Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 37
Глава 37. Покаяние.

EDWARD POV
"Если свобода в выборе вероисповедания, теоретически гарантированная нам законом, сможет преодолеть гнет социальных стереотипов на практике, тогда и только тогда правда будет преобладать над фанатизмом» – Томас Джефферсон.


Я поднял ярко-желтый теннисный мячик и, проворчав, бросил через двор. Боско, сорвавшись с места, кинулся следом, настолько быстро, что его ноги слились в одно размытое пятно. Его язык свисал сбоку, пока он искал мяч. Найдя, он тут же побежал обратно ко мне, чтобы я бросил его снова.

Солнце пекло, ветерок же был довольно слабым. Весна вступила в свои права. Птицы пробуждались после холодной зимы, а дождь приносил с собой яркие цветы, которые, казалось, прорастают каждую секунду.

- Ты, наверное, уже устал. – Я поднял мячик и оставил его в руке. Мы были на улице уже более часа, но он продолжал бегать. Фрэнсис не считал нужным перенапрягаться и отдыхал, лежа у моих ног. Он был умнее того, чтобы тягаться с Боско.

- Мистер Эдвард, обед готов. – Агата подкралась ко мне сзади, её голос был тихим и робким.

- Хорошо. – Я повернулся и, сопровождаемый собаками, пошел в дом.

В последнее время я стал чаще работать, находясь дома, что давало мне больше времени на небольшие перерывы на обед и сон. Белле была категорически против моего распорядка, утверждая, что если я и дальше продолжу в том же духе, то не доживу до тридцати пяти.

- Сегодня у нас сэндвичи с копченой говядиной, – сказала Белла резким тоном. Сейчас она была не слишком мной довольна.

Этим утром мы сильно поругались. Хотя я уже не помнил точно из-за чего.

- Звучит отлично. – Я сел за стол. Малыши уже были там в своих высоких стульчиках.

Роман бросал свои колечки Cheerios на пол, а его лицо было измазано банановым пюре. Я вытер его, но это не особо помогло. София же наоборот вела себя вполне благопристойно. Она брала каждый Cheerios своими изящными пальчиками и медленно клала в рот, прежде чем прожевать.

- Какая же ты хорошая девочка. – Я убрал прядку волос с её лица. – Такая милая.

- Держи. – Белла резко поставила передо мной тарелку. Огромный сэндвич выглядел вкусно, но её отношение отбило весь аппетит.

- Я так понимаю, ты всё еще зла на меня. – Я откинулся на спинку стула.

- Да, и я сейчас не хочу с тобой разговаривать. – Она села напротив меня, втянув воздух сквозь зубы.

- Мы всё еще в ссоре?

Она сухо кивнула.

- Я и забыл, насколько стервозной ты можешь быть, когда в тебе играют гормоны. – Я откусил от своего сэндвича.

Белла взяла апельсин из блюда на столе и бросила мне в лоб. Он с хлопком шлёпнулся на пол.

- Вообще-то больно, – пробормотал я.

- Не называй меня сукой.

- Я сказал, что ты стервозна!

- И во мне не играют гормоны, Эдвард, – выплюнула Белла.

- О, еще как. Последние два дня ты смываешь тампоны в туалете и, как по мне, этот гнев не стоит того, чтобы с ним бороться. – Я продолжил есть.

Белла уставилась на меня с такой яростью, что мне даже не захотелось смотреть на неё.

- Ты такой упрямый осел. - Она покачала головой.

- Белла, я не брошу работу. Прекращай на меня давить.

- Тогда ты умрешь прежде, чем дети пойдут в детский сад. Ты что, не понимаешь, что я пытаюсь удержать тебя с нами настолько, насколько смогу?

- Это не твоя обязанность – присматривать за мной. Я и сам в состоянии это сделать.

- Я твоя жена. Это именно моя обязанность, и я единственная, кто принимает это всерьез. Ты не можешь работать по шестнадцать часов в день, спать пять, а затем вставать и начинать всё по новой. Это нездорόво.

- Ты говоришь это с момента нашей встречи. Разве я изменился? – Задал я риторический вопрос.

- Нет, и возможно в это-то и проблема. Ты думаешь, что всё можешь делать сам, но Эдвард, это невозможно.

