Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 32. ЧАСТЬ 1

Глава 32. Праздничное убранство



BPOV 
 

«Считайте за счастье свободу,а за свободу – мужество». – Фукидид



– Чуть-чуть левее! – Задрав голову, крикнула я в облачное небо над крышей. 

Трое мужчин висели на упругих страховочных тросах над центральным окном фасада, закрепляя венок. Он был огромный, метра четыре в поперечнике, наверное. Но меньше было никак нельзя – венок бы тогда совсем не соответствовал размерам парадного входа. 

Только что начал падать лёгкий снежок, но было не особенно холодно. Я лишь поплотней запахнула длинную тёплую куртку и продолжила наблюдать за тем, как рабочие крепят на доме рождественские украшения. Сотни футов гирлянд уже были развешены со всей возможной тщательностью, а на каждом окне красовался венок. Лампочки привезут только завтра, и я уже дождаться не могла, когда же, наконец, увижу всё убранство целиком. 

Я полностью погрузилась в процесс украшения нашего дома к близящимся праздникам. Рождество я любила всегда, но последние пять лет как-то не складывалось – находясь в Бразилии, я не ощущала потребности в зимних празднествах. Сейчас всё было иначе. Чарли и его семья, а также Рене с Филом должны были приехать и провести с нами несколько дней, вот я и хотела, чтобы дом выглядел идеально. Планировалась грандиозная вечеринка со списком гостей в четыреста с лишним человек – на порядок больше, чем на моей свадьбе. И вдобавок (действительно важный момент для меня!), это было первое Рождество наших малышей. 

Я была полна решимости сделать его идеальным и иметь самый привлекательный дом в районе. Это было соперничество, в котором я собиралась победить, даже если ценой станет моя жизнь. А то, знаете, была тут на нашей улице одна сучка, во двор к которой вчера доставили золотые сани и гигантского шевелящегося Санту. 

Я придерживалась более классического варианта – в тёмно-зелёных и ярко-красных тонах. 

Эдвард ни во что из этого не вмешивался. Иногда я думала, что он самому Скруджу дал бы фору. Раньше он всегда любил Рождество, но сейчас происходило что-то, о чём он мне не рассказывал. Он то и дело выходил в холл, чтобы пошептаться с Алеком, а затем оба делали вид, что всё хорошо. Врунишки. 

Но в данный момент мне было не до этого. Надо было следить за тем, как двадцать (или что-то около того) мужчин копошатся на самом верху крыши моего дома. Я беспокоилась, как бы кто не упал. Это последнее, что нам сейчас было нужно. 

– Мэм, думаю, на сегодня мы почти закончили, – сказал мне один из бригадиров. – Завтра будем вешать лампочки. 

– Большое вам спасибо за всё это. 

– Белла! – Прервал нас голос сверху. 

Посмотрев вверх, я увидела Эдварда, высунувшего голову из окна своего кабинета. 

– Что? – Крикнула я в ответ. 

– Ты можешь сказать им заткнуться нахер? Я абсолютно не могу работать, пока они колотят тут своими молотками! 

– Они уже почти закончили на сегодня. Потерпи. 

– Вы возглавляете работы? – Эдвард уставил палец на мужчину рядом со мной. 

– Да, сэр. Мы с вами разговаривали по телефону. 

– Ну вот, верно, так вы можете что-нибудь сделать с этим шумом? 

– Гмм… Не особо, сэр. 

– Эдвард, просто закрой окно. 

– Хорошо. – Сердито что-то проворчав, он грохнул рамой. 

Я виновато пожала плечами. 

Эдвард вновь возник в окне. 

– И следи за псом! Последние десять минут он занимался тем, что жевал гирлянду! 

Я бросилась к Фрэнсису; он с аппетитом догрызал гирлянду, изображавшую пушистую хвойную ветвь, припорошенную снегом. К счастью, иглы были искусственные, мягкие. 

– Ну, разве ж так можно. Ничего лучше не мог придумать. – Я взяла его на руки; для этого потребовалась немалое усилие, он весил уже довольно прилично. – Простите за это, – сказала я бригадиру. 

– Да нé за что. – Мужчина улыбнулся. – Можете расписаться вот здесь? 

