Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Честный лжец: Глава 9. Птица

 


Город... После...

Я человек, который сожалеет. Душа болит за всё, что когда-то было моим, за всё, что я безрассудно промотал.

 

 

Легче злиться на Беллу, чем скучать по ней, нуждаться в ней, желать её. Но я не могу злиться.

 

Я никогда не перестану скучать по своей жене.

Я скучаю по ней гораздо сильнее с того дня, как умер мой отец. Бывают дни, когда мне хочется стереть воспоминания о её губах, прижатых к моим, её руках, когда она держится за меня, и её голосе у моей кожи. Меня преследуют её прикосновения.

Я сижу в кофейне на высоком табурете, с газетой и синей ручкой. Это почти как сидеть в баре, только, придя домой, я не буду пахнуть как грех. Мои волосы и одежда весь оставшийся день будут источать запах кофейных зёрен.

Я смотрю на свои мозолистые руки. Она заявляла, что любит эти руки, грубые по сравнению с её нежнейшей кожей. Ручка в моих пальцах выглядит нелепо.

Маленькая девочка с полной тарелкой пирожных в руках забирается на табурет рядом со мной. Дети заставляют меня нервничать. Они слишком честные. И они напоминают мне о том, что я сделал. Девочка, забираясь, нечаянно толкает свой табурет, и он сталкивается с моим.

У неё маленькие зубы и непослушные волосы, которые выглядят так, словно давно не встречались с расчёской. Я осматриваюсь, ища в кофейне мать девочки, но здесь никого нет.

Она рассматривает меня, склонив голову на бок.

- Как тебя зовут? – спрашивает она хриплым голосом.

Какой бы ни была причина, у меня сильнейшее желание сказать ей это, но я не говорю.

- Разве твой отец никогда не говорил тебе, что не следует говорить с незнакомцами?

Она хмуро смотрит на меня своими карими-прекарими глазами и надувает губы.

- Ты не незнакомец. Ты здесь каждый день. – Она практически обвиняет меня. Я не знаю, откуда она это знает. Я никогда раньше не замечал её.

- И всё равно я незнакомец, - заверяю я её.

Она подносит указательный палец к нижней губе и смотрит на мою ручку.

- Нет, ты носишь джинсы и чистые ботинки, и ты пьешь много, много кофе. Ты не можешь быть незнакомцем. – С её логикой трудно поспорить.

Вместо того чтобы смотреть на её невинное лицо, я сосредотачиваюсь на газете. Может, ей станет скучно, и она уйдет. Но мой разум словно разучился читать. Я, моргая, смотрю на мелкий шрифт, но всё, на чем могу сосредоточиться – это маленький ребенок справа от меня.

На середине моей газеты появляется половина черничной булочки. Когда я поворачиваюсь к ней лицом, она почти полностью затолкала себе в рот вторую половину булочки, повсюду крошки.

Она пристально смотрит на меня, её глаза шире, чем бывают у людей. Я кусаю булочку только чтобы не обидеть её. По тому, как она смотрит на меня, очевидно, что она видит того, кем я не являюсь.

Она не задаёт мне больше ни одного вопроса, просто смотрит. Это неприятнее, чем бесконечная болтовня.

Я просматриваю несколько случайных объявлений о работе, изо всех сил стараясь не обращать на неё внимания. Я думаю, что у меня это получается до тех пор, пока она не тычет пальцем мне в руку.

- Разве ты не должна быть в школе? – Я вздыхаю, пытаясь казаться раздражённым.

Она несколько раз моргает, и прежде чем я успеваю её остановить, она тянется и обхватывает своими маленькими руками мое лицо. Я отшатываюсь, и немедленно об этом жалею.

Она пристально изучает меня, её маленькие брови сошлись вместе.

- Почему ты грустный? – спрашивает она. Склонив голову набок и насупившись, она выглядит так, словно действительно хочет это знать.

- Я не грустный. – Теперь я оправдываюсь. А ещё я лгу ребёнку.

Она громко шепчет своим тонким голосом:

- А какой ты?

Я человек, который сожалеет.

- Я не знаю.

- Ты не знаешь? – Она хихикает, убирая руки с моих щёк. – Меня зовут Рен.

Непонятно почему, но это вызывает у меня улыбку.

- Как птицу*.

