Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Беллария. Глава 17


 

Дни после моего пробуждения ничуть не отличались от дней до него, по крайней мере, так казалось окружающим. Трижды в неделю я читала лекции в университете. Конечно, Эдвард тоже их посещал, чтобы не разрушать свою легенду студента, но в то же время, чтобы защищать меня, и мне это нравилось.

Если быть предельно честной с собой - что я и пытаюсь делать - то у меня не было проблем с тем, чтобы он был рядом. Я хотела, чтобы он был рядом так же сильно, как он хотел того, чтобы я была рядом с ним. А что касается защиты… ну, женщина внутри меня не была настолько современной, чтобы отвергать эту защиту. Что было непросто? Мне было непросто избегать его пристального взгляда, когда я вела лекцию, или сохранять невозмутимый вид, когда он вставлял спорное, но интересное наблюдение по тому или иному вопросу. Но труднее всего мне было притворяться, что все мое внимание не сосредоточено на каждом малейшем звуке или движении, исходящем из темноты в конце аудитории, где он обычно сидел. Однако никто не должен был видеть нас вместе на территории кампуса, и никто не должен был ничего заподозрить. Это было крайне важно, но вокруг меня происходило столько событий, что я начала опасаться, что что-то может ускользнуть от меня.

К счастью, Эдвард преуспевал в актерской игре. Он вез меня к себе домой, когда я спросила, как ему удается держаться на людях с такой легкостью. Эдвард долго загадочно смотрел на меня, а затем протяжно выдохнул.

- Белла, годы превращаются в десятилетия, а десятилетия оборачиваются столетиями, мир вокруг меняется с невероятной скоростью, поэтому хорошо отточенные актерские навыки необходимы. - На его прекрасном лице мелькнула тень разочарования и грусти, словно он вспоминал всю свою долгую-долгую жизнь. – Если мы хотим сохранить в секрете наше существование, то мы вынуждены постоянно приспосабливаться, а затем с легкостью отказываться от того, к чему привыкли: менять работу, дом, образ жизни, язык… и так снова, снова и снова. Притворяться, что мы часть того, что нас окружает.

Он рассуждал об этом с такой легкостью, словно мы обсуждали что-то обыденное, как, например, погоду. И от этого мое сердце сжалось.

Спустя пару дней вечером я подняла взгляд и увидела, что на пороге гостиной, где я работала над конспектом лекции, стоит Эдвард. В последнее время в доме, где жили трое вампиров, моим любимым местом стал удобный двухместный диванчик, расположенный рядом с камином в гостиной. По крайней мере, он был моим любимым местом до тех пор, пока не восстановили террасу. Пока я работала над конспектами лекций и семинаров, Эдвард, Эммет и Джаспер ремонтировали террасу после разрушений, которые я учинила несколько дней назад.

Я не знала, как долго Эдвард стоял на пороге. Я подняла взгляд и увидела, что он прислонился к стене и изучает меня так внимательно, что это натолкнуло меня на мысль, что он стоит так уже несколько минут. И хотя его пристальный взгляд не мешал мне, мне было трудно сосредоточиться. Эдвард был… красивым мужчиной, и как бы сильно современная женщина во мне не ненавидела такое описание, я не знала, как можно избежать его. На мгновение я задумалась, что даже несмотря на работу на террасе, которую они проводили с Эмметом и Джаспером, он выглядел прекрасно. На спортивных штанах и футболке не было видно ни пыли, ни краски, ни пятен; на нем не блестело ни одной капельки пота. Потом я вспомнила, что человек передо мной был вампиром. Порой с этим все еще было непросто смириться.

- Как долго ты наблюдаешь за мной? 

Улыбнувшись, Эдвард оттолкнулся от стены и подошел ко мне. Он собрал бумаги, которые я отложила на сиденье рядом с собой, и аккуратно сложил их на журнальном столике. Затем он сел на диван, прислонившись к спинке. В следующее мгновение он осторожно пересадил меня к себе на колени. Я даже не заметила, как он поднял меня - лишь то, что я оказалась у него на коленях. Это действие сбило меня с толку, но через пару секунд я рассмеялась.

Несмотря на все безумие, происходившее на протяжении нескольких последних недель, несмотря на всё то, что я узнала о своей жизни, я также начинала понимать, насколько терпеливыми, всезнающими и… бесценными были эти трое мужчин, которые помогали мне пройти через все трудности. Я и представить себе не могла, сколько длится тысяча лет, а они столько ждали моего перерождения. Мы многим делились друг с другом, мы знали одно и то же о мире, который считают мифом и легендой. Мы были не просто друзьями. Я начинала чувствовать родную кровь в Эммете. Я узнавала брата в том, как он защищал и временами поддразнивал меня. Джаспер с его всеобъемлющими знаниями по любому предмету был невероятно ценным другом. А Эдвард…

Мне не хватало слов, чтобы описать то, что я испытывала к Эдварду. Я чувствовала древнюю связь, которая нас соединяла. Но мои чувства выходили за рамки этого. Каждый раз, когда он входил в комнату, мое сердце замирало и неслось вскачь. И, если честно, порой это пугало и раздражало, я чувствовала, что у меня нет иного выбора, словно наша связь была написана на звездах задолго до моего рождения как Беллы Каллен. И все же нужно признать, что моя тяга к нему менялась… превращалась во что-то более глубокое, хотя столь же мощное.