Он протянул мне планшет, и я, неловко перекинув руку через Фрэнсиса, расписалась в бумагах. 

– Всё на сегодня? 

– Да, мэм. Отдохните от нас до завтра. 

На удивление шустро, минут за пять, они убрали всё за собой и уехали на своих грузовиках. 

Я вошла в дом. Меня встретили Агата и Кэйти Нана. Первая забрала у меня Фрэнсиса, вторая протянула чашку горячего какао. Она лучше всех в мире готовила какао. Я буквально подсела на этот напиток в её исполнении. 

– Очень вкусно. – Снимая куртку, я постаралась не разлить чашку. 

– Рецепт моей матери. Добавить каплю острого соуса. Подчёркивает аромат шоколада. 

– Надо будет это запомнить. 

Я принялась стаскивать с ног ботинки. 

– Сегодня мистер Эдвард сильно не в духе, – покачала головой Кэйти Нана. 

– Я знаю. Он пытается завершить свои рабочие дела, пока все не разъехались на рождественские каникулы. Да ещё Карлайл и Эсме могут появиться в любой момент. 

– О, да. – Она кивнула. 

Говорить об этих двоих всем в доме запрещалось. Насколько я знала, Эдвард ещё очень долго не намерен был общаться ни с одним из них. Я полагала, что он ведёт себя как ребёнок, но скажи я это вслух, и в ответ он припомнил бы мне немало подобных моментов моего упрямства, а затем отвлёк, переведя пылкий спор в не менее пылкий секс. Это всегда срабатывало. 

– У него в кабинете сейчас мистер Дженкс. Кажется, они хотели с вами поговорить, – сказала Кэйти Нана. 

– О, хорошо. А после этого я помогу вам с ужином. 

– Кармела и Агата помогут. Вам надо отдохнуть. 

– Я не так уж и устала, и я хочу помочь, – заверила я её. – Не начинайте без меня. 

Она улыбнулась, и я пошла наверх. 

Я целую вечность добиралась до кабинета Эдварда. Комната находилась в самой глубине дома, вдали от всех, но, думаю, ему это нравилось. 

Когда я вошла, Эдвард разговаривал по телефону, расхаживая туда-сюда, с неспящим Романом в маленькой полотняной сумке-переноске перед собой, надев очки в знак того, что занят важным делом. Мистер Дженкс, главный из наших адвокатов, сидел в кресле напротив письменного стола. Он молча кивнул мне, не желая перебивать разговор Эдварда. 

Я забрала у Эдварда Романа, и тот улыбнулся мне самой широкой из своих улыбок. Я полагала, что он уже узнавал меня, и это наполняло меня счастьем. 

– Привет, моё солнышко. Не спится тебе? – Я устроила его у себя на руках и принялась баюкать. – Я уж думала, ты уснул. Пора бы. 

– Всё время плачет, это ужас какой-то, – шепнул мне Эдвард, всё ещё разговаривая по телефону. – Словно его ножом режут. 

– Ах ты, бедный ребёнок. В чём дело? – Я взяла его вертикально и, расхаживая по комнате, стала слегка подкидывать на руках. – Вроде бы сейчас с тобой всё в порядке. 

Он начал дрыгать ножками. 

Я продолжала тихонько разговаривать с ним, пока Эдвард не повесил трубку. 

– Этот мальчик поднял жуткий крик в своей кроватке, – сказал он. – Даже София из-за него уснуть не могла. 

– Может быть, у него ушная инфекция. Я читала, что с детьми это часто бывает. Но сейчас-то он в порядке. 

– Ага, после того, как я сам им занялся. Даже Кэйти Нана не могла его успокоить. 

– Он просто соскучился по папе, вот и всё. 

– Я рад, что ты здесь. – Эдвард сел за свой стол. – Мне нужно, чтобы ты подписала кое-какие документы. 

– Окей, а что за документы? 

– Трастовые фонды детей. 

– О? И сколько они получают? – спросила я, не собираясь особо вникать. Я вас умоляю, они же ещё совсем крохи. 

– Сначала немного, всего чуть более миллиона, когда им исполнится двадцать пять. Думаю, это приемлемая сумма, как ты считаешь? 

– Вроде, это немало. 

