Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 33

                                                                                                               Глава 33. Черное Рождество.


 

"Этот праздник полон свободы напиваться и, пока ты пьян, открыто ненавидеть собственную родню. Всё становится лучше после эгг-ног". Стив Мартин. 



EDWARD POV 

Белла и я под руку прогуливались по улицам Чикаго, украшенным яркими праздничными огнями. Солнце понемногу опускалось между высоких зданий. Было не слишком холодно, но с неба сыпал лёгкий снежок, создавая в городе идеальную рождественскую атмосферу – хоть сейчас делай снимки и печатай новогодние открытки. 

Витрины магазинов ломились от драгоценностей и прочих дорогих вещей, толкая к покупкам тех, у кого и на более дешёвые и необходимые вещи средств не имелось. Неудивительно, что эта страна держала первое место в мире по количеству долгов. 
Не то чтобы я ненавидел Рождество, но я ненавидел всю эту показуху. Это было подавляюще и нудно. Почему мы не могли просто проснуться и провести милый семейный завтрак, открывая немногочисленные подарки? Вместо этого, Рождество превращается в сезон вечеринок, распевание хором этих вечных гимнов и колядок, влезания в крупные долги и лицезрения лживых картинок, которые использовались, чтобы заставить детей вести весь год себя хорошо. Я перестал верить в Санта Клауса с пяти лет. Что за нелепая выдумка, и я не понимал, как родители могут позволять своим детям расти с фантазиями о толстом мужике в красном костюме. Белла называла меня Скруджем. Я предпочитал называть это реализмом. 

- Эдвард, как думаешь, что бы нам подарить Элис? – спросила Белла, издали разглядывая витрины магазинов. 

- Ей нравится одежда. 

- Я знаю, но мы можем придумать что-нибудь поинтересней. 

- Аммм, дорогая одежда. 

- Я что-нибудь придумаю. 

- Белла, ты уже закончила? Нам еще нужно добраться домой и подготовиться к 
завтрашней вечеринке. 

- Еще нет, Эдвард. Мне нужно купить подарок для мамы. 

- Но мы ходим по этим улицам уже пять часов. 

- Ты ведешь себя так, как будто я пытаюсь тебя убить. 

- Примерно так и есть. 

- У нас есть полдня вдали от малышей, а ты даже не можешь как следует этим воспользоваться. 

- Извини, что я предпочитаю мой теплый дом этому скоплению. – Еще один человек 
врезался в меня на улице. Потребовалось всё моё терпение, чтобы не убить его. 

- Тебе просто не нравится быть счастливым. 

- Три вещи делают меня счастливым. Ты, Роман и София. Без всего остального я смогу прожить. – Я держал сумки в руках. 

- Сейчас идем. 

Мы с Беллой завернули за угол, и я увидел Санту, звенящего колокольчиком, просящего деньги. Будучи щедрой женщиной, Белла вытащила кошелек и бросила довольно большую пачку наличных в его красный котелок. 

Я сдержал стон и грозившие вырваться слова. 

Мы прошли мимо нескольких торговцев, продававших всякую всячину, но я не обратил на них внимания. В этом году я был намерен сделать свои подарки как можно проще. Черт, мои братья получат ебаные ручки. И на этом всё. Конечно это были дорогие авто ручки, которые стоят больше, чем большинство людей платит за ипотеку, но, тем не менее, это ручки. 

- Что это? – Белла указала на человека, стоящего на той стороне улицы и держащего какую-то табличку. 

- Я не знаю. – Я пожал плечами. – Мы можем уже уйти? 

- Подожди. – Она отпустила мою руку и побежала через стоящие в пробке машины. 

- Белла! – Прокричал я ей вслед. 

К тому времени, как я дошел до неё, она сюсюкалась с маленьким щенком, которого взяла из коробки. Их было штук шесть, и они лезли друг на друга, пытаясь лапами растолкать остальных и выбраться наверх. 

- Посмотри, Эдвард. Они такие милые. – Она завернула одного в своё меховое пальто. 

- Они продаются, – сказал мужчина. 

- Где их мама? – Спросила Белла. 

- Она умерла от осложнений при родах, – ответил он с сожалением. 

- Так печально. 

- Белла, не трогай их. Ты не знаешь, где они побывали. – Я съежился. 

- Это чистокровные немецкие овчарки. Им всего восемь недель. 

- Даже не спрашивай меня, можем ли мы взять одного – Я забрал собаку у Беллы и положил обратно в коробку. – Мерзость. 

- Я и не собиралась спрашивать, – ответила она, хотя её лицо говорило мне о другом. 

- Мы не можем завести еще одну собаку, особенно щенка. 

- Ты ведешь себя так, как будто они больны или типа того. Я просто пыталась приласкать их. – Она обняла себя. 

- Возможно и больны, ты же не знаешь. 

- Хорошо, – вздохнула она. – Я думаю, мы закончили. Нам нужно вернуться домой пока не стало слишком холодно. 

Каким-то образом Вилльям, а с ним и автомобиль, оказался рядом с нами, и он вышел, чтобы открыть дверь. Белла нырнула внутрь и сразу начала звонить по телефону, вероятно, домой, узнать, как там малыши. 