- Прекрати ныть и жаловаться. Так уж получилось, что мне нравится мой рабочий график. Я же начал работать из дома, так чтобы было возможно замедлиться. По твоей просьбе, могу заметить.

- Я беспокоюсь о тебе. Пожалуйста, просто сделай это ради меня. Возьми месяц отдыха и отоспись, черт возьми.

- Месяц? – Я подавился сэндвичем. – Белла, я на пороге величайшей революции, а ты хочешь, чтобы я отдыхал? Просто успокойся. Ты, блять, действуешь мне на нервы.

Не сказав ни слова, Белла оттолкнула стул от стола и, сердито топая, вышла из комнаты.
Роман и София посмотрели на меня, их глазки были широко открыты и взгляд был ясным, как будто они понимали что происходит.

- У мамочки один из этих дней. Не давайте ей поблажек, – сказал я им. – Она становится такой, когда беспокоится. Скоро вы поймете, что одну неделю в месяце, когда её невозможно усмирить, от неё нужно держаться подальше.
Мимо моей головы пролетела вилка, едва не попав в ухо.

- У меня не месячные!

Закатив глаза, я продолжил есть сэндвич.

Неделю спустя братья и отец собрались у меня в кабинете. Я пытался завладеть их вниманием, но мне не очень-то это удавалось. Карлайл пролистывал страницы толстого тома энциклопедии, который лежал у него на коленях. Алек лазил в телефоне, вероятно отправляя SMS’ки Джейн. В то время как Эмметт и Джаспер перекидывали друг другу футбольный мяч через комнату, который летал в опасной близости от бесценной, антикварной лампы от Тиффани.

- Пожалуйста, вы можете сосредоточиться? – Я снял очки, бросая их на стол. – Мы должны завершить встречу.

- Хорошо, продолжай. Мы слушаем. – Джаспер положил ноги на мой стол, продолжая бросать мяч.

- В моём списке осталось еще два человека. Два последних человека. – Я уставился на лежавший передо мной листок, различные имена на котором были перечеркнуты красной линией. Последние шесть месяцев я стабильно работал над продвижением по списку вниз, искореняя любую угрозу моей власти.

- И что ты планируешь делать потом? – Спросил Карлайл. Он листал какой-то туристический журнал и, казалось, едва слушал меня

- Я пока не уверен, - признал я. – Так далеко я не заглядывал.

- Что же, как только ты закончишь с этим делом о присвоении, я думаю, тебе надо будет успокоиться на какое то время. Залечь на дно и позволить гневу перекипеть, пока люди свыкнутся с мыслью, что все мертвы, - сказал он.

- Спасибо за совет. – Я сжал переносицу. – Я приму его к рассмотрению.

- Я серьёзно, Эдвард. Ты не можешь убить всех в городе, а затем просто полагать, что люди хорошо это воспримут. Им нужно время чтобы приспособиться. – Он встал со своего места и начал ходить по комнате. – Каждое десятилетие или около того какой-нибудь смельчак, вроде тебя, берет на себя смелость и просто уничтожает всех. Затем цикл разрушения начинается заново, с новой кровью.

Мы все закатили глаза и вздохнули; мы уже раньше слышали эту его философию раз пятьдесят.

- Новая кровь приносит новые возможности для процветания. Больше денег, больше рынков сбыта под контролем. Это всё очень захватывающе. – Карлайл начал тяжело дышать.

- Папа, остановись, пока не кончил, - пробормотал Джаспер.

- Эдвард, я думаю, для тебя настало время стать новым лицом этого города. – Он повернулся ко мне. – Мне нравятся твои идеи, хотя признаюсь, что был немного шокирован, когда вернулся и узнал о твоих планах.

- Я просто должен быть уверен, что никто не встанет у меня на пути в ближайшие несколько месяцев.

- Я уверен, путь к твоей славе будет ясным! – произнес Эмметт с пафосом.

Алек поднял руку и посмотрел на часы …уже не в первый раз.

- Ты куда-то спешишь? – Спросил я, злясь, что у него, казалось, были другие дела помимо меня.

- У нас с Джейн свидание за обедом, - сказал он, гордо улыбаясь.

