Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Беззаветно. Глава 14. Я не позволю тебе уйти. Часть 2

Беззаветно. Глава 14. Я не позволю тебе уйти. Часть 2


На следующий день я вышла из лифта, окрыленная надеждой увидеть Эдварда. Меня беспокоило, что он закроется после своего приступа, хотя то, что он продолжил со мной разговаривать вчера вечером, вселяло некоторую уверенность. Его слова стали бальзамом, и я жаждала услышать больше.

Я шла по коридору к палате Эдварда, когда мое внимание привлекла суматоха. Команда врачей и медсестер быстро толкала к лифтам каталку с пациентом. Я видела, как один из них склонился над ним, делая непрямой массаж сердца.

Мое собственное сердце ушло в пятки так быстро, что казалось, будто оно разорвется. Ужас, сковавший мое тело, отнюдь не медленно распространялся по моим венам – он атаковал мою кровеносную систему так, словно меня скинули в ледяной пруд. Я ахнула от силы ощущений.

Бросившись бегом к палате Эдварда, я остановилась в дверях, охваченная паникой.

Его койка была пуста, так же как и моя душа сейчас.

Куда они увезли его? Что случилось? На посту не оказалось пусто, и я побежала дальше, заглядывая в каждую палату и ища кого-нибудь, кто бы знал, что произошло. Заметив медсестру, выходящую из палаты в конце коридора, я бросилась к ней, стирая на ходу слезы, струившиеся по моему лицу.

- Пожалуйста, не могли бы Вы мне сказать, куда перевезли Эдварда Каллена? Пациента из палаты 217. Мне кажется, что с ним что-то случилось.

- Белла, в чем дело?

Я резко обернулась и увидела Эсми, она выглядела обеспокоенной, но не расстроенной. Неужели она еще не знает? Должна ли я сообщить ей?

- Они увезли его. Они… они реанимировали… его палата… его там нет, - всхлипывала я у нее на плече, когда она обняла меня.

- Белла, милая, ничего не случилось. С ним все в порядке. Они перевезли его в другую палату сегодня утром. Когда у него появился сосед, я попросила доктора Бэрроу найти нам отдельную. Иногда больнице необходим материальный стимул. Хотя я вообще не понимаю, почему они сразу не поместили Эдварда в VIP палату, учитывая его связи здесь.

Эсми продолжала щебетать, но я не слушала, присев на лавку в холле и чувствуя, как адреналин постепенно покидает мою кровь. Я коротко объяснила, что увидела, как его соседа по палате увозили, смутившись, что так легко потеряла самообладание. Если я собираюсь поддерживать Эдварда в ходе этого курса лечения, то должна быть сильнее. Ему не надо видеть мои срывы, подобные этому.

С Эдвардом все в порядке.

Он находился на верхнем этаже.

Это был не он.

Я не потеряла его.

Эдвард в порядке.

Я снова и снова повторяла это до тех пор, пока мое сердце не перестало бешено колотиться в груди.

Эсми забрала из палаты зубную щетку Эдварда, зарядное устройство для мобильного телефона и повела меня к лифтам, чтобы показать его новую палату.

VIP палата походила на номер в отеле: комната для пациента, гостиная для родственников и друзей, диван, обеденный стол и развлекательный центр. У нас даже была возможность заказывать еду, которая была намного лучше обычного больничного питания.

Несмотря на то, что его палата была готова посоперничать с номерами многих гостиниц, Эдвард жаловался на скуку и на то, что чувствует себя запертым, словно в тюрьме. Вопреки его ожиданиям, курс терапии ему проводили каждый день на базе клиники, а не в качестве амбулаторного лечения. Доктор Бэрроу хотел лично наблюдать за прогрессом Эдварда; приступ показал, что им следует быть осторожными, что еще больше вгоняло Эдварда в тоску.