- Терраса готова. Я попросил Эммета и Джаспера купить тебе еду, чтобы я мог присмотреть за тобой, - сказал он. – Ты выглядишь такой расслабленной, когда сидишь здесь, погрузившись в свои мысли, - он улыбнулся. – Мое внимание пугает тебя? Ты думаешь, я собирался… – он нахмурился, - укусить тебя?

- Нет, - покачав головой, выдохнула я и обвила его шею руками. – Ты просто удивил меня: ты так пристально смотрел на меня и так быстро пересадил меня к себе на колени.

- Хм, - он медленно кивнул. Он следил за моей реакцией, он часто так делал. Я улыбнулась, хотя знала, что от него не ускользнет мое учащенное биение сердца и сбившееся дыхание. Затем я осторожно протянула руку и погладила его лицо тыльной стороной ладони, скользнув по шраму. Я знала, что ему это нравится, он привык к моим прикосновениям.

- Ты должна знать, что я подумал о том, чтобы укусить тебя. – Воздух так и не покинул мои лёгкие. Его взгляд скользнул по моей шее, а затем он снова посмотрел мне в глаза. Его глаза потемнели, он сглотнул. – Всего на секунду, - добавил он, пожав плечами, - но такая мысль правда посетила меня. Ты выглядела слишком заманчиво, когда сидела здесь так невинно, так заманчиво и… - он глубоко вдохнул, - твой запах так знаком.

- Ты пытаешься напугать меня.

Эдвард и не отрицал этого. Его потемневшие глаза и появившаяся хрипотца в голосе были тому подтверждением; я чувствовала, как он напрягся подо мной. Мое тело, ускорившееся сердцебиение и моя кровь, несущаяся по венам, возбуждали его. Было что-то интимное в том, как его природа брала над ним верх.

- Но вы ошибаетесь, мистер Мейсен, - как можно спокойнее ответила я, - когда думаете, что я совершенно безобидна и невинна, и что ваше признание смущает меня. Я знаю точно, кто ты, - прошептала я, пытаясь соблазнить его, чтобы сбить с толку, потому что всякий раз, когда он сравнивал меня с Белларией, моя кровь вскипала. – И угадай что? – я соблазнительно улыбнулась, прижалась к нему ближе и прошептала на ухо. - Ты меня не пугаешь, - прошептала я, – и ты не знаешь ничего о моем запахе.

Он усмехнулся и отстранился, чтобы посмотреть мне в глаза. Его взгляд потемнел, но, когда он заговорил, я услышала, как дрогнул его голос.

- Твое учащенное биение сердца говорит мне об обратном, моя любовь, ты дрожишь.

 - Ты правда все еще думаешь, что я дрожу от страха, Эдвард? – я коснулась его лица, кончики пальцев скользнули по контуру его губ. Я повернулась и оседлала его. Конечно, я сделала это не на сверхскорости, с которой двигался он, но все же достаточно быстро. У Эдварда перехватило дыхание. И эта реакция воодушевила меня. – Мое сердце колотится как бешеное, а кровь разносится по венам, точно лесной пожар, когда ты рядом, ты правда все еще думаешь, что это от страха?

- Белла, - он обхватил мое лицо ладонями, его лицо не выражало ни намека на надменность, лишь отчаянную мольбу. – Хотелось бы мне быть уверенным, что то, что я делаю, не пугает тебя. Мне нужно знать это, прежде чем я… прежде чем мы…

Не сводя с него глаз, я медленно вжалась в него. Я почувствовала его возбуждение, и мы оба протяжно выдохнули. Эдвард сглотнул, его челюсть напряглась. Его сильные руки схватили меня за талию. Когда я наклонилась и коснулась губами его губ, одновременно двигая бедрами, он тихо простонал мне в рот.

- Боже, клянусь, что хочу поглотить тебя всеми возможными способами, - прошипел он сквозь зубы, почти не делая пауз между словами, отчего они прозвучали как одна длинная рваная клятва. Мои глаза расширились от остроты его потребности, я жадно ловила воздух ртом. Когда я снова шевельнула бедрами, он откинул голову и зарычал.

- Ты не пугаешь меня, Эдвард. Иногда ты поражаешь меня, да, но ты не пугаешь меня.

Усмехнувшись, он запрокинул голову. Он сжал мою талию и притянул меня ближе, приподнимая бедра. Я не могла не улыбнуться в ответ.

- Оу, - простонала я от удовольствия.

Следующие несколько минут были великолепны: мы раскачивались взад-вперед, его бедра врезались в мои, мы стонали и ловили воздух ртом. Мы тяжело дышали: его выдох становился моим вдохом, а мой выдох его вдохом. Мы двигались молча. Наши спины выгибались, затем мы прижимались друг к другу, чтобы поцеловаться. Я вцепилась в его сильные плечи, а он обхватил мои бедра. Наши языки переплелись. Все это время бешеный пульс, который я чувствовала на протяжении недель, когда оказывалась рядом с Эдвардом, все глубже и глубже проникал меня… сжигал меня изнутри, разносился по венам. Наши движения ускорились, я была такой влажной. Мой язык небрежно ласкал его, и я совершенно забыла о контроле.

