Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Беззаветно. Глава 13. Спаси меня

Беззаветно. Глава 13. Спаси меня


Несмотря на то, что я старательно пыталась забыть, мое тело все еще помнило руки Эдварда и то, как его сердцебиение, сейчас учащенное, успокаивало меня; как его мускусный запах, теперь немного изменившийся, возможно из-за приема лекарств, всегда напоминал мне о доме; как его руки, сжимавшие меня в кольце своего тепла, защищали от невзгод внешнего мира и дарили сладкое ощущение того, что я любима.

Я любима.

Он повторял это снова и снова, словно мантру, состоящую из «прости меня, пожалуйста» и «я люблю тебя».

Часть меня хотела навечно остаться в его объятиях и просто забыть все те ужасные вещи, которые были сказаны и сделаны за прошедший год. Но другая часть прекрасно понимала, что нам надо еще во многом разобраться.

- Эдвард? – позвала я, отстраняясь и глядя ему в глаза. Только сейчас я поняла, что он тоже плакал. Его лицо было покрыто красными пятнами, глаза блестели, а длинные ресницы склеились от слез.

- Да, детка? – Я съежилась при упоминании этого ласкового прозвища. Хотя я и скучала по этой стороне Эдварда – нет, я скучала по всему нему и точка – для этого все же было слишком рано.

- Мы… нам надо поговорить. – Я еще сильнее отстранилась, упершись руками в его грудь, но не находя в себе сил разорвать нашу физическую связь.

- Я знаю, – прошептал он, выпуская меня из объятий и накрывая мои ладони своими. – Давай захватим что-нибудь поесть и поедем к тебе.

- Я, ох… я не думаю, что… ты шутишь? Ко мне?

- А куда же еще?

Я хотела было предложить поехать к нему в отель, но, кажется, эта идея тоже не отличалась практичностью – ведь единственным местом в номере, где можно было бы присесть, являлась кровать, если они, конечно, не поселились в пентхаусе или чем-то подобном. Зная его семью, думаю, с них вполне могло статься. Это напомнило мне еще об одной причине, почему не стоило ехать к нему в отель – его родители.

- Хорошо, - согласилась я. – Но я не на машине.

- Я знаю и не против проехаться на MARTA.(Metropolitan Atlanta Rapid Transit Authority – система общественного транспорта в Атланте).

- Но как ты вернешься к себе?

Он нахмурился, словно само собой разумелось, что он мог остаться у меня, и я только что обманула его ожидания.

- Автобусы ходят допоздна, Белла. Если будет слишком поздно, я просто вызову такси.

Он отпустил мои руки и сделал шаг назад. Та физическая связь, которая существовала между нами, была потеряна, и у меня возникло чувство, что я сделала что-то не так, что мы снова вернулись на пару шагов назад по тропинке, к чему бы она нас не вела.

К выздоровлению? Искуплению? Прощению?

И все же, быстро прокрутив эти мысли в голове и сделав усилие над собой, я заставила свои сомнения отступить. Я не сделала ничего плохого – всего лишь попыталась обозначить границы наших отношений, будучи неготовой доверять ему или принять назад… по крайней мере до того, пока не получу ответы на свои вопросы.

- Хорошо, я только позвоню Джейми, чтобы убедиться, что нам никто не помешает.

- Ты живешь с Джеймсом? – Его ноздри раздувались, а вена на лбу стала гораздо заметнее.

- Нет, - ответила я, копируя его тон. – У него есть ключи и он всегда рядом. Но это не твое дело.

Его поразили мои слова. Правда ранит, приятель.

- Да, ты права, - сказал он. – Извини.

У меня не было ни малейшего желания спорить с Джейми по поводу Эдварда, а уж тем более при нем самом, поэтому я послала ему короткое сообщение, прося дать мне немного личного пространства сегодня вечером и сказав, что объясню все потом.

Наша поездка на общественном транспорте оказалась спокойной, и я воспользовалась случаем, чтобы собраться с мыслями. У меня накопилось так много вопросов, и я надеялась, что Эдвард ответит на них. К тому же, мне предстояло найти способ, как рассказать ему о новом маленьком Каллене.

