Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 17. ЧАСТЬ 1

Глава 17. Заложники в яблоках



EPOV 
 

«Мир неотделим от свободы, ибо никто не может находиться в состоянии мира, не имея свободы» – Малкольм Х



Я принял одну таблетку… затем ещё одну… затем ещё… и ещё. 

Поправив на носу очки, я принялся читать то, что было написано на чёртовом ярлыке этого долбаного пузырька с лекарством. Вероятно, лучший вариант – точно знать, что за сраное дерьмо я тут глотаю. «Валиум». Что ж, хвала Иисусу за эту хуёвину. Без неё я, наверное, и года не продержался бы. Жизнь моя и так полна стрессов, а тут ещё моя твердолобая, своевольная, упёртая, строптивая, чертовски великолепная жена подливает масла в огонь. 

Уехала на моей машине. Не просто на машине – на Машине! На той, которую я полировал в свободное время, если оно у меня вообще когда-нибудь было. На той, мотор которой я не включал ни разу со дня покупки – из опасения, что двигатель может перегреться. На той, которой я любовался каждое утро, жалея, что не могу сесть в неё и отправиться на работу, но зная, что – да, не могу. Она угнала из моего гаража мой несравненный «Бугатти». И не корысти ради, а только для того, чтоб меня позлить. 

Она хотела, чтоб я услышал, как ревёт двигатель, когда машина стартует и мчится прочь от нашего дома, и она хотела взбесить меня этим. 

Я начал читать текст на коробочке с пилюлями: «Побочные эффекты включают в себя: сонливость, мышечную слабость, усталость… появление или усиление уже имеющихся нарушений мышления или настроения, спутанность сознания, затруднения дыхания, жар, озноб, головокружение, жажду и непрерывную сухость в горле, галлюцинации...» 

Список не кончался. Плевать, я бы с радостью согласился на всё перечисленное в обмен на пять ёбаных минут душевного покоя. 

Алек заглянул в мой кабинет. 

– Ты сам виноват в том, что это случилось. 

– Пошёл вон. – Я потер лоб. 

– Она взяла твою проклятую машину, потому что ты обращаешься с ней как с беспомощным инвалидом. – Он ослушался меня и вошёл в комнату, хрустя и чавкая какими-то чипсами. Крошки сыпались повсюду, но наша чудесная собака шла по его следу и всё с аппетитом подъедала. 

– Пошёл вон! – взревел я и тут же, сделав усилие, чтобы успокоиться, продолжил. – Пожалуйста, просто оставь меня одного. 

– Нельзя сломать машину Беллы и думать, что она тут же согласится на то, чтобы её повсюду кто-то возил. Она так легко не сдаётся. 

– Я думал, что ты едешь за продуктами вместе с ней, – проворчал я. – Почему ты просто не поехал туда сам? Она тебе не прислуга. 

– Ммм, насколько я помню, мне запретили покупать еду. 

– Ты купил двадцать замороженных пицц. За каким хуем покупать двадцать замороженных пицц? – Я вспомнил его последний визит в продуктовый магазин, ставший очередной катастрофой. – Им даже не хватило места в морозилке. 

Он пожал плечами и сел. 

– Я есть хотел. Как думаешь, она скоро вернётся? 

– Когда всё купит, тогда и вернётся. – Я стукнул по столешнице кулаком. – Всё, завожу экономку. Нам нужен кто-нибудь, чтобы заниматься всем этим домашним дерьмом. Почему Белла отправляется в магазин так поздно? Это неразумно. 

– Ей нравится быть независимой. 

– А мне плевать. Я не позволю ей… 

– Вот на этом месте и остановись. – Алек поднял руку. – Если будешь разговаривать с ней на языке запретов, она убьёт нас обоих. Белла не хочет экономку. Ей нравится убирать и готовить самой. Это даёт ей возможность чувствовать себя нужной. 

– Ей придётся с этим смириться. – Я взял ещё один пузырёк с таблетками и проглотил две штуки, не утруждаясь чтением этикетки. Я просто знал, что они мне помогают. 

– Но признайся, «Бугатти» же охуенный автомобиль. И ты на нём не ездишь. Так почему бы ей не взять его? 

– Потому что это гоночный автомобиль. В её положении она не должна ездить с такой скоростью. 

– Она не фарфоровая куколка, знаешь ли. 

– Все постоянно мне это твердят, – ответил я, вдыхая через нос. – Я просто хочу, чтобы она была в безопасности, но что бы я ради этого ни делал, это только бесит её всё сильнее. 

– Потому что ты ничего с ней не обсуждаешь. Ты просто предполагаешь, что Белла со всем согласится. А это не так! Она взрослая женщина, на случай, если ты не в курсе. Попытайся объяснять ей свои решения. Для твоего же здоровья лучше будет, гарантирую тебе. 