Она морщит нос и качает головой.

- Нет. Как девочку.

- Тебе не следует говорить с незнакомцами, Рен.

Она игнорирует меня.

- А сколько тебе лет вообще?

- А ты как думаешь? – спрашиваю я её.

Она изучает мое лицо.

- Двенадцать или девятнадцать. - Двенадцать или девятнадцать. Я бы не хотел вернуться в свои двенадцать лет, но девятнадцать – не раздумывая.

- А сколько тебе?

Она пытается выпрямиться.

- Пять с четвертью.

Я задаюсь вопросом: считал ли я когда-нибудь свой возраст в четвертях. И почему-то думаю, что нет.

- Ты будешь моим лучшим другом? – внезапно спрашивает она.

- Нет, - говорю я ей, пытаясь, чтобы голос звучал убедительно.

- Почему нет? – Она упирает руки в боки, и этого почти достаточно, чтобы заставить меня рассмеяться. Почти.

- Потому что я не могу.

- Но почему?

- Потому что тебе следует взять в лучшие друзья того, кому пять с четвертью.

Потому что ты заслуживаешь лучшего.

Ей не нравится этот ответ. Больше всего я хочу, чтобы объявилась мать этого ребёнка и спасла меня.

Я листаю газету, вытаскиваю комиксы и кладу их на стойку перед девочкой, названной в честь птицы. Она кладет обе ладони на яркую бумагу и наклоняется, её лицо всего в паре дюймов.

Я возвращаюсь к объявлениям о работе, но на самом деле не вижу их.

Иногда мне кажется, что я забываю лицо Беллы, её смех или то, как она видит этот мир. А иногда я помню её так отчетливо, что она кажется более реальной, чем когда-либо, когда она была моей.

Сейчас я слышу её голос. Она все время говорила, что мне нужно получить лицензию подрядчика. Она говорила это часто, не надоедая, а просто потому, что считала, что мне нужно это, и что я могу. Она думала, что я могу быть большим, чем просто парой наёмных рук.

В то время всегда что-то удерживало меня. А теперь вот он я, ни с чем, и нет никого, кто сказал бы мне, что я могу быть большим, чем я есть, и впервые я чувствую, что, возможно, могу. Быть большим.

Краем глаза я наблюдаю за девочкой, которая ёрзает на табурете и подтягивает под себя ноги, вставая на колени.

Я задаюсь вопросом: могли ли мы с Беллой делать это. Растить детей. Наверное, мы потерпели бы фиаско. Мы потерпели его, так или иначе.

В мгновение ока рядом со мной табурет маленькой девочки наклоняется и выскальзывает из-под нее. Даже прежде, чем я успеваю подумать, я вскакиваю и протягиваю руки, держа её на расстоянии вытянутой руки.

Табурет с грохотом падает на пол, пугая всех вокруг. Это отчётливо напоминает мне, что моё сердце всё ещё бьется. Что я всё ещё очень даже жив.

Её ноги болтаются в воздухе. Все смотрят на нас.

- Она не моя. – Я не обращаюсь ни к кому конкретно. Все возвращаются к своему кофе и болтовне.

Но одни карие-прекарие мокрые глаза смотрят на меня, широко раскрытые, как всегда.

Пожалуйста, не плачь.

Из-за стойки спешит брюнетка, вытирая руки о фартук. Подняв табурет, она берёт девочку из моих дрожащих рук и ставит её на ноги.

- Пожалуйста, простите, - говорит она, не глядя на меня. – Я же говорила тебе не беспокоить посетителей, - выговаривает она девочке.

Я испытываю крайне странное желание защитить её.

- Нет. Она не беспокоила меня.

Женщина хватает девочку за запястье, и практически тащит её к передней стойке, подсаживая на стул. Она говорит ей что-то, чего я не слышу. Девочка сидит на месте.

Я собираю свои вещи, спеша убраться отсюда. Когда я толкаю стеклянную дверь, мне хочется обернуться, но я не оборачиваюсь. Я знаю, что девочка смотрит, и не знаю, почему меня это волнует.

На улице холодно, и больше похоже на зиму, чем на середину весны. От моего дома до кофейни пять минут ходьбы. Я уверен, что, будь у меня выбор, поехал бы на машине.