– Сумма будет увеличиваться каждые пять лет. Они смогут получить больше, когда им будет тридцать, затем – в тридцать пять, сорок и так далее. К тому времени, когда им исполнится пятьдесят, они будут достаточно взрослыми, чтобы получить все деньги полностью. 

– Все деньги? Ты же оставишь и нам хоть немного, – пошутила я. 

– Оставлю, более чем достаточно. Поверь мне. Хотелось бы надеяться, что они не станут трогать свои трастовые фонды и будут жить только на то, что заработают сами. Тогда эти деньги смогут использовать их потомки. 

– Ну, так где мне нужно расписываться? – Я взяла одну из его чернильных авторучек. 

В дело вступил мистер Дженкс, указывая все те строчки, где мне требовалось поставить подпись. Пятьдесят раз написать «Изабелла Каллен» оказалось не так легко, как казалось поначалу, особенно когда на руках извивается ребёнок. 

Когда мы, наконец, завершили, моё имя было проставлено на всех документах рядом с именем Эдварда, гарантируя нашим детям обеспеченное будущее. 

– Готово. – Эдвард сложил бумаги стопкой и снял очки. – Это всё, Дженкс. Спасибо за потраченное время. 

– Рад был оказаться полезным. – Он встал и стал надевать пальто. 

– Джони даст вам с собой имбирный пряник. – Я приобняла Дженкса одной рукой за плечи. 

– Нет-нет, не стоит. Я берегу талию. – Он похлопал себя по округлому брюшку. 

– Тогда возьмите для жены, каждому достанется по кусочку. Мы всех угощаем. 

– Тогда ладно. Может, и возьму. – Он улыбнулся, помахал на прощанье рукой и вышел из комнаты. 

– Имбирный пряник, Белла? Правда, что ли? – Эдвард закатил глаза. 

– Не смей быть таким сварливым. Это первое Рождество малышей, и ты, кровь из носу, будешь счастлив. 

– Это что, приказ? 

– Да. 
 

* * *



Следующим утром, впервые за долгое время, я проснулась не от детского плача. Полноценного восьмичасового сна всё равно не получилось, но это была лучшая ночь за последнее время. 

Эдвард храпел рядом, его грудь то вздымалась, то опадала. Во сне его лицо было таким умиротворённым – ни следа беспокойства или стресса. Я принялась нежно танцевать пальцами по его коже, начиная с носа. Он немного сморщил нос, но не проснулся. Затем я провела линию вдоль его лба и спустилась по щекам, чувствуя, как мой ноготь касается щетины. 

– Эдвард, проснись, – сказала я. – Сегодня суббота. 

Как правило, он спал очень чутко, но сейчас по-прежнему не двигался. 

– Эдвард, у нас есть дела. – Я проверила, который час. Одиннадцатый. 

Я слегка ущипнула его за щеку. Он подскочил и сел на постели. 

– Дети? Что с ними? 

– Тихо, тихо, успокойся. – Я тоже села и погладила его по спине. – Ничего не случилось. 

– Белла, ты напугала меня до усрачки! Нельзя же так. Я чуть не убил тебя. – Он с силой упал лицом обратно в подушку. 

– Я пыталась тихонько, чтоб не пугать, но ты не просыпался. – Я пожала плечами. 

Лежавший между нами Фрэнсис тоже пробудился. Потянувшись и зевнув, он двинулся прямиком к Эдварду и свернулся калачиком рядом с ним, как будто они были лучшими друзьями. 

– Каков план действий на сегодня? – спросил Эдвард, ероша свои волосы. 

– У тебя ещё есть работа? 

– Нет, до будущего года я совершенно свободен. 

– Правда что ли? Вот и отлично, тогда мы сможем сделать целую кучу вещей. 

– Эмметт, Алек, Джаспер и я после ланча собираемся пойти срубить дерево. 

– Настоящую рождественскую ель? 

– Как минимум одна ёлка должна быть только что из леса. Традиция Калленов. 

– Тогда после этого поможешь мне выбрать меню для вечеринки, и сегодня на доме будут развешивать огни. 

Он застонал, почесывая Фрэнсиса за ушами. 

– Белла, мы же договаривались, что я не участвую в подготовке этой вечеринки. 