– Заткнись и вон из моего кабинета. – Я снял очки и бросил их перед собой на стол. 

– Ладно, ладно… – Он встал, схватил свои грёбаные чипсы и вышел. 

Фрэнсис остался и запрыгнул на стул напротив меня. В любой другой раз я отругал бы его за то, что он забрался на мебель. Сейчас меня это не волновало. Возможно, эти стабилизаторы настроения в самом деле помогают. 

– И нечего так на меня смотреть. – Я ладонями потёр лицо. – Я раньше времени из-за неё поседею. Знаю, это всего лишь автомобиль, но для меня это нечто бόльшее. Я же просто стараюсь её защитить, а она всё время сопротивляется 

Фрэнсис наклонил голову и чуть приподнял ушки. 

– Это всё ты виноват, – сказал я ему. – Надо было сказать мне, что она уезжает без Алека. Я бы не разрешил… – Я остановил себя, чтобы не заговорить как отец шестнадцатилетней девушки. 

Я немного расслабился и поудобнее откинулся назад в мягком рабочем кресле. Тело казалось чертовски тяжёлым. 

И, конечно же, в этот момент меня не могли не прервать. 

Телефон на моём столе зазвонил, вырвав меня из полудрёмы. Я застонал и взял трубку. 

– Чего надо? – Я не потрудился ответить вежливо. Мне было похуй, даже если это Эсме звонит. 

– Ммм, Босс. Это Дэнни. 

– Кто? 

– Дэнни. Телохранитель миссис Каллен. 

– И с чего это тебе понадобилось мне звонить? – Я сел прямее. 

– У нас проблема. 

– Проблема? 

– Да, сэр. 

Несколько секунд в трубке стояла гробовая тишина. 

– Ты что замолк, идиот? Выкладывай! – приказал я. 

– Ах да, верно, сэр. Ммм, миссис Каллен попала в довольно… довольно затруднительное положение. 

– Ты говоришь загадками, и моё терпение вот-вот кончится. Она получила травму? Разбила машину? У неё, мать твою, сердечный приступ? 

– Нет, сэр. Мы тут неподалёку, около магазина в конце улицы, и здесь вроде как ограбление. Внутри магазина какие-то вооружённые люди. Они взяли заложников. 

Я встал так быстро, что опрокинул кресло. 

– Скажи мне, что её там нет. 

– Ммм, да, сэр, она там. 

– Ёбаный в гло… – Я схватился за волосы. – Почему ты не там, не с нею? 

– Вы велели нам держаться на расстоянии… 

– Нет, я велел вам её защищать. – Я вскипел. – Это то, чего вы, мудаки, не усвоили. Никогда нельзя брать охрану на «повремёнку», это не срабатывает. Бери свою бригаду и проваливай; вы все уволены. 

– Но, сэр… 

– Тебе повезёт, если я не убью тебя. Если с её головы упадёт хоть один волос, то беги, блять, и не оглядывайся. 

Напугав Фрэнсиса, я грохнул об стол телефоном, а затем повернулся и ударил кулаком по чему-то, что попалось под руку. «Что-то» оказалось окном. Стекло не разбилось, но по нему, в нескольких направлениях сразу, побежали трещины. Во мне было слишком много лекарств, чтобы ощутить боль в руке, но я услышал, как хрустнули при ударе суставы. 

Нехорошо это… 

Времени на то, чтобы зацикливаться на своей злости, не было; я кинулся в спальню и надел на себя что-то, что смог найти, не вникая, грязное ли оно, пахнет ли пόтом. Я действовал так быстро, что моё ОКР не успело вмешаться. 

Все мысли о моём спортивном автомобиле мгновенно были забыты. Нахуй «Бугатти». В порядке ли Белла? А вдруг её ранили? Случайность ли это? Помнит ли она, что голову надо пригибать, а глаза держать открытыми? Использует ли сейчас те навыки выживания, которым я её учил? А ребёнок, как он? 

Перепрыгивая через три ступеньки, я сбежал вниз по лестнице и пересёк прихожую, хватая на ходу связку ключей со стола. 

– Ммм, Эдвард… – позвал меня Алек. – Ты не мог бы войти и посмотреть на это. 

Я вошёл в гостиную, где у него работал телевизор. 

Увиденная мною сцена встревожила меня ещё сильнее. Повсюду были патрульные машины, за лентой заграждения стояли загнанные туда люди, а ближе к универсаму расположилось множество полицейских. Женщина, которая вела репортаж, тоже, наверное, находилась там, потому что слышно было очень плохо. Я не мог разобрать ни слова. 