Он обхватил мое лицо ладонями, заставляя меня посмотреть ему в глаза.

- Боже, Белла, почувствуй, как я сильно хочу тебя. - Он подтвердил свои слова еще одним толчком, его губы коснулись мочки моего уха. – Но сперва я должен знать…

Я понятия не имела, к чему он ведет, но в тот момент думала, что это не так важно.

Губы Эдварда ласкали мою шею, я почувствовала, что он приоткрыл рот, а его язык уткнулся мне в горло. Теперь, когда я знала, кем он является, по моему телу пробежала дрожь.

Эдвард в ту же секунду замер. И вновь, зная, кем он являлся, я знала, почему он остановился. И вновь он неправильно меня понял. Прежде чем он смог бы отстраниться, я протянула руку и сжала его волосы. Прижав его голову к своей шее, я еще сильнее стала двигать бедрами.

- Лизни меня, Эдвард, - отчаянно выдохнула я. – Лизни меня.

Я почувствовала жар его дыхания, когда он медленно выдохнул.

- Я не укушу тебя, обещаю, - прошептал он мне в шею, и я почувствовала, как его язык скользнул по моей коже. Я запрокинула голову и уставилась в потолок, не в силах выдать ни звука. Мой рот приоткрылся. Эдвард не переставал двигаться мне навстречу и лизать меня. Мое зрение затуманилось. Голова закружилась, и я по-настоящему испугалась, что потеряю сознание от перевозбуждения. Закрыв глаза, я вцепилась в его плечи.

- Только попробую, любовь моя… немного попробую, - пробормотал он. Я не знала, о чем он говорит, но когда его губы сомкнулись на моей шее… когда я почувствовала, как что-то острое царапнуло мою кожу, я потеряла контроль.

Неумолимый жар пронзал всё мое тело, подобно лесному пожару, огонь полыхал в моих венах, а сердце грохотало точно барабан. Я обхватила его голову, когда меня накрыл оргазм.

- Эдвард… Эдвард… - повторяла я снова и снова. – Эдвард!

- Боже, - простонал он. – Да, Белла. Да, любовь моя. Получи это удовольствие.

Он обхватил мое лицо ладонями и посмотрел мне в глаза. Он был неистовым. Он был похож на хищника.

Он был похож на вампира.

- Белла… прекрасная Белла…

И я кончила.

- О-о-о.

Это было так прекрасно, так мощно. Эдвард целовал меня, поглощая мое дыхание и стоны. Он нежно целовал меня, пока я цеплялась за его плечи, покачивалась, пока не рухнула в его объятия.

Я долго упиралась в его грудь, рвано дыша. Затем улыбнулась и поцеловала его туда, где должно было биться его сердце. Я и раньше занималась сексом, но ни один оргазм даже близко не был похож на тот, что я испытала сейчас, когда двигалась по возбужденному Эдварду, и я до сих пор чувствовала его возбуждение.

- Не знаю, что на меня нашло, - хихикнула я.

Он усмехнулся, его пальцы поглаживали мои волосы.

- Угроза того, что тебя вот-вот укусит вампир, может быть очень… возбуждающей. Настоящий укус является экстазом. После этого ты желаешь умереть.

Мои глаза широко распахнулись, и я отвела взгляд.

- О чем ты думаешь? – спросил он.

- Ничего особенного. Я все еще в посторгазмическом оцепенении, - уклонилась я от ответа. – А ты?

Он поцеловал меня в лоб.

- О том, как ты прекрасно выглядишь, когда кончаешь.

На секунду я задалась вопросом, думал ли он о ней… обо мне... о Белларии, и пламя ревности обжигало меня.

- А как же ты? – спросила я, поднимая голову, готовая встретиться с ним взглядом.

- А что я? – ответил Эдвард, улыбаясь.

- Ты все еще возбужден.

Он пожал плечами.

- Я ждал тебя так долго. Могу подождать еще немного.

- Это нечестно.

Он нежно поцеловал меня.

- Белла, видеть, как ты кончаешь, и знать, что это сделал я, - это был лучший сексуальный опыт за тысячу лет. Поверь мне, я не жалуюсь.

Еще одно из его заявлений, разбивающих мне сердце. И хотя, возможно, он и был в порядке, мне было не по себе. Когда я пересела с его колен на диван и потянулась к его эрекции, Эдвард, увидев, куда движется моя рука, перехватил мою ладонь. Он переплел наши пальцы и положил наши руки к себе на колени.

- Почему? – я была сбита с толку.

 - Не сейчас. Не здесь, потому что твой брат и Джаспер вот-вот вернутся. И пока…

- Пока?.. – переспросила я.

Он вздохнул. Затем улыбнулся, но в его взгляде читалось беспокойство.

- Расскажи, что будет завтра на лекции, чтобы я успел подготовиться.

Я нахмурилась.

- Недосказанность - твой конек, а уход от ответов – моя стихия, - усмехнулась я. – Договаривай.

Он усмехнулся и сжал мою руку.