Тем не менее, если позволяла погода, Эдвард практически каждый день сбегал в парк, разбитый при больнице, так что в прямом смысле слова, его нельзя было назвать заключенным, о чем я ему постоянно напоминала, навещая его.

И вот так она началась – наша новая повседневность.

В течение дня он слал мне смс-ки. Таким образом, полное молчание с его стороны сменилось тем, что теперь он сообщал мне все мельчайшие подробности о том, какие процедуры ему проводили. И, надо признаться, я с нетерпением ждала его сообщений.

Во время своих прогулок по парку он фотографировал цветы и присылал фото мне на телефон. Он также делал снимки еды, которую ему приносили, и писал мне, что она не идет ни в какое сравнение с тем, что готовила ему я. Меня до сих пор немного удивляли его оптимизм и то, как он играючи относился к долгому и изнуряющему лечению, которое ему предстояло пройти.

Несмотря на некоторую неловкость, присутствующую поначалу, я каждый день приходила в больницу. Однако я так и не понимала, какова моя роль во всем этом: мои отношения с бывшим мужем все еще оставались в подвешенном состоянии. Я хотела простить его, но боялась – по правде сказать, до чертиков боялась – что он снова сделает мне больно.

К тому же оставался еще один маленький вопрос - моя беременность, - который вскоре перестанет быть маленьким. Мне придется найти способ рассказать ему об этом, я просто не знала, как это сделать, боясь испортить наши новые отношения.

Я наслаждалась временем, проведенным с ним после нашего воссоединения. Сначала я приезжала только по вечерам, только чтобы пожелать ему спокойной ночи. Родители Эдварда предусмотрительно уже уходили к этому времени, оставляя нас одних во вполне комфортном молчании.

Однажды я испекла ему домашний персиковый коблер и принесла вечером в больницу. Сидя в палате, мы вместе съели его на десерт. Я была расслаблена и полностью довольна, но тут зазвонил его мобильный телефон.

- Привет, Кармен! – Эдвард нервно глянул на меня. – Нет, прости, что не звонил тебе. Нет… Все хорошо. Они начали назначенный мне курс. Нет… Это длинная история. Ну… на самом деле… она сейчас здесь. – Он встретился со мной взглядом, и на его губах появилась слабая улыбка. – Да. Хм, я передам ей. Очень ценю это. Правда. Спасибо тебе. Да… я дам тебе знать, как все проходит. Спасибо, что позвонила. Хорошо. Пока.

- Итак, это была Кармен, - констатировала я, откусывая еще кусочек от пирога.

- Да. – Он отложил телефон и пробежался рукой по волосам.

- Что она сказала? – спросила я напряженно.

- Она хотела узнать, как у меня идут дела, а также связался ли я с тобой. Она… хм… передает тебе привет и рада, что мы разговариваем.

Я старалась не дать этому происшествию испортить мне настроение. Он сказал, что между ними ничего не было, но меня раздражал сам факт, что он разговаривал с ней… что он делился с ней, тогда как от меня полностью закрылся. Моя ревность не была иррациональной. Она была оправдана.

И все же меня немного радовало, что это не он первый позвонил ей. Как бы мне хотелось, чтобы и она не звонила ему!

Но я ничего не сказала и положила в рот еще один кусочек пирога, но не смогла толком проглотить его. Звонок Кармен отбил у меня всяческий аппетит. Я уронила вилку и обиженно надулась.

- Белла…

- Что? – Я скрестила руки на груди и откинулась на спинку стула, к счастью он располагался как раз напротив телевизора, висевшего на стене.

- Белла, посмотри на меня.

Я проигнорировала его просьбу и притворилась, что с интересом слежу за ходом передачи, которую мы смотрели за ужином.

- Ты сердишься на меня?

Я по-прежнему не отвечала. Возможно, мое поведение было глупым и вздорным, но я ничего не могла с собой поделать, даже если и чувствовала, что не права. По всей видимости, отчасти в этом были виноваты и мои гормоны. Хотя, чтобы я могла использовать эту отговорку, Эдварду по крайнее мере надо было знать, что я беременна. Я сдунула челку с глаз и продолжила слушать, как Эдвард пытался успокоить меня.

- Она ничего не значит для меня. Пожалуйста, поверь мне. Я не хочу обидеть тебя.

- Я не обижаюсь. И не злюсь. Все в порядке. – Мой голос прозвучал неубедительно.

- Детка, прошу тебя, не волнуйся из-за этого. Ты единственная женщина, которая когда-либо что-то значила для меня… даже если я не всегда это показывал. Что я должен сделать, чтобы ты снова посмотрела на меня? Ты хочешь, чтобы я сказал, что больше никогда не буду с ней разговаривать? Хорошо, не буду.

Я тяжело выдохнула и, наконец, повернулась к нему лицом, изучая выражение его глаз. Он выглядел таким искренним в своем порыве. С моей стороны было детским капризом просить его не общаться с ней. Хотя я знала, что если попрошу, он так и сделает, что он абсолютно честен со мной, и для меня этого было достаточно. В конце концов, сейчас он находился здесь, а она там.


                                                                        ~UrQ~


Иногда мы с Эдвардом проводили вечера за просмотром старых комедийных сериалов по каналу TBS. Я сидела на стуле рядом с его кроватью, а он со своего места щелкал пультом.

Некоторые вещи никогда не меняются.

Он много спал, чаще всего проваливался в короткое забытье, и тогда я сидела рядом с ним, пробегаясь пальцами по его волосам. Это оставалось единственным физическим контактом, который мы себе позволяли, по большей части, стараясь не нарушать невидимых границ.

Иногда, когда он спал, я шептала ему свои признания. О том, как скучала по нам, как мне нравилось прикасаться к его волосам и что я рада, что они еще на месте. Я шептала, как сильно надеюсь, что ему станет лучше, и я перестану так беспокоиться о нем. Я рассказывала о своих страхах и о боли, которую пережила и все еще ощущала после того, как он оставил меня.

Я говорила ему, что пытаюсь. Пытаюсь научиться снова доверять ему, стараюсь простить. Что мне просто нужно время.

Если же он не дремал, то время от времени пристально смотрел на меня. Я могла это видеть краем глаза. Казалось, что он хотел мне что-то сказать, но так и не говорил.

Право задавать вопросы Эдвард оставил за мной. Он всегда видел, когда меня что-то мучило.

- Ты же знаешь, что можешь спрашивать меня о чем угодно.

Да, я знала. Наконец-то.

- Что заставляет тебя думать, что у меня есть вопрос?

- Твоя нога не перестает дергаться.

Я улыбнулась. Думаю, это было очевидно.

- Мне просто любопытно, зачем ты обманул своих родителей. Они в любом случае поддержали бы тебя, ведь они твои родители, а не мои. Зачем ты лгал им про меня?

Он поднял пульт и выключил телевизор.

- Потому что я идиот.

- Даже спорить не буду, - отмахнулась я.

Эдвард усмехнулся.

- Я заслужил это. Возможно, это не имеет никакого смысла, но я солгал, потому что уже жалел о своем решении уйти от тебя. Когда я увидел, как ты была раздавлена, то все, чего мне хотелось, так это бежать обратно к тебе, подхватить на руки и сказать, что все было ложью… что я вовсе не это имел в виду. Но я не сделал этого. – Он сделал паузу, склонив голову и перебирая свои пальцы, сложенные на коленях. – Когда я сбежал в Техас, то думал, что худшее уже позади, но я ошибался. Мои родители все время понуждали меня позвонить тебе… чтобы помириться. На все их попытки я просто отвечал отказом. Они не отступались, так что однажды я просто брякнул им, что это ты не хочешь быть больше со мной.

Услышать эти слова во второй раз было ничуть не легче. У меня закружилась голова; в последнее время я и без этого страдала головокружениями, и сейчас мне пришлось, глубоко вдохнув, сделать над собой усилие.

- Я не собирался врать про тебя… я просто… я просто хотел, чтобы они оставили меня в покое и тебя тоже. К тому же, это обеспечивало мне некую страховку. - Он снова поднял на мне взгляд, но видя мое озадаченное выражение лица, пояснил: - Они остановили бы меня, сделай я попытку вернуться к тебе.

Дышать глубоко не помогало. Во мне поднимался гнев, и я боялась, что наговорю ему что-нибудь в сердцах.

Я встала и схватила свою сумочку.

- Спасибо, что объяснил, правда. Я хотела это узнать. Мне просто нужно… немного времени. Я приду завтра.

И прежде чем он смог бы увидеть мои слезы, я вышла за дверь.


                                                                       ~UrQ~


С наступлением третьей недели лечения, наша повседневность приобрела более регулярный характер, а совместно проведенные вечера стали длиннее. Я появлялась в его палате после ужина, как раз перед уходом его родителей. Мы смотрели телевизор или играли в Scrabble. (п. п.: Скрабл – популярная игра, в ходе которой игроки должны составить максимальное количество слов из отдельных букв на игральной доске. В русскоязычной среде известна под названием «Эрудит»)

Решив нарушить этот привычный распорядок, однажды вечером я принесла с собой игральные карты.

- Готов, чтобы я надрала твою задницу в «Пьяницу»? - спросила я, бросая колоду на его выдвижной столик.

Эдвард перевел взгляд с карт на меня и хитро улыбнулся.

- Кому-то надоело проигрывать в Scrabble?

- Как угодно. Хочешь сыграть?

- Кончено. - Пожал он плечами. – В этом я тоже тебя обыграю, - сказал он с невозмутимой улыбкой.

Я закатила глаза.

- Хочешь, чтобы я раздала карты там, за столом? – поинтересовалась я, указывая на стол в гостиной части палаты, где мы обычно играли в Scrabble.

- Не против, если мы сыграем прямо здесь? - попросил он, указывая на столик. – Не могу сказать, что готов подняться.

- Конечно, - ответила я, придвигая стул. – Ты нормально себя чувствуешь? Тебе что-нибудь принести? Или, может быть, позвать сестру?

- Со мной все в порядке, Белла, - сказал он, резко посмотрев на меня. – Я не ребенок.

- Оу, хорошо. – Я встала со своего стула. – Думаю, что тогда я покину тебя на сегодня. Спокойной ночи, Эдвард.

Я отвернулась, чтобы взять свою сумочку, но он заговорил:

- Белла, постой!… Прости меня! Я не хотел… я вовсе не это имел в виду.

Развернувшись к нему снова лицом, я спросила:

- А что?

Эдвард подавил вздох, проводя рукой по своему лицу.

- Я не знаю. Мне просто не нравится, когда ты начинаешь кудахтать вокруг меня. Пожалуйста, садись обратно, - попросил он, указывая на стул, с которого я только что вскочила. – Пожалуйста.

Положив свои вещи, я присоединилась к Эдварду и, взяв карты в руки, начала тасовать их. Я собиралась быть с ним рядом во время его болезни и помогать, нравится ему или нет. И ему придется с этим смириться, хотя это и раздражает.

Раздавая карты, я заметила, что он изучал меня. Складывалось впечатление, что он подробно рассматривает каждое мое движение. И это уже было не в первый раз.

- Эдвард?

- Хмм.

- Почему ты так внимательно смотришь на меня? – спросила я, беря в руки свои карты и перекладывая их в веере.

Он откашлялся, но ничего не сказал, отложив одну из своих карт и взяв из стопки другую.

- Эдвард, ты собираешься ответить мне? – Глянула я на него поверх своих карт.

Он пожал плечами, перебирая и расставляя свои карты.

- Прекрасно. И не надо. - Изобразив абсолютное безразличие, я протянула руку к колоде.

Мы, молча, играли несколько минут, пока Эдвард не заговорил первым:

- Итак… как погода на воле?

- Что, правда? - спросила я, бросая на него недоверчивый взгляд. – Ты спрашиваешь меня о погоде?

Неужели между нами все было так странно и неловко? Мне казалось, что последние три недели стали поворотными и решающими в нашем примирении. Ведь именно этим мы и занимались? Мирились?

- По твоему мнению снаружи не по сезону холодно?\

Я положила свои карты на столик рубашкой вверх, не понимая, куда он клонит, задавая эти вопросы, но поддержала его игру.

Повторяя движения ведущего прогноза погоды и водя руками по воображаемому зеленому экрану, я стала рассказывать:

- Отличные новости, уважаемые жители Атланты. Похоже, что солнце будет радовать нас ближайшие дни. И вы знаете, что это означает …

- Ты такая хитрюга, - перебил меня Эдвард. – Еще и с перепадами настроения. И это не только сегодня.

- Прости. Мне просто странно, что ты спрашиваешь меня о погоде.

- В последние пару дней мне не удавалось спуститься в парк. - Он потянулся к своей кружке и сделал глоток. – Не чувствовал в себе достаточно сил.

- Оу! - Я вздрогнула, вдруг почувствовав себя пристыженной. - Было около 30 градусов, солнечно и влажно, - сказала я, подчеркивая последнее слово.

- Но ты все то время ходишь в рубашках с длинными рукавами и штанах? – Он вопросительно приподнял на меня бровь.

Ох!

Мой животик становился все более заметным. Единственным средством скрыть его стало то, что я носила безразмерные рубашки – которым случалось быть с длинными рукавами – и мешковатые штаны. Я совсем забыла, насколько Эдвард проницателен.

- Я... Хм… да, - заикалась я, быстро вставая. – Мне нездоровилось, - соврала я. – Что… что напомнило мне, - начала я объяснять, беря в руки сумочку, - что я должна забрать лекарства из аптеки до того, как она закроется. Ну, увидимся позже.

Я оставила недоумевающего Эдварда и буквально бросилась к своей машине. Сидя за рулем, я в течение нескольких минут пыталась восстановить дыхание и успокоиться.

Мне необходимо рассказать ему о ребенке, он заслуживал того, чтобы знать о нем, но я не представляла, как это сделать. Я стала асом в искусстве откладывания и затягивания дел.


                              

Перевод: white

Редакция: pincher221


Все благодарности за быстрое продолжение Вике, которая даже находясь в отпуске не забывает об этой потрясающей истории и о нас))))

Викуля, целую сина-сина)))

И отдельное спасибо тебе за рецептик, на днях будем лакомиться)))))))



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1447-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: pincher221 (20.12.2013)
Просмотров: 2142 | Комментарии: 24 | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 241 2 3 »
24   [Материал]
  Давно пора Белле рассказать о ребенке...

23   [Материал]
  спасибо за главу! ну что же Белла молчит про малыша?

22   [Материал]
  Конечно, нужно рассказать  о ребенке как можно быстрее, Эдвард уже начал замечать нечто необычное в её внешнем виде. Неужели она боится, что это событие его не обрадует?

21   [Материал]
  Белка очень затягивает момент со своей беременностью...
А состояние Эддика расстраивает((((
Спасибо за проду good good good

20   [Материал]
  спасибо большое.

19   [Материал]
  спасибо 1_012

18   [Материал]
  Спасибо за главу! С нетерпением жду, когда Белла расскажет о ребёнке.

17   [Материал]
  Спасибо! lovi06032 lovi06032 lovi06032

16   [Материал]
  спасибо.лучше бы она розказала пока не поздно.

15   [Материал]
  ей надо поскорее рассказать... но каждый раз не до этого.. но надо.. спасибо за главу! была приятно удивлена!

1-10 11-20 21-24
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]