Когда мы с Эдвардом добрались до моей квартиры, то оба сошлись на том, что закажем еду с доставкой на дом, выбрав тайскую кухню из местного ресторанчика. Пока я делала заказ, Эдвард разглядывал мое новое жилище.

- Они сказали, что доставка будет минут через сорок, - сказала я, подходя к книжному шкафу в моей гостиной, рядом с которым стоял Эдвард. – Хочешь, что-нибудь выпить?

- Да, спасибо. Подойдет что угодно, чем ты располагаешь. - Улыбнулся он, глядя на меня сверху вниз. – Это не все твои книги.

Это не прозвучало как вопрос, но я поняла, о чем он спрашивал.

- В моей спальне есть еще. Остальное в коробках. Я еще не успела их распаковать. – Я пожала плечами, наблюдая за тем, как он рассеянно прошелся пальцами по корешкам моих книг.

- Знаешь, здесь все по-другому.

Да, я знала. Определенно по-другому.

- Квартира меньше, чем наш дом, но мне она нравится.

Он отошел от книжного шкафа, пряча руки в карманы брюк, и неторопливо проследовал к кухонному островку, перегибаясь через столешницу, словно для того, чтобы изучить мою раковину. Что он там разглядывал?

- Да, - начал он, - я слышал, что ты продала дом.

- Не совсем так. – Я присоединилась к нему на кухне и открыла холодильник. – Хочешь сладкого чая?

- Ты предлагаешь коричневый Kool-aid (п.п.: марка прохладительного напитка, где вкусы обозначаются цветами)? – усмехнулся он, выпрямляясь. – Что ты имеешь в виду, говоря «не совсем так»?

Я наливала нам обоим по стакану, как он называл это, коричневой Kool-aid, поясняя:

- Дом выставлен на продажу, но он еще не продан. – Я поставила кувшин обратно в холодильник и подала Эдварду стакан. – Рынок недвижимости Атланты сейчас стоит.

- Спасибо, - ответил он, усаживаясь за стойку на барный стул. Он наклонился вперед, подперев голову руками, и спросил: - Почему?

- Я не знаю. Сейчас повсюду недвижимость продается плохо, разве не так? – огрызнулась я, сделав глоток из своего стакана.

- Нет, я спрашиваю, почему ты переехала? Я же оставил тебе дом.

О!

Неужели у нас начинается этот разговор? Тогда мне надо присесть. Я прошла к маленькому кухонному столу и жестом попросила Эдварда присоединиться ко мне.

Он соскользнул с табурета у островка, прихватив свой стакан, и сел напротив меня.

Мы оба водили пальцами вверх и вниз каждый по своему стакану. Я не знала с чего начать, хотя, возможно, просто ответить на его вопрос было бы самым легким способом.

- Я переехала, потому что Джейми предложил. – Он нахмурился, когда я упомянула Джейми, но воздержался от комментариев по этому поводу. – И я переехала, потому что тот дом был нашим – твоим и моим. А этот… - Я обвела рукой вокруг. – Этот только мой.

- Оу, – Эдвард отвел взгляд и сделал глоток. – И Джеймса, – сказал он глухо в стакан.

- Что? – Я слышала его, но хотела знать, что он имел в виду.

- Эта ваша с Джеймсом квартира. Ты сама сказала, что это его идея и он все время рядом. – Он все еще не поднимал на меня глаз.

- Почему ты все время вмешиваешь сюда Джеймса? – я не смогла скрыть раздражения в своем голосе.

Он пожал плечами, а затем ответил:

- Я не знаю. Просто выглядит так, будто ты отпустила прошлое и двигаешься вперед.

Он что, на самом деле это сказал? Я не ослышалась?

- Эдвард, ты считаешь, что Джейми и я… что мы… ты думаешь, что между нами что-то происходит?

-Разве нет? – спросил он еле слышно и с сомнением в голосе, словно не хотел знать ответ на свой вопрос.

- Нет, сто тысяч раз нет! – Рассмеялась я, с одной стороны удивляясь, а с другой – злорадствуя, что он сделал такое предположение. – И, кроме того, с чего это тебя заботит? Как же Кармен?

- А что Кармен? – спросил он, почесывая щеку.