- Черт возьми, – прорычал я и топнул ногой в расстройстве. – Почему она всегда делает это со мной?

Я положил сумки в багажник машины, а затем сел сам. Белла и я не разговаривали весь путь домой. К тому времени, как мы въехали на подъездную дорожку, было темно и огни нашего дома гордо сверкали. 

Белла провела исключительную работу, декорируя дом, который выглядел теперь действительно потрясающе – как внутри, так и снаружи. 

Кэйти Нана носилась по дому, пытаясь вычистить всё до завтрашней вечеринки, в то время как приглашённые специалисты по карвингу заняли кухню, делая необходимые приготовления для своей завтрашней работы. Эта вечеринка была большим событием с кучей гостей, поэтому Белла хотела быть уверенной, что всё идеально. Я не вмешивался и позволил ей сделать всё самой. Хотя мне нужно было подписывать все чеки. 

- Мистер Эдвард, вы не можете это есть. – Кармелла вырвала у меня из руки фаршированный гриб, как раз когда я собирался отправить его в рот. 

- Почему нет? Их же нужно попробовать. 

- Мистер Алек уже сделал это. – Она положила противень в холодильник. 

- Есть что-нибудь, что я могу съесть? 

- Не сейчас. Ужин будет готов через час или около того. – Кэйти Нана выгнала меня. 

- Хорошо, я буду тренироваться в подвале, если вдруг кому-нибудь понадоблюсь. 

Я переоделся и вставил наушники, установив беговую дорожку на максимальную мощность. Когда я пробежал около полумили, Фрэнсис толчком открыл дверь и запрыгнул на тренажер, расположенный рядом с моим. Я поставил его на низкую скорость, и он начал шагать своими толстыми лапами. Мы делали это практически каждое утро. Я приучил его заниматься хотя бы раз в день. К тому времени как было пройдено 3 мили, я выдохся, но продолжал. 

Белла зашла в комнату с подносом еды. Она поставила его на стол, и я выключил свой тренажер, пот так и лил с меня. 

- Я принесла тебе немного еды. – Она села на одно из кресел. – Подумала, что ты, возможно, голоден. 

- Что ж, спасибо, – я легко вдохнул и выдохнул. 

Мы помолчали пару неловких секунд. 

- Послушай, Эдвард, я тогда не хотела набрасываться на тебя. – Она играла со своими волосами. – Я немного волнуюсь, если ты не заметил. 

- О, я заметил. 

- Я просто пытаюсь сделать этот праздник незабываемым. 

- А я всё усложняю, я знаю. 

- Тебя не убьет, если ты будешь немного веселее. – Она подошла и села ко мне на колени. – По крайней мере, на фотографиях я ожидаю улыбку. 

- Я дам тебе всё, что хочешь. 

- Завтра на вечеринке не убей никого и постарайся хорошо себя вести. 

- Да, мэм. – Я тряхнул головой, и всю её обрызгал потом со своих волос. 

- Фу, Эдвард. Прекрати. Ты хуже Фрэнсиса. 

Мой пёс лежал на животе на полу, раскинув лапы и тяжело дыша. Я не выключил его тренажер, поэтому ему пришлось провести на нем столько же времени, сколько и мне, а то и больше. 

- Я думаю, он умер. – Я слегка его пнул. Он перекатился с ворчанием. 

- Он слишком толстый для всех этих пробежек. – Белла встала с моих коленей и села на пол, гладя его живот. 

Кармелла прервала момент, вбежав в комнату. 

– Вам звонят, мистер Эдвард. Это ваш отец. 

Я закатил глаза, принимая от неё трубку. 

– Алло. 

– Ну привет, сын. Твоя мать и я только хотели подтвердить, что завтра будем у вас на вечеринке. 

- Я не помню, чтобы вы были в списке приглашенных, – соврал я. 

Он помолчал секунду. 

– Мы можем придумать что-нибудь еще, если ты не хочешь чтобы мы приходили. 

Белла строго на меня посмотрела. 

Я вздохнул. 

– Хорошо. Можете приходить. 

- Спасибо, мы будем. 

Я повесил трубку, прежде чем он сказал что-либо еще. 

- Не нравится мне это, – сказал я Белле. 

- Это будет великолепная вечеринка. Не волнуйся. 
 

***



Следующим вечером я больше часа приводил себя в порядок перед вечеринкой. Я старался не мешать никому, потому что было похоже на то, что все они страшно заняты. Я воспользовался свободным временем и уложил волосы, затем всё переделал, когда мне не понравился результат. 

Я слышал снизу шаги официантов, которые готовили всё к вечеру. Кэйти Нана раздавала приказания, её голос был громким и требовательным. Выглядывая из окна, я видел шеренгу парковщиков; все в хорошо выглаженных костюмах, готовые принимать машины гостей. У нас в запасе был еще час, но Белла ничего не оставляла но волю случая. Эти приготовления шли весь день. 