– Как бы Белла в беду не попала. – Открыв рот, Алек наблюдал за происходящим на экране. 

Я вытащил свой телефон и набрал её номер. Я позвонил трижды, и она не подняла трубку – точно так же, как и весь вечер до этого. Сначала я думал, что она специально меня игнорирует. Теперь я боялся, что за этим стоит нечто бόльшее. 

Оторвавшись от телефона и телевизора, я вернулся в реальность и кинулся к дверям, но мой младший брат уже стоял перед ними, закрывая мне путь. 

– Прочь с дороги. – Я был так зол, что у меня тряслись руки. 

– Я не могу позволить тебе пойти туда, Эдвард. Это работа полиции. 

– Убери жопу с моего пути, – прорычал я. – Сейчас же! 

– Это опасно, кто-нибудь может пострадать из-за тебя. Я знаю, ты просто встрянешь в это дело и начнёшь всеми командовать. Ты не можешь так поступать. Ты должен остаться здесь и позволить полицейским справляться с этим. 

Я приблизился к нему вплотную. 

– Если не свалишь с моего пути, я убью тебя. 

– Тебя же спасти пытаюсь… – Хотя в его глазах и промелькнул страх, но похоже было на то, что мои угрозы не особо подействовали. 

Я ударил его коленом между ног. Он взвизгнул от боли и тут же, тяжело застонав, упал на меня. Я осторожно опустил его на пол. 

– Знаю, это был подлый удар, но я тебя предупреждал, – сказал я ему прямо в ухо. – Мне плевать, кто ты мне такой; ещё раз встанешь между мной и моей женой, и я исполню обещание убить тебя. 

Оставив его корчиться на полу, я бросился в гараж. Я сел в ближайшую к выходу машину. Это оказался белый «Мерседес». Я не помнил, чтобы покупал его, но всё равно взял. Вырвавшись с подъездной дорожки на улицу, я помчался к своей цели, сбив по дороге пару соседских почтовых ящиков. 

Мои руки, словно приклеенные, вцепились в рулевое колесо, суставы побелели. Зубы впились в нижнюю губу – привычка, которую я перенял у Беллы. 

– Ну почему ты сегодня просто не осталась дома? 

Тысяча сценариев проносилась у меня в голове, но я пытался не позволить им взять надо мной верх. Я должен узнать, что за чертовщина там происходит, но не смогу добыть эту информацию, если начну кидаться на полицейских. В одной вещи я был совершенно уверен: я был невероятно зол. Не на Беллу, а на тех, из-за кого она была в опасности, кем бы они, блять, ни оказались. 

К тому времени, когда мой автомобиль, взвизгнув шинами, затормозил напротив магазина, я чувствовал себя так, словно пробыл за рулём много часов. Адреналина, бурлившего в моих венах, хватило бы, чтобы не спать несколько дней. 

Всё выглядело точно так, как показывали по телевизору, но гораздо более тревожно. Повсюду вспышки красных и синих огней. Повсюду патрульные полицейские автомобили и машины «Скорой помощи» – не только на автостоянке, но и на прилегающих улицах. Повсюду толпы людей, разговоры, шёпот. 

Жёлтая лента, блокировавшая все подходы, была досадной помехой, но я легко разорвал её. 

– Сэр, вам следует вернуться. – Навстречу мне, размахивая руками, бросился молодой полицейский. 

– Если тебе дорога твоя жизнь, уйди от меня, – резко приказал я ему, еле сдерживая бешенство. 

– Все гражданские лица должны находиться за ограничительной линией, сэр. – Он толкнул меня в грудь. 

Схватив за запястье, я завёл его руку за спину. Краем глаза я заметил возникшее вокруг волнение. Ко мне, что-то крича, стали приближаться полицейские. 

Я сильнее выкрутил ему запястье, заставляя корчиться у меня в руках. 

– Мне нужно найти мою жену. Кто здесь командует? – спросил я его. 

– Уйдите за ограждение, сэр, – выдавил он сквозь стиснутые зубы. 

– Эдвард, отпусти его. – Я услышал знакомый голос. – Я арестую тебя прямо здесь, если потребуется. 

Я оттолкнул парня (он упал на асфальт) и поднял голову, лишь слегка удивлённый встречей с этим мужчиной. 

– Эмбри Колл. Ты что, блять, здесь делаешь? – Я переступил через только что поверженное мною тело. Жалкое подобие стража порядка. 

– Я теперь работаю в спецподразделении, веду переговоры с заложниками, – сказал он, чуть ли не с гордостью. 

Этот парень работал на Джейкоба Блэка всё время, когда тот копал под меня. Он приезжал к Белле в тюрьму, чтобы сообщить ей о моей смерти. Я знал это; она рассказывала мне, как сильно ненавидела его. Это он был рядом с ней для поддержки, когда она меня оплакивала. 