Я собирался послать его на хуй с его долбанными свиданиями, когда раздался стук в дверь.

- Кто там? – крикнул я.

Кэйти Нана просунула свою голову внутрь комнаты. – Простите, что прерываю, сэр, но привезли оружие.

- Наконец то. – Я встал. – Джентльмены, закончим с этим позже.

- Да! – Алек первым выскочил из комнаты, остальные последовали за ним.

- Эдвард, удели мне минуту. – Эммет задержал меня в кабинете.

- Если нужно, - вздохнул я.

- Аммм…как ты знаешь, мы с Роуз занимаемся усыновлением. - Он пошаркал ногами, явно с трудом подбирая слова. –

Кажется, мы нашли женщину, которая может нам родить и которая нам нравится.

Я терпеть не мог разговаривать с ним об этом. Я любил своего старшего брата – он это знал – и я рад был бы дать ему всё, что он хочет, но были определенные вещи, позволить которые я не мог. С этим усыновлением всё было сложно. Роуз и Эмметт отчаянно хотели ребенка и они пытались. Если бы мы были «нормальной» семьей, они стали бы идеальными кандидатами в родители. По бумагам у них имелось буквально всё, что нужно, чтобы позаботиться о ребенке. Богатые. С хорошими связями. Добрые. Любящие. Но поскольку я возглавлял семью, последнее слово было за мной.

- Эмметт, сейчас не лучшее время для этого разговора.

- Ты слишком долго это откладывал, - возразил он. – Пожалуйста, Эдвард. Роузи начинает волноваться. Нам нужно твоё согласие, чтобы мы могли начать процесс усыновления. Эта женщина хороший кандидат, и у неё нет судимостей. Если хочешь, можешь встретиться с ней.

- Эмметт, я не могу разрешить вам это. В наш последний разговор ты сказал, что уже нашел подходящего ребенка, речи о суррогатной матери не было. Это слишком рискованно.

- Я знаю, но Роуз влюбилась в эту девушку. Это будет закрытое усыновление. Она рожает и отдает ребенка.

- Это слишком опасно. Мы говорили об этом.

Я озвучил условия для этого усыновления несколько месяцев назад. Ребенок должен быть без багажа. Это означает никакой семьи, никаких родителей, никаких вопросов; никаких ответов.

- Есть миллионы подходящих детей. Можно же выбрать одного.

- Дело не в этом. Наши сердца хотят этого ребенка. Пожалуйста, просто скажи мне, что я могу это сделать, - яростно сказал Эмметт.

- Приходи завтра, тогда и поговорим. Сейчас у меня дела.

Я спустился вниз, где Вильям лихорадочно руководил людьми, проходящими через дом. Они несли большие деревянные ящики, в которых лежала моя взрывчатка. Эмметт прошел мимо, по пути к выходу жестко толкая меня в плечо. Я предпочёл проигнорировать это, вместо того чтобы врезать ему по заднице пистолетом.

- Несите всё это вниз, в хранилище для оружия в подвале. Ничего не трогайте! – кричал Вильям. С лестницы, ведущей вниз, раздавались шаги, и мне не терпелось посмотреть, какие вкусности мне доставили сегодня. Я знал, что нужно время чтобы спустить всё вниз, так что я оставил их в покое. Вильям за всем проследит.

Я прошел на кухню, где увидел Беллу, стоящую у стойки, ко мне спиной. Она напевала мелодию, которую я не узнал, но
звучало мило.

Она всё еще злилась на меня за то, что я не последовал её желаниям и не взял отпуск. Я не мог сказать ей, что мне нужно еще несколько недель, затем всё это закончится и у нас будет всё время мира. Я понимал её переживания, но она должна позволить мне работать.

К сожалению, наши ссоры были невероятно словестно жестокими. Мы оба были настолько упрямы, что просто ничего не могли решить. Мы с Беллой могли месяц жить в одном доме, не разговаривая друг с другом, или притворяясь, что нам всё равно. Правда же была такова: мы оба переживали…сильно.

Я вздохнул и подошел к ней, обнимая её за талию.

Она слегка вздрогнула. – Ох, ты меня чертовски напугал.

Я поцеловал её в плечо. – Где все?