– Всё, что мне нужно – это знающий толк в еде человек, чтобы убедиться, что угощение будет безукоризненным. Ты справишься. – Я коснулась губами линии его челюсти, полагая, что с помощью ласки легче добьюсь своего. 

– Я хочу просто посидеть у телевизора. – Он немного запнулся, когда моя рука под простынями погладила его бедро. 

– И это тоже будет. Ах да, и ещё рождественские покупки. 

Он снова застонал, но это был стон удовольствия, а не разочарования, ведь я продолжала целовать его и касаться везде, где могла. Он был без футболки, и я воспользовалась этим, лизнув его кожу, а затем толкнула обратно на кровать и расположилась верхом на его талии. 

Эдвард спихнул с постели Фрэнсиса, и тот взвизгнул, с глухим стуком шлёпнувшись на пол. 

– Это было не очень-то вежливо, – сказала я. 

– Чёртова псина вечно мешает. – Эдвард притянул моё лицо к своему и принялся жарко его целовать. 

Наклонив голову, я покрыла лёгкими влажными поцелуями его плечи, ключицы и шею. 

Я чувствовала у себя между ног мужественность Эдварда, твердевшую с каждой секундой, и наслаждалась тем, что могу оказывать на него такое влияние. Мой рот медленно, дюйм за дюймом, двигался вниз по его телу, от плеч к груди, от груди к животу, от живота к бедрам. Я медленно провела языком вдоль его тазовой кости. 

Он попытался вернуть моё лицо к своему, но не такой маршрут я себе запланировала – я хотела двигаться дальше на «юг». Я перемещалась всё так же медленно, исследуя нижележащие территории его мускулистого тела, и чувствовала, как отзывается на мои поцелуи каждый его мускул. 

На этот раз я была твёрдо настроена не принимать его отказов. 

Всё тело Эдварда напряглось, в особенности там, где я больше всего этого хотела. Его руки заставили меня подняться выше и стальным захватом обхватили моё лицо. Взгляд его был решительным, но я видела, как в глубине тёмно-зелёных глаз клубится похоть. 

– Ты не должна это делать, Белла, – выдавил он. Я видела: он хочет, чтобы я продолжала, но рыцарство в нём борется с его желанием. 

– Ты же делал это для меня, – просто сказала ему я. 

– Потому что я хотел, – возразил он. 

– Ну, так и я хочу. А теперь перестань мне сопротивляться. 

– Но... 

– Никаких «но». Просто позволь мне сделать это. 

Он вымученно улыбнулся. Всё это время я продолжала его поглаживать, слыша, как глубоко в его горле зарождается рычание, когда мои пальцы нежно массируют его член через тонкую ткань пижамных штанов. 

– Я думаю, что просто не выдержу, если ты сделаешь это, Белла, – прошептал он. – Одна только мысль об этом сносит мне крышу. 

– Это риск, с которым я готова иметь дело, – усмехнулась я и снова его поцеловала. 

– Но разве ты сама не хочешь получить немного наслаждения этим утром? – Спросил он. 

– Перестань пытаться меня отвлечь, – твёрдо сказала я и прежним маршрутом двинулась в обратный путь вниз по его телу. Снова заняв позицию между его ног, я убедилась, что его глаза открыты и он следит за тем, как я медленно начинаю стягивать с него пижамные штаны. 

– Иисусе, – зашипел Эдвард, следя за моими действиями. До чего же забавно было видеть его неловкость и попытки уклониться; это было поистине уникальное зрелище. 

Опершись на локти, он запрокинул голову. Я подозревала, что если его заставить наблюдать, то он кончит раньше времени. Член Эдварда уже увеличился и пульсировал, и наверняка он испытывал болезненные ощущения. Но сегодня я заставлю его умолять меня, как раньше поступал со мною он. 

Чтобы член не дёргался, я крепко обхватила пальцами его основание, а потом взяла в рот и немного подержала там одну лишь его чувствительную головку. Затем я принялась лизать самый кончик, снова и снова, иногда обводя вокруг него языком. Я знала, что это сведёт его с ума, и оказалась права – его пальцы едва не разрывали простыни. 

– Ммм... – хрипло простонала я, не выпуская его изо рта. 