Сейчас мне следовало бы сказать ему за это что-то вроде «спасибо», но не было времени обсуждать прошлое. 

– Тебя, что, понизили? – Я поднял бровь. 

– Если тебе обязательно нужно это знать, то да. Тот гребаный трюк, что ты провернул четыре года назад, не прошёл даром для некоторых из нас, – резко ответил он и замолчал. 

Полицейские опустили оружие, но всё ещё стояли вокруг нас, словно у них не было дел поважнее. 

Эмбри выглядел по-прежнему. Не изменился. Заурядный полицейский-бездельник, попусту перекладывающий бумажки с места на место, ничего не значащий и никому не нужный. Возможно, тридцать лет назад так же выглядел отец Беллы. 

– Похоже, что у твоего босса, мистера Блэка, большие перемены. Он теперь на Пентагон работает. – Я пренебрежительно пожал плечами. – Полагаю, и ты приложил руку к тому, чтобы посадить в тюрьму невинную женщину и попытаться выбить из нее информацию. 

– Я никогда не работал с Джейкобом, и ты это знаешь, – возразил он. – Он был грязным полицейским. Белла мне всегда нравилась. Она, должно быть, крепкий орешек; другая не смогла бы так долго терпеть рядом с собой такого ублюдка, как ты. 

– Ты не имеешь права даже имя её произносить. – Я подошёл к нему вплотную, почти нос к носу. Он был примерно таким же высоким, как я. Я раньше никогда этого не замечал. 

– Думаешь, небось, что одурачил всех, да? Вернулся сюда как какой-нибудь бог и произвёл фурор, – презрительно усмехнулся Эмбри. – Ты всё тот же убийца, каким был, когда я на тебя охотился. 

– Так что же ты меня не арестуешь? – поддел я его. Он не ответил. – Вот то-то и оно. 

– Как ты вообще умудрился сюда вернуться? Получил условный срок или типа того? Или с тебя все обвинения сняли? 

– Это информация, в курсе которой только двое – я и одно высокопоставленное лицо из прокуратуры округа. Не уверен, что у них там принято посвящать в эти вещи… каких-то там переговорщиков. – Я смерил Эмбри взглядом, ясно выражавшим моё к нему отвращение. 

– Я почти поймал тебя. – Он покачал головой. – Но ты… смылся. Как всегда. 

– Ты не поймал меня, потому что ты слабак. Хотя я практически был у вас с Блэком в руках. 

– Тогда чего ж ты сбежал? 

Выручай Беллу. Забудь про этого козла! 

– Это другая история для другого дня. Когда у меня действительно будет время для тебя и твоих грязных полицейских делишек. 

– Я играю по правилам. 

– И что говорят твои правила о таких ситуациях, как эта? – Я осмотрелся вокруг. На стоянке прибавилось людей и машин. 

– Они говорят… что мы ждем. – Его голос не дрогнул и он не отвёл глаз. Он был серьёзен. 

Оттолкнув его с дороги, я подошёл ближе к патрульным машинам, выстроенным в линию примерно в шестидесяти метрах от входа в магазин. Полицейские бросились за мной следом, приказывая остановиться. 

– Эдвард Каллен, ты не имеешь права находиться здесь. Ты даже не полицейский. – Он развернул меня к себе лицом. Усилием воли я сдержал гнев, вызванный его прикосновением. Арест в мои планы сейчас не входил. 

– Там внутри находится моя жена. – Я указал себе за спину. – Я требую, чтобы меня проинформировали, чтό вы собираетесь с этим делать. 

В первый раз за всё время он потерял невозмутимость. Его глаза изумлённо расширились. 

– Белла там? 

– Да, и её держат в заложниках. Я ничего о ней не знаю, и мне нужны ответы. 

– Ты должен пойти домой, Эдвард. Я не могу помочь ей, если ты здесь. 

– Ерунда. Мой ребёнок в опасности. 

– У тебя есть ребёнок? – почти закричал он. – Что за херня? 

– Ну… нет. Пока ещё нет, – пробормотал я. – Она беременна. 

– О, ну, в общем, поздравляю. – Эмбри кивнул. 

– Спасибо. – Я засунул руки в карманы. 

Мы неловко топтались рядом, словно бывшие лучшие друзья, впервые встретившиеся спустя много лет после выпуска. Вокруг нас повисла удушающая атмосфера напряжённой притворной вежливости. Ему не нравился я, мне не нравился он. Мы оба это знали. 

– Ты собираешься её освобождать, или я должен сам это сделать? – Я нетерпеливо постукивал ногой по земле. 

