочери. Надолго после того, как эти отношения перестали существовать. Я познал предательство, измену. И как трудно после всего этого открываться кому-то вновь. Именно поэтому я не ухаживал за Маккензи, пока не порвал с Оливией. 
- Это весьма похвально, сын, но каков твой план на эти выходные, чтобы Маккензи приняла тебя обратно. Что делать теперь? Что предпринять следующим? Никуда не денешься, Оливия по-прежнему беременна, и Маккензи находится в очень трудной ситуации. 
- В трудной ситуации мы оба. Я люблю твою дочь, Билл. Этого не изменишь. Но если ребенок в самом деле мой, тогда я сделаю доброе дело и стану самым лучшим отцом. 
Горделивая улыбка расплывается по лицу Билла. 
- Твой отец хорошо тебя воспитал. 
Я смеюсь. Ничего не могу с собой поделать. Если бы он только узнал моего отца, он бы подумал по-другому. 
- Мой отец не согласится с тобой. Он надеется на мое исправление и что я женюсь на Оливии. 
- Это немного старомодно, но я вижу, тут он смотрит вперед. 
- Нет. Я отказываюсь. Это не было бы справедливо. Да и не будет правильным, для тех, кто вовлечен. 
Билл хлопает меня по спине. 
- Я и не говорил, что ты должен. Я просто сказал, что понимаю его намерения. 
Я могу верить ему. Нет ничего предосудительного в его тоне. Он просто говорит, как есть. 
- Дрю. Меня мучает еще один вопрос. Что ты будешь делать, если Маккеензи не согласится? Если не захочет быть с тобой? Что тогда? 
Я замираю. Леденею внутри. Такая простая мысль просто не приходит мне в голову. Я-то собираюсь стать для нее рыцарем в сверкающих доспехах, прискакавшем за ней на белом коне. А оказывается, сказка затмила мой разум. Я сглатываю противный металлический привкус с языка. Засовывая руки в карманы, я гляжу Биллу в глаза. 
- Тогда я позволю ей уйти. 
- Просто так? Никакой борьбы? Просто позволишь уйти и все? 
- Билл, мой приезд сюда - это борьба за нее. Если она захочет расстаться со мной, я уйду. Но уходить я буду с высоко поднятой головой, зная, что сделал все возможное для примирения. 
Билл пристально наблюдает за мной. Его глаза приобретают странный голубой оттенок в лунном свете, но за ними скрывается истина, и этим я восхищаюсь. 
- Ну тогда это все, о чем мне нужно было знать. Я не говорю тебе, что будет легко. Моя дочь упряма, прямо как ее мать. Особенно когда ей больно. Но если ты сможешь растопить эту атмосферу отчуждения, возникшую между вами, считай, у тебя есть мое благословение. Бог тебе в помощь, сынок. Именно Его помощь тебе и понадобится, - он хлопает меня по плечу, посмеиваясь. 
- В самом деле? Ты даешь мне свое благословение? - мысль кажется мне абсурдной. Если бы моя дочь сбежала от парня, причинившего ей боль, я бы оторвал ему яйца и скормил бы их ему. 
Мне всерьез нужно перестать перекидывать мячик, размышляю я про себя. 
- Ты уверен, что не хочешь пристрелить меня? - уточняю я. 
Лоб Билла и уголки губ прорезают глубокие морщины, когда он хохочет. 
- Дрю, если бы я хотел пристрелить тебя, пристрелил бы еще в магазине. 
Раздвижные стеклянные двери разъезжаются. Свет льется из кухни, освещая остановившуюся в дверях Маккензи. 
- У вас все в порядке? - глубокий южный акцент появляется в ее голосе, посылая восхитительные волны желания бежать по моим жилам. Я могу поклясться, что ее акцент стал еще тягучее по возвращении домой в Техас, и я еще больше люблю ее. 
- Да, Мик, все хорошо. Я просто показывал Дрю работу, которую проделал во дворе. 
- Мхм, - бормочет она. Ее глаза скользят между нами, пока она закрывает двери за своей спиной. - Если я проверю цветочный горшок, я не рискую найти в нем окурки? 
Билл смеется, обнимая ее за плечи и целует в висок. Мягкий румянец расцветает на ее щеках, заметный даже в бледном свете. Я завидую близости Микки с отцом. Я никогда не знал, что это такое. Все что я могу сказать об отношениях между мной и отцом, это то, что я его боюсь. 
