Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ КРОВЬ. ГЛАВА 20. ЧАСТЬ 1

 

( За фан-арт спасибо нашей Оле ( Совёнку))

 

ЭДВАРД POV

 

"Идеальная жизнь кипит у нас в крови, и она никогда не успокоится." - Филлип Брукс.

 

Просвистевшая мимо уха пуля едва не отхватила по пути приличный пучок волос с моего виска.

Резко развернувшись, я злобно осмотрел троих, стоящих за моей спиной.

- Твою мать, Эмметт! – я быстро проверил, действительно ли вся шевелюра на месте. – Ты нарочно.

- Это все мальчонка, - Эмметт тыкнул в сторону Алека. Тот держал в дрожащих руках Таурус Миллениум PT145.

- Я… я… – запинался он, огладывая меня испуганными глазами.

Эмметт с Джаспером двинулись дальше в лес на поиски новых мишеней, оставив нас с Алеком наедине. Он уронил пистолет на землю и просто замер на месте.

- Извини, - донесся его тихий шепот.

Вздохнув, я поднял пушку.

- Эй, извиняйся только тогда, когда это нужно. Ты ничего плохого не сделал.

- Я тебя чуть не убил.

- Одной маленькой пулей меня не прикончить, - я тепло ему улыбнулся (даже не знал, что на такое способен).

Прошла уже неделя со времени прилета из России, а вещи только-только начинали приходить к нормальному состоянию… насколько они вообще могли приравниваться к нормальным.

Для меня самым лучшим из всех возможных подарков в честь возвращения стала возможность побыть четыре дня наедине с Беллой в моем пентхаусе. Никогда бы не подумал, что время, проведенное с женщиной, которую я за этот период ни разу не трахну, может принести столько радости. Хотя, когда дело касалось Беллы, мои привычные установки рушились.

С той самой секунды, как она показалась в квартире, я не мог оторвать от нее взгляд и, кажется, только тогда впервые смог по-настоящему вздохнуть после своего возвращения.

Так странно.

Я ненавидел размышлять и говорить о всякой тупой романтичной хрени, но рядом с Беллой просто не мог сдержаться. Как бы ненормально это ни звучало, благодаря ей я мог поладить с самим собой, а моего привычного лексикона не хватало для описания того, что я чувствовал во время наших встреч. Это было неземным ощущением, будто только мы вдвоем оставались на всей Земле. В такие моменты я бы не заметил даже развязавшуюся прямо перед моей дверью войну. Когда дело не касалось

Беллы, на все остальное мне было плевать.

Я все еще прикладывал значительные усилия, чтобы оставаться начеку, иначе отец мог вцепиться мне в глотку крепче, чем на данный момент. Хотя, если честно, мне было похер. Я не собирался расставаться с Беллой только потому, что всё было против нас. Я был сильнее этого и уже давно научился преодолевать препятствия, так что им меня не одолеть.
Однако, несмотря на вышесказанное, я вроде как был до усрачки напуган.

Ее отец работал копом. Пусть при Белле я не проявил слабины, но совершено не знал, как именно себя вести. Я хотел ее, но эта наша ситуация грозила проблемами. Чтобы у нее не зародилось сомнений, я держал лицо – ведь если бы я засыпал ее тучей вопросов про Чарли, она бы точно что-то заподозрила.

Из всех наших разговоров я вынес, что он обо мне пока не знает. И подавил вздох облегчения, когда она обмолвилась, что не планирует рассказывать о нас Чарли еще некоторое время. Правда казалось, что Белла знала больше, чем выдавала. Будто у нее накопилось много вопросов.

Некоторые из них иногда просачивались. Но она никогда не спрашивала о том, что больше всего ее волновало. Это было ясно как день.

Если честно, я не знал что делать, если Белла когда-нибудь проговориться или упомянет в разговоре фамилию «Каллен». Ее отец сразу поймет, с каким отребьем она общается.

Я не собирался рисковать, поэтому не подавал виду и вел себя рядом с ней более «нормально». И все поступали так же, потому что, несмотря на нависшую над моей семьей опасность, я не собирался ее бросать. Просто не собирался.

Меня поддерживала только мать. Братья, правда, возвели чуть ли не в ранг героя за то, что начал встречаться с дочкой копа. Но, хоть она на самом деле им действительно нравилась, они держались отдаленно, боясь выдать себя какими-нибудь действиями.