- Мы обсудим это. Но позже. Я обещаю, - пробормотал он, и в тот же момент открылась входная дверь. Эдвард видел, что я расстроилась. Он быстро поцеловал меня в лоб.

- Теперь скажи, о чем будет лекция завтра?

Я вздохнула, быстро поцеловала его и нерешительно ответила.

- Языки. Завтра мы будем обсуждать языки средневековой Англии.

- Ах, языки средневековой Англии, - повторил он и поставил мне на колени ноутбук, тем самым возвращая меня к работе. – Германские племена, которые изначально заселили Англию, принесли с собой древнесаксонский язык своих племен, который со временем превратился в англо-саксонский и староанглийский. С приходом норманнов в языке появились французские и скандинавские заимствования, и язык превратился в среднеанглийский.

- Хотя бы завтра позволь мне притвориться, что я преподаю, ладно?

Он рассмеялся так громко и так искренне. Это был самый прекрасный звук в мире. Я посмотрела в окно: сквозь тучи пробивались лучи солнца. Да, то, что я испытывала к Эдварду, становилось чем-то большим.

***

Эммет и Джаспер вернулись с охоты, и мы приступили к делу.

Я разрывалась между лекциями, подготовкой к занятиям, короткими смс-ками и звонками отцу, Кейт и тем немногим людям, кто интересовался, что происходит у меня в жизни и как так получилось, что я почти пропала, и между растущей близостью к этим трем мужчинам – особенно к Эдварду. Между нами происходило что-то бесконечно важное. И все шло не очень-то хорошо.

Во второй половине дня, когда я сделала все свои дела до наступления темноты, Эдвард забрал меня из моей квартиры и проводил до места, где мы проводили бесчисленные часы, пытаясь выяснить, как работает то, что они называли даром, хотя все знали, что это проклятие. Приближался день летнего солнцестояния, и подготовка к чему бы то ни было, стало главным приоритетом в моей жизни… и жизни Эдварда, так же как и в жизни Эммета и Джаспера. Я знала, что всё, что мне известно, было правдой: какой-то чертов монстр хотел спариться со мной, чтобы создать мини-монстра, который обладал бы силой двух проклятых родословных. И если нам не удастся остановить его… то тогда ничего из этого не будет иметь значения.

Мы собрались на отремонтированной застекленной террасе. Я пыталась, правда, изо всех сил старалась, но мои пальцы отказывались творить… магию.

Если честно, после инцидента на этой самой террасе, когда я потеряла контроль, мои пальцы больше не совершали ничего необычного. Все успокаивали меня, словно я не совершила ничего ужасного, будто я просто что-то уронила или пролила кофе на ковер. На самом же деле я едва не уничтожила бессмертное существо. После того дня я не чувствовала больше покалывания в кончиках пальцев, а тем более силы, пульсирующей во мне.

- Хорошо, Белла, давай попробуем еще раз, - терпеливо сказал Джаспер спустя два часа. Мы не добились никакого прогресса. Мы стояли перед стеклянной стеной, отделяющей нас от реконструкции прекрасного средневекового сада, который был моим, когда я была Белларией. – Как я уже говорил, в саду спрятан меч. Теперь подними руку и сфокусируйся, Белла. Найди меч и подними его. 

Я не обладала таким терпением, как Джаспер. Выдохнув, я вытянула руку и изо всех сил постаралась сосредоточиться.

- Подумай о мече, Белла, - пробормотал Джаспер. – Это тяжелый предмет. Почувствуй его вес. Представь его. На рукояти вырезан дракон, а его лезвие длинное и острое. Теперь найди его.

Я напрягла пальцы и воображение, пытаясь представить чертов меч и найти его.

- Сосредоточься, Белла, - через полминуты повторил Джаспер.

Эдвард и Эммет молча сидели в другом конце комнаты за нашими спинами. Когда через пару минут ничего не вышло, я разочарованно опустила руку.

- Может, ты просто скажешь Белле, где находится меч, - предложил Эммет.

- Нет! – ощетинилась я. – Нет, не говорите мне. Давайте еще раз попробуем.

Я пыталась снова и снова, и снова. Но все мои усилия были тщетны. Мое разочарование отразилось и на природе: небо стало темнее, а вдалеке раздался гром.

- Ну, - фыркнула я, когда стало очевидно, что наша очередная тренировка не увенчалась успехом, - может, в ночь солнцестояния мне удастся растопить оборотней каким-то необычным дождем? – сарказм и горечь исчезли, когда я почувствовала теплое дыхание Эдварда на своей шее. Его руки массировали мои плечи.

- Возможно, нужно немного отдохнуть, - сказал он.

- Возможно, магия работает только когда она боится за свою жизнь… или за твою, - вставил Эммет.

Джаспер покачал головой.

- Нет. Нет, это не так. В проклятии сказано, силы избранной будут превосходить силы Рены. А Рена могла управлять своими силами.

Я посмотрела на Джаспера, отметив про себя, что он использовал слово «проклятие» вместо «дар»… и что он не назвал избранной меня.

- Не знаю, что я делаю не так, - тихо призналась я.

Эдвард обнял меня, я прижалась спиной к его груди.

- Я знаю, что ты расстроена, моя любовь, но мы со всем разберемся. Я думаю, что инцидент с Джаспером напугал тебя и заблокировал твои способности.