- Кэйти Нана полирует серебро, малыши спят, а остальных я отпустила до конца дня.

- Белла, хватит так делать. Это их работа.

- В отличие от тебя, некоторым людям нравится отдыхать, - сказала она, продолжая нарезать овощи на разделочной доске.

- Мы снова начнем ссору из-за этого?

Она пожала плечами.

Я начал целовать её шею, сначала под ушком, передвигаясь к ключице. – Я пытаюсь, Белла. Просто дай мне немного времени.

- Время ограничено, Эдвард. Ты не будешь жить вечно.

Я крепко прижал её к своей груди. – Прости меня.

- Нет.

- Прости меня, - прошептал я хрипло. Она задрожала.

- Нет. Сейчас я тебя ненавижу.

- Женщина, прости меня.

- Хорошо. – Она тихо рассмеялась. – Если ты обещаешь притормозить.

- Дай мне еще неделю, и затем у нас будет столько времени, сколько захотим. – Я повернул её голову к себе, чтобы
поцеловать её полные губы. Поцелуй был слишком коротким, но я вынужден был остановиться, так как ей надо было дышать.

- Давай займемся сексом. – Мне хотелось забросить её на плечо и утащить в спальню.

- Эдвард, нет. – Она хихикнула, когда я потерся об её мягкую кожу своей вечерней щетиной. – Я готовлю.

Я отодвинулся от нее, чтобы не искушать себя и прислонился к стойке. – Что готовишь?

- Пробую кое-какие новые рецепты. – Она скормила мне кусочек морковки.

- Выглядит как закуска для вечеринки. Есть что-то, о чем я не знаю?

- Ну что же, спец по вечеринкам, в следующие несколько месяцев будет много событий. Крещение детей, затем дни рождения Роуз и Элис в одном и том же месяце. Затем твой день рождения, что всегда является большим событием. Мне нравится быть подготовленной.

- Хорошо. – Я потер руки. – И что же мы творим?

Белла удивленно на меня посмотрела. – Ты собираешься помогать мне с готовкой?

- Да, думаю так и есть. – Я снял пиджак и закатал рукава рубашки. – Что в меню?

- Фаршированные крабами шляпки грибов. – Она усмехнулась и, сходив кладовую, вернулась с розовым фартуком. – Если ты собираешься готовить, то нужно надлежащее одеяние.

- Белла, я это не надену.

- Наденешь. – Она подпрыгнула и перекинула его через мою голову. Затем завела руки мне за талию, завязывая. – Видишь, не так уж и плохо.

- Почему ты не дала мне голубой?

- Потому что голубой для экспертов, вроде меня. Розовый для новичков. Кармела будет так рада, что распределила цвета.

- Мне это уже не нравится. – Я помыл руки в раковине под горячей водой.

- Ты выглядишь даже сексуально в этом.

- Ты так думаешь?

- Наверное нужно хранить его в нашей спальне. – Она подарила мне чувственный взгляд из-под ресниц. Это, блять, свело меня с ума.

- Белла, пожалуйста, не искушай меня. Я посажу тебя задницей на ебаную плиту и оттрахаю по полной . – Я сжал столешницу.

- Позже, Эдвард. – Она поцеловала меня. – Ты можешь начать растапливать масло.

- Для чего нужно масло?

- Для шляпок грибов. Масло поможет им запечься в духовке.

Мы работали в тишине, она делала всю сложную работу, пока я просто стоял у плиты, смотря, как большой кусок жира
плавится в кастрюле.

- Где ты научилась так хорошо готовить? – спросил я её.

- Рене никогда не была спецом на кухне, но у неё было несколько хороших рецептов, ответила Белла. – А вот мои бабушки были великолепны. Мы всегда готовили вместе. Это было наше время вместе, пока они не умерли.

- Мило. Всё, что мы делали вместе с Чичи – пили.

- Что же, это по-своему неплохой способ провести время вместе.

- Но не когда тебе тринадцать и ты даже не можешь удержать свой ликёр. Обещай что ты никогда не оставишь с ней малышей.

- Я не хочу даже думать о том, что может случиться. – Белла подошла к плите с разделочной доской, наполненной овощами.

Она вывалила их на сковороду, и они начали шкворчать.