Иногда, когда я иду по длинной подъездной дорожке, я до сих пор забываю, что она здесь не живёт. Вовсю цветёт глициния, и я почти задыхаюсь: она и её запах повсюду.

Я должен встретиться с Эмметтом за ужином в пуэрто-риканском ресторане в центре. Я надеюсь, он не приведет ту девушку. Она делает его невыносимым. Они постоянно касаются друг друга, глазеют друг на друга и перешёптываются.

Идти недалеко. По дороге, по которой мы часто ходили. Когда я прихожу, очередь стоит на улице. Эм стоит, прислонившись к зеленому зданию с двумя девушками.

- Привет, старик. Ты пешком?

Нет, блять, прилетел на чёртовом частном самолёте.

- Э**, это Кэти.

Разумеется, это Кэти. Я знавал множество Кэти. Я потерял девственность с одной такой Кэти. К счастью, это другая Кэти.

Эта Кэти улыбчивая, с большими губами. Они выглядят почти подходящими для поцелуя. Эта мысль такая отталкивающая, неправильная, приводящая в замешательство. Но затем она начинает говорить, и мне хочется, чтобы она замолчала. От её голоса мне хочется оглохнуть.

Пока мы стоим в очереди, чтобы сделать заказ, она морщит нос, глядя в меню.

- Что здесь вкусное?

- Всё.

- Я даже не могу произнести ни одно из этих названий, - скулит она.

Эм с девушкой пребывают в своем собственном мирке, он тычется носом ей в шею и улыбается ей как тряпка.

Я не хочу быть здесь. Это ложь. Я хочу быть здесь с кем-нибудь другим. Это полуправда. Я хочу быть здесь с Беллой.

Очередь быстро движется. Нас окружают громкие разговоры, друзья обмениваются последними новостями, парочки держатся за руки. И мы были такими. Я делаю заказ и плачу за свою еду до того, как у кого-либо появляются идеи. Я не покупаю Кэти ужин.

Я просматриваю зал на предмет столика. Она берет импортное пиво.

- Что будешь пить? – спрашивает она меня своим детским голосом.

- Воду.

- Ой, брось, сегодня же пятница. – Она заказывает ещё одно пиво.

- Надеюсь, ты очень хочешь пить, - говорю я через плечо.

- Сегодня пятница. – Она говорит так, словно я глупый или мне семнадцать.

Я выделяю каждое слово:

- Я не пью.

Она смотрит на Эмметта. Надо будет позже поблагодарить его за это.

Втиснувшись за маленький столик в углу, я сижу рядом с Кэти и её двумя бокалами пива.

Повсюду сотни различных ярких цветов и музыка, которая заставляет кровоточить мои уши. Но Белла любила это место. Она всегда заказывала сладкие плантайны*** и манговый холодный чай. Она настаивала на том, чтобы попробовать всё в меню, и каждый раз заказывала новое блюдо. Я всегда заказываю одно и то же.

Я вдыхаю запах своей пищи, но на самом деле не чувствую его и наблюдаю за Кэти, ковыряющейся в своей тарелке.

Я задаюсь вопросом, живет ли еще та, первая, Кэти в провинции. Она замужем, есть дети и дом, или у неё проблемы с «крэком» и она напивается до одури.

Эта Кэти любит слушать собственные речи. И продолжает касаться меня. Намеренно.

- Мне пора, - заявляю я, резко вставая со стула и чуть не роняя его.

- Останься, Эдвард, мы отвезем тебя домой, - кричит мне вслед Эмметт.

Я отмахиваюсь. Мне нужно пройтись.

Воздух такой холодный, что изо рта идёт пар. Я иду мимо пустого участка земли. Я иду, иду, иду, до тех пор, пока улицы не перестают быть прямыми.

Луна едва видна, и извилистые улицы без тротуаров почти тонут в темноте. Я обязательно наткнусь на какие-нибудь торчащие ветки, если не буду видеть, куда иду.

Здесь на дубах нет омелы.

Позади меня притормаживает машина, и я вынужден закрыть глаза. Всё моё тело чувствует её, помнит, как это было, когда она была самой красивой девчонкой, а я был просто мальчишкой, который шёл по улице.