– Босс, хотите, чтобы мы его отсюда вывели? – Сзади ко мне подошёл ещё один полицейский. Я был готов свернуть ему шею за то, что он посмел находиться так близко от меня. 

Эмбри посмотрел на меня искоса, оценивающе. 

– Ты в состоянии держать свои эмоции при себе и позволить мне делать свою работу? 

– Даю тебе один час, мать твою. – Я поднял один палец. – Потом начинаю действовать сам. 

– Он может остаться, – сказал Эмбри своим ребятам. 

Я держался рядом с ним, поскольку он, казалось, знал, что делал. Неохотно, но я вынужден был это признать. Уверенно и чётко Эмбри раздавал распоряжения окружающим, говоря им, чтό и когда следует предпринять. 

Белла была там, внутри. Я видел свой «Бугатти» на другой стороне автостоянки. Сейчас мне было на него насрать. Я испытывал искушение сжечь его только ради того, чтобы увидеть, примет ли Бог мою жертву и вернёт ли мне Беллу. 

Я держался за спиной у Эмбри, когда он и другие полицейские стали изучать план помещений магазина. 

– Выходов только два, – сказал кто-то, склонившись над капотом патрульной машины, где были разложены бумаги. – Задняя дверь, где разгружают товар, и главный вход. 

– На крыше супермаркета и в тех двух зданиях напротив находятся снайперы, – произнёс кто-то другой. – Вокруг всё просматривается, так что никто не выберется незамеченным. 

Эмбри выдохнул. 

– Пока что шансов у нас маловато. 

Услышав его слова, я замер. Заметив это, все прекратили разговор, поэтому я снова начал шагать. 

– Мне нужна информация с внутренних камер видеонаблюдения. Где она? – крикнул Эмбри. 

– Сейчас будет! – отозвался парень, работавший с техникой. – Дайте нам пять минут. 

– Сколько людей внутри? – спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь. 

– Точно не знаем. 

– Сколько внутри грабителей? 

– Точно не знаем. 

– Как долго они там находятся? 

– Час, может больше. Точно не знаем. 

– А что вы вообще знаете? – Я врезал кулаком по автомобилю. В ответ на это рука запульсировала болью. Двое полицейских, дёрнувшись, схватились за оружие, но потом расслабились. 

– Эдвард, прекрати. – Эмбри отвёл меня в сторону. – Этим ты никому не поможешь. 

– Верни мне её. Сейчас же. Я с ума схожу. – Я вытер о брюки свои потные ладони. 

– Сделаю всё, что смогу. Обещаю вывести её первой, – прошептал он. – Просто дай мне время. Все, кто берёт заложников, хотят, чтобы их выслушали. Как только они позвонят, я буду знать, чего конкретно они добиваются. 

Шли минуты. Я чувствовал, что меня вот-вот вырвет. 

Через полчаса приехали Эмметт и Джаспер. Они ходили взад-вперёд вместе со мной и пытались внушить мне, что всё будет в порядке. Я уже устал это слушать. Мои братья, в отличие от меня, были такими рассудительными. Они всё повторяли, что я должен доверять полиции. 

Что за хуйня? 

С каких это пор мы вообще доверяем полиции? Не говоря уже о том конкретном полицейском, который официально посещал мою жену в тюрьме, когда она мотала срок. Не собираюсь я им доверять. Но я ничего не делал. Я держал себя в руках, потому что хотел остаться в том месте, где было больше всего информации. Эмбри говорил со мной каждые несколько минут, сообщая последние новости. 

– У нас есть картинка. – Один из техников принёс и установил на капоте патрульной машины примитивного вида ноутбук, на экран которого передавалось чёрно-белое изображение. Я протолкался ближе через столпившихся кружком полицейских. 

– Где Белла? – спросил я. 

Эмбри закатил глаза. 

– Есть и другие люди, о которых тоже следует позаботиться. 

– Другие мне похуй, – сказал я резко. – Ты видишь её? 

– Эдвард, пожалуйста, просто заткнись! 

– Вообще не смей говорить со мной в таком тоне! 

Я почувствовал руку у себя на плече, напоминающую мне, что надо успокоиться. Эмметт внезапно стал голосом рассудка. Пробурчав что-то нечленораздельное, я умолк. 

Каждые несколько секунд изображение менялось. Оно подавалось с нескольких камер, расположенных внутри всего магазина, в самых разных местах. При каждой смене картинки моё сердце ускорялось, ища её. 

– Вот она. – Эмбри указал в угол экрана. Я увидел сначала темные волосы Беллы, а затем появилось её личико. Она выглядела такой хрупкой, скорчившаяся в углу, одна. Затем картинка сменилась. 