Карлайл, естественно, оставался таким же уродом как и раньше. Его поведение по отношению ко мне не изменилось. Мы говорили чаще из-за необходимости работать вместе, но в обычное время я ему и слова не говорил. Хватит мне пытаться убедить своего отца, что я повзрослел.

В своем намерении совместить обычную и преступную жизни я раньше убедил себя не меняться, и, думаю, Беллу это устраивало. Она говорила, что не ждет перемен, за что я был благодарен. Теперь же я прикладывал определенные усилия, но на это требовалось время.

Я уже заметил, что стал не таким жестоким, как раньше. Это меня слегка волновало. В моей работе у меня был имидж беспощадного человека, что было хорошо. Но с Беллой я не чувствовал необходимости надевать маску. С ней можно было оставаться просто Эдвардом Калленом, двадцатипятилетним агентом по недвижимости. Большая часть фактов обо мне являлась чистой ложью, но при этом мне не приходилось играть рядом с ней в монстра. И я уже лучше справлялся с разграничением этих двух своих личностей.

Карлайл все пытался убедить меня в том, что я попал по-крупному. Я и так это понимал, но мог сам во всем разобраться. Если мне хотелось быть с Беллой, так оно и будет.

Пока что все в моей семье старались не вмешиваться в мои с ней дела, потому что я просто игнорировал все их слова. И внимание переметнулась к новому члену нашего клана.

Который кусался и царапался, когда мы попытались вывезти его из России.

В тот день, когда Карлайл привел Алека, он, вероятно, был самым изможденным существом на моей памяти. Естественно, мои родители решили принять на себя заботу о нем. Но вот он охоты не проявил. В первую ночь даже убежал. Эсме послала нас на поиски, когда он не вернулся на следующее утро.

Эмметт нашел Алека, когда тот пытался продать себя какому-то богатому бизнесмену на улице. Нам пришлось силком тащить его домой, и все это время он кричал, что ему нужно поработать для Альберта, что ему нужно принести ему денег, что ему нужно еще много чего сделать во имя Альберта. Думаю, он не понимал, что его хозяин больше никогда не вернется. Это было отвратительно и мерзко, но я внезапно осознал, почему мои родители сделали то, что сделали. Даже немного понял, почему они хотели помочь Алеку.

Он был до безумия потерян, и было больно видеть кого-то в столь раздавленном состоянии. Алек буквально ненавидел жизнь за то, что она ему преподнесла. Он был изранен, избит, и его психологические раны простирались дальше, чем физические. От одного прикосновение его начинала бить дрожь, а в последнюю ночь перед вылетом из Москвы я пошел на кухню за стаканом воды и услышал, как он драил туалет на нижнем этаже. Как будто от него этого ждали.

За последнюю пару дней, или около того, его состояние значительно улучшилось.

Алек прикипел к Карлайлу и Эсме как только понял, что они не причинят ему зла. А вот усадить его в самолет было другим делом – в конце концов, нам пришлось накачать его снотворным, потому что он готов был расстаться с жизнью, но остаться.

У него не было ни семьи, ни денег, ни жизни, и мои родители не собирались больше допускать того, чтобы он страдал. Они приняли на себя заботу об этом мальчике. Никто не возражал.

Когда мы привезли его домой, Алек не знал, чем себя занять. Мисс Коуп и Джерри отвели ему комнату – рядом с моей прежней. Эсми сказала, что он привыкнет, но это потребует определенного времени. На данный момент самым тяжелым делом было заставить его поесть.

Алек выглядел уже более здоровым, но ему предстоял еще долгий путь. Его тело и волосы очистились от грязи, лохмотья сменились на джинсы и майку, и теперь он напоминал обычного четырнадцатилетнего парня.

Сейчас мы находились в лесу – хотели немного потренироваться в стрельбе.

- Тебе не нужно нас бояться, - увещевал я почти по-отцовски, что меня испугало. - Первое правило боя – не роняй заряженный пистолет, - я протянул его ему.

- Я не хочу, - Алек мотнул головой из стороны в сторону и попытался оттолкнуть его от себя.