Такое чувство, что я просто гость на чужом празднике жизни. Я увеличиваю расстояние от них, двигаясь в сторону входа в бассейн. Эти двое мягко смеются чему-то своему, раздвижные двери открываются и снова закрываются. Я остаюсь один. 
Или я так думаю. 
- Хорошая ночь, - произносит Маккензи, приблизившись. Эту близость, тепло ее кожи окутывает теплота вечера. Моя голова плохо соображает. Может, виной всему оказывается выкуренная сигарета, но я думаю, я в растерянности от ее близости. Ничего дельного не приходит мне в голову. Это похоже на сон. 
Я переношу свой вес с одной ноги на другую, поднимая голову вверх. 
- Красиво. Никогда не думал, что существует подобная красота и звезды светят так ярко. 
- Этот Техас для тебя. 
- Я скучаю по пляжу. 
- Я тоже, - отвечает она. 
- Это все, по чему ты соскучилась? - я хочу знать. Она сказала по телефону, что скучает обо мне, но здесь, в этом месте, в этот момент, я хочу смотреть на нее и видеть выражение ее лица в тот момент, когда она скажет, что скучала по мне. 
Она оборачивает пальцы вокруг моего запястья. 
- Пляж - лишь одна из вещей, по которой я скучаю, находясь дома. 
Я разворачиваю ее лицом к себе. Мы оба находимся в опасной близости от бассейна и один неверный шаг, и мы плюхаемся в него. Она опускает глаза, отказываясь встречаться со мной взглядом. Это работает против меня. Я хочу заглянуть в ее душу. Я размещаю большой и указательный палец на ее подбородок, приподнимая ее голову вверх и заставляя заглянуть мне в глаза. Ее дыхание учащается, что происходит всякий раз, как мы оказываемся в непосредственной близости друг друга, как сейчас. Легкий ветерок ерошит ее волосы. Пряди закрывают лицо. Обеими руками я убираю волосы с ее лица, отбрасывая их, чтобы без помех заглянуть в ее прекрасные глаза. 
Как в замедленной съемке мое лицо движется навстречу ее лицу. Как будто два магнита притягиваются друг к другу. Ее язычок скользит меж губ, облизывая их. Сантиметр за сантиметром я приближаюсь к ней, собираясь поцеловать ее. Мой рот едва не встречается с ее, как Маккензи отстраняется. 
- Энди, нет, - говорит она резко, отталкивая меня рукой в грудь. 
Сердце сжимается в моей груди. Застыв на месте, я чувствую, как растерянная и обиженная, она снова удаляется от меня. 
- Почему нет? 
Она неподвижно застывает, пытаясь обдумать свой ответ. 
- Потому что...потому что..., - повторяет она. 
Мои глаза расширяются, когда я подаюсь навстречу ее ответу. 
- Да? - напоминаю я ей. 
- Потому что... - она сгинает пальцы в районе груди. Внезапно озорная ухмылка искривляет ее губы. - Вот почему, - и она толкает меня. 

Переводчик: Люба А. 
Редактор: Анастасия Т.

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2021-6
Категория: Народный перевод | Добавил: Ianomania (23.01.2018) | Автор: Переводчик - Люба А.
Просмотров: 363 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 5
0
5   [Материал]
  Спасибо большое за перевод!  good  lovi06032

0
4   [Материал]
  
Цитата
Искры вновь мерцают вокруг нас. Я гляжу на нее и ловлю ее взгляд, направленный на меня. Ее глаза лучатся удовольствием.

Уместен ли этот флирт..., Дрю пытается начать отношения с Маккензи, когда ситуация с Оливией находится в подвешенном состоянии... Зато Лив полна решимости удержать его на крючке -
Цитата
- Только проверить, чем ты занят. Я волновалась. Я ждала твоего звонка.
А он ведь даже и капли сомнений не допускает в своем отцовстве... Посмотрим.
Большое спасибо за продолжение.

0
3   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

1
2   [Материал]
  Вода камень точит . Надеюсь любовь Дрю , пройдёт через море боли и разочарований Маккензи . 
 Спасибо за перевод .

1
1   [Материал]
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]