Настал тот момент, когда Эдвард не мог больше контролировать себя. Вжавшись спиной в простыни и отчаянно, будто в спасательный круг, вцепившись руками в спинку кровати, он зашипел по-змеиному, когда я продолжила нежно облизывать его головку. Моя рука чуть сильнее сжала его ствол, и внезапно к нему вернулся дар человеческой речи. 

– Пожалуйста, пожалуйста... – прошептал он так тихо, что мне пришлось напрячься, чтобы расслышать. – Пожалуйста. 

– Мне нужно услышать от тебя эти словá, Эдвард, – хладнокровно ответила я. – Помнишь тот раз, когда ты не давал мне кончить больше часа? 

– Боже, нет. Я не могу ждать так долго. Что ещё, мать твою, ты хочешь от меня? – Гневно простонал он. 

– Я тебе уже сказала. 

Я выпустила его головку изо рта и убрала руки от члена. Он остался ни с чем. 

Почувствовав себя «брошенным», Эдвард зарычал и приподнялся на локтях, чтобы посмотреть на меня. 

Борьба противоположных чувств отражалась на его лице. Он не мог решить, что ему делать: просить меня или же просто, перехватив контроль над ситуацией, атаковать самому; но последнего я не собиралась ему позволять – то, что я делала сейчас, должно быть для него, а не для нас обоих. 

– Я хочу услышать это, Эдвард. 

Он дышал тяжело, но в глазах сияли желание и сила – именно то, что я в нём любила. 

– Соси. Мой. Член. Сейчас же. 

Я начала постепенно вбирать его в свой рот – дальше и дальше, пока не почувствовала, как он коснулся задней стенки глотки. С удивлением осознав, что, несмотря на его размеры, не чувствую рвотных позывов, я всё же стала с осторожностью дышать через нос. Я сглотнула, чтобы расслабить горло и взять его глубже. 

– Ох, блядь! – Взвыл Эдвард так громко, что задрожала кровать. 

Минуту или две я просто держала его у себя во рту, давая ему ощутить тепло моего горла, а затем начала двигать головой вверх и вниз. Я продолжила покачивания головой, давая ему погрузиться на одну и ту же глубину и не меняя силы всасывания, и двигала по нему языком, особенно вокруг головки, наблюдая, как его напряжённые руки пытаются изорвать простыни. 

– Твой чёртов рот... он влаж... такой влажный... – заикаясь, бормотал он. Я хотела улыбнуться, но не могла, поскольку была немного занята. 

По его пульсации у меня во рту я почувствовала, что он близок к финишу. Я слегка прикусила его основание и на пути к головке провела зубами по всей длине ствола. Быстрее, чем я успела осознать происходящее, руки Эдварда запутались в моих волосах, и он стал сам толкаться в мой рот. Я сосала изо всех сил, стараясь совпасть с ритмом его толчков и доставить ему как можно больше удовольствия. 

Спустя ещё одну секунду Эдвард с силой потянул мою голову вниз, к своему телу и, удерживая её на месте, стал изливать тёплую жидкость мне в горло. Его тело задрожало, словно в судорожном припадке, и, приподнявшись, он послал мне в рот последнюю струю. 

Эдвард лежал, хватая воздух ртом, отчаянно пытаясь вернуть дыхание в норму. Задыхаясь как утопающий, он выпустил мои волосы из своего захвата и уронил руки вдоль тела. Я быстро облизала его дочиста и выпустила изо рта. 

На его лбу блестела испарина, на щеках пылал румянец. 

Перебравшись к изголовью, я села, облокотившись о спинку кровати, с очень довольной улыбкой на губах; он же с абсолютно пустым выражением лица пялился в потолок. 

Итак, я только что невъебенно отсосала Эдварду Каллену. Как бы последствия сего акта не оказались для него слишком катастрофичными. Я засмеялась, подумав об этом. 

– Это как прикажешь, нахуй, понимать? – Охрипшим голосом прошептал он. 

– О чём ты? – Невинным голоском спросила я. 

Он повернул голову в мою сторону, и я увидела его глаза – бездонные, но абсолютно опустошённые. 

Чёрт, кажется, я действительно потрясла его. 