- Возьми пистолет, - отрезал я, сунув пушку ему в руку и обернув его пальцы вокруг рукоятки. –
Видишь ту метку на дереве? – я указал вдаль.

- Да, - последовал его ответ.

Зайдя за его спину, я поднял его руку.

- Держи крепко пистолет и не спускай глаз с метки. Глубоко вдохни… - мы оба вдохнули. - …Задержи дыхание и стреляй.

Я нажал на курок, и ствол дерева пропечатала пуля.

Алек задрожал из-за отдачи и опустил руки, но оружие на этот раз не выронил.

- Не ронять пистолет, - тихо бормотал он себе.

- Скоро поднатаскаешься, - вздохнул я. – Ты никогда раньше не стрелял?

Он покачал головой.

- Только в меня стреляли.

Эти слова разбили то малое, что можно было считать моим сердцем, и я действительно пожалел этого ребенка.

- Можешь научить меня, как лучше это делать? – робко попросил Алек.
Я передал ему Игл, и он чуть не зашатался под его весом.

- Когда сможешь держать его параллельно земле, найди меня.

Я никогда не позволял кому-либо трогать свой Игл, но мне не казалось странным передать его Алеку, что меня удивило. У меня дома хранилось еще два, но все же. Это было дело принципа.

Сунув руки в карманы, я направился по тропинке к дому, около которого ненадолго оглянулся: Алек все пытался поднять пистолет. Ему точно потребуется много времени, прежде чем его мышцы смогут справиться с такой тяжестью. Даже моя рука через некоторое время уставала.

Поддев по дороге камушек на земле, я продолжил шагать к дому. Потом проверил время и простонал – нужно было убить еще два часа, прежде чем ехать к Белле.

Уже почти около дверей ветерок донес до меня знакомый запах отцовского одеколона. Подняв голову, я заметил Карлайла на крыльце. И тут же встал по-другому, заметив, что наши позы идентичны.

- Как дела у Алека? – заботливо поинтересовался он.

- Пытается удержать Игл. Я сказал ему прийти, когда сможет.

Карлайл выдохнул со смешком.

- Тебе потребовался год. А потом ты прибежал ко мне, такой радостный, что у тебя вышло.

- Только благодаря Эмметту, таскавшему меня полгода в спортзал, - напомнил я.

- И все-таки у тебя природный дар, - он кивнул. – Выпустил три пули в Меркуцио, когда тебе было всего тринадцать. Это произвело на меня неизгладимое впечатление. Твое первое убийство, помнишь?

- Смутно, с тех пор много времени утекло.

На пару минут нас поглотила тишина, но она не была неловкой.

- Пойдем, прогуляемся, - предложил он и двинулся к другой тропинке, ведущей к озеру.

Я последовал за ним, сминая под ногами шуршащие листья.

- Мы с твоей матерью собираемся усыновить Алека, - произнес Карлайл, пока мы спускались по узкой дорожке.

- Уже догадался. Вы пытались найти его семью?

- Нет. Он ничего не помнит с самого детства, фамилии не знает, так что невозможно ничего сделать.

Он даже не догадывается, в какой стране мог родиться.

- С Джаспером было совсем по-другому.

- Смотря на них, я в обоих видел сломленных мальчиков. Иногда я просто не могу сдержаться. Алек меня привлек…как Джаспер в свое время. Он мне уже как сын.

- А у тебя есть сердце, когда ты того хочешь.

Он шумно выдохнул.

- Я знаю, и поэтому привел тебя сюда. Чтобы извиниться.

- Правда? – я остановился на месте. В жизни не слышал, чтобы Карлайл перед кем-то извинялся, а тем более передо мной.

- Да, мое поведение по отношению к Белле было совершенно неприемлемым, и мне…жаль.

- Я, кажется, не расслышал, - подшутил я.

- Прости, Эдвард, - медленно протянул он. – Вопреки здравому смыслу, я собираюсь больше не вмешиваться в твои дела с Беллой.

- Почему ты изменил свое мнение?

- Из-за твой мамы, - просто ответил он. – Может, я и глава мафии, но она глава нашей семьи и умеет заставить меня взглянуть на вещи под иным углом.

- Ну, спасибо.

- Она иногда напоминает мне об этом… О том, что путь любви не всегда прост. Я все еще не забыл, как боролся за Эсме, и не хочу, чтобы ты проходил через такое.