Я спускался вниз на завтрак и ланч, но по большей части проводил время в спальне. Это было редкое явление. Обычно я бы презрительно усмехнулся при мысли о том, чтобы впустую провести бесчисленные часы в кровати, однако со мной были Роман и София. Я положил их на одеяло, и они просто были со мной весь день, так что Белла, Кэйти Нана, Кармела и Агата могли сосредоточиться на других вещах. Дом был декорирован как зимняя страна чудес, со всевозможными украшениями, из-за которых всё выглядело так, будто мы живем на съемочной площадке фильма. 

Мой темно-синий костюм был окончательно готов только сегодня утром и сидел просто идеально. 

- Очень красивый. – Кэйти Нана вошла в ванну с малышами, впечатляюще неся их на руках. 

Я взял Романа и прижал поближе к себе, так чтобы мы могли видеть друг друга в зеркале. 

- Посмотри на нас, – указал я. – Ты будешь вылитый я. Я просто знаю это, и я уверен, что девчонки будут бегать за тобой. 
Кэйти Нана покачала головой. 

- Всё дело в глазах. Женщины любят глаза, – сказал я ему. – Так я заполучил твою маму. И моя улыбка. Ей она нравится. 

Он потянулся к моим волосам, успешно испортив часы работы, но мне было всё равно. Меня всегда в какой-то степени поражало, как Белла и я создали детей. Они представляли идеальное сочетание нас обоих, с нашими особенностями, но я знал, что когда они станут постарше, то будут совершенно другими людьми. Я действительно гордился детьми только потому, что они есть. Я был такой ебаной телкой. 

- Все прочь из ванной. – Белла вошла, снимая футболку через голову. – У нас осталось тридцать минут, и мне нужно свободное пространство. 

- Белла, тебе нужно успокоиться, – сказал я. 

- Я не могу. Я еще даже не выбрала платье. 

- Я приготовила несколько для вас, – улыбнулась Кэйти Нана .– Они все на вешалках. 

- Спасибо. Ты спасительница. 

- Мы не должны её расстраивать, – прошептал я Роману, и мы все покинули комнату. 

- Держите. – Кэйти Нана передала мне Софию. – Мне нужно пойти, нанести последние штрихи. 

Я положил Романа и Софию на свою кровать так, чтобы они смотрели в потолок. Они были очень экспрессивными для трехмесячных. Возможно, все малыши были такими, но я был уверен, что мои - особенные. Меня не удивит, если они начнут говорить или ходить раньше, чем положено. 

Я лег рядом с ними и развлекал их, пока Белла не закончит. Я слышал шум воды из душа около десяти минут, а затем череду ругательных слов еще в течение получаса. Когда я спросил её, всё ли нормально, она ответила мне, что её волосы в беспорядке и я должен оставить её в покое. 

Вскоре я услышал, как к дому подъезжают машины и гостей внизу. 

Белла вышла из ванной во впечатляющем серебристом платье. Длиной оно было до пола, а украшал его блестящий материал, который ловил свет. С расстояния мне не было видно, что именно это было, но это заставило её выглядеть так, будто она мерцает. Её волнистые темные волосы были собраны в низкий пучок, несколько прядей обрамляли лицо. Одна особенность, которая была новой, это ярко-красные губы. Я не видел этого раньше, и это было странно соблазнительно. 

- Это твоя мама. Она самая красивая женщина во всем мире, – сказал я Софии, гладя ей животик. 

Белла приняла комплимент, покраснев, и не посмотрела на меня. 

- Я не лгу, – заверил я её. – Ты видела себя? Сегодня ты выглядишь потрясающе. 

- Спасибо. – Она поцеловала меня. 

София начала ворковать, двигая своими маленькими ножками и смотря в потолок. Белла подошла и легла к нам на кровать. 

- Я удивлена, что сегодня ты оделся первым, – сказала она, целуя Романа в щечку. 

- Я не спешил и не нервничал. Удивительно, насколько спокойнее я сейчас чувствую себя, 
когда мне не нужно о чем-либо волноваться. Сегодня будет отличная вечеринка. 

- Я надеюсь. 

Раздался стук в дверь. 

- Войдите. 

В проеме показалась голова Кармеллы, и она проказливо улыбнулась. 

– Мне было сказано прийти и освободить вас от присмотра за малышами, чтобы вы могли насладиться вечеринкой. 

- Хорошо. – Я встал с кровати и выпрямился, прежде чем поднять Беллу за собой. Мы осмотрели себя, убеждаясь, что каждый аспект внешнего вида был идеальным. 

- Хорошо. Итак, не убей никого сегодня и будь милым со своими родителями, –предупредила меня Белла. 

Я закатил глаза. 

Я не знал, как, черт возьми, мы планируем поместить четыреста человек в нашем доме, но это было слишком много. Я даже не знал, кто они все такие и сам не мог получать удовольствие, потому что больше был сосредоточен на том, чтобы держать всех под контролем. 