- Ну, вы двое… сам знаешь. – Я многозначительно вскинула бровь, ожидая пока моя мысль дойдет до него. Раньше он быстрее понимал намеки.

Эдвард практически фыркнул мне в ответ, немного даже обидевшись и покачав головой.

- Белла, не говори чушь. Нас связывают совсем иные отношения.

Меня раздражало, что он так легко отмел мои предположения, а ведь это съедало меня на протяжении последних трех месяцев. Было больно думать о том, что меня так быстро заменили. Или еще хуже, что она и являлась той первопричиной, из-за которой Эдвард оставил меня.

- Интересно, какие же? – уточнила я, сдерживаясь, чтобы не рявкнуть на него.

- Я не знаю. Она помогла мне, - сказал он тихо, проворачивая кубики льда в своем стакане.

- Тогда, когда я не смогла? – пробормотала я себе под нос.

Эдвард услышал и наконец-то взглянул на меня, пристально изучая мое лицо в попытке понять.

- Как ты с ней познакомился? Кто она тебе? – спросила я.

- Белла, у тебя нет повода для ревности.

-Что?! Я и не ревную! Я просто спросила, - возмутилась я и надулась, скрестив руки на груди.

- О, да, ты ревнуешь, - сказал он, посмеиваясь и указывая на меня своим стаканом. – Ты, в самом деле, ревнуешь.

- На себя посмотри! – Я подалась вперед на своем стуле. – Мистер «ты-съехалась-с-Джейми». Какое тебе до этого дело?

Эдвард тут же пришел в себя.

-Да, ты права. Мне не нравится мысль, что ты с ним… в этом смысле.

- Ага! И мне тоже!

- Что ж, мы оба ревнуем, и что все это…

- Я никогда не говорила, что ревную, - запротестовала я, хотя он изрек чистую правду.

Оставив без комментариев мой возглас, он продолжил:

- И что все это значит?

- Недоразумение, - пробормотала я.

- Я не уловил твою мысль.

- Это значит, что я растеряна. - Разжав руки, я откинулась на спинку стула. – Зачем ты приехал?

- Хм…

Я оборвала его на полуслове:

- И ты не ответил на мой вопрос о Кармен, - добавила я, метнув в него сердитый взгляд. Я была явно не в настроении для его недомолвок и увиливаний.

- Кармен мой друг еще со времен старшей школы.

Эта новость никак не обрадовала меня. Он знал ее еще со школы? И они общались все это время?

- Я никогда не слышала о ней.

- Ты и не могла. Я вновь столкнулся с ней только когда начал работать в больнице в Далласе. На протяжении этого года она была мне хорошим другом. - Он встретился со мной взглядом и слабо улыбнулся.

Я старалась не скривиться при мысли о том, каким хорошим другом являлась Кармен. Хотя Эдвард настаивал на том, что между ними ничего не было, знать, что она находилась рядом с ним, когда мне этого не позволялось, ранило до глубины души.

- Но она достаточно тесно общалась с твоей семьей. Розали сказала, что…

- Кармен едва знакома с моей семьей, - поправил он, защищаясь. – А Розали не является ее членом. Ну, так что она там сказала? – Он тяжело вздохнул, практически закатывая глаза.

Мои щеки вспыхнули. Я не была уверена, стоит ли делиться этой информацией.

- Ничего. Просто с ее слов создалось впечатление, что Кармен проводила с вами очень много времени.

Конечно, это не совсем то, что сказала мне Розали, но это подразумевалось, или я это просто додумала. Кого это теперь волнует? Я просто хотела знать, кто она такая.

- Просто друг. Ничего больше.

- Но ты сказал, что любишь ее, - возразила я, припомнив тот первый раз, когда я увидела ее в палате Эдварда.

Он склонил голову набок, его брови сошлись на переносице.

- О, - сказал он, вспомнив, и морщинки на его лице разгладились. Он улыбнулся и наклонился вперед. – Ты любишь Джеймса?

- Эдвард, мы это уже проходили…

Он нетерпеливо взмахнул рукой в воздухе.

- Нет. Ты любишь его как друга, брата или как там еще?

- Конечно. – Куда он клонит?

- Вот, то же самое у меня с Кармен.

Я нахмурилась, стараясь проникнуться мыслью, что между Кармен и Эдвардом не было романтических отношений.