Джаспер тут же начал извиняться.

- Миледи, мне очень жаль…

- Прекрати, Джаспер, - я перебила его. – Не извиняйся. Если бы ты не спровоцировал меня в тот день, то я бы даже не знала, что могу. Эммет, я знаю, что ты пытаешься помочь, но твои предложения меня бесят. И, Эдвард, прекрати винить Джаспера. – Я стала вспыльчивой из-за неудачи. – Это с ним не связано. Я вообще не уверена…

- В чем ты не уверена? – выдохнул Эдвард.

- Я не уверена, что хочу эти силы, - прошипела я, сжав ладони в кулаки. – Я имею в виду, что контролировать погоду вокруг себя неплохо, но стрелять огнем из пальцев и контролировать старение собственного тела? А самое хреновое, что я ничего не контролирую!

Я вцепилась в волосы. Но как только я почувствовала, как напрягся Эдвард, как только опустились его руки, я тут же пожалела, что не подумала о том, что своими словами могу задеть его.

Эдвард отвернулся от меня. И только Джаспер заговорил со мной, улыбаясь, чтобы успокоить меня.

- Миледи, как мы уже говорили, вы контролируете эти силы разными способами. Вы не должны использовать свой дар, однако, должны научиться им управлять, потому что вне зависимости от того, нравится вам это или нет, он у вас есть. Вы должны узнать свои силы, даже если не собираетесь использовать их, - он подошел ко мне. – К солнцестоянию, Белла, ты должна быть готова. Мы сделаем все возможное, чтобы защитить тебя, но…

- Эдвард, может, ты расскажешь ей, что есть другой выбор, - сказал Эммет.

- У нее нет выбора – не сейчас, - ответил Эдвард, так и не повернувшись ко мне. – Возможно, после солнцестояния.

- Но к солнцестоянию она должна быть готова! – настаивал Эммет. – И если понадобиться обратить её…

- Нет! – выкрикнул Эдвард, и я забыла, как дышать. Когда он повернулся ко мне, его ноздри раздувались, а глаза были темными и недобрыми. – Она будет учиться использовать свои силы, - спокойно добавил он, хотя его глаза выдавали его истинные эмоции. – Джейкоб готовится, поэтому и она будет, и мы будем готовиться.

- Что значит «Джейкоб готовится»? – спросила я.

Переглянувшись, трое мужчин подошли к столу в центре комнаты, где стоял ноутбук. Джаспер сел за ноутбук и что-то напечатал.

- Прошу, миледи.

Он встал, уступая мне место. Эммет и Эдвард встали рядом с ним.

Вздохнув, я села на предложенное место и стала читать заголовок, появившийся на экране.

- «В Японии в результате крушения скоростного поезда погибли сорок четыре человека», - оглянувшись, я перевела взгляд с одного мужчины на другого. – Какое это имеет отношение к…

- Продолжайте читать, миледи, - сказал Джаспер, переходя на другую вкладку.

- «У берегов Австралии исчезло грузовое судно. Семьдесят восемь  членов экипажа утонули».

Мое сердце бешено забилось в груди. Джаспер открыл новую вкладку.

- «Шестьдесят три участника экспедиции по Амазонке бесследно пропали».

Джаспер снова наклонился, чтобы открыть новую вкладку.

- «Сто тридцать один человек погиб…»

Я поежилась. Покачав головой, я перевела взгляд на Джаспера.

- Ты хочешь сказать… ты хочешь сказать, что за всем этим стоит Джейкоб?

Джаспер кивнул.

- Мы уверены в этом. Мы уверены, что он создает армию, увеличивает количество оборотней, потому что знает: в противном случае он будет уничтожен. На протяжении веков у нас всегда было преимущество в силе, но у вампиров всегда есть предел в численности. Не так-то просто создать много вампиров. Это будет… - Джаспер запнулся, - миледи, настоящая битва.

У меня перехватило дыхание.

- Белла, я не позволю ему прикоснуться к тебе, - сказал Эдвард, поглаживая мой затылок. Вся его ярость испарилась. – Мы остановим его.

- Ты не можешь обещать ей этого, Эдвард! – прорычал Эммет. – Мы сделаем все возможное, но моя сестра должна быть готова! Ты должен дать ей выбор!

- На данный момент у нее есть только один выбор… и у нас всех, - ответил Эдвард. – Любой другой выбор может подождать до солнцестояния.

Эммет несколько мгновений сверлил Эдварда взглядом, а затем развернулся и вышел из комнаты.

На несколько минут в комнате воцарилась тишина. Каждый был погружен в свои мысли. Я ждала, когда Эдвард снова посмотрит на меня.

- Скажи мне правду. Я видела, как вы с легкостью побеждаете оборотней в ту ночь в переулке. Почему они так опасны во время солнцестояния?

- Белла, это лишь приспешники, - начал Эдвард. – Джейкоб прячется, потому что хочет быть уверенным в своей победе. Он древнее существо, гораздо более древнее, чем мы, и в день солнцестояния его силы полностью проявятся. В прошлом он никогда не сталкивался с нами, всегда прятался, потому что мы были нужны ему, чтобы найти тебя. И вот мы нашли тебя, он проявит все свои силы, а его приспешники станут гораздо сильнее, чем в любую другую ночь.