- Почему тебе не нравится Белла? Она самое милое создание, что я когда-либо встречал, а ты с ней обращаешься как с отбросом, - я заметил, как он поморщился при слове «милая».

- Она первая, кого ты нам представил, и первая, с кем ты встречаешься дольше недели. Не то чтоб я ее ненавидел, мне она нравится. Но мне сначала нужно убедиться, что ей можно доверять.

- Она не угроза.

- Ее отец – коп. Это угроза, и ты должен чертовски хорошо постараться, чтобы ситуация не усложнилась. Я знаю, что вы с Беллой только приходите к тому, что бы у вас там не происходило, но если все станет серьезно, я хочу, чтобы ты тщательно взвесил все «за» и «против».

Мало он знал, ведь у нас с Беллой все давно было серьезно.

- То-то и оно. Уже взвесил, - я пробежал рукой по волосам. – Она того стоит, и я не знаю, чем это объяснить. Белла просто подходит мне, - кратко ответил я.

- Знаю, это называется любовь, Эдвард, - отец усмехнулся. – Ты взрослеешь. Напоминаешь меня в твои годы.

- Я ее не люблю.

- Откуда такая уверенность? Ты слишком молод, чтобы это понять.

Я люблю Беллу?

У меня были к ней чувства, но любовь? Кроме как к своим родственникам, я никогда такого не испытывал, поэтому не понимал. Чем больше я задумывался, тем печальнее мне казалась собственная жизнь.

Я никогда не влюблялся. Не было ни первой любви, ни разрывающей сердце любви, ничего. Я был жалок.

- Во всяком случае, я хочу постараться и перестать быть полным засранцем, - наконец, произнес Карлайл. – Белла заслуживает шанс.

- Она тебе понравится. Такая же бойкая, как ты, - хмыкнул я.

- Я просто не хочу, чтобы ты пострадал, если ситуация обернется не так, как тебе того хочется. Ее отец коп. Он, скорее всего, учил ее уважать закон, а мы далеко не ангелы.

- Мне ей сказать?

- Ни в коем случае. Я даю Белле шанс, но рисковать не собираюсь. Она может разрушить все, над чем я работал. Ей не нужно ни о чем знать, - отрезал Карлайл.

- Знаю, - я понурил голову, постыдившись одной мысли о том, что мог привести Беллу в наш мир.

Как бы мне ни хотелось ей рассказать, этого делать не стоило. Все могло обернуться проблемами, а я не собирался их допускать. Плюс ко всему, Белла была безгрешна и слишком хороша для того, чтобы болтаться рядом с мусором, вроде меня и моей семьи. Ей нужно было убраться от меня как можно дальше, но я не представлял, как можно заставить ее уйти.

- Просто будь осторожен, Эдвард.

Кивнув, я пошел дальше.

- Итак, как ты собираешься из ниоткуда раздобыть документы об усыновлении? – поинтересовался я, намереваясь сменить тему.

Карлайл рассмеялся.

- Дженкс работает над этим. К завтрашнему дню все будет готово. Твоя мать уже грозиться связать Алеку свитер.

- Ты говорил с ним об этом? Он знает, что значит принять нашу фамилию?

- Сегодня я посвящу его во все детали, и он сам примет решение. Если сбежит, ничего страшного, но я хотя бы попытаюсь.

- Как великодушно.

- Стараюсь. Только Алек очень слабый мальчик. Ему потребуется поддержка братьев, когда я буду уезжать по делам… и когда меня не станет.

Я знал, что над отцом постоянно висела угроза смерти от рук его противников, но никогда не принимал ее всерьез. По моему мнению, жизнь Карлайла закончиться после лет ста шестидесяти или около того. Он был из числа тех, кто просто не может умереть молодым.

- Он хороший паренек, - я пожал плечами. – У меня возражений нет.

- Ну и как тебе больше не чувствовать себя самым младшеньким?

- Я себя таким никогда и не воспринимал, - я вернулся на пару лет в воспоминаниях и понял, что все остальные обращались со мной, как со старшим.

- И правда, – согласился отец.