- Эдвард, я знаю Джеймса почти двадцать лет. Как Кармен удалось стать тебе настолько близким другом всего лишь за год?

Эдвард вздохнул и потер руками лицо, затем снова сложил их на столе и потянулся, чтобы взять меня за руку. Я позволила ему это сделать.

- Белла, я обещаю не врать тебе больше. Мне надоело скрывать от тебя некоторые вещи. Если поможет, я перескажу тебе все мои разговоры с Кармен, если это то, что нужно сделать, чтобы ты поверила мне.

Я была ему благодарна. Мне требовалось услышать это. Меня просто беспокоило, смогу ли я все воспринять.

Он сделал глубокий вдох и продолжил:

- Когда я перебрался в Даллас, я закрылся ото всех, особенно от своей семьи. Им я тоже врал. Я все время пропадал на работе, только чтобы не сталкиваться ними.

Однажды вечером Кармен зашла в кафетерий больницы и узнала меня. В старшей школе мы не были такими уж близкими друзьями. На самом деле, я знал немного лучше ее брата-близнеца, Элеазара. Мы разговорились, и я поинтересовался, как у него дела. Он сказала, что ее брат умер два года назад от аневризмы¹. Первый удар у него случился еще в двадцать пять лет. Эмметт являлся его физиотерапевтом тоже.

В отличие от меня у нее был совершенно иной взгляд на жизнь. Она изучает нетрадиционную медицину и верит в целительную силу слов и прикосновений. Она не просто психиатр в привычном понимании. Я называю ее «Доктор ВзрывМозга», потому что именно это она и делает. Но, в любом случае, Кармен убедила меня начать разговаривать о моих проблемах, делиться с кем-то после того, как… после… - Он снова отвел от меня взгляд.

- После?

Он убрал свою ладонь с моей руки.

- После того, как я оставил тебя.

О!

- Если она едва знакома с твоей семьей, тогда что она делала на вечере твоей мамы?

- Она сделала пожертвование. - Пожал он плечами.

Я не собиралась довольствоваться этим односложным ответом.

- Но она была там задолго до того, как начался вечер, и она беседовала с тобой.

- Она зашла узнать, как я себя чувствую.

- Зачем?

- Потому что…

- Потому что - что?

- Потому что я сходил с ума рядом с тобой, и мне надо было с кем- то поговорить, - выдал он на одном дыхании.

- Поговорить обо мне с другой женщиной?

- Я тебе уже сказал, что у нас с ней другие отношения.

- Тогда почему на кухне она назвала меня Бекка?

- Я же говорю, она «Доктор ВзрывМозга».

- И что это значит?

- Это значит, что она пыталась спровоцировать ответную реакцию.

- Мою? Зачем?

- Нет, мою.

- Зачем?

- Потому что так она работает, Белла. Она проникает в твою голову… - Он покрутил пальцем у виска. - И заставляет тебя задуматься, какого черта ты обманываешь сам себя. И по ее извращенным понятиям то, что она назвала тебя не тем именем, должно было подтолкнуть меня к тому, чтобы заступиться за тебя. Тебе лучше спросить ее саму, почему она так поступила.

- Нет уж, спасибо. – Последнее, что я собиралась сделать, так это разговаривать с этой женщиной, и какая-то часть меня хотела попросить его больше не общаться с ней тоже. Но я не была уверена, могу ли – или должна ли – просить его об этом.

- Почему Розали не любит ее?

- Возможно, потому, что она дружила с Эмметтом задолго до его женитьбы на Розали.

- Так ты зависал с Кармен в доме Эмметта, а не у своих родителей?

- Я не зависал с Кармен. Все было совсем не так. - Он тяжело выдохнул. – Каждый раз, когда Эмметт устраивал у себя вечеринки, он приглашал и меня. Кармен всегда присутствовала там. Думаю, что после смерти ее брата Эмметт относится к ней как к младшей сестре или что-то в этом роде. Когда я бывал на этих сборищах, мы с Эмметтом чаще всего уединялись, чтобы поболтать. Может быть, поэтому Роуз ненавидит ее. Кто знает?