Никому не позволялось подниматься наверх. Чтобы остановить блуждающих гостей, там стояла охрана, но, не смотря на это, меня утомило навязчивое любопытство людей. Не раз я видел гостей, которые пытались потихоньку засунуть свой нос в ящики или шныряли там, где не должны были. И еще были прикосновения. Буквально все чувствовали необходимость облапать и пощупать каждую вещь в моем доме. Я был готов психануть. 
Изначально мы планировали присутствие детей на вечеринке, поскольку Белла хотела, чтобы это больше походило на семейный вечер, но я быстро наложил на это вето и был этому рад. Мне было достаточно проблем с удержанием взрослых в рамках. Все приглашенные должны были принести подарок. У Беллы возникла идея пожертвовать их все в местные детские благотворительные организации, так что дом наполнялся ими. 
Я пытался вести себя по-светски, и мне это удалось на какое-то время, но практически все разговоры я оставил на Белле. Она легко общалась с людьми и обладала необходимым для этого шармом. Праздничное настроение ей шло. 

- Эдвард, почему бы тебе не улыбаться почаще? – Спросил меня Эмметт, в то время как мы играли в покер с Алеком и Джаспером за угловым столиком, подальше от всего этого погрома. К этому времени вечеринка шла уже пару часов и все были навеселе. 

- Я улыбаюсь тогда, когда хочу, – возразил я. – Ты мне не нравишься, поэтому я не трачу на тебя свою улыбку. 

- Жестко. – Алек сбросил карты. – Я выхожу из игры. 

- Как обычно. 

Куш был довольно большим. Я был настроен выиграть, но Джаспер и Эммет играли лучше меня. У них была карточная смекалка, чего у меня не было. Я не терял больших денег, но всё же их колкости мне не нравились. 

- Это вечеринка великолепна, – сказал Джаспер с энтузиазмом. – И пока никакой драмы. 

- Ты виделся с мамой и папой? – Спросил Алек. 

- Пока нет, или лучше сказать - до сих пор. 

- Возможно, вчера, разговаривая по телефону с Карлайлом, я повел себя с ним как мудак. 

Мой тон дал ясно понять, что ему не рады в моём доме. 

Алек наклонился вперед. 

– Я не должен вам это говорить, но он отдаляется от нас. 

- Почему? Что он сказал? 

- Мама сказала мне, что он пишет книгу. 

- Книгу! – Я вскрикнул. – Про что? 

- Про нашу семью. 

- Он не может этого сделать, – запротестовал Джаспер. – Если он её напишет, то может выдать секреты, которые не должен. 

- Я то же самое и сказал. – Алек пожал плечами. – Он её еще пишет. Эдвард, он не знает, как сказать тебе. 

- Потому что знает, что я его застрелю. Я этого не позволю – я кинул карты. 

- Мы можем поговорить об этом позже? – Спросил Эммет. – Всё-таки мы на вечеринке. 

- Мне нужно больше выпивки. – Я допил весь бурбон, оставшийся в стакане. 

Официант тут же оказался рядом, чтобы забрать пустой стакан. – Что-нибудь еще, сэр? 

- Теперь я буду мартини. 

- Конечно. – Он унесся прочь. 

По всему дому играли Рождественские песни, везде горели красивые огоньки и повсюду царил рождественский дух веселья и дружелюбия. Несмотря на весь шум, атмосфера была довольно приятной. После еще двух раундов в покер к нам присоединились Белла и Розали. 

- У тебя не особо хорошие карты, – проинформировала меня Белла. 

- Я выиграю. Эммет блефует, – прошептал я ей. 

- Откуда ты знаешь? 

- Он посасывает свой зуб, когда врет. Ужасная привычка с детства. 

Белла и я изучающе посмотрели на Эммета. После минуты или двух он пососал свой верхний зуб и издал странный звук. Я улыбнулся, опустив руку. 

Он выругался и ударил кулаком. 

– Черт возьми! Я думал, что сделал его. 

- Мы выиграли! – Белла начала собирать деньги с центра стола. 

- Я знал,– сказал я торжествующе. 

- Ты жульничал. Давай сыграем еще раз. – Эммет собрал карты и начал их перетасовывать. 

- Хорошо. Я могу делать это всю ночь. 

Меня похлопали по плечу и сказали тихим голосом в ухо: 

– Сэр, у нас проблема с безопасностью. 

- Что? – Я слегка повернул голову к нему, стараясь не показывать обеспокоенность. 

- Вена Вольтури пытается попасть в дом, но её нет в списке людей, который нам дала миссис Каллен. Ей запрещено заходить внутрь, не так ли? 

- Ни в коем случае. 

- Мы пытаемся вывести её с территории по-тихому, но она усложняет эту задачу. 

- Дай мне секунду. 

- Всё хорошо? – Спросила меня Белла; улыбка не сходила с её лица. Она хорошо проводила время, и я не должен был все испортить. 

- Всё идеально. Останься здесь и поиграй за меня. 

- Я всё проиграю. 

- Я тебе доверяю. – Я быстро поцеловал её в губы и встал из-за стола. 

Пока я шел через дом, несколько человек остановили меня, чтобы поболтать. Изображая из себя прекрасного хозяина, я кивал им и жал руки. На улицу я выходил минут десять. 
Вена тряслась, её тело было едва прикрыто коротким платьем. Кожа обтягивала её тело. Она была очень худой. Она выглядела взвинчено, абсолютно нездорово и отвратительно. 

Охранники пытались сдержать её, а она боролась с ними. 

- Отпустите меня! Я приглашена, – протестовала она. 