Потратив на прогулку полтора часа и один раз обогнув дом, мы с Карлалом добрались до задней двери, где я еще раз взглянул на часы. Можно было выезжать к Белле. Планов у меня никаких не наметилось, поэтому меня устроило бы все, чем бы она ни хотела заняться.

Для сегодняшней поездки я выбрал БМВ. Не давало покоя отдаленное чувство, что за Салеен установили слежку. Она слишком бросалась в глаза. Мне только один раз попалась такая же марка на дорогах Чикаго. Она принадлежала какому-то богатому банкиру, который был по уши в долгах. Я видел ее только раз, но мог с уверенностью сказать, что мое авто на порядок лучше.

Плавно направляясь на БМВ в сторону Чикаго, я постоянно поглядывал в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, не сел ли мне кто на хвост.

И едва достигнув границы города, я заметил замызганное белое авто с чертовыми шавками, пытающимися обогнать более нерасторопных водителей и поравняться со мной.

- Любители, - качнув головой, я просто выжал больше газа, оставив их далеко позади.

В рекордный срок передо мной показалось общежитие. Белла сидела на «нашей» скамейке с книгой в руках.

На другой стороне улицы я заметил мускулистого мужчину. Вроде его звали Роджер, я точно не помнил. Он был одним из телохранителей отца, которого я нанял для защиты Беллы, приказав оставаться незаметным и не приближаться к ней слишком близко. Она бы меня точно прибила, если бы знала, что из-за меня за ней постоянно следят, но я должен был унять нарастающее чувство тревоги.

Это больше напоминало навязчивую идею, сродни паранойе. Люди скоро обо всем догадаются. Я постоянно шатаюсь рядом с Беллой, и ясно видно, что она мне дорога. Что только произойдет, если Аро получит эту информацию? Добром дело не кончится. Мне нужно было удостовериться в ее безопасности.

Она подняла голову, услышав гудок машины, и ее лицо засветилось счастьем. Я не мог сдержать ответную улыбку, когда она поспешила ко мне.

- Привет, показушник, - Белла запрыгнула в машину. – Отличная тачка.

- Всегда на высшем уровне, - резко отъехав, я замедлил скорость из-за медленно тянущихся машин.

- А поцелуй мне не положен? – она наклонилась ко мне.

- На нас пялятся, - пробормотал я, заметив пару ребятишек, рассматривающих машину.

- И что… ты меня стыдишься? – поддразнила она.

Проглотив свою гордыню, я легонько чмокнул ее в губы.

- Ауууу, ты кажется покраснел, - она устроилась на своем сиденье.

- Белла, хватит. Мне уже кажется, что ты просто издеваешься.

- Ладно, ладно, замолкаю, - она хихикнула. – Куда мы едем?

- Домой.


- Куда?

- Ко мне домой, - исправился я, даже не заметив сперва свой промах. – Есть идеи, чем заняться?

- Можем снова заказать еду из того индийского ресторанчика?

- У меня есть идея получше, - ответил я, выудив телефон, чтобы набрать Джаспера. Наш разговор занял всего пять секунд.

- И что это было? – спросила Белла, когда я отложил трубку.

- В ресторане Джаспера готовят лучшие индийские блюда в городе. Они с Элис подъедут позже.

Заехав в подземный гараж своего здания, не сбавляя скорости, я направил машину к свободным парковочным местам, специально зарезервированным за мной с братьями.

- Тебе сегодня нужно заниматься? – прямо как папочка спросил я Беллу и вышел из машины.

- Нет, завтра один тест, но он легкий, - она взяла меня за руку, и мы направились к лифту.

Я был горд собой, когда не вырвал руку, как делал раньше. Вещи вроде легких поцелуев, прикосновений, держаний за руки, проведенных вместе ночей - все уже казалось привычным. Плюс я заметил, что мое ОКР рядом с Беллой притуплялось.

До конца, естественно, это не прошло, и я знал, что на такое можно не рассчитывать. Но за все время, что Белла провела в моей квартире, я почти не кривился, когда она трогала мои вещи.
Хотя, думаю, она быстро просекла, что меня это беспокоит, и держала руки при себе. Вообще-то я и так не возражал. Белла просто казалась менее… грязной, чем все остальные.

В эту ночь Элис с Джаспером и Роуз с Эмметтом присоединились к нам, чтобы отведать острой Индийской кухни.