- Твой отец приедет на крещение на следующей неделе. Самолет заправлен и готов отправиться за ним.

- Он всё еще не в восторге от этого. Он думает, что ты пытаешься впечатлить его.

- Так и есть.

- Ну а ему это не нравится. Ты щеголяешь своими деньгами. Ты же знаешь, что из-за этого он чувствует себя некомфортно, - сказала она.

- Белла, я ничего не могу поделать с тем, что я богат. Ты вышла замуж за обеспеченного человека.

- Пока Чарли будет здесь, можем мы поменьше выставлять это напоказ? – Она обняла меня.

- Я полагаю, да.

Десять минут спустя мы начали подготавливать шляпки грибов к наполнению.

- Эдвард, нужно быть поосторожнее, - игриво отругала Белла. – Не вырезай так много за раз. Они сломаются.

- Это слишком долго. Неужели нет какого-нибудь приспособления для этого?

- Нет. К тому же лучше когда ты делаешь это руками. Результат будет того стоить.

- Я на это надеюсь. Я умираю от голода.

- Хорошо, итак, нам нужно сбрызнуть грибные шляпки оливковым маслом, посолить, поперчить, прежде чем наполнять их.

Это был долгий процесс, но мы, наконец, наполнили до краев каждый гриб крабовой смесью, которую я пытался съесть саму по себе, но Белла не позволила.

Я сел за обеденный стол, обессиленный.

- Черт, и этим ты занимаешься каждый день? – Я глотнул вина из бокала.

- Теперь ты понимаешь, через что все проходят. У нас у всех есть работа, но мы знаем, когда нужно отдохнуть.

- Белла, не сейчас, - сказал я сквозь зубы.

- Извини. – Она подняла руки отступая.

- Что еще мы можем сделать?

- Позже я собиралась испечь торт. А затем мне нужно сделать еду для детей.

- Ты сама делаешь им еду?

- Эдвард, где ты был последние три месяца? Я всегда сама делаю им пюре. Так еда получается более здоровой. Я точно знаю, что в неё входит.

- Ты невероятна. – Сейчас я испытывал такое благоговение, что было трудно сдержать улыбку на лице.

Она пожала плечами, как будто это ничего не значило. – У меня есть помощники.

- Ты должна гордиться собой. Я бы и дня не продержался со всеми этими домашними делами, если бы попытался. – Я продолжил пить вино.

- Мы должны поменяться работами и попробовать.

- Белла, если я отдам тебе власть, ты разрушишь нас.

- Эй, я бы могла сделать это, если бы ты достаточно мне доверял.

- Я так не думаю. Нас бы поглотило пламя.

Таймер на духовке пропищал.

- Готово! – Белла вскочила из-за стола. Пару минут спустя она вернулась с тарелкой фаршированных грибов и бутылкой вина вместе с еще одним бокалом. – Обед подан.

- Ух ты. Выглядит хорошо. – Сказал я, пока она ставила их на стол. – И мы это сделали?

- Да. Поздравляю.

- Давай попробуем, каковы они на вкус. – Я взял один, засовывая его в рот.

- Ну как?

- Восхитительно. – Сказал я, жуя. – Горячо, но восхитительно.

За несколько минут я съел штук десять. Я не знал, здоровая ли это пища, но, почти не жуя, я уничтожил полный поднос.

- Боже мой, Эдвард. Притормози. – Белла спасла меня от удушья.

- Что? Я сегодня не завтракал.

- Потому что работал вместо этого. – Она взяла пустой поднос со стола и пошла в кухню.

Я встал, чтобы последовать за ней. – Изабелла, мы так и будем говорить об этом снова и снова?

- Да, пока ты не послушаешь меня и не уступишь.

- Нет, - твердо сказал я.

- Эдвард, ты же осознаешь, что сердечный приступ у тебя был в двадцать пять лет? Это ненормально.

- Тот приступ был из-за стресса. А не потому, что я нездоровый и толстый. Я ничего не могу поделать, если иногда работаю слишком много.

- Как угодно, Эдвард. – Она отвернулась от меня – Делай что хочешь.

Я уже готов был перевести это в полномасштабную войну, но в кухню вошел Вильям. – Сэр, оружие готово для вашего осмотра.