Я удовлетворилась его объяснением, хотя оно мне и не понравилось. Меня огорчало то, что когда ему понадобилась помощь, рядом с ним оказался кто-то другой, а не я.

- Хорошо, тогда ответь на мой вопрос: зачем ты здесь?

- Хм… потому что нам надо было поговорить, и мы собирались вместе поужинать. Кстати говоря, а сорок минут уже прошло или нет? – спросил он, поднимая глаза и окидывая взглядом мою квартиру.

Я ударила рукой по столу.

- Перестань увиливать от ответа!

Он ошарашено уставился на меня, практически подпрыгнув на своем месте от неожиданности, пораженный моей вспышкой гнева.

- Я не увиливал, - искренне сказал он, в его глазах плескалось тепло перемешанное с испугом, словно он не знал, что еще от меня ожидать.

- Эдвард, я знаю, что ты здесь ради курса лечения, но ты прекрасно мог пройти его, и я даже не узнала бы, что ты в Атланте. Так почему сейчас? Зачем ты приходил вчера? Почему ты вдруг захотел поговорить со мной? Что изменилось?

Он испустил протяжный вздох и стал нервно потирать шею.

- Я не знаю, Белла. – Его рука замерла в районе затылка, наши глаза встретились, и он, не отрываясь, смотрел на меня несколько минут, очевидно, подыскивая нужные слова.

Я молчала. Слишком долго я ждала объяснений, которые без сомнения заслуживала, подожду и еще, если это необходимо.

Он опустил руку, положив обе ладони на стол, и стал перебирать пальцами, не разрывая наш зрительный контакт.

- Я удивился, когда ты появилась в Далласе.

Находясь под его пристальным взглядом, я продолжала хранить молчание.

- Сначала я не мог поверить, что ты действительно решилась на это. После всего того, что я наговорил… и сделал, ты… ты все равно приехала. Я был очень растерян и смущен из-за чувств, всколыхнувшихся во мне. Я хотел злиться на тебя и даже пытался сделать все, чтобы оттолкнуть.

Непроизвольно с моих губ сорвался фыркающий звук, бровь Эдварда тут же взметнулась вверх.

- Прости, - сказала я, пододвинув стул поближе, опираясь локтями на стол и подаваясь всем телом вперед. Он полностью завладел моим вниманием.

- Когда я понял, что ты никуда не уедешь, и что моя семья устроила против меня заговор… - Он оборвал мысль и усмехнулся, что вызвало мою ответную улыбку.

- Неважно, ведь видеть тебя снова каждый божий день… это напомнило мне, как сильно я скучал по тебе. Я тосковал по нам, по ощущению того, как это быть с тобой рядом… хотя, конечно, у меня не было на это никаких прав. Даже запах фруктового шампуня, которым ты пользуешься, сводил меня с ума. - Он усмехнулся и опустил глаза. - Я, правда, дико скучал по тебе, и не знал, как справиться со своими чувствами. Это заставило меня задуматься обо всем: правильное ли я принял решение… правильно ли я поступил… и много еще о чем, - прошептал он. – Я был растерян и просто продолжил отталкивать тебя. Не понимая до конца, зачем… возможно, просто потому, что это легче было сделать. А потом – та ночь. - Он снова посмотрел мне в глаза. – Та ночь все перевернула.

Даже больше, чем он себе представлял.

- После того, как ты сбежала, я боролся с собой, чтобы не последовать за тобой, но я не знал, следует ли мне догнать тебя. Я имею в виду, в наших отношениях ничего не изменилось.

Озадаченная его словами, я уже было открыла рот, чтобы уточнить, что он имел в виду под словами «ничего не изменилось», но тут раздался звонок в дверь, прерывая наш разговор, в котором я начала получать ответы на свои вопросы… наконец-то.

- Это доставка еды, - констатировала я, вставая из-за стола. – Я вернусь через минуту.

-Хорошо, - ответил он, поднимаясь вместе со мной. – Я достану тарелки и все прочее.

Я подписала чек и вернулась с пакетами к столу, где Эдвард уже поставил тарелки, разложил приборы и даже обновил наши напитки.

- Спасибо, - сказала я, накладывая еду в тарелки.

Мы ели молча, позволяя тишине окутать нас – раздавался лишь звон вилок о тарелки и потрескивание льда, тающего в наших стаканах.