Было странно находиться рядом с братьями в такой расслабленной обстановке. Если подумать, вероятнее всего мы никогда просто вот так не ужинали.

За столом все время раздавался смех. Думаю, в этом была заслуга Беллы. Я не знал, чем объяснить эту ее способность, но она умела разговорить людей, и я впервые за долгое время расслабился.

Около десяти все разъехались. Я надеялся, что Белла останется ночевать со мной, но упрашивать ее не собирался.

- Мне кажется, ты хорошо повеселился, - рассмеялась Белла, указав на опустошенные пивные банки, стоявшие с моей стороны.

- Знаю, не могу вспомнить последний раз, когда я так спокойно говорил с братьями, –вздохнув, я
ссыпал в мусорный пакет еще больше мусора.

- Было очень вкусно, - сказала она.

- У Джаспера много ресторанов, и в каждом из них своя кухня. Я потом свожу тебя в пару лучших.

Мы продолжили убираться, не особо разговаривая друг с другом, что не казалось странным.

Закончив, я присел на диван, и Белла присела рядом.

Желание тут же ее обнять не показалось странным. Во мне явно произошли перемены, но этот новый

Я не так уж раздражал.

- Так, что еще ты планировала делать вечером? – спросил я, стараясь казаться настолько непринужденным, насколько это было возможно.

- Ничего. Завтра тест, а на выходных вообще делать нечего, - она пожала плечами, поигрывая с подолом моей рубашки, выбившейся из штанов. - А у тебя, что-то особенное намечается?

- Нет. Может, придется поработать в субботу, но кроме этого, я свободен.

- Поработать, - Белла кивнула сама себе. – Чем именно ты там занимаешься?

- Дома продаю, - тут же отозвался я.

Она тяжело вздохнула.

- Я понимаю, что это может прозвучать нелепо. И может, я не вправе возникать, но… я тебе не верю.

Вот и хорошо!

- Почему?

- Потому что все кажется каким-то странным. Я не хочу показаться грубой, но твои братья не похожи на обычных владельцев ресторанов или агентов по недвижимости, - она кинула на меня слегка подозрительный взгляд.

- Я… не могу рассказать, - я поник, желая сказать ей хоть что-то, но я просто не мог. – Не сердись, но есть определенные вещи, связанные с моей семьей, о которых я не могу распространяться.

- Понятно, но ты же не в опасности, правда?

- Я могу себя защитить, - ответил я.

Казалось, что Белла вот-вот заплачет. Кроме родственников обо мне никто так раньше не заботился, и я уже начинал думать, что Белла меня любила или что-то вроде того.

Но оставался один вопрос. Любил ли ее я?

- Я хочу тебе кое-что показать,- стараясь свести эту тему на «нет», я поднялся с дивана и протянул ей руку.

Помедлив, она взялась за нее, но не произнесла ни слова.

- Обещаю не кусаться, - я рассмеялся, заметив ее смущение, и поцеловал в сладко-пахнущие волосы, которые так любил.

- И куда мы направляемся? – поинтересовалась она, когда я потянул ее вверх по лестнице.

- Хочу тебе кое-что показать, - повторил я.

Белла последовала за мной вдоль по коридорам моего пентхауса. Никогда раньше не замечал, что это место настолько громадно. Даже я периодически путался в поворотах, и мне приходилось раздумывать над выбором нужного направления.

Наконец, очутившись перед нужной дверью, я отворил ее и, зайдя внутрь, включил свет.

- Ух ты, - выдохнула она, выпустив мою руку. – Это все твоё?

- Ага, - я сунул руки в карманы, наблюдая за ее восхищением.

Мы находились в библиотеке, где я никогда не засиживался, если только не нужно было поработать.

Здесь же я держал все книги, что были у меня в наличии. Привычно жадный до чтения, в последнее время я увиливал от этого занятия.

С самого детства мне нравилось погружаться в сознание писателей. Естественно, у меня были свои предпочтения, но я интересовался всем, не останавливаясь на одном жанре.

Комната была очень компактной, но, в то же время, поражала.

Дорогой восточный ковер в завораживающих красно-золотистых орнаментах покрывал дубовый паркет. В каждом углу стояло два пухлых кресла, а в дальнем конце комнаты расположился вишневого цвета стол. Но главной достопримечательностью, к которой сразу же приковывался взгляд, были огромные книжные шкафы, от пола до потолка, расставленные кругом по комнате. Они были доверху заполнены книгами, и к ним были присоединены лестницы, на которых можно было кататься как в старых фильмах.

Я знал, что эти полки вмещали ровно 6,724 книг, и я прочел каждую из них, большинство даже дважды. Все стояли строго по алфавиту, каждая новая буква отмечалась определенным цветом. Кроме того, в компьютере был составлен каталог, включающий каждую книгу. Произведения на иностранных языках были расставлены, как если бы это были страны на карте мира.

- Глазам своим не верю. У тебя больше книг, чем в нашей университетской библиотеке, - Белла подошла ближе к шкафам и провела по корочкам книг.

Я не чувствовал дискомфорта от того, что ее маленькие пальчики касались к моей коллекции. На самом деле, это даже заводило.

- Хочешь забраться наверх? – предложил я, заметив, что она дотягивалась только до полки, находившейся на уровне ее глаз.

- А можно? – она обернулась с горящим от счастья лицом. Вот бы видеть такое каждый день.

Я усмехнулся.

- Конечно.

Вытащив лестницу, я покатил ее вперед и остановил перед шкафом, у которого стояла Белла.

- Держи меня, чтобы я не упала, - сказала она, одолев первую ступеньку.

- Держу, - я придерживал ее, пока Белла забиралась выше.

- Это действительно невероятно, - она забралась выше, предоставив мне отличный вид на свою попку, на что мой член просто не мог не отреагировать.

- У меня тут есть все, что бы тебе ни захотелось прочесть.

- Сама вижу, - она поднялась выше. – Классики, современники, ужасы, фантастика, романы. Мой учитель литературы кончил бы при одном взгляде на это.

- Я, кажется, сам скоро кончу, - я пробежал свободной рукой по волосам.

- Что ты там сказал? – крикнула она мне.

- Ничего, продолжай смотреть.

- Можно одолжить какую-нибудь на время?

- Конечно. Какая твоя любимая?

- Не знаю. Это все равно что выбирать любимого ребенка или мороженное.

- Ты только что сравнила детей с мороженым?

- Мороженное для меня почти как дети, Эдвард. Это мой порок, так что не издевайся, - Белла уже была на двадцатой ступеньке, очень высоко.

- Что-нибудь уже нашла?

- Поймай, когда я их брошу, - она кинула вниз «Гроздья гнева», и я с легкостью поймал книгу. – Можно взять еще одну?

- Сколько угодно.

- Ладно, перетяни меня вон туда, - Белла показала влево. – Только медленно, Эдвард. Я не хочу свернуть себе шею.

- Я тебя поймаю, - я аккуратно потянул лестницу в нужном для нее направлении.

- Я останусь тут жить.

- А как же завтрашний тест?

- Заночую здесь, так что думаю, тебе придется меня отвезти, - сказала она почти вопросительно. Я не собирался возражать.

- Меня устраивает, - меня это более чем устраивало, но я не хотел показаться излишне счастливым.

Белла провела почти час наверху позолоченной лестницы. У меня уже устали ноги от всей работы по перетягиванию лестницы через всю комнату, но я был вовсе не против. Ко времени, когда она решила закончить поиски, в моих руках прибавились «Анна Каренина» и «Маленькие женщины».

Положив книги на стол, я помог Белле спуститься.

- Не знаю, с какой начать, - остановившись у стола, она аккуратно перелистывала страницы книги.

Я внезапно почувствовал мощную волну возбуждения. Было не ясно, почувствовала ли она возникшее в воздухе напряжение, но оно становилось все ощутимее.

Не в силах сдержаться я встал у нее за спиной. Наши тела соприкоснулись, и я принялся рассматривать строчки из-за ее плеча.

- Ты спокойно можешь забрать их и вернуть позже. Я не против, - мои руки опустились на ее талию, и мне хотелось продолжить их исследования.

На этот раз дело не ограничиться дрочкой – мысли о Белле, перегнутой через мой стол, просто сводили с ума.

- Правда? Я с удовольствием, - отозвалась она, и мне стало ясно, что ее уже не так волнует чтение.