Я стоял на верхних ступеньках, смотря, как она всё больше себя унижает. В какой-то момент моей жизни я заботился об этой девушке. У нас были очень продолжительные сексуальные отношения, которые начались, когда нам было по пятнадцать. Мы всегда возвращались к друг другу, несмотря ни на что. Даже если наши отцы враждовали, это не затрагивало то, что было у нас. Сейчас я ничего не чувствовал. Она была словно надоедливая мошка, которая никак не успокоится. 

- Вена, что ты здесь делаешь? – Спросил я. 

- Ох, слава Богу. Эдвард, ты можешь мне помочь. – Она качнулась вперед. – Они меня не пропускают. 

- Что заставило тебя думать, что ты приглашена? 

- Каждый, кто хоть что-то значит, находится там. Я тоже должна быть. – Она пьяно улыбнулась. 

Я приказал охране уйти. Они тихо прошли внутрь и закрыли дверь. 

- Вена, как ты попала сюда? 

- Я…не помню. – Она покачнулась. 

- Тебе нужно уйти. Одна из моих машин отвезет тебя домой. 

- Нет! Нет, пожалуйста. – Она схватила меня за руку. – Эдвард, пожалуйста. Я просто хочу пройти внутрь и хорошо провести время. 

- Ты пьяна и под кайфом. Прекрати вести себя как идиотка. 

- Ты не хочешь, чтобы я зашла внутрь? – Она надулась, протанцевав пальцами по моей груди. – Раньше мы были вместе всё время. 

- Вена, ты унижаешь себя. – Я оттолкнул её. – Если бы Белла хотела, чтобы ты была здесь… 

- Не упоминай её имя, – вскипела она. – Всё всегда о ней теперь. Везде, куда бы я ни пошла, всё о ней. 

- Я не хочу причинить тебе боль, Вена, но я сделаю это, если ты не уйдешь. – Я пытался вести себя цивилизованно. Я чувствовал жалость к этой женщине. 

- Я вижу, как ты на неё смотришь. – Она начала плакать. – Раньше ты смотрел так на меня. 

- Этого никогда не было, и ты это знаешь. Я никогда тебя не любил. 

- Но я любила тебя! – Закричала Вена. – Всегда любила, а ты просто отбросил меня в сторону. 

- Иди домой. 

- Этот дом мог быть моим. – Она огляделась. – Ты мог быть моим мужем. Эти дети могли быть моими. Они должны быть моими. 

- Вена, ты переходишь черту. Уходи. – Мой тон стал более жестким. 

- Или что? Убьешь меня как Аро? Эдвард, я не боюсь тебя. 

Я сделал шаг вперед, и она сильно вздрогнула. 

- Убирайся с моей собственности. Я никогда больше не хочу тебя видеть. 

- Ты говорил так и раньше, Эдвард. – Она невесело рассмеялась, подходя ко мне. – Ты говорил так множество раз, но я никуда не уйду, потому что знаю, ты тоже меня любишь. 

- Ты бредишь и ты ужасна. Проваливай отсюда нахер, иначе тебя ждёт большое разочарование. 

Следующее, что я понял, - её губы были на моих, сосали, кусали, лизали. Её пальцы вцепились мне в волосы, притягивая ближе, и в этот момент мои рефлексы оказались не достаточно быстрыми, чтобы убрать её. Я даже не понял, что происходит, пока не оказалось слишком поздно. 

- Ну же, Эдвард. Я знаю, ты этого хочешь. – Вена взяла мою руку и провела ей у себя между ног. На ней не было трусиков, поэтому я почувствовал всё. 

Я оттолкнул ее, и она упала на землю, снег разлетелся вокруг. 

Я был настолько шокирован, что не знал, как на это реагировать. Я был буквально в бешенстве. Я хотел задушить эту женщину и вытрясти из неё её сволочную душу. Мои кулаки дрожали от ярости, поэтому я отступил назад. 

Я прорычал: 

– Кем ты себя возомнила? 

- Моё место здесь, – причитала она. 

Я пнул снег ей в лицо, и она опустилась еще ниже, рыдая. 

Я начал вытирать рот. 

– Уберите её отсюда нахуй. 

Группа охранников схватила её, и она начала вопить в недовольстве. Они крепко её держали. 

Я развернулся, чтобы зайти внутрь, но тут же остановился, когда увидел Беллу, стоящую у двери. Её лицо было каменным, взгляд непоколебимым. 

- Белла, я не… - начал я. 
Она подняла руку, чтобы остановить меня и начала спускаться по ступенькам. Снаружи, под снегом и приглушенным светом от дома она выглядела невероятно красивой, но это не скрывало тот факт, что она была в ужасающем бешенстве. 

- Сука! – Виенна выкрикнула несколько матерных слов в сторону Беллы. 

Белла подошла прямо к ней. Я был недостаточно близко, чтобы услышать, о чем они говорят, но очевидно этого было достаточно, чтобы заставить Вену трястись от страха…или гнева, не уверен. Я не собирался подходить ближе. Я давно понял, что в ссору между женщинами вмешиваться не стоит.

Неожиданно Белла откинула руку назад и ударила Виенну по лицу. Это было настолько неожиданно и мощно, что я немного поёжился. Звук отразился от стен, а на щеке Виенны остался след. 