– Нет! – крикнул я. – Верни назад. 

– Не могу. – Техник пожал плечами. – Изображение переключается автоматически. 

Я схватил его за шкирку и занёс над ним свой пульсирующий от боли кулак. Эмбри оттащил меня от него раньше, чем я ударил. 

– По крайней мере, мы знаем, что она в безопасности и никто не ранен. – Он оттянул меня в сторону. 

– Я должен пойти и найти её. 

– Нет, оставайся здесь и дай мне сделать свою работу, – решительно сказал он. 

Я ждал. 

Пятнадцать минут спустя явился комиссар, а с ним пожарные и новые полицейские. Шестнадцать минут спустя рядом с магазином расположилось ещё несколько телеканалов. Репортёры стояли тут и там, тараторили про ограбление и старательно внушали народу, что полиция обо всём позаботится. 

Хуй она вам позаботится… 

Восемнадцать минут спустя прибыла команда сапёров. И вот тогда я чуть не потерял самообладание. Их вызывали, только если подозревали возможность взрыва. После этого меня действительно вырвало. Пришлось склониться над кустами и освободить желудок. Только после этого я снова смог дышать. Для моих нервов это было уже чересчур. 

– Мы вытащим её, – пообещал мне Эмбри. 

– Надеюсь, ты не врёшь. Иначе тебе же хуже – я тут просто всех поубиваю, – сказал я без эмоций. Он знал, что я не шучу. 

– Как Белла умудряется попадать во все эти передряги? – усмехнулся он, пытаясь шуткой разрядить атмосферу. 

Ничего ему не ответив, я отошёл. 

Не замечая меня, полицейские сновали вокруг, создавая видимость деятельности. Бόльшую часть времени я держался от них в стороне. 

Видеокартинка дала ответы на некоторые вопросы. Грабителей было четверо. Сначала они были в масках, но со временем сняли их. Эмбри сообщил мне, что это и в самом деле случайность. Эта шайка грабила крупные магазины – такие, как наш – по всей стране. До сих пор их не удавалось схватить. Больше всего остального меня обеспокоила информация о том, что двое из них – бывшие военные. Имена и фотографии у полиции были, но меня они не интересовали. Как только я до них доберусь, они все станут одной большой лужей крови. 

Двадцать минут спустя что-то, наконец, произошло. 

– Босс, у нас есть звонок! – крикнул кто-то со стороны фургона с техникой. 

Все тут же зашевелились, начали надевать наушники. Я бросился к Эмбри, чуть не сшибив его с ног. 

Он взял телефон и приложил к уху. Я склонился ближе, чтобы слышать разговор. 

– Говорит Эмбри Колл. Я уполномочен вести переговоры. 

Я закатил глаза, слушая, как он строит из себя крутого парня и большого начальника. 

– Мне нужен комиссар, – раздался сухой голос. 

Все затихли. Комиссар отрицательно покачал головой. 

– Его здесь нет, – ответил Эмбри. – Только я и мои подчинённые. 

– Ладно. У меня есть требования. 

– Назовите их. 

– Пять миллионов долларов наличными и самолёт, ждущий нас в аэропорту, через час. 

– Это невозможно. С кем я говорю? – спросил Эмбри. 

– Это не твоё дело. Дай мне то, что я хочу, или каждые десять минут кто-нибудь будет умирать. У вас есть время до полуночи. 

– Мы не можем дать вам ничего из этого. У нас нет таких ресурсов. 

– У вас есть время до полуночи,– повторил он. 

Устав от этой игры, я вырвал у Эмбри телефон. 

– Слушай меня, ты, мудак. Мне насрать, кто ты такой… 

Мне не дали закончить предложение. 

– Мы перезвоним вам через пять минут. – Эмбри разъединился. – Какого хрена? 

– У меня тоже были требования, – проворчал я. 

– Может быть, из-за тебя люди там оказались в опасности.– Он был в ярости, его лицо постепенно покрывалось синевой со странным фиолетовым оттенком. – Это моя работа. Мы делаем то, что говорю я. 

– Если бы ты делал свою работу, то сейчас моя жена была бы со мной. 

– А может, тогда тебе стоило лучше за ней присматривать… – выпалил он. 

Мой кулак – с моего разрешения – пришёл в движение и врезал ему по зубам. Я был так зол, что почти ничего не почувствовал. Почти. Зубы у него были острые и порвали мне кожу, так что боль была охуенная, но оно того стоило. 

Меня оттащили в сторону и впечатали в патрульную машину. 

– Вы арестованы за нападение на офицера полиции… 

– Нет!– крикнул Эмбри. – Отпустите его. 

Хватка на моих плечах ослабла. Я стряхнул с себя чьи-то руки. 

– Каллен, это последнее предупреждение. Дай мне разобраться с этим. – Он ткнул в меня пальцем и вытер с губы кровь. Казалось, он вообще не обратил внимания на мой удар. Мои суставы были все в ссадинах, ну и чёрт с ними. 

Итак, я стоял на улице перед супермаркетом, захваченным бандитами, а моя жена находилась внутри него. Обе руки были разбиты в кровь, желудок сводили рвотные спазмы. Неудачная выдалась ночка. 

Минуты шли. Я поглядывал на часы. Недовольный комиссар начал орать на всех, чтобы пошевеливались и «усерднее охраняли жизни граждан». Я не заметил, чтобы его вмешательство хоть как-то помогло делу. Эмбри вёл себя более гибко, но и от него толку не было никакого. 

Как и обещали грабители, десять минут спустя раздался одиночный выстрел. Эхом он разнёсся по стоянке, заставив всех пригнуться и искать укрытие. Прячась за автомобилями, мы добежали до деревьев и встали за ними. Когда стало ясно, что опасности нет, все снова вышли. 

– Что это было? – спросил я Эмбри, уже зная ответ. 

– Не думаю, что они валяют дурака. – Его голос дрожал. 

Видеокартинка не давала возможности понять, в кого стреляли и есть ли пострадавшие, так что я не знал, в порядке ли Белла. 

Телефон снова зазвонил. Люди шустро задвигались, настраивая свои наушники и микрофоны. 

Эмбри взял телефон. Я не сдвинулся с места. 

Он ничего не говорил, просто слушал, а затем кивнул и через пару секунд закончил разговор. 

– Теперь они хотят десять миллионов, – сказал он мне. 

– Так заплатите и дайте им этот грёбаный самолёт, – гневно сказал я. 

– У нас ничего этого нет. Мы вынуждены вести с ними переговоры. 

– Я дам им. Мне плевать! 

– Нет. Мы не можем принимать их требования. Тогда они победят. 

– Значит, пусть люди гибнут? 

Он не ответил мне. 

Я развернулся кругом и кинулся к противоположному концу автостоянки, где, прислонясь к огромному «Хаммеру», на котором приехали, стояли Эмметт с Джаспером. 

– Подвиньтесь, – скомандовал я. – Я сам это сделаю. 

Я открыл багажник и поднял его дно. Внизу было большое потайное отделение, где хранилось оружие и тому подобные вещи. 

Я достал и надел пуленепробиваемый жилет из кевлара, надёжно закрыв им грудь. 

– Ты не можешь, Эдвард, – запротестовал Эмметт. 

– Не говори мне, чего я не могу. – Резкими движениями я принялся проверять патронники. Заглянув в них, я убедился, что всё оружие полностью заряжено. – Если бы это была Розали, ты бы уже был внутри. 

– Там находятся люди, они могут пострадать. Ты должен подождать, – сказал Джаспер. 

– Внутри Белла. Ты просто позволишь ей оставаться там? Она твоя sorella [сестра]. Семья на первом месте, брат. Решай, со мной ты или нет. Я и без вас двоих обойдусь. 

Ни на секунду не задумываясь, они тоже одели жилеты. 

– Я просто хочу сделать официальное заявление, что нас там всех перебьют. – Эмметт покачал головой. 

– Ваше мнение добавлено в папку «Прочая хуйня», – пробормотал я. – Дайте мне пять минут, чтобы вывести Беллу, парни, а потом можете войти и доделать остальное. 

– Стреляй пόнизу, – прошептал Джаспер. – Мы не можем всаживать пули в кого попало, и мы не хотим убивать этих грабителей. 

– Я хочу, – возразил я. 

– Нет, Эдвард. Просто сфокусируйся на том, чтобы выручить Беллу. – Эмметт хлопнул меня по плечу. – У тебя есть пять минут до того, как мы войдём и откроем огонь. 

– Понял. 

Я держал в руке винтовку M16A2. Надёжное и грозное оружие. Легкое, точность стрельбы почти идеальная. Ремень был перекинут через моё плечо, магазин заполнен патронами. Я готов был подпортить кое-кому шкуру. 

Спокойным шагом я направился к супермаркету. Казалось, никто не замечал меня, пока я не прошёл заграждение из патрульных машин. Вот тут они все засуетились. 

– Бросай оружие! 

– Винтовку на землю, руки за голову! 

– Пять секунд на выполнение команды! 

Я просто стоял, с каждой секундой моё терпение иссякало. 

– Эдвард, что за хуйню ты творишь? – накинулся на меня Эмбри с искажённым от гнева лицом. 

– Собираюсь вернуть свою жену. 

Его рот открывался и закрывался, пока он осматривал меня с головы до ног. 

– Где ты взял такую винтовку? 

– Говно вопрос. Газеты ты читаешь. Значит, в курсе, что я приобретаю крупнейший в мире завод-изготовитель оружия. Хочу винтовки – беру себе винтовки. И нет, на эту у меня разрешения нет. Можешь меня арестовать, когда закончу. 

Я прошёл мимо него и направился к входу в магазин. Он пошёл следом. 

– Эдвард, я не могу позволить тебе это делать. Ты гражданское лицо. 

– Мне плевать. Опыта у меня больше, чем у половины твоих подчинённых вместе взятых. Вы все бесполезны. Я не буду больше платить налоги, потому что, очевидно же, от них нет никакой пользы. Твои придурки нихера не умеют. 

– С каких это пор ты платишь налоги? 

– Я говорю чисто теоретически. 

Супермаркет был совсем близко. Я почти дошёл. 

– Остановите его! – услышал я вопль комиссара. 

Снайперы на крыше направили винтовки на меня; я просто продолжал идти. 

– Остановите его! 

– Если собираетесь стрелять в меня, сейчас самое время. – Я остановился, ожидая. 

Эмбри не издал ни звука, поэтому я снова пошёл. 

– Эдвард, нет. 

– С дороги, Эмбри. У меня нет на это времени. 

Пятнадцать метров до входа… 

– Подумай о Белле. Она может пострадать. 

– Она пострадает наверняка, если доверить это вам, идиоты. 

Девять метров до входа… 

– Я арестую тебя, – выпалил он. 

– Сделай это сейчас или заткнись. 

Шесть метров до входа… 

– Я прикажу своим людям стрелять в тебя. 

– Ага, конечно. – Я презрительно усмехнулся. – У тебя кишка тонка. Ах да, и если услышишь выстрелы, не паникуй. Это, скорее всего, я стреляю. 

Три метра до входа… 

Я дал ему ещё один, последний шанс что-то сделать, но я знал, что он не станет. Эмбри, как он и сказал, играл по правилам. Я был ему не по зубам. Он не знал, как справиться с этой ситуацией. Наверное, когда всё закончится, его снова понизят. И снова из-за меня. Повезёт, если хотя бы писарем оставят работать. 

– Дрожите, суки! – крикнул я, подходя к входу. Раздвижные стеклянные двери неторопливо раскрылись. 

 

Внутри было устрашающе спокойно. Нежная, приятная музыка из динамиков создавала какую-то фантасмагорическую атмосферу. Я чувствовал себя, как в декорациях фильма «Степфордские жёны». Безмятежный и безупречный фасад. Но я знал, что за ним таилась опасность. 

Хорошо было то, что в таких магазинах самообслуживания для предотвращения кражи товаров почти повсюду вешали зеркала. Большие круглые по углам, маленькие прямоугольные на потолке, длинные тонкие на стенах. Они были везде. Я видел всё. 

Глядя в зеркала, я установил точное местонахождение своих мишеней и удостоверился, что они далеко от того места, где я, перед тем как войти, в последний раз видел Беллу на мониторах у полиции. Они отслеживали проходы между витринами, водя стволами своих пушек и до полусмерти пугая этим всех, мимо кого шли. Похоже, заложников собрали в несколько групп, чтобы легче было наблюдать за каждым. 

Несколько секунд я просто стоял там, изучая и запоминая место действия, пока не сообразил, что на эту херню у меня нет времени. Задача моя была войти и выйти. Выслеживание моих целей может растянуться надолго. Почему бы не сделать так, чтобы они сами меня искали? 

Я подошёл к ближайшему кассовому аппарату и щелкнул выключателем под прилавком, включая микрофон. Затем откашлялся. 

– Говорит Эдвард Каллен. Я не полицейский и не собираюсь никого арестовывать. Мне просто нужна моя жена. 



Продолжение...



Источник: http://robsten.ru/forum/73-2058-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (20.11.2015) | Автор: Автор: johnnyboy7
Просмотров: 820 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
Эдвард не муж, а золото - пошел в "пекло" за женой  hang1
avatar
0
4
Ах! lubov Эдвард - супергерой! girl_blush2 fund02002 sval1 Ради Беллы готов на все. Даже забыл про Бугатти:) fallow111
avatar
0
3
Большое спасибо ! girl_wacko
avatar
0
2
Спасибо огромное.
avatar
0
1
Даже вся история была бы плохой , только из-за этой главы , стоило прочесть . Фейерверк эмоций ! Спасибо , спасибо огромное ! Автор , просто ГЕНИЙ . Спасибо , большое за перевод . good
avatar
0
5
да тут каждая глава от лица Эдварда - фейерверк эмоций  fund02002
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]