- Какая твоя любимая? - спросил я, пробежав носом по ее кремовой шее.

- Эм… я же сказала, что не могу выбрать.

- Тебе нужно лучше постараться на этот раз, - ухватив ее за бедра, я крепче прижал ее к своему телу.

У Беллы участилось дыхание. Меня завлекал божественный запах ее кожи, и я приник к ее шее – моей любимой части тела, на данный момент не закрытой одеждой.

- Я… я думаю «Гроздья гнева».

- Ненавижу Стейнбека, - прошептал я, почти до боли вдавливая пальцы в ее тело, но она не возражала, и я не собирался ее отпускать.

- Думаю, он сотворил революцию в литературе двадцатого века, – с трудом дыша, она отклонилась на меня. Ее попка идеально прижалась к моему члену.

- Революционеры – это скорее Тэннесси Уильямс или Эрнст Хэмингуэй. – Мои пальцы пробрались под ее рубашку, проводя по животу и ребрам, но не поднимаясь выше. Еще не время.

- Они все пытались скопировать своих предшественников. Я никогда ни одного из них не воспринимала всерьез.

- Ты не права по многим позициям. Как можно считать Хэмингуэя незначительным?

- Он убил себя. Я просто не принимаю близко к сердцу всех этих творцов-страдальцев. Ни одно его произведение никому не нравилось. Но стоило ему умереть, и все книги признали шедеврами, - мягко выдохнула она.

Только два полных задрота, как мы, могли устроить прелюдию, обсуждая литературных классиков.

Я никогда не думал, что книги могут нести в себе столько секса. Нужно настрочить письмо в «Пентхаус» или журнал вроде него.

- Не думаю, что Уильямс кого-то копировал. Его творения слишком странные, - отозвался я, лизнув шею Беллы чуть ниже левого уха. Она пахла как фрукт. Я не мог определить, какой именно, но мог съесть все, что бы она ни пожелала мне дать.

- Эдвард… нам нельзя, - прохрипела она. Я заметил, что ее пальцы побелели, так сильно она вцепилась в стол.

- У меня есть для тебя сюрприз, - перегнувшись так, что почти уложил нас обоих на стол, я открыл верхний ящик стола и вытянул из него конверт. Затем выпрямился и положил его перед Беллой.

- Что это? – спросила она, пока мои губы играли с мочкой ее уха.

- Сюрприз, - повторился я. 

 

Автор: johnnyboy7



Источник: http://robsten.ru/forum/73-2037-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (19.10.2015) | Автор: Автор: johnnyboy7
Просмотров: 608 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Неужели Карлайл извинился перед Эдом за то что чуть не пристрелил собственного сына JC_flirt
Эдя все больше и больше меняется в лучшую сторону dance4  
Да и сюрприз для Беллы окажется очень своевременным  girl_blush2 giri05003
avatar
1
6
О, справочка  dance4
avatar
0
5
Спасибо)))
avatar
0
4
Да Алека еще многому надо, обучить а, Эдвард любовью к ней окрыленный, преобразился в романтич/ласков/терпелив    
Он с отцом обговаривал дела, да Карл с Беллой в его/ж, смирится решил ох Эдвард сразу же, к ней и забрав ее к себе, она пригласила остальных...................................................................  
Повеселились и развеялись с ними, одни и Эдвард устроил ей сюрприз отвел в св/библиотеку, там соблазняя ее вруч/свидетельство          
avatar
0
3
Спасибо большое!  good lovi06032
avatar
0
2
Интересно наблюдать за прогрессом в отношениях Эдварда и Бэллы - во время встреч - ощущение , что "они вдвоем остались на земле"...Так здорово. Алек становится членом семьи Калленов, есть же в них человеческие задатки... Да,ситуация - она безгрешна, хороша и дочь копа, он- просто мафиози..., плохо совмещается, но и расстаться невозможно. Наличие такой огромной библиотеки о многом говорит - читающий интеллектуал, но в сочетании со словом "мафиози" теряет свое замечательное значение. Сексуальные желания , да на фоне разговоров о классиках...это очень весело! А в конверте справочка - совершенно здоров, и главное - очень во время. Большое спасибо за продолжение.
avatar
0
1
Вот бы в такую библиотеку , попасть ! Спасибо за главу и перевод .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]