– Это был лучший минет в моей жизни. Самый лучший из всех, – многозначительно произнёс он и приблизил своё лицо к моему; ему хватило минуты, чтобы вернуть себе контроль. – Изабелла Каллен, и где это ты такому научилась? 

– Если в старшей школе я не была такой же шлюхой как ты, это ещё не значит, что я была совершенно невинной. 

– Шлюхой? Я ведь могу и обидеться. 

– Прости. – Я оттолкнула его и сбежала в ванную комнату. Я слышала, как он быстро последовал за мной, и пока я принимала душ, он не оставлял меня своими подколками и игривыми приставаниями.
 

* * *



Агата, Кармела и я внимательно наблюдали за тем, как Эдвард берёт в рот ложку. Он немного задержал суп во рту, чуть приоткрыв губы, покатал бульон по поверхности языка, проглотил и прислушался к ощущениям. 

– Вкусно, – признал он. 

Все разочарованно выдохнули. 

– Просто вкусно, и всё? – Спросила я. 

– Впечатляюще. 

– Вы абсолютно то же самое сказали о предыдущем блюде, мистер Каллен. – Агата была недовольна.

– Я не очень люблю суп. – Он вытер рот. – Я думал, для этой вечеринки все блюда будут заказаны и доставлены готовыми? 

– Я должна подать гостям хоть что-то, приготовленное мною. – Я взяла следующую миску. 

– О, нет. Я больше не могу. – Он покачал головой. 

– Давай, Эдвард. Пожалуйста. 

– После того, что произошло этим утром, твои мольбы на меня не подействуют, – сказал он многозначительно. – Теперь-то я знаю, какой жестокой ты можешь быть. 

Агата и Кармела переводили подозрительные взгляды с меня на него и обратно. 

Я собиралась что-то ответить, но вдруг раздалось покашливание Джони. 

– Простите, что прерываю, но вчерашние люди снова здесь, миссис Белла. 

– Хорошо. – Я отставила миску, взяла Эдварда за руку и повела за собой к дверям. 

Мы сунули ноги в прочные зимние сапоги, а руки – в рукава тёплых курток, и вышли на улицу, как раз когда грузовики подъехали к дому. 

Я была вся в нетерпении. 

– Белла, ты вот-вот подпрыгивать начнёшь, – усмехнулся Эдвард. 

– Я обожаю Рождество как дурочка. Ничего не могу с собой поделать. Когда я была ребёнком, у нас вечно не хватало денег на то, чтобы полностью украсить дом. Не было ничего, кроме ёлки со старыми игрушками. Это Рождество я собираюсь сделать идеальным. 

– Делай всё, что хочешь, сердце моё. – Его руки обвились вокруг меня. 

Вчерашний бригадир, улыбаясь, вышел из первого грузовика. Он был в тёплых перчатках и плотной вязаной шапке. 

– Здравствуйте, миссис Каллен. 

– Привет. Вы Джерри, верно? 

– Верно. 

– А это мой муж, Эдвард. 

– Тот самый злобный ворчун со второго этажа, – пошутил Эдвард. 

Джерри кивнул. 

– Мы привезли наружные электрогирлянды. 

– Сколько лампочек? – спросила я. 

– Более десяти тысяч. Не уверен, что мы используем все до единой, но похоже на тó, дом-то вон какой большой. Окантуем входную дверь, все окна, пустим их по всему периметру крыши и по бокам дома. 

– Это звучит восхитительно. 

– На сколько же возрастёт мой счёт за электричество? – Эдвард нахмурил брови, мысленно прикидывая расходы. 

– Думаю, на довольно-таки приличную сумму, сэр. Такое масштабное убранство, должно быть, влетит вам в копеечку. 

Эдвард выглядел не слишком довольным, но кивнул им, чтобы они продолжали. 

Он остался во дворе, чтоб следить за работами и давать конкретные инструкции о том, чего он хочет в оформлении своего дома. Я вошла внутрь, чтобы побыть с малышами, и наблюдала за всем из окна. 

– Смотри, вон там папа, – показала я в окошко Софии. Эдвард в этот момент подбежал к какому-то парню и обложил его матюгами за то, что тот натащил снега на веранду. 

– Знаешь, может быть, у меня галлюцинации, но мне кажется, этому хитрому пацанёнку нравится от души навонять, чтобы потом наблюдать, как людей воротит от его запаха. – Роуз заканчивала менять Роману памперс. Она пришла помочь мне со списком гостей для вечеринки. 

– Он мальчик. Все мальчики так делают. – Я поцеловала Софию в макушку. 

– Можем мы сейчас поменяться? Ещё один грязный подгузник в его исполнении я не выдержу, – умоляюще произнесла она. Мы обменялись младенцами. 

– Если вы собираетесь завести собственного ребёнка, может, ты хотела бы сейчас попрактиковаться, чтобы привыкнуть. 

Лицо Роуз помрачнело. 

– Не думаю, что это когда-нибудь случится, Белла. 

– Не говори так. Обязательно случится. 

– Все так говорят, но я думаю, каждый из нас понимает… 

– Розали, поверь мне, у вас всё получится. 

Печально сжав губы, она прошлась по комнате. 

– Мы с Эмметтом начали собирать бумаги для усыновления. 

– Ну, вот и хорошо. 

– Мы могли бы попросить вас и Эдварда написать нам рекомендации, если вы не против. 

– Конечно, мы не против. Мы были бы более чем счастливы дать вам всё, что нужно. 

– Это занимает много времени, поэтому мы начинаем сейчас, на всякий случай. – Она прижала Софию к груди. – Ты такая хорошенькая. Прямо как твоя мама. 

– Они оба больше похожи на Эдварда, и у них его глаза. 

Цвет глаз Романа и Софии менялся. Изначально они были голубыми, но теперь в них всё сильнее проступал зелёный оттенок, и они практически приобрели цвет морской волны. Врач сказал, что скоро они совсем потемнеют и станут того же цвета, что у Эдварда. 

– Ты что, шутишь? У них, несомненно, твоё лицо. И эти прекрасные волосы. Гораздо красивее, чем у этого жополицего урода Эдварда. 

– Мы можем в присутствии детей воздержаться от оскорблений в адрес их отца? 

– Они ничего не понимают. Они же не виноваты, что их отец мудила. Слава Богу, есть ты. 

– Эй, парочка, вы должны были быть внизу пять минут назад. Я вас уже чёрт-те сколько жду. – В комнату решительным шагом вошла Элис. – Ух ты, а детки-то растут. – Она взяла у меня из рук Романа. 

– Окей, давайте, я сейчас просмотрю список и вычеркну оттуда кое-кого. – Я взяла со стола список гостей и стала его изучать. 

– Тетя Элис купит тебе столько всего на Рождество. Что бы ты хотела? Какие-нибудь новые туфельки, новое платьице? – Донеслось до меня. 

– Не порти мне девочку. Вот увидишь, их и так завалят подарками. – Сидя в кресле-качалке, я отмечала людей в списке. 

– Но они этого заслуживают. – Роза уложила Софию в колыбельку. 

– Вена Вольтури… обойдёмся без неё. – Я гневно зачеркнула её имя. – Возьмётся ведь за своё опять. Только и умеет, что сцены закатывать. 

– Если приглашена вся её мерзкая компашка, то и её надо позвать, – сообщила мне Элис. 

– Мы же не школьницы, Элис. Ну, не пригласили тебя куда-то там – пожми плечами и живи дальше. Я не собираюсь принимать её в своём доме. 

– Я согласна, – сказала Роуз. – Её семье от неё слишком много неприятностей. 

– Ладно, как знаете. Я всего лишь пыталась дать девушке шанс. – Элис пожала плечами и закусила губу. У неё был слишком добрый и отзывчивый характер. 

– Вообще-то, надо вычеркнуть отсюда всех, кто спал с Эдвардом. – Я нацелилась на список авторучкой так, словно держала в руках карающий меч правосудия. 

– Тогда на вечеринку вообще никто не придёт, – покачала головой Роуз. 

– О чём это вы тут болтаете, дамы? – Надевая куртку, в комнату вошёл Алек. 

– Куда направляешься? – спросила я. 

– За ёлкой, – улыбнулся он. 

– Бензопилу Эмметту в руки не давать. Ещё раз я его в больницу не повезу. 

– Я сам буду пилить. Эдвард сказал, мне можно. 

– Исключено. – Я встала и, почти оттолкнув его с пути, спустилась на первый этаж. Эдвард наматывал шарф на покрасневшее от ветра лицо. 

– Ах, вот ты где. Мы уходим за ёлкой, – сказал он. 

– Я надеюсь, ты лично будешь её рубить. 

– Я думал, что Алек мог бы побыть дровосеком. – Казалось, он не видел в этом ни малейшего повода для волнения. 

– Эдвард, нельзя давать ему в руки пилу или топор или… что там у вас ещё. Он поранится. 

– Белла, ты преувеличиваешь, беспокоиться абсолютно не о чем. – Эдвард поцеловал меня в макушку.– Он в состоянии срубить дерево. 

– Я готов. – Алек выскочил в холл. – Какой высоты ёлку ты хочешь, Белла? 

– Небольшую, для гостиной. 

– Окей, сделаем. – Он помчался вниз по ступенькам чёрного хода, где его уже ждали Джаспер и Эмметт, один с топором, другой с цепной пилой. 

– Мы быстро, Белла. Работяги на крыше почти закончили с огнями. Я уже выписал им чек, так что они могут не ждать моего возвращения. – Эдвард захлопнул дверь. 

– Мы тоже уходим, Белла. – Надевая куртки, подошли Роуз и Элис. – Нам нужно пройтись по магазинам. Хочешь с нами? 

– Нет, у меня слишком много дел, – с сожалением ответила я им. – Повеселитесь без меня. 

– Малыши спят, памперсы мы им поменяли, – сказала Элис. – Вечером зайдём к тебе снова. 

– Окей, до встречи. – Я помахала им, и они направились к красному автомобилю Роуз. 

Следующий час или около того я посвятила декорированию комнат. Раньше мы никогда ничего такого не покупали, так что пришлось всё заказывать – целую кучу пакетов, коробок и коробочек с ёлочными шарами, лампочками, гирляндами, венками, снежинками и разной прочей мишурой. 

– Миссис Белла, если хотите, я сам это сделаю, – сказал Джони, который держал лестницу, пока я карабкалась по ней, дабы обвить висящую над окном зелёную гирлянду из искусственных ёлочных веток другой гирляндой, световой. 

– Нет, всё в порядке. Просто не шевелите лестницу. 

По дому громко разнёсся звонок, извещая о том, что к воротам кто-то подъехал. Джони, чьей непременной обязанностью было отвечать на такие звонки, поспешил на свой пост, бросив меня одну на высоте четырех с половиной метров. 

– Эй! – Закричала я. 

– Можете спускаться, миссис Белла. Я не дам вам упасть, – сказала Кармела. 

Спустившись по лестнице, я села на диван. Я уже устала, а дом ещё и наполовину не был готов. Украсить предстояло целых три этажа. Мне определённо нужны были помощники. 

– Миссис Белла, к вам пришли. – Джони вернулся. 

– Кто? – Вздохнула я. 

– Мистер и миссис Каллен. 

– Какие именно мистер и миссис Каллен? 

– Старшие, мэм. 

Я вскочила с дивана, не зная, что делать в первую очередь. Вертя головой из стороны в сторону будто флюгер, я наверняка напоминала сумасшедший персонаж из мультика. 

– Хотите, чтобы я пригласил их в дом? – Спросил Джони. 

– Нет! – Остановила его я. 

В голове крутились слова Эдварда: «Ноги их не будет в моём доме, пока я не сочту, что они заслужили это право». 

– Чёрт! – Я проклинала сложившиеся обстоятельства. Конечно же, их угораздило появиться именно тогда, когда Эдварда нет дома. 

 

Продолжение...



Источник: http://robsten.ru/forum/73-2058-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (04.12.2015) | Автор: Автор: johnnyboy7
Просмотров: 801 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/20
Всего комментариев: 5
avatar
0
5
И как же Эдя отнесется к появлению своих родителей спустя такое долгое время  dream111 А также интересна их реакция на известия, что они стали бабушкой и дедушкой fund02002
avatar
0
4
Спасибо большое!
avatar
0
3
Спасибо  good lovi06032
avatar
0
2
Молодцы наши переводчики ! Жополицый урод . Спасибо девушкам , за перевод . good
avatar
0
1
Спасибо за продолжение! good 1_012
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]