- На чем мы остановились?

- Что? – переспросила я.

- Я спрашиваю, на чем мы остановились, когда доставили еду.

- Оу, - ответила я. – Хм… ты сказал что-то насчет той ночи, после которой все изменилось, но на самом деле ничего не изменилось. Что бы это не значило.

- О, да. Я хотел последовать за тобой в Атланту, - продолжил он, повторяя свои слова. – Но я не мог. Не тогда, когда ситуация стала такой, какой была.

Затем мне позвонил доктор Бэрроу.

- Он тот, кто проводит тебе курс лечения?

- Да, что-то вроде. Он предложил один вариант. - Эдвард сделал глоток из своего стакана. – Не буду утомлять тебя медицинскими терминами, но впервые за долгое время, мне кажется, что появилась надежда.

- А раньше ее не было? – спросила я мягко.

Он предпочел просто кивнуть в ответ.

- Почему?

Тяжело вздохнув, так что с его губ сорвался свист, он ответил:

- Потому что раньше я думал, что умру.

Было буквально тяжело проглотить его слова. В моем горле встал ком, а грудь сдавило. Я уже потеряла его однажды, когда мы развелись, но смерть… смерть заберет его у меня окончательно.

- Почему ты решил, что ты умираешь? – спросил я, понижая голос.

- Потому что у меня опухоль мозга.

Я поджала губы, одаряя его «не-говори-так» взглядом.

- Ты помнишь, как это было: головные боли, кровь из носа. Чего ты не знаешь, так это то, что все становилось хуже. Однажды утром я проснулся с сильной мигренью. Я имею в виду, голова раскалывалась так, что я не мог видеть. Я подумал, что ослеп. В те выходные ты уехала со своей мамой на какой-то семинар.

Это произошло за неделю до того, как мы с Эдвардом полетели к его родителям на благотворительный аукцион, который устраивала его мать, тот самый, для которого она попросила меня написать приветственную речь. Я заметила, что в те выходные с ним происходило что-то странное. Вот тогда все и началось.

- Сначала я подумал, что это спросонья или что-то в этом роде. Я зажмуривался и тер глаза, надеясь, что зрение вернется ко мне. Ничего не помогало. Естественно, я запаниковал. Я понимал, что это связано с опухолью, но я не знал, как это отразится на прогнозе течения болезни. Что, если слепота станет постоянным побочным эффектом?

Я шарил рукой по прикроватной тумбочке пока не нашел свой телефон. Первым моим порывом было набрать твой номер… но… я не сделал этого. Я не хотел волновать тебя пока. - Нахмурившись, он посмотрел на меня извиняющимся взглядом. - Вместо этого, я позвонил Полу. Он заехал за мной и отвез в больницу, где я прошел кучу исследований: МРТ², КТ³, анализы крови, мочи. Спустя два часа зрение вернулось ко мне. К этому времени были готовы снимки МРТ. Мы проконсультировались с дежурным неврологом и сравнили снимки с теми, что я сделал месяц назад. Опухоль увеличилась, причем не только в размерах.

- Что ты имеешь в виду?

- Лучше всего объяснить это, если ты представишь осьминога или что-то другое с щупальцами. Опухоль пустила корни в моем мозгу.

- О мой бог! – воскликнула я, не в силах скрыть неверие и ужас в своем голосе.

- Да уж! – согласился он. – Я испугался до смерти. После того, как мы с Полом собрали информацию по этой проблеме, просмотрев клинические случаи и остальное – мы поняли, что она будет разрастаться, и мое состояние будет только ухудшаться, и я знал, что все уже никогда не будет так, как прежде.

- Что изменится?

- Как что?.. Белла, я понял, что умираю, - ответил он хриплым голосом. – И это точно не будет ни легко, ни приятно. Я не хотел… я не хочу, этого для тебя.

- Для меня? Эдвард, это ты тот, у кого опухоль.

- Вот именно! - Он вскинул руками, растопырив пальцы от урагана эмоций, охвативших его. – А ты будешь той, кто будет смотреть, как я разрушаюсь и умираю. Ты не заслуживаешь такого.