Сердито топая, я прошел мимо него, прочь из комнаты. Я спустился в подвал, мимо спортзала и закрепленного на стене огромного телевизора, в оружейную комнату.

- Здравствуйте, мистер Каллен. – Зазвучал мягкий женский голос. – Я распределила новое оружие по калибру. Оно справа, в дальнем от двери углу.

- Спасибо.

Это место выглядело как библиотека, с полками и рядами оружия на стене. Тут его было более тысячи единиц, и это всё моя собственная коллекция, которую я собирал годами. Все стены были увешаны оружием всевозможной формы, размера, цвета и калибра и всё висело на колышках.

- Это что? – Я прошел в заднюю часть, беря маленький черный пистолет.

- Это Walther PPK. Создан по модели нацистских военных пистолетов 40-х годов. Маленький, компактный, с отдачей.

- Закажи еще пять таких, - сказал я, вешая его обратно на стену и передвигаясь к другому.

Поставка оружия требовала времени и тщательного планирования. Я должен был предвидеть, кто и что захочет, еще до того, как они сами это поймут. Я не продавал оружие странам или армиям, потому что это могло вызвать слишком большие сложности. Я не развязывал войн. Я единолично приватизировал продажу оружия частным лицам, и был в этом чертовски хорош.

- Этот милый. – Неожиданно появилась Белла. В руках она держала большой, блестящий, серебристый Дезерт Игл.

- Он слишком большой для тебя.

- Я могла бы его использовать. – Она подняла руки.

- Для одного выстрела, а потом тебя бы отбросило к стене.

- Сколько тебе сегодня привезли?

- Небольшая партия, только для проверки, прежде чем я закажу больше.

Белла положила пистолет и засунула руки в задние карманы джинсов. – Эдвард, я не хочу больше ругаться из-за этого. Если ты хочешь запахать себя до смерти, пожалуйста.

- Хватит играть на моём чувстве вины, чтобы заставить меня делать то, что ты хочешь.

- Я этого не делаю, - возразила она. – Ладно, проехали. Мы слишком упрямы, чтобы на самом деле как-то разрешить вопрос.

- Не нужно всё время беспокоиться. Я же сказал тебе, что скоро возьму перерыв. Ты просто должна верить мне.

- Я верю. – Она положила руки мне на грудь. – Мне просто ненавистна мысль, что может случиться что-нибудь.

Мне больше не хотелось разговаривать, поэтому я поцеловал её.

Полные губы мягко коснулись моих, но поцелуй был страстным с самого начала. Возможно, я был немного грубоват, толкая её к стене, но она меня не остановила. Я поднял её и раздвинул в стороны её ноги, толкаясь между ними.

- Я всё еще злюсь на тебя, - прошептала она между поцелуями.

Я стянул футболку через её голову. – Злой секс – это лучший секс.

- Вот сейчас и узнаем. – Она вытащила ремень у меня из штанов.

Я взял её жестко и быстро, среди оружия. Её крики были громкими, но мы были в подвале, поэтому сомневаюсь, что их кто-нибудь услышал. И я был абсолютно прав. Злой секс был самым лучшим сексом.

****


В это воскресенье был один из тех странных дней, когда погода не понимает, что ей уже полагается быть жаркой. Я проснулся в семь, и из-за грозовых облаков снаружи было очень темно, практически как ночью. Дождь барабанил по оконному стеклу, а комнату выморозило.

Зубы Беллы стучали, и она натянула одеяло себе на голову. Я собирался поделиться с ней своим, когда раздался стук в дверь.

Я встал, накинул халат и пошёл посмотреть, кто это был.

- Сэр, я принесла завтрак. – Там стояла Кармэла, держа поднос с тарелками, накрытыми серебряными крышками. Сильный запах кофе был практически оргазмическим.

– Можешь поставить на стол. – Указал я.

Она кивнула. – Малыши проснулись, и их подгузники сменены. Мы покормим их, а затем оденем для похода в церковь.

- Спасибо. Не включишь камин? Здесь холодно.

- Конечно. – Она поспешила к электрическому камину в углу. Он зашумел, и комната начала понемногу наполняться теплом. – Что-нибудь еще, сэр?