- Еще раз подойдешь к моей семье, и я сама пристрелю тебя. – Голос Беллы был нехарактерно холоден. – Мы пытались быть с тобой милыми, но ты всегда возвращаешься за бόльшим.. Я не собираюсь больше это терпеть. 

- Я тебя ненавижу! – Выкрикнула Вена. 

Белла пошла ко мне, руки скрещены на груди. 

– Эдвард, я хочу, чтобы она ушла. 

- Она уезжает прямо сейчас. 

- Нет. Я хочу, чтобы она ушла…из наших жизней, – пояснила она. – Я не могу позволить ей и дальше угрожать моей семье. 

Сообщение было ясным. 

Я кивнул. 

– Я разберусь с этим. 

Белла прикусила губу и на секунду отвела взгляд от меня. 

- Извини за это. – Я снял пиджак, накинув его на её плечи. 

- Просто позаботься о том, чтобы я больше никогда не увидела эту женщину снова. – Она направилась в дом, оставляя меня разбираться одного. 
Виенна притихла и просто повисла на охранниках как макаронина. Я поднял её голову так, чтобы она могла меня видеть. 

- Я не знаю, что ты сделала, чтобы настолько разозлить мою жену, но явно ничего хорошего. Ты получишь всё, что заслужила, и я надеюсь, ты сгниешь в аду. 

- Ты не это имеешь в виду, – сказала она невнятно. 

- О нет, я серьезен. Ты зашла слишком далеко. – Я отпустил её, и она снова повисла. 

- Что мы должны сделать, сэр? 

- Скиньте её где-нибудь. С утеса, в ущелье, в озеро. Мне всё равно. Убедитесь, что она мертва и больше меня не побеспокоит. Мне застрелить её сейчас или вы, джентльмены, сами с этим справитесь? 

- Мы позаботимся об этом, сэр – Они потащили Виенну, которая теперь была в отключке, по подъездной дороге. 

- Скатертью – блять – дорожка. – На всякий случай я еще раз вытер губы. 
Белла, кутаясь в мой пиджак, сидела на одной из ступенек крыльца и старалась не плакать. 

- Ты в порядке? – Спросил я. 

- Я не собираюсь лгать тебе и говорить, что я в порядке. Это не самое великолепное чувство – увидеть, как твоего мужа целует другая женщина. 

- Она сумасшедшая, Белла. Не воспринимай это всерьез. 

- Я не воспринимаю, но если я увижу её снова, не знаю, что сделаю. 

- Это больше не проблема. Я обещаю тебе. – Я сел рядом с ней. 

- Она сказала, что если представится шанс, она убьет Романа и Софию. 

Я напрягся. 

- Она сказала, что это единственная причина, по которой ты по-прежнему здесь, что я загнала тебя в ловушку. 

- Белла, это неправда. Ты должна это знать. – Я взял её за руку. 
- Я знаю, но она давно говорит об этом. И вот меня это задело спустя некоторое время. 

В течение долгой минуты мы молча смотрели на падающий снег. 

- Если кто-либо снова заставит тебя чувствовать себя так же некомфортно, пожалуйста, скажи мне. Не пытайся сражаться с ними сама. 

- Одно тебе скажу: прежде чем ты снова попытаешься меня поцеловать, тебе нужно будет использовать всю бутылочку с жидкостью для полоскания рта. – Она улыбнулась. 

- Согласен. 

Рождественское утро принесло метель. Снег покрыл землю, и я даже не смог открыть дверь. Мы были заперты, но нас это не смущало – мы всё равно не собирались ничего делать. 

Нас разбудил Френсис, чувствуя, что происходит нечто интересное. Вскоре за ним последовали малыши, закричавшие в унисон. Полчаса ушло на то, чтобы успокоить их и затем начать наше утро. Мы одели их в невероятно глупые красные и зеленые пижамы. 

По крайней мере, они не протестовали. 

К тому времени как мы спустились вниз, главная ёлка в гостиной уже горела огоньками и под ней стояли подарки. В попытке дать Белле отдохнуть прошлым вечером, в районе десяти я отправил её наверх и практически запер её в нашей спальне. Я подготовил подарки. 

- Эдвард, ты снова переборщил, – она поцеловала меня, держа на руках Софию. 

- Я ничего не смог поделать, – пожал я плечами. – Как только я начал совершать покупки, уже не мог остановиться. Это довольно заразно. 

- А на прошлой неделе ты не хотел ходить по магазинам. 

- Сейчас всё можно сделать через интернет. Так даже веселей. 

- Посмотрите на всё это. – Алек сидел под дёревом, пытаясь вытащить подарки. 

Карлайл и Эсме пригласили его провести Рождество у них дома. Он вежливо отказался. Они не появились на вечеринке, а у меня и не было желания их видеть. Я говорил с Карлайлом только один раз, пригласил его на сегодняшний Рождественский ужин. Он отделался от меня каким-то охуенно неопределённым ответом. Он изолировал себя от меня. Это была его потеря. У меня было чувство, что у Эсме другие мысли на эту тему. Он всё еще не понял, что я знаю о его книге. Но, несомненно, вскоре он об этом услышит. 

Персонал получил несколько выходных дней и сейчас находился на горнолыжной базе в часе езды от нас. Хотя Кэйти Нана решила остаться. Её не прельщала идея отпуска. 

- Время фотографий. – Белла передала мне Софию, и я сел на диван, держа обоих малышей в руках. Этим утром они были очень активны. 

- Белла, не думаю, что вынесу еще больше фотографирования. 

- Что ж, привыкай. У нас впереди этого еще как минимум восемнадцать лет. – Белла начала снимать. – Это только начало. 

- Отлично. Малыши, вы это слышали? У нас будет так много фотографий, что мы не будем знать, что с ними делать. – София и Роман подняли головы на звук моего голоса. Их глаза были насыщенного зеленого цвета, и мне это нравилось. 

Это утро принесло больше радости, чем любое другое Рождество, которое я помню. Конечно, мы не праздновали настоящее Рождество в Бразилии, но было всё равно весело. Я думаю, в этом году всё было по-другому, ведь у меня была семья и счастье больше не было мне чуждым. Просто смотреть, как Белла и Алек сходят с ума из-за подарков, было достаточно. Я только хотел, чтобы малыши были немного старше, чтобы они могли получать удовольствие от сотни полученных вещей. 

Я купил Белле всё, что возможно, поскольку я так и не спросил ее, что же она хочет. В течение месяца я просто продолжал собирать подарки для неё. Если я проходил мимо ювелирного магазина, я заглядывал посмотреть, что там есть. Или бутик одежды, обувной магазин – всё, что цепляло мой взгляд. Нужно ли говорить, что коробки с её подарками тянулись до потолка. Единственное, что я не купил ей в этом году, это новая машина, поскольку в гараже больше не было места. 

Алек также получил чертовски много. Я был ебаной тряпкой и портил его. Он был хорошим парнем, редко напивался, никогда не прикасался к запрещенным наркотикам и получал хорошие оценки. Он был лучше чем я в его возрасте и доставлял мне мало неприятностей, поэтому я не видел ничего плохого в том, чтобы купить эму лишнюю хрень. К тому же, когда вернулись Карлайл и Эсме он остался верен мне. Он всегда был на моей стороне. 

- Хорошо, твоя очередь. – Белла вытащила из-под ёлки большую обернутую коробку. 

- Я говорил тебе ничего мне не покупать, – отругал её я. 

- Это смешно. Тебе нравится получать подарки. – Она закатила глаза. 

- Но не от тебя. Я говорю это уже много лет. 

- Что же, на этот раз я не потратила ни цента. 

- Правда? – Я поставил тяжелую коробку на колени и начал её разворачивать. 

- Только не смейся надо мной. – Она прикусила губу. 

- Я бы никогда так не поступил. Ты сама сделала это? 

- Увидишь. 

Я пытался быть настолько аккуратным, насколько только возможно, чтобы не порвать ничего важного. Я убрал красную бумагу, под которой оказалась простая коробка из-под обуви. Я посмотрел на Беллу озадаченный, а она призвала меня продолжать. 
Я снял крышку и увидел большого размера фотоальбом в черном кожаном переплете. На обложке были мои инициалы, написанные золотым. 

- Что это? – Я аккуратно вытащил его из коробки. 

Белла пожала плечами, покраснела и опустила голову. 
Я открыл его и был шокирован, когда увидел себя молодого, смотрящего на меня в ответ. Это был приближенный снимок Беллы и меня. Вероятно, он был сделан в то время, когда я только её встретил, на каком-то семейном торжестве. По сравнению с собой сегодняшним, там я выглядел как херов студент колледжа, но на наших лицах были улыбки. И точно было меньше стрессовых морщинок. 

- Вау. – Я поднес альбом ближе к лицу, чтобы лучше разглядеть. – Когда оно было сделано? 

- Когда я впервые приехала к твоим родителям на обед после церкви. Оно было у одной из твоих кузин. Я вымаливала фотографии у членов семьи со Дня Благодарения. – Она перевернула страницу. 

Была еще парочка наших ранних фото, на некоторых мы позировали, другие были случайными. Я улыбался на каждой грёбаной фотке, всегда смотря на Беллу взглядом, который можно описать только как «любящий». В альбоме были сотни фотографий, каждая страница была заполнена. В конце было много меня с малышами, в основном, когда они только родились, а о некоторых снимках я даже не подозревал. 

- Ты потратила много времени. – Я пытался говорить четко, но в моём горле образовался комок. Я прокашлялся. – Это…великолепно, прекрасно. Спасибо. 

- Я всё время говорю себе, что нет ничего, что я могу тебе купить, поэтому я решила сделать это. – Она придвинулась ближе ко мне. – Тебе действительно нравится? 

- Конечно, нравится. Не могу дождаться, чтобы всё просмотреть. В этой книге вся наша история. 

Она выдохнула с облегчением. – Хорошо. 

- Спасибо .– Я поцеловал её как смог из нашего неудобного положения. 

- Счастливого Рождества. – Она обняла меня. 

- Счастливого Рождества. Я сохраню этот альбом навсегда. 

Она отстранилась и вытерла лицо. 

– Я такая эмоциональная. Ничего не могу поделать. 

Я усмехнулся от того, какой милой она была. 

– У меня для тебя есть еще один подарок. 

- Серьезно, Эдвард? Я не могу принять еще. 

- Это последний, обещаю. – Я встал со своего места и пошел к кладовой в другой стороне комнаты. Я поднес довольно большую коробку к елке, стараясь не толкать её слишком сильно. Она уже немного тряслась. 
Глаза Беллы засияли, когда я поставил её перед ней. 

- Что это? – Алек продвинулся вперед. 

- Это не тебе, поэтому неважно, – отрезал я. 

- Ну и ладно ,– фыркнул он. 

Белла подняла крышку, и её рот слегка приоткрылся. Она подняла маленького коричневого щенка и вытащила его из коробки. Он был на редкость неугомонным и, как любой чрезмерно возбуждённый малыш, принялся облизывать её лицо. Его мех был практически того же цвета, что и волосы Беллы, и я находил это забавным. Его глаза были черными, и эти висящие уши были самыми выдающимися. Стоило ему только взглянуть на Беллу, и она тут же растаяла. Вокруг его шеи был ярко красный ошейник. 

Амун убедил меня, что это необходимо. 

- Ты подарил мне собаку? – Проворковала она. 

-Ага. Ту самую, из-за которой ты практически расплакалась на улице. 

- Я даже не знаю, что сказать. – Она прижала щенка ближе. – Он такой милый. 

- Всю прошлую неделю он находился у ветеринара. Я должен был убедиться, что он чист. 

Я был так рад, что Френсис спал в другой комнате, потому что не знал, как он отреагирует. 

- Еще одна собака? – Алек протянул руки, и Белла дала ему щенка. – Это классно. И это немецкая овчарка. Мы можем обучить его как быть плохишом. 

- Как мы назовем его? – Белла погладила его по голове. 

- Как хочешь. Просто держи его подальше от моих вещей. Я не думаю, что он выдрессирован. 

Кэйти Нана зашла в комнату, но быстро вышла, так что никто её не увидел. Она выглянула из-за угла и жестом попросила меня подойти. Я слегка кивнул. 

- Милая, я пойду принесу нам эгг-ног. 

- Хорошо. – Она кивнула, едва ли обращая на меня внимание. 

Я быстро вышел в коридор. 

- Что такое? – Спросил я. 

- Я не хотела прерывать ваш день, но подумала, что возможно вы захотите это увидеть. – 

Она протянула мне утреннюю газету. 

Там, среди праздничного веселья и снимков радости, была маленькая заметка о смерти Виенны Вольтури. Она была найдена на дне озера с камнями в карманах. Коронер назвал это преднамеренным суицидом, поскольку уровень алкоголя в её крови втрое превышал допустимый лимит, но человек, написавший статью, намекал, что она была убита. Прошло ровно семь дней с тех пор, как я видел её в последний раз. 

Я не стал вчитываться. 

- Я подумала, возможно, нам не стоит показывать это Мисс Белле. Возможно, сейчас так будет лучше, – сказала Кэйти Нана. 

Я посмотрел за угол. Белла строила счастливые рожицы Роману и Софии. Алек был рядом с ней, одевая их в Рождественские костюмчики. Новый пес бродил по комнате, в волнении обнюхивая вещи. Это была идеальная картинка. 

- Я думаю, ты права, – согласился я. 

Это было лучшее Рождество в моей жизни, и я не собирался ничем его портить. Особенно незначительной смертью Вены Вольтури. 

Автор: johnnyboy7 


Желаю всем приятного прочтения, ждём ваши комментарии под главой, а так же на форуме. 
Огромное спасибо Katushka-Catty, за перевод главы! 
Большое спасибо Дашке (Leonarda_Ria) за редактуру главы. 
Ждём всех на форуме! 
Не забываем благодарить!
 



Источник: http://robsten.ru/forum/63-2058-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (05.12.2015) | Автор: Автор: johnnyboy7
Просмотров: 1072 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/32
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
0
15
Все Вольтури получили по заслугам asmile410
Никак не пойму поведения Карлайла girl_wacko
avatar
0
14
Я просто в восторге от этого произведения good
avatar
0
13
Белла меня удивляет...  Короче , муж и жена - одна сатана.
avatar
0
11
Спасибо большое за главу! good lovi06032
avatar
0
10
Спасибо огромное.
avatar
0
9
Спасибо...интересно JC_flirt Белла стала истинной  женой мафиози...не жалко эту мамзель... она была опасна для их семьи...а Эдвард разочаровал...куда делась его знаменитая мгновенная  реакция..
avatar
0
8
О,Эдвард назвал пса"моя собака"!Вот что делает женщина с мужчиной-делает его мягче,добрее!
А Белла наоборот стала настоящей женой мафиози"эта женщина угрожает семье"-и ее слово закон для Эдварда!
Жаль,что Карлайл не смягчился...
Спасибо!"
avatar
0
7
Спасибо за главу good lovi06032
avatar
0
6
СПАСИБО)))
avatar
1
5
Очень люблю етот фф
1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]