-А как насчет тебя? – возразила я, сердясь и повышая на него голос. Как он смеет решать за меня, что будет для меня лучше?! – Ты собирался умереть… как, в одиночестве? Разве наши клятвы ничего не значили для тебя? Я была твоей женой! Я обещала быть рядом с тобой, что бы ни случилось. Как ты посмел отстранить меня и лишить такой возможности?

- Я пытался защитить тебя, - закричал он в ответ. – Я бы предпочел, чтобы ты ненавидела меня, нежели, чтобы ты наблюдала, как я умираю. Я думал, так будет проще. Потерять кого-то, кого ты презираешь, возможно, будет не так больно, чем потерять того, кого ты любишь!

Он действительно не понимал.

Я покачала головой, не веря своим ушам. Часть меня понимала его извращенную логику, но это совершенно не оправдывало его самого и его действия, которые приводили в ярость… были несправедливыми… и эгоистичными.

- Потому ты отталкивал меня почти год до того, как окончательно бросил? – уточнила я, хотя заранее знала ответ на свой вопрос. Меня так ранило его объяснение, что я не могла взглянуть ему в глаза.

- Белла, за время своей врачебной практики я видел много смертей. Я ненавидел, когда мне приходилось сообщать семьям, что тот, кого они любили, покинул этот мир. Меня убивало, когда я видел, как они разваливались на куски и погружались в скорбь. Но работа в реанимации со всеми несчастными случаями и трагедиями не самая худшая часть моей профессии. Ужаснее всего наблюдать, как надежда оставляет людей, когда на их глазах состояние любимого человека ухудшается, и он страдает от неизлечимой болезни. Кажется, что этот недуг разрушает не одного больного, а всю его семью. Я не хочу, чтобы твоя надежда также исчезала. Я думал, что ты отшатнешься от меня и найдешь новую любовь, если будешь считать меня ублюдком.

Он встал из-за стола, где сидел напротив и пересел на стул рядом со мной. Мое сердце забилось быстрее в ожидании того, что он будет делать дальше, но у меня не было ни единого предположения по этому поводу.

- Хей, - прошептал он, беря меня за руку и переплетая наши пальцы. Сначала я никак не реагировала, Эдвард подвинулся на краешек своего стула так, что наши колени соприкоснулись. – Посмотри на меня. Пожалуйста.

Я уступила его просьбе, наклоняясь ближе к нему, на моих глазах выступили непрошеные слезы.

Эдвард провел пальцем по моему подбородку. Его прикосновение было нежным и трепетным, сладким. Я впилась зубами в нижнюю губу в попытке предотвратить мою неизбежную капитуляцию. Я тосковала по такому Эдварду. Именно этого Эдварда я знала и любила. Он не был похож на того незнакомца, который год назад изрезал мое сердце на куски острой бритвой своих слов.

- Белла, я…

- Ты сказал, что больше не любишь меня, - напомнила я ему, дрожащими губами. – Как ты мог? Как ты мог сказать мне такое?!

Он вздохнул, его пальцы медленно соскользнули с моего лица.

- А ты поверила мне. - Он повесил голову и начал скороговоркой: - Я никогда не думал, что я такой хороший лжец или что ты так легко примешь мои слова. Ты всегда была такой упорной и неуступчивой. Я был уверен, что ты будешь бороться или предпримешь еще что-то, но когда я увидел опустошенное выражение твоего лица, я понял, что ты купиалсь на мою ложь.

Я крепко зажмурилась, позволяя слезам свободно катиться по моим пылающим щекам. Воспринять то, что он только что рассказал мне, было крайне сложно. Я понимала слова, но их смысл не доходил до меня.

- Ты… ты врал? – спросила я, не открывая глаз. – Зачем? – Я моргнула, сосредотачивая взгляд на его полном раскаяния лице.

- Я хотел, чтобы ты возненавидела меня.

Мои плечи затряслись от прорывающихся всхлипов, которые поднимались из моей груди, и, закрыв лицо руками, я зарыдала.

Услышав легкий шорох, через секунду я ощутила его руки на своих плечах. Эдвард притянул меня в свои объятия, зарывшись носом в мои волосы. Его дыхание щекотало мне ухо.

- Сможешь ли ты меня когда-нибудь простить? – Плакал он тоже. – За то, что я натворил? За то, как я обращался с тобой?

Медленно, цепляясь за него, я подняла свои руки и обвила его торс, рыдая, уткнувшись носом в его плечо и находя в его объятиях долгожданный комфорт.

Так мы и сидели, прижавшись друг к другу, пока наши слезы не иссякли, и лишь случайный всхлип или глубокий вздох прерывали тишину вокруг нас.

Находиться в кольце его рук было удивительно хорошо, и в то же время немного странно. Это напоминало своего рода примирение, но меня терзала мысль, а сможем ли вернуть все так, как было до того, как он ушел. Возможно ли такое вообще? Захочет ли этого Эдвард? Честно признаться, я бы хотела, особенно учитывая мое затруднительное положение.

Я первой из нас двоих отстранилась, оставаясь достаточно близко к Эдварду, чтобы не разрывать наших объятий.

Моя голова находилась как раз под его подбородком, так что, когда я вскинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза, то оказалась в идеальной позе для поцелуя, который, казалось, Эдвард был готов мне подарить.

Я узнала голод в его глазах и то, как он в ожидании облизнул губы, и была готова ответить ему взаимностью, но тут я увидела ее.

- Эдвард, - позвала я озабоченно, отклоняясь назад.

- Что? – спросил он, тревога ясно читалась на его лице.

- У тебя кровь идет из носа, - указала я.

Он отпустил меня и провел пальцами под носом.

- Оу, - сказал он, изучая следы крови на своих руках. – Я сейчас справлюсь с этим в… где у тебя ванная? – спросил он, вставая из-за стола.

Я тоже поднялась, чтобы проводить его.

- Прямо по коридору и… Эдвард!!!

Он упал по дороге в ванну и стал биться в конвульсиях на полу моей гостиной, уже не слыша и не реагируя на то, что я звала его по имени.


¹Расширение просвета кровеносного сосуда или полости сердца вследствие её истончения или растяжения. Причиной могут служить патологические изменения их стенок или аномалия развития.

²Магнитно-резонансная томография (МРТ, MRT, MRI) — томографический метод исследования внутренних органов и тканей с использованием физического явления ядерного магнитного резонанса.

³Рентгеновская компьютерная томография — томографический метод исследования внутренних органов человека с использованием рентгеновского излучения.

                                      

Перевод: white

Редакция: pincher221



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1447-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: pincher221 (04.12.2013)
Просмотров: 2299 | Комментарии: 32 | Рейтинг: 5.0/35
Всего комментариев: 321 2 3 4 »
32   [Материал]
  Спасибо!

31   [Материал]
  А мне его логика вполне понятна.... а вот Белла могла бы немножко понимания к нему проявить..... а то все о себе любимой. Если любишь надо прощать, тем более не так много времени у них осталось...
P.S. Заранее прошу прощение, если мое мнение какого-то задело.

30   [Материал]
  итак, ситуация с "любовью" Кармен разъяснилась... но мотивы Эдварда все-таки эгостично извращенные... как он мог позволить, разбить сердце самому близкому человеку, считая что она сможет двигаться и жить дальше, если по сути она не может без него существовать ..... очень сложно и противоречиво... надеюсь, что его приступ не осложнит ситуацию со здоровьем, а терапия поможет вылечиться, спасибо за главу

29   [Материал]
  Боже мой!!!! cray cray cray Как же это больно!!! У них должен быть шанс!!! cray cray cray  Спасибо за главу и маячек!

28   [Материал]
  Эддик всё ей рассказал...
Весь этот эмоциональный взрыв только ухудшил состояние(((
И наглядный пример того, почему Эдька так поступил...(((
Спасибо большое за главу....

27   [Материал]
  Это ужасно! Надеюсь, он справится с болезнью!!!!!!

26   [Материал]
  Спасибо за главу! Как хорошо, что они поговорили. Но впереди так сложно

25   [Материал]
  только бы он не умер ,автор пощади мои нервные клетки.

24   [Материал]
  cray спасибо good

23   [Материал]
  Несмотря на печальный конец cray  , глава очень позитивная. good Главное они вместе. Я надеюсь , все будет хорошо !!!! lovi06032

1-10 11-20 21-30 31-32
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]