- Он поставил на кон всё, - добавил Джаспер, - можно сказать, сложил все яйца в одну корзину.

- Потому что ему нечего терять, - выдохнула я. – Вот ублюдок. Но как же вампиры? Разве у вас нет друзей, кто мог бы помочь?

- Да, есть, но у вампиров никогда не было численного преимущества, которое есть у оборотней на протяжении веков. Мы не меняем людей, черт возьми, - усмехнулся Эдвард. – Новый вампир похож на ребенка, которого нужно учить и воспитывать. Это обязательства... и сам процесс обращения сложнее, чем у оборотней, нельзя просто укусить или поцарапать.

Он задержал взгляд на мне, и я вспомнила, как несколько часов назад мы были поглощены друг другом на двухместном диване.

- Таким образом, нас меньше, но мы всегда были сильнее, поэтому это никогда не имело значения, - закончил Джаспер.

  - До настоящего времени, - выдохнула я.

Эдвард кивнул.

- У нас есть друзья, которые помогут, но в день солнцестояния оборотни будут сильнее, и их будет больше. А Джекоб, Джейк, Джейкуб приобретет наивысшую силу с древних времен.

- Битва Бессмертных.

У меня закружилась голова. Я опустила взгляд в пол, борясь с подступающей тошнотой. Затем я резко встала.

- Я пойду… Пойду найду Эммета.

***

Выйдя из ванной в махровом халате, я увидела Эдварда в комнате и очень этому удивилась. Последние несколько ночей я провела здесь, в комнате без окон и звуков. Почему-то мне лучше спалось здесь, нежели в моей квартире. Однако Эдвард никогда не оставался на ночь со мной.

Теперь же он сидел на краю огромной кованой кровати, низко опустив голову. Его локти упирались в колени, а ладони упирались в лоб. Я знала, что он слышал, как я вышла из ванной, но не шевельнулся. Я села рядом, наши бедра соприкасались, но он не двинулся. Когда я обняла его за плечи, уткнулась в его шею, он глубоко вдохнул и обнял меня. Моя голова покоилась на его груди.

- Я потомок не по женской линии.

- Это не важно. Ты потомок Рены.

- Ты говорил, что проклятие нужно понимать буквально.

- Но не всё.

- Конечно. Как я могла забыть об интерпретациях? – усмехнулась я. Эдвард заставил меня посмотреть на него.

- Ты действительно думаешь, что я бы не узнал тебя? – прошипел он. – Ты думаешь, что смог бы посмотреть на тебя и не узнать…

- Почему? Потому что я похожа на нее?

- Нет, упрямица, - поджав губы, он замолчал, качая головой. – Это никак не связано с тем, что ты выглядишь так же, как и тогда, - он положил ладонь мне на сердце. - Я чувствую, что это ты, здесь; в твоем сердце, в твоей душе, в твоей крови, в том, как все это манит меня, вне зависимости от того, нравится тебе это или нет, - он фыркнул. – Как бы сильно ты не ненавидела сравнения, - нахмурился он, - ты не так сильно изменилась, как пытаешься себя уверить. Ты всегда была верна себе, своим желаниям и потребностям. Будучи Белларией, ты нуждалась во мне, ты любила меня, и да, ты бы сделала для меня всё, не опасаясь последствий. Будучи Беллой, это уже не так, но ты все еще верна этому, несмотря ни на что. Так и должно быть.

- Эдвард…

- Возможно, однажды ты полюбишь меня так, как когда-то любила, и будешь верна себе, не обращая внимания на последствия.

- Эдвард, - выдохнула я, - разумеется, я думала об этом. Я не глупая. Я понимаю, что мне потребуется измениться, чтобы быть с тобой, но решать это сейчас… посреди этого хаоса... когда все в подвешенном состоянии…

- Белла, ты не понимаешь, что я хочу сказать тебе? – он положил руку мне на затылок. – Я не хочу этого для тебя.

- Но ты постоянно сравниваешь меня с ней.

- Как я могу сравнивать тебя с тобой? – удивился он.

- Ты говоришь мне, что она… я… - да какая разница, - любила тебя, ты как будто винишь меня, что я никогда не смогу сравниться с ней.

- Я не это имел в виду, - печально сказал он, глядя куда-то между нами.

- Да, ты так и сказал, - не согласилась я. – Ты знаешь, что сказал это, и твои слова убивают меня. Ты все еще хочешь, чтобы рядом с тобой была она.

- Ты всё та же, Белла.

Я снова опустила взгляд и покачала головой.

- Расскажи мне, как человек становится вампиром, Эдвард.

- Не сейчас. Не потому что я не хочу…

- Тогда расскажи мне.

Когда Эдвард не ответил, я подняла взгляд. Он вопросительно смотрел на меня. Затем его взгляд стал совершенно пустым.

- Что ж, всё начинается, как в большинстве преданий. В них говорится правда, - отстраненно начал он. – Я бы укусил тебя, - подчеркнул он.

- А потом?

Его хищный взгляд вернулся, и, возможно, мне следовало быть осторожнее. В конце концов, мы были одни в звуконепроницаемой комнате без окон, и двери были закрыты.

- Если все начинается с укуса… то куда именно нужно кусать, Эдвард?

Уголок его рта подернулся в слабой улыбке.

- Куда именно? Куда угодно, но обычно в шею, да. – Он протянул ко мне руку, но не прикоснулся, она так и повисла в воздухе. – Могу я прикоснуться к тебе? Я только прикоснусь, обещаю.

- Я доверяю тебе, - прошептала я.

Краешком глаза я видела его движение. Когда кончики его пальцев коснулись моей шеи, я рвано выдохнула. Кожу покалывало, и это покалывание распространилось по всему телу. Я не отрывала глаз от Эдварда, а он следил за движением своей руки, за тем, как пальцы поглаживают мою шею там, где мой пульс особенно бешеный. Одним пальцем он нежно подтолкнул мою голову, и я подчинилась, обнажая шею. Эдвард выдохнул сквозь сжатые губы.

- Вот, - прошептал он, - это самая доступная из самых крупных артерий человека.

- Значит, ты будешь искать крупные артерии?

Он ответил не сразу. Переведя взгляд на меня, он моргнул, и, казалось, вышел из транса.

- Они предпочтительнее, да.

Я вскинула бровь.

- Есть и другие крупные артерии.

- Да, есть, - кивнул он. – И иногда можно кусать в другие артерии… - он сглотнул, - сочные места, если можно так сказать, места, где кровь гуще.

Мое сердце бешено стучало в груди. Я не сомневалась, что Эдвард отчетливо слышал неровное биение моего сердца. Адреналин мчался по венам.

Играя с самоконтролем вампира, я неслась с самого крутого склона, прыгала в бездонную пропасть и понятия не имела, что ждет меня в конце.

Я сглотнула.

- Какие места?

Он усмехнулся.

- Вы хотите, чтобы я показал их вам, мисс Академия?

- Да, пожалуйста.

Как и в прошлый раз, всё произошло очень быстро. Я почувствовала, как моя спина коснулась кровати. Я лишь ахнула от неожиданности. Эдвард навис надо мной. Под его пристальным взглядом я не могла пошевелиться. Казалось, этот момент длится целую вечность. Он не сводил с меня глаз, проникал в мою душу одним только взглядом, так, как мог только он.

Затем его пальцы снова коснулись моей шеи, прикосновение было легким, точно перышко. Он провел пальцем по шее к ключицам.

- Теперь мы обсудим эту артерию, - сказал он, улыбаясь и поддразнивая меня, словно теперь он был преподавателем, а я студентом. – И эту… - продолжил он, раздвигая мой халат. Не сводя с меня глаз, Эдвард задержал палец в промежутке между грудью и подмышкой. – Это подкрыльцовая артерия, по ней кровь поступает к верхней части туловища. Я слышал, это хорошее место для укуса.

Подушечки его пальцев скользили по мне, мне было щекотно, но я подавила смех.

- Правда? – спросила я.

Он кивнул, но не отвел от меня взгляд.

- Мне продолжать?

Он продолжил свой урок. Кончики пальцев теперь устремились вниз. У меня побежали мурашки. Я напряглась, когда он коснулся моего живота, прижал к нему ладонь и раздвинул пальцы.

 - Нисходящая аорта приводит к брюшной аорте, самой большой артерии в брюшной полости, которая разветвляется на общие подвздошные артерии в нижнюю часть тела.

- Еще одно подходящее место? – мне едва удавалось дышать.

- Хм-м-м, - промурлыкал он. Он медленно наклонился ко мне и нежно поцеловал меня в губы. – Да, еще одно подходящее место, - ответил он. Я потянулась к его волосам и прижала его к себе, углубляя поцелуй. Это был нежный поцелуй, мы никуда не торопились.

- Поцелуи могут обратить меня, Эдвард?

- Нет, - он покачал головой, отстраняясь. Все это время его рука ласкала мой живот. – Нет, моя любовь. Поцелуи не могут обратить тебя.

Я сжала его волосы и притянула его к себе. Наше дыхание стало единым, он простонал от удовольствия. Он нежно посасывал мои губы: сначала верхнюю, потом нижнюю, и снова возвращался к верхней. Затем он покрыл поцелуями мое лицо и шею. Я выгнулась, искала его, нуждалась в нем. Он распахнул мой халат и прикоснулся к моему оголенному животу.

- Эдвард…

- Моя любовь, - выдохнул он, - Белла… Белла-а-а…

Мое имя на его устах заставляло меня трепетать. Но в то же время я боялась, что он не остановится и произнесет вторую часть имени… и мое имя ускользнет от него.

- Эдвард, - я обхватила его лицо ладонями и заставила остановиться. Он медленно поднял взгляд на меня, его глаза были такими же черными и бездонными, как тогда на диванчике в гостиной.

- Что дальше? – прошептала я. – Что произойдет дальше после укуса?

Его взгляд пронзил меня.

- После укуса ты не сможешь пошевелиться, несколько секунд ты будешь испытывать самое сильное удовольствие, но совсем скоро оно превратится в нестерпимую боль. Агония продлится несколько дней. Ты будешь молить о смерти, но когда боль отступит, ты почувствуешь жажду, которую можно утолить, выпив кровь того, кто тебя укусил. Обращение будет завершено, а жажда… - он сглотнул, - жажда больше никогда не будет такой сильной, но и утолить ты её не сможешь никогда. Все оставшееся существование ты должна питаться кровью, чтобы притуплять чувство жажды.

Прошла целая вечность, прежде чем я смогла снова заговорить. У меня пересохло в горле.

- И это всё?

Он фыркнул, качая головой.

- Да, - наконец ответил он. – Это самое основное, моя безумно любопытная любовь.

- Больше нет никаких мест, куда можно укусить, чтобы обратить человека?

- Есть еще одно место, но сперва…

- Сперва что?

Он ответил не сразу.

- Белла, почему ты спрашиваешь меня обо всем? Даже если бы ты попросила, я бы не обратил тебя, не сейчас.

- Эдвард, что ты видишь, когда смотришь на меня?

- Я вижу тебя, Белла. Я вижу перед собой женщину.

- Мне нужно поверить, что это правда, - выдохнула я. – Мне нужно поверить, что ты видишь меня, а не женщину, которая существовала тысячу лет назад, и мне нужно, чтобы и ты кое-что понял.

- Что? – он сузил глаза.

- Ты должен понять, что, когда я смотрю на тебя, когда я с тобой, я не вижу сильного храброго рыцаря, который существовал тысячу лет назад… или своего мужа.

Он опустил взгляд, но я приподняла его подбородок, чтобы он снова посмотрел на меня.

- Для меня те времена… вся та жизнь – это сон, туманный и почти нереальный. Но когда я смотрю на тебя, Эдвард, я вижу красивого, сильного и храброго мужчину из сегодняшнего дня, из настоящего. Я вижу мужчину, терпеливого, но решительного, непримиримого, но заботливого, очень умного, но не зазнающегося. Я вижу мужчину, который сосредоточен на мне. Я люблю тебя, не вопреки тому, какой ты сейчас, а потому что ты сейчас такой; и я, Белла Каллен, знаю тебя только таким. Я хочу тебя. Я нуждаюсь в тебе. И да, я действительно люблю тебя, несмотря на то, что мы знакомы так немного времени. Но я люблю тебя как Белла Каллен, а не как любила Беллария. Если бы ты смог привыкнуть к этому, то тогда, возможно, мы бы смогли понять, как двигаться дальше.

Я видела, как менялось выражение его лица: боль сменилась неверием, а затем на его место пришла надежда.

- Ты любишь меня? Ты действительно меня любишь, Белла?

- Да, - усмехнулась я. – Я люблю тебя, но не сравнивай мою любовь с любовью Белларии. Дай мне самой понять, как любить тебя.

Он медленно и протяжно выдохнул, так, словно задерживал дыхание на несколько минут… или лет, или даже тысячелетие. И если раньше я считала его красивым, то сейчас, когда его наполнила безграничная радость, он лишал дыхания.

Затем он усмехнулся.

- Как я уже сказал, есть еще одно… восхитительное место, где кровь бурлит сильнее всего.

- Покажи мне, - улыбнулась я в ответ.

Он вскинул бровь.

- Ты уверена?

- Да.  

 

ждет вас



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3142-14
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Dreamy_Girl (28.08.2019)
Просмотров: 517 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 141 2 »
2
14  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

2
13  
  Я представляю, что там за армия будет...
Боюсь, что Белла справится, но это будет стоить ей жизни, и Эдварду придется обратить ее...

2
12  
  Спасибо за продолжение. Перевод, редактура - это здорово! Спасибо за ваш труд. С нетерпением жду продолжения!

2
8  
  Хей ну ё на самом интересном))
Вот с оборотнями конечно попадос, сила Беллы им нужна, но вот успеет ли она полностью принять себя? Чувствую все будет не так просто и жертв не избежать.
Большое спасибо за продолжение.

2
11  
 
Цитата
Вот с оборотнями конечно попадос, сила Беллы им нужна, но вот успеет ли она полностью принять себя?

С принятием как раз проблемы...

2
7  
  Спасибо! lovi06032 good

3
6  
  Ну вот( Так и не сказали, где сильней всего бурлит. Спасибо за главу)

1
10  
 
Цитата
Так и не сказали, где сильней всего бурлит

Ничего, в следующей главе Эдвард не только расскажет, но и покажет fund02002

2
5  
  Чудесная глава) hang1

2
4  
  Спасибо

2
3  
  Как вы могли на самом интересном моменте закончить главу?!?!?!? girl_blush2
Если Белле передались ее силы через Эммета, то почему тогда у потомков Эммета до Беллы не было силы? Получается не каждое поколение получает ее?

Спасибо за главу lovi06015

1
9  
 
Цитата
Как вы могли на самом интересном моменте закончить главу?!?!?!?

Это не мы, это все автор))

Цитата
Если Белле передались ее силы через Эммета, то почему тогда у потомков Эммета до Беллы не было силы?

После Рены до Белларии рождались девочки, но они не обладали такой силой, как у той же Рены JC_flirt В проклятии как раз говорится, что избранная рождается раз в тысячелетие...

2
2  
  Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]