Мои воспоминания сопровождаются звуками. Звуком её притормаживающей машины у меня за спиной. Звуком её головокружительного смеха. Звуком её тела, извивающегося подо мной. Звуком её сдавленных рыданий. Звуком моей лжи. Всем этим.

Стекло почти опущено, когда машина останавливается.

И, может, сейчас я сошёл с ума. Я пытаюсь сморгнуть её. Беллу.

- Не стоит ходить по дороге. Я чуть не сбила тебя. – Она не улыбается, но это её голос. Она действительно здесь. В незнакомой мне машине.

Она так красива, даже в темноте, что мне хочется снова закрыть глаза. Её карие-прекарие глаза пронзают своей честностью.

Я стою. Как дурак. На дороге.

- Хочешь прокатиться? – Она умоляет меня отказать ей. Но она спрашивает, чего я хочу, и я отказываюсь лгать.

Не отвечая, я открываю дверцу. Она не сводит с меня глаз.

Мы сидим в удушающей тишине. Я не знаю, что это, но я приму всё, что она даёт мне.

- Белла, что ты здесь делаешь?

Она делает вдох, её зубы терзают губу.

- Я не знаю. – Отвернувшись от меня, с глазами широкими, как у той маленькой девочки, которую назвали в честь птицы, она выглядит так, словно пытается себя в чем-то убедить.

Я не свожу глаз с её лица, пока она ведёт машину. Мне хочется протянуть руку и коснуться её, провести пальцами по её руке, взять её ногу чуть выше колена.

Я сплетаю руки вместе, словно это когти грифа.

Она тормозит у дома, который был нашим. Я обещал ей, что мы отремонтируем его. Это была честная ложь. Дом выглядит так, как и тогда. Когда я думал, что это начало.

Двигатель выключен, никто из нас не выходит из машины. Мы просто сидим. В машине, стоящей на подъездной дорожке.

Мы – два человека, которым больше не о чем говорить. Нет больше ни криков, ни просьб, ни слов о вечности.

Люби меня, прости меня, держи меня, прокричи это. Пойми меня. Пожалуйста. Пойми меня.

- Ты трезвый? – спрашивает она, потому что не верит своим глазам.

- Да. С… с того дня, как умер мой отец. – С того дня, как ты сбежала.

- Мне пора. – Она хочет, чтобы это было правдой.

- Мы ещё увидимся? – Мне даже плевать, что в моем голосе слышится отчаяние.

Она смотрит строго вперед, когда говорит:

- Спокойной ночи, Эдвард.

 


 

*wren(англ.) – королёк

**в данном случае это не признак нерешительности, а сокращенное до одной буквы имя Эдвард 

***бананы для жарки



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1614-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: LeaPles (18.03.2014) | Автор: Перевод: helenforester
Просмотров: 805 | Комментарии: 20 | Рейтинг: 4.9/22
Всего комментариев: 201 2 »
20  
  Фраза Эда: "И они напоминают мне о том, что я сделал."
Что же ты такого страшного сделал, что это разрушило ваш брак?
Всё ещё не понятно...
Честно говоря, мне их так жаль! cray
Спасибо за главу! good

18  
  Спасибо lovi06032

17  
  Спасибо за главу... good lovi06032

15  
  Дети... напоминают мне о том, что я сделал.

Вот не могу понять, почему - дети? ...но, видимо, на самом деле я не понимаю, о чём именно напоминают.  JC_flirt
Но я готова ждать, когда мне станет понятно.

16  
  Уу, Кать, до понимания тут еще далеко. Я сама еще ничего не понимаю. Точнее, одни подозрения, но из-за своей спойлерофобии я не могу заглянуть вперед fund02002

19  
  а я терпеливая стервочка, я тем более никуда не заглядываю. куколка должна раскрыться сама.

14  
  Спасибо за главу. lovi06032

13  
  спасибо большое за ваш прекрасный перевод

12  
  Спасибо. Так грустно, но от стиля повествования просто тащусь.

11  
  эх ты Эдвард.. все сам же и испортил... спасибо!

10  
  Потеряв то ,что подарила нам судьба мы бредём по жизни безучастно ....

9  
  Невероятно больно. Больно Эдварду,видимо больно и Белле,раз она столько пыталась,но все зря. Мне кажется она осталась удовлетворена тем ,что Эдвард трезв. Пятница ,а он трезв.

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]