- Нет. Убедись, что Вильям готов ехать, чтобы мы не опоздали в церковь.

Она слегка поклонилась и вышла из комнаты.

Белла по-прежнему тряслась от холода, поэтому я сходил в гардеробную и притащил одну из её шуб. Это был красивый черно-серый, мягкий мех кролика.

Я накрыл её шубой и поцеловал в щечку. – Белла, любимая, завтрак подан.

- Нет. – Она плотнее накрылась шубой и перевернулась.

- Если ты не встанешь, кофе остынет.

Это заняло около десяти минут, но я, наконец, заставил её облокотиться на спинку кровати, чтобы поесть.

- Сейчас слишком рано для этого, - пожаловалась она.

- Нам нужно в церковь. Тебе всё равно нужно вставать.

- Я могла поспать еще часок. Я не спала всю ночь из-за малышей. Роман вообще не хотел засыпать.

- Я знаю, я слышал.

Она начала намазывать масло на тост. – Мне вчера звонила Розали. Она была очень расстроена.

- Насчет? – спросил я, хотя уже знал к чему ведет этот разговор.

- Эдвард, она хочет этого ребенка, и она полюбила женщину, которая может его родить.

- Я не могу этого позволить. Слишком много необрубленных концов.

- О чем ты говоришь? Они просто хотят быть счастливы.

- Я тоже хочу, чтобы они были счастливы, но моя обязанность обеспечивать безопасность семьи.

- Ребенок ставит под угрозу нашу безопасность? Объясни.

- Не ребенок, а мать. Я не знаю её; я не знаю её семью или её мотивы. Она может быть милейшей, добрейшей женщиной на
планете, и я уверен, что она прекрасна, но я должен предусмотреть все возможные варианты развития событий.

- Что же им тогда делать, чтобы получить ребенка?

- Я уже говорил с ними об этом. Пусть найдут одинокого ребенка, желательно неместного, у которого нет никаких родственных связей. Когда ты усыновляешь ребенка, ты усыновляешь и весь его «багаж». Это слишком опасно.

- Я понимаю. Я просто не знаю, как объяснить это ей. Она уже так настроилась на этот вариант.

- Она сука, и я не знаю, почему Эмметт женился на ней. - Я вытер руки салфеткой и встал с кровати, собираясь выключить камин.

- Эдвард, не говори так. Она твоя невестка.

- И она мне никогда не нравилась, - сказал я.

- Она нравилась тебе достаточно, чтобы её трахнуть, - сказала Белла сквозь зубы. Я не думаю, что она хотела, чтобы я это услышал.

Я посмотрел на неё, и она пожала плечами

****


Церковь была заполнена народом до предела. Конечно же, Каллены, как обычно, сидели впереди. Кажется, впервые за долгое время мы все собрались здесь одновременно, всё как положено. Что же, Эмметт и Розали демонстративно игнорировали меня, но я не обращал на них внимания. Карлайл и Эсме сидели позади нас с Беллой, в хорошем настроении. Малыши находились в своих креслицах рядом со мной, и, к счастью, спали. Они были одеты в невероятно нелепые вычурные наряды. Каждый раз, когда я хотел посмеяться, я смотрел на них.

- Эдвард, почему ты уставился в телефон? – спросила Белла, пока мы ждали, когда заполнится церковь и начнётся служба.

- У меня вся жизнь в телефоне, - сказал я, проверяя электронную почту и сообщения.

- Из-за тебя Святой Отец будет нами недоволен.

- Он может отсосать у меня.

Она вздохнула и содрогнулась от моей пошлости.

- Если хочешь, я пойду на исповедь, - сказал я.

- Хорошо. Нам есть о чем поговорить.

Служба началась, и я попытался сосредоточиться на ней, но мне очень быстро стало скучно. В старших классах я ходил в церковь с родителями. Я думал, что мне скучно там из-за того, что я до всего этого ещё не дорос. Я надеялся, что став старше, смогу сидеть в церкви и действительно учиться чему-либо. Но вот он я, тридцатилетний и засыпающий со скуки.
Я начал считать в обратную сторону от тысячи. Перечислил все столицы штатов у себя в голове, в уме навел порядок в ящиках письменного стола, и посчитал, сколