Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Беззаветно. Глава 12. Что же мне теперь делать?

Беззаветно. Глава 12. Что же мне теперь делать?


Я не ожидала с таким уж нетерпением то, что принесет мне новый день. Как мне стоило начать этот разговор с Эдвардом?

«Хмм-м… что ж. Я жду ребенка. От тебя. И я собираюсь рожать. Как твоя опухоль?»

Нет. Не думаю, что это сработает.

Я оттягивала этот разговор так долго, как могла. Но около полудня я схватила свой мобильный телефон и села на диван, пролистывая список контактов. Довольно долго я водила пальцем по экрану над номером Эдварда, не решаясь позвонить и дрожа при одной мысли об этом.

Сделав глубокий вдох, я нажала на вызов.

- Алло, - ответил женский голос.

Я отняла от уха телефон, чтобы проверить того ли абонента я вызвала. На экране светилось имя Эдварда.

- Алло, - снова сказали на том конце провода. – Белла, это ты?

И тут я узнала голос.

- Эсме?

- Ой, привет ребенок. Как ты, дорогая?

- Я, хм… У меня все хорошо. А Эдвард рядом? – Мне будет очень непросто вести эту беседу с Эдвардом, но я точно не была готова разговаривать с его матерью, особенно после того, что я наговорила ей на приеме в День святого Валентина.

- О, он только что вернулся с Карлайлом и оставил мне свои вещи. Вот почему я ответила на звонок.

- Вы в больнице? – спросила я, хотя уже знала ответ на свой вопрос.

- Да. Они проводят осмотр и делают анализы. Я здесь всего лишь в качестве поддержки. Ты же знаешь, я ничего не понимаю в этих медицинских терминах, которыми изъясняются доктора.

Я терзалась. Удобно ли было расспрашивать Эсме о состоянии Эдварда или же мне следовало уважать его личное пространство? Мне очень хотелось знать подробности, но спросить так и не хватило духу. Да и вопрос, поделилась бы со мной ими Эсме?

Мое молчание делало этот и без того странный разговор еще более неловким.

- Что ж, передашь Эдварду, что я звонила?

- Да, конечно. Но почему бы тебе не приехать сюда и не встретиться с нами? После всех процедур мы могли все вместе пообедать, - сказала она бодрым голосом, но все же достаточно сдержанно, словно очень хотела быть милой и дружелюбной, но боялась таковой показаться.

Я нервно перебирала кисточки на диванной подушке.

- Я не уверена, что это хорошая идея.

- Тогда почему бы тебе не прийти, чтобы просто составить компанию пожилой даме?

- Хм…

Приняв это за мое согласие, она сказала:

- О’кей, великолепно! Я жду тебя в кафетерии. Мы сможем вместе выпить восхитительно-отвратительный кофе. До встречи, ребенок.

Она отключилась, а я повесила голову. Я не могла не прийти туда - это было бы невежливо. Какую-то долю секунды я размышляла, не перезвонить ли ей, выдумав предлог, почему я не могу приехать, но с другой стороны, меня разбирало любопытство, о чем же она хотела поговорить со мной. Я повела себя отнюдь не мило, покидая Техас, но на то у меня было полное право. Однако по ее тону во время нашего телефонного разговора я поняла, что она не держит на меня зла, впрочем, также как и я на нее. Возможно, Эсми просто хотела прояснить ситуацию и развеять негативное впечатление после нашей последней встречи. Я хотела предоставить ей такую возможность.

                                                                              ~UrQ~

Одно из самых замечательных преимуществ проживания в большом городе – это наличие хорошо развитой системы общественного транспорта. Я ненавидела ездить на машине через ужасные пробки Атланты. Сойдя с автобуса, я направилась в сторону университетской больницы. Это была alma mater Эдварда и его бывшее место работы. Он также часто работал еще в одной университетской клинике, Эмори в Мидтауне, но большую часть времени он принимал своих пациентов здесь.

Снова проходить через эти двери было подобно проходу через временной портал. Знакомые стены и запахи вызывали множество воспоминаний. Порой, когда расписание Эдварда было слишком изнурительным или он просто забывал поесть, потому что был слишком занят, я забегала к нему на работу, чтобы принести что-нибудь перекусить и провести с ним немного времени. Тогда он охотно позволял мне заботиться о нем. Проходя мимо кладовки, я вспомнила, как Эдвард уговорил меня потискаться там, а однажды уговорил даже… на большее. Я улыбнулась своим мыслям.

В то же время, эти стены являлись напоминанием о том, что мой брак стал катастрофой: о том, как каждые три месяца, я приходила сюда, с волнением ожидая результатов его МРТ – пока Эдвард не вычеркнул меня из своей жизни, назначая даты приемов и анализов втайне от меня. Напоминанием о том, как он стал редко бывать дома, когда я находилась там: наши расписания все время не совпадали – скорее всего, в конце он намеренно так составлял свой график. О том, как эти врачи, которых я считала своими друзьями, знали, что состояние Эдварда ухудшалось, и скрывали это от меня. Законы о конфиденциальности и врачебной тайне ничего не значили для меня. Он был моим мужем! Как они могли?! Как он мог?!

Стоя перед входом в кафетерий, я сделала пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться и набраться храбрости для разговора с Эсме. Наконец, я вошла и тут же сморщила нос. Из-за моего маленького мужчины запахи еды давались мне нелегко – я была уверена, что это мальчик, мой вчерашний сон окончательно меня в этом убедил.

После того, как вчера вечером Джейми высадил меня около дома, я сразу же сделала тест на беременность и ждала результатов, пока готовилась ко сну. Надев пижаму и взяв тест-полоску, я прошла в спальню, положила ее рядом на прикроватную тумбочку и забралась под одеяло. Я чувствовала себя крайне вымотанной. Тот вечер был полон событий во всех смыслах, и я не успела еще разобраться в своих чувствах и в том, как мне относиться ко всему, что произошло.

Приход Эдварда на вечеринку по поводу выхода моей книги.

Спор и драка между Джейми и Эдвардом.

И признание… признание Эдварда.

Поэтому он оставил меня? Чтобы защитить? Я ума не могла приложить, что мне теперь делать с этой информацией. Кроме того, сейчас появились более важные проблемы, о которых стоило волноваться.

Я собрала волосы в конский хвост, взяла в руки тест и облокотилась спиной об изголовье кровати. Зажмурив глаза, я крепко сжимала тест в руке, повторяя про себя мантру «просто-сделай-это». Оттягивание этого момента все равно не изменит результат. Я открыла глаза и взглянула в лицо своей судьбе.

Сдавленный всхлип сорвался с моих губ, задрожали руки. Тест выскользнул между моих пальцев и упал на пол. Я прижала руки к животу, откинула голову на изголовье и дала волю слезам, которые тихо заструились по моему лицу.

Я беременна.

Я сползла вниз, обняла подушку и позволила ей принять мои слезы.

Когда мы с Эдвардом были вместе, то оба были сосредоточены на своих карьерах, полагая, что у нас впереди целая жизнь, чтобы создать полноценную семью.

Что я тогда понимала?!

А теперь я буду матерью-одиночкой и, что еще хуже, существовала большая вероятность того, что я стану овдовевшей матерью-одиночкой.

Лишь мысль о том, что Эдвард может умереть, вызывала во мне тихую истерику. Я еще сильнее сжала подушку и рыдала в нее, пока сон не сморил меня.

                                                                                ~UrQ~

- Сейчас я укладываюсь спать и молюсь, чтобы…

Я стояла в дверях детской и наблюдала за тем, как он, стоя на коленях у своей кровати, произносит слова молитвы перед сном. Ночник отбрасывал приглушенные блики на его склоненную голову, вырывая из тени яркие медные прядки. Он был так похож на своего отца.

- Аминь! – Он открыл глаза и приподнял край одеяла, чтобы залезть под его уютное тепло. Он не замечал меня, пока окончательно не устроился в кровати.

- Мамочка! Пришло время сказки на ночь?

Еще у него была улыбка отца, и я каждый раз таяла, когда она озаряло это милое личико.

Малыш подвинулся, и я прилегла рядом с ним поверх одеяла.

- Да, пришло. Про что сегодня тебе рассказать? Про кролика Питера? Или почитать «Там, где живут чудовища»?

- Ты недавно читала ее мне, мама. Я уже знаю, что там случится. Лучше снова расскажи мне историю про моего папу!

- Можно подумать, ты не знаешь, что случится в этой истории. Я уже рассказывала ее тебе, наверное, базиллион раз. - Толкнула я его плечо своим.

Он захихикал и скривил лицо.

- Такого числа нет, глупая. Мамочка, ну, пожалуйста, расскажи историю про папу.

Я не могла устоять перед этими наивными, широко распахнутыми глазенками, смотрящими на меня с надеждой.

- Хорошо, с какого места мне начать?

Он захлопал в свои маленькие ладошки.

- Там, где я всегда буду с моим папой, а он всегда будет со мной.

- Это же практически в самом конце. Ты уверен?

Он пожал плечами – совсем как его отец.

- Это моя любимая часть.

Малыш придвинулся ко мне, прижимаясь к боку и закидывая на меня свою ручку.

- Мааам, - позвал он.

- Да, малыш?

- Я бы хотел, чтобы мой папочка был здесь и сам рассказывал бы мне сказки.

Я погладила его по спинке, проводя рукой вверх-вниз - жест, который служил утешением для нас двоих.

- Мне бы тоже этого хотелось, малыш, мне тоже…

Я вскинула голову, часто моргая и пытаясь сфокусировать зрение, чтобы разглядеть время на будильнике. Начало третьего утра. Я откинула голову на подушку и поняла, что это был всего лишь сон. Очень яркий сон.

В нем все казалось очень реалистичным: цвета, звуки, запахи. Но самое главное, он ощущался очень реальным.

Я собиралась стать мамой и уже начала чувствовать себя как мама.

Я улыбнулась, пробегаясь пальцами по своему животу. Обстоятельства, при которых мы зачали ребенка, сложно было назвать идеальными, но сейчас во мне разрасталось необъяснимое чувство радости при мысли, что теперь во мне живет малыш.

Пребывая в крайнем возбуждении и потеряв всякую способность заснуть снова, остаток ночи я провела в поисках информации по беременности в интернете. Оказалось, что видеть такие красочные сны нормально в моем положении. На другом сайте я узнала, что, вероятно, на моем сроке мой маленький мужчина был около 4 сантиметров длиной, с крошечными ручками и ножками, которые постоянно двигаются. Я тут же с любовью погладила свой еще незаметный живот, хотя еще не могла почувствовать шевеления ребенка.

Надо быть осторожной, чтобы не сделать этого при Эсме. Ей не следовало знать об этом… пока.

Эсме встала со своего места в дальнем углу кафетерия и помахала мне. После крепких объятий, она жестом пригласила меня усаживаться за столик. К моему удивлению, объятия оказались не столь уж неловкими: мы обнялись тепло и с любовью, и, не смотря на сложность нашей ситуации, я сделала это с удовольствием.

- Ты что-нибудь будешь? – спросила она, делая глоток кофе из своей чашки.

- Нет, спасибо, сейчас не хочу.

Прежде чем снова заговорить она сделала еще один глоток, пристально меня разглядывая.

- Белла, позволь мне сразу перейти к сути дела.

- Хорошо, - ответила я, прикрыв на секунду глаза. Несмотря на все мои усилия оставаться спокойной и собранной в течение этого разговора, я вся напряглась. Возможно, сейчас я найду ответы на свои вопросы.

- Я должна извиниться перед тобой, - сказала она.

Я кивнула. Это уж точно!

- Я даже не знаю с чего начать, - сказала она, тяжело выдохнув; без всякого сомнения, ей было нелегко вести этот разговор.

- Послушай, Эсме. У нас нет необходимости делать это. Может быть, мне следует просто…

- Нет, нет. Если мне что-нибудь и удалось усвоить за прошедший год, так это то, что жизнь коротка, и я должна это сделать.

Мы обе знали, что она имела в виду. Жизнь действительно коротка, но я не хотела даже думать, что это относится к Эдварду. Улыбнувшись ей, я потянулась через стол и сжала ее ладонь в приободряющем жесте.

- Почему бы тебе не начать сначала?

Она пожала мне руку в ответ.

- Прости, что я не звонила тебе, прости, что свела все контакты с тобой на нет. Я просто не знала, что делать, когда Эдвард появился у нас без всякого предупреждения.

Ее глаза – точно такие же, как у Эдварда – были полны раскаяния. Несколько минут мы сидели в тишине, держа друг друга за руку. Поведение Эсме после того, как Эдвард оставил меня, очень ранило меня тогда, и все еще причиняло боль. Конечно, не такую сильную, как боль от внезапного ухода мужа, но я страдала.

- Спасибо, Эсме. Для меня это очень много значит.

- Я хочу, чтобы ты поняла, что мной руководило.

Я кивнула, давая ей понять, чтобы она продолжала. Эсме отняла свою руку и отпила из своего стаканчика.

- Я очень удивилась, увидев моего мальчика. Он выглядел так, словно плакал много дней подряд.

Я часто заморгала. Правильно ли я ее расслышала? Я запомнила этот момент совсем по-другому. Тогда, когда Эдвард объявил мне, что уходит, он был ужасно холоден и отстранен.

Эсме прокашлялась и продолжила.

- Мы оба, Карлайл и я, пытались выяснить у него, что случилось. Но все, что он сказал нам, так это то, что ваш брак закончен и что ты больше не хочешь быть с ним.

-Что?! – практически взвизгнула я. Люди замерли и обратили свое внимание в нашу сторону. Мое спокойствие и собранность полетели в тартарары. Понизив голос и наклонившись к Эсме, я уточнила: - Что он вам наговорил?

- Только то, что ты не смогла справиться с тем, что с ним случилось, и он просто умолял нас не звонить тебе и не пытаться поговорить с тобой. Должна признаться, что после этого я, по началу, и сама не желала этого делать.

- Эсме, я даже не… - начала я, но она подняла руку, прерывая меня.

- Белла, пожалуйста, дай мне высказаться. Ты должна знать, что я не поверила в то, что он рассказал нам – не совсем поверила. После того, как мой гнев и удивление немного поутихли, я поразмыслила и поняла, что ты не могла сделать или сказать что-то в этом роде, но он был буквально убит горем, безутешен. Что мне оставалось делать, видя, как мой мальчик страдает? – Казалось, что Эсме глотает слезы при этом воспоминании. Она снова протянула ко мне руку. – Поверь мне, ты поймешь меня, когда однажды у тебя появятся свои детки. Ты сделаешь все, что угодно ради них, ради того, чтобы они были счастливы, даже если это не всегда правильные вещи.

У меня вырвался смешок, но во всем этом не было ничего смешного. Даже близко. Если бы она только знала, что это «однажды» не так уж и далеко. Я не могла поверить в то, что услышала от нее. Слова Эсме глубоко ранили меня: как она могла так легко купиться на ложь Эдварда? Ох, в каком бешенстве я пребывала из-за него! Почему? Ну, почему он так поступил?

Я отняла свою руку от Эсме, не в силах больше выносить ее прикосновений и сложила их на коленях. Ее предательство обожгло меня.

- Конечно, - продолжила она, - когда я поговорила с Элис, и она сказала, что звонила тебе, стало ясно, что что-то не так. Что, возможно, Эдвард скрывал что-то от нас.

Мне понадобился весь мой самоконтроль, чтобы не вставить какое-нибудь язвительное замечание.

- Ты расскажешь мне, что он сказал тебе, когда уходил? Я хочу услышать твою версию… если ты готова поделиться со мной.

- Я ничем тебе не обязана, - сказала я и отклонилась на спинку кресла, закатив глаза и скрестив руки на груди.

- Я заслужила это. Я понимаю. Но, Белла, ты должна знать – я люблю тебя. И Эдвард тоже, очень сильно.

Подавшись вперед, я старалась контролировать себя и говорить тихо.

- Тогда у него очень забавный способ показывать это. Ты хочешь знать, что он сказал мне, когда уходил? Он сказал, что разлюбил меня. Он не сказал именно это слово, но, черт возьми, это означало именно это. Он разбил мое сердце на тысячи мелких осколков, а теперь я узнаю, что он еще и оболгал меня в глазах своей семьи. Я даже не знаю, что делать с этой информацией.

Я начала плакать, не понимая, гнев или же мои разыгравшиеся гормоны стали причиной этих слез.

- О, милая! – Глаза Эсме тоже были полны слез. – Я не верила ни секунды, что Эдвард не любит тебя.

Я уставилась на нее невидящим взглядом.

- Несмотря на то, что он сказал, разве ты не видишь, что все, что он сделал – как бы это ни было необдуманно – он сделал в твоих интересах или для того, что, как он считал, будет лучшим для тебя.

Я стерла слезы с лица и ответила:

- Эсме, при всем моем уважении, это просто чушь собачья.

Она побледнела, но я продолжила:

- Оставить кого-то, просто бросить как забытую или ненужную вещь, сказать, что разлюбил – это значит действовать в чьих-то интересах?! Я имею в виду, я была его женой, черт возьми! – воскликнула я, стукнув ладонью по столу.

Мне не хотелось больше встречаться с ней взглядом. Выражение ее широко распахнутых глаз напоминало мне о моем сне и об Эдварде. Вместо этого, я рассматривала, как за окном маленькая птичка перескакивала с ветки на ветку. Глубоко вздохнув, я покачала головой.

- Джейми был прав: он действительно трус, а ты оправдываешь его, - сказала я мягким и тихим голосом, по-прежнему глядя в окно.

Она вынула несколько салфеток из кассетницы и передала их мне, потому что мои слезы и не думали отступать.

- Я не знаю, что сказать, дорогая, - ответила она ломающимся голосом. – Может быть, он просто хотел защитить тебя.

Это именно то, что Эдвард сказал мне прошлым вечером, однако эти слова никак не объясняли его поведение. Почему он был так жесток? Меня тошнило от всех этих загадок, и мне нужны были ответы. Я взяла салфетки и промокнула глаза.

- Защитить меня от чего? – спросила я с иронией.

- От лицезрения того, как я умираю.

От неожиданности я вздрогнула и обернулась. Эдвард стоял за моей спиной, рядом со своим отцом, у них обоих было мрачное выражение лица и уставшие глаза.

Самообладание оставило Эсми. Она поднесла руку ко рту, чтобы приглушить свои всхлипывания.

- О, Эдвард, не говори так!

Карлайл обошел своего сына и сел рядом с женой, притягивая ее в свои объятия.

Эдвард остался стоять, пристально глядя на меня. Он выглядел ничуть не лучше, чем вчера. Бледному лицу краски придавали только синяки после стычки с Джейми.

- Нам надо поговорить, - сказал он. – Но не здесь. - Он метнул взгляд в сторону матери. – Почему бы тебе не вернуться в гостиницу? Я загляну позже. Мой мобильный все еще у тебя?

Из своей сумочки Эсме вынула его телефон, ключи и бумажник, и передала вещи сыну; наклонив в моем направлении голову, она выразительно посмотрела на Эдварда - деликатность явно не ее конек.

- Ты идешь? – спросил Эдвард и протянул мне руку.

Я посмотрела на нее, потом снова перевела взгляд на его лицо, прежде чем подняться со своего места, и, когда встала, то демонстративно засунула свои руки в задние карманы джинсов. Эдвард еще больше расстроился и опустил предложенную руку. Склонив голову на бок, он повернулся и проследовал к выходу, я шла за ним.

Он не произнес ни слова, пока мы не вышли на улицу.

- Ты на машине или на МАРТА? (п.п.: Metropolitan Atlanta Rapid Transit Authority – скоростной городской транспорт в Атланте)

- Я приехала на автобусе.

Он огляделся по сторонам.

- О’кей, вроде бы погода хорошая. Тогда давай прогуляемся.

- Думаешь это хорошая идея? Я имею в виду, ты сможешь?

Его маска осторожности спала, и гнев исказил черты лица.

- Я могу ходить, Белла. Я не инвалид.

-Ладно, прекрасно. Надеюсь, ты сможешь идти в том же темпе, что и я.

Я зашагала от него прочь, неуверенная, что иду в правильном направлении. Как он смеет сердиться на меня? Я просто беспокоилась о нем. Когда же он начнет принимать это?

Он поравнялся со мной, подстраиваясь под мой темп.

- Итак, куда мы идем? – спросил он уже легким голосом, но в нем все еще чувствовались нотки враждебности.

Я продолжала идти в том же темпе, крутя головой из стороны в сторону, разглядывая рестораны и кофейни, мимо которых мы проходили.

- Я не знаю. Куда бы ты хотел пойти?

- Я тоже не знаю. Куда-нибудь, где мы могли бы поговорить. Хей, можешь уже не нестись так.

Не сбавляя шагу, я обернулась к нему.

- Ой, кажется, кому-то нелегко? – поддела его я.

Он усмехнулся.

- Отнюдь. Я поспеваю за тобой.

Я шла так быстро, как только могла, и меня раздражало, что его длинные ноги позволяли шагать наравне со мной. Какое-то время мы молча шли нога в ногу. Я не знала, как долго мы еще будем вот так заниматься спортивной ходьбой, но я точно не хотела сдаваться первой и останавливаться.

- Все еще не собираешься сбавлять темп?

- Не-а, - ответила я, начав быстрее размахивать руками, чтобы еще увеличить скорость.

- Все такая же упрямая, - сказал он.

- Все такой же засранец, - ответила я.

- Ох, ой-ой… - воскликнул он. Я притормозила и оглянулась через плечо. Эдвард остановился и согнулся пополам, сжимая бок рукой.

- Ты в порядке? – спросила я, подбежав к нему.

Он поморщился, сжимая себя руками и пытаясь восстановить дыхание.

- Вот, дерьмо! Мне не следовало этого делать! – ругала я сама себя. Я мельтешила вокруг него, не зная, что делать, и вдруг он тихо засмеялся. Я вскинула голову. Его грудь сотрясалась от смеха, когда он распрямился во весь рост. Закусив губу, он пытался сдержать улыбку, расплывавшуюся по его физиономии.

- Попалась! – подразнил он.

- Ах ты, маленький… - Я молотила по нему кулаками, крича: - Не могу поверить, что ты это сделал! Ты. Напугал. Меня. До. Чертиков!

Каждое свое слово я сопровождала ударом ладони куда придется.

- Перестань… хватит лупить меня, - проговорил он между своими сдавленными смешками. В итоге он заразительно засмеялся во все горло, и вскоре я смеялась вместе с ним.

Наконец наше веселье стало утихать, заставляя нас унять последние всхлипы.

- Хей, а ты помнишь, как мы в первый раз ели вон там? – спросил Эдвард, указывая куда-то за моей спиной.

Я обернулась, чтобы посмотреть на место, которое он имел в виду.

-Ага, - ответила я нежно. Конечно, я помнила.

- Я живу в Атланте всю свою жизнь, но никогда не была здесь. Это здорово, - сказала я, откусывая еще один кусок.

- Пол порекомендовал это место, - ответил Эдвард.

- Думаю, теперь это мой новый любимый ресторан.

Его улыбка была подозрительно широкой.

- Я так рад, что ты сказала это.

- Почему? – спросила я, сузив глаза и рассматривая его.

Эдвард положил на стол маленький конверт и подтолкнул его ко мне.

- Потому что я хотел, чтобы у тебя об этом месте остались хорошие воспоминания.

Мой взгляд метался между ним и конвертом.

- Ну, давай же! Открой его! – сказал он, приободряя меня своей улыбкой.

Взяв конверт в руки, я повозилась с тем, чтобы его распечатать, и вынула маленькую карточку вроде той, которую вкладывают в цветы. Надпись на ней гласила:

«Если это сработает так, как я рассчитывал, то отвлечет тебя достаточно надолго, чтобы я смог занять соответствующую позицию. Когда будешь готова, взгляни на меня»

- Эдвард, что это… - начала я, поднимая глаза на него, как он и просил.

Он стоял рядом со мной на колене с бархатной коробочкой в руке.

Мое сердце бешено забилось в предвкушении того, что, как я знала, последует за этим.

- Ты помнишь фильм, который мы смотрели в тот вечер, когда ты подумала, что беременна? – спросил он.

- Да, - ответила я неуверенно. Куда он клонит?

- А ты помнишь любимую присказку Базза Лайтера? (п.п.: герой франшизы «История игрушек»)

- Да…

- Хорошо, тогда я хотел спросить, - начал он, открывая бархатную коробочку, где сверкал кольцо с бриллиантом изумрудной огранки, - не окажешь ли ты мне честь стать мой женой… на протяжении «бесконечности и дальше»?

Я потеряла дар речи. После того случая с не подтвердившейся беременностью я задвинула мысли о браке в самый дальний угол своего сознания. А сейчас понимая, что мое будущее будет связано с этим потрясающим мужчиной, они начали расцветать как поле диких цветов, растянувшееся на мили вперед.

Приняв мое молчание за что-то другое, Эдвард начал оправдываться:

- Я понимаю, это может прозвучать напыщенно, но я не представляю свою жизнь без…

Я взяла его лицо в свои ладони и прошептала:

- Эдвард, заткнись… просто заткнись. Ты застал меня врасплох этим Баззом Лайтером. - Подмигнула ему я. – Конечно, я выйду за тебя замуж!

- Правда? – спросил он, все еще стоя на коленях

- Правда. - Восторженно кивнула я.

Пара за соседним столиком начала аплодировать и, подобно эффекту домино, аплодисменты прокатились по всему залу.

Эдвард поднялся с колен и проскользнул на стул рядом со мной. Обняв за плечи и притянув ближе к себе, он запечатлел нежный поцелуй на моих губах. Наши взгляды встретились, и он прошептал одними губами: «Я люблю тебя!»

Затем, убрав руку с моих плеч, он вынул кольцо из коробочки.

- Кстати, у тебя в голове все фильмы перепутались, - сказал он, дразня меня. – Я больше не уверен, что это была хорошая идея. – Он улыбнулся, помахивая туда-сюда кольцом у меня перед глазами. – Я имею в виду, что рассчитывал на надежного, эрудированного в этом отношении партнера.

Я шутливо его толкнула в плечо.

- Тебе лучше отдать его мне.

Эдвард держал кольцо между большим и указательным пальцами.

- Взгляни на гравировку.

Я выхватила кольцо у него из рук и перевернула, разглядывая ободок с внутренней стороны – на нем была выведена петля бесконечности.

Я улыбнулась, уже не сдерживая слез, которые катились по моему лицу.

- Я подумал, что мы можем сделать то же самое на наших обручальных кольцах, - добавил он, беря мои ладони в свои и надевая кольцо мне на палец.

Отставив руку, я любовалась тем, как искорки света танцевали вокруг бриллианта. Мне казалось, что я никогда не перестану любоваться им. Но, в конце концов, я обняла Эдварда за талию и прошептала:

- Я люблю тебя!

Он поцеловал меня в макушку и прошептал в ответ:

- До бесконечности и дальше.

Я снова повернулась лицом к нему.

- Зачем ты ворошишь прошлое?

Воспоминать это было и радостно и горько, и я никак не могла понять его мотив: зачем напоминать мне о чем-то столь… болезненном.

- Чтобы напомнить тебе о том, что я тогда сказал, - ответил он спокойно.

- Я прекрасно помню, что ты сказал, Эдвард. Мне не нужны напоминания, - сказала я холодно. – Думаю, мне лучше уйти.

Я не могла сделать этого, только не здесь… не на тротуаре даунтауна Атланты под пристальными взглядами прохожих и незнакомцев.

Я повернулась, чтобы уйти, но Эдвард схватил меня за руку.

- Подожди, я знаю, ты сердишься на меня, но…

- Интересно с чего бы это? – взвилась я на него. – Возможно, из-за того, что ты бросил меня? Как развод вяжется с твоим обещанием «до бесконечности и дальше»? – выпалила я эти слова, словно они были ругательством. – Или как насчет того, что ты лгал своей семье обо мне? До сих пор не могу поверить, что ты это сделал.

В этот раз у меня не было сомнений по поводу причины моих слез – это были слезы гнева.

Он выдержал мой взгляд, пока я произносила свою маленькую тираду, на его лице отражались боль и беспокойство.

- Я пытался защи…

- Если ты только скажешь «защитить тебя», то клянусь Богом, Эдвард, я не знаю, что с тобой сделаю! – предупредила его я сквозь плотно сжатые зубы. Я застонала и сделала круг вокруг себя в бессилии. – От чего ты меня защищаешь, а? Ты что, правда думал, что бросив меня и наговорив мне все эти вещи, ты защитишь меня? Ты даже не представляешь, что ты сделал со мной!

- Белла… - начал он, умоляя. Он что, хочет меня остановить? Неужели мои слова слишком ранят его? Что ж, да – это тяжело. Но любые слова меркнут по сравнению с той болью, которую мне пришлось пережить.

- Это глупо. Ты не любишь меня. Ты бросил меня. Ты развелся со мной. Ты оболгал меня. Так не поступают с теми, кого любят. Я даже не знаю, почему я здесь! – Я поджала губы, стараясь, чтобы они не дрожали. – Мне надо идти. – Я сделала шаг, готовая уйти прочь, но Эдвард снова остановил меня.

- Нет! – воскликнул он чересчур настойчиво и сделал шаг ко мне, поднося свои ладони к моему лицу и вытирая мои слезы. – Ненавижу видеть, как ты страдаешь. Я хотел уберечь тебя от этого. Это все, чего я хотел. – Его голос был хриплым и низким, и срывался от переполнявших его эмоций.

Мои плечи и грудь дрожали, в то время как я старалась сохранить самообладание.

Он притянул меня к себе, положив руки мне на спину и крепко сжимая меня. Я уткнулась лицом ему в грудь, тая в его объятиях.

- Я все испортил, - проговорил Эдвард раскаивающимся голосом. – Мне жаль… так жаль. Пожалуйста, прости меня. Я люблю тебя. Правда. Я никогда не переставал любить тебя. – Он остановился, чтобы перевести дыхание, его плечи дрожали от сдерживаемых рыданий. – Пожалуйста, поверь мне, детка. Я люблю тебя. Я люблю тебя… так сильно. Пожалуйста, прости меня. Пожалуйста… прости меня.

Он иступлено целовал меня в макушку, прижимая мою голову к себе и водя большим пальцем сзади по основанию шеи.

Он снова и снова повторял эти слова, а я всхлипывала у него на груди, обняв его обеими руками и сжав в кулак рубашку у него спине, словно это могло спасти меня.


                                     

Перевод: white

Редакция: pincher221



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1447-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: pincher221 (27.11.2013)
Просмотров: 2215 | Комментарии: 26 | Рейтинг: 5.0/40
Всего комментариев: 261 2 3 »
26   [Материал]
   
Цитата
Защитить меня от чего? – спросила я с иронией.
- От лицезрения того, как я умираю.
 А ведь когда видишь, как любимый человек умирает  в голову может прийти мысль -" Лучше бы он ушел, бросил меня, но остался жив." Думаю, именно с этой точки зрения Эдвард и принял такое решение.  Хочется, чтобы Белла это поняла и простила его.

25   [Материал]
  балбес он.спасибо за главу.

24   [Материал]
  надеюсь Белла простит Эда, ведь неизвестно сколько ему осталось, да и малыш  у них будет!! спасибо good

23   [Материал]
  Что сказать...он ведь защищал,нанося рану ножом при этом прокручивая его...защитник блин...и только теперь он вспомнил ,как обещал любить Беллу...
Спасибо за продолжение! lovi06032

22   [Материал]
  cray cray cray
Всё же Эдька сказал то, что он её очень любит...
Но неуверенна что этого будет Белочке достаточно, чтобы вернуться к нему...
Спасибо большое за главу good good good

21   [Материал]
  Спасибо за главу! Очень эмоционально надрывно!!!! Обоих жалко

20   [Материал]
  О чем люди говорят!?! Уже поняли, как быстротечна жизнь, и на что они её тратят? Столкнувшись с таким серьезным заболеванием начинаешь ценить каждую минуту, а тут...

19   [Материал]
  Спасибо за главу lovi06032

18   [Материал]
  cray
Спасибо за главу  cvetok01

17   [Материал]
  Следующий шаг за Беллой! Хочется верить, что она простит Эдварда.

1-10 11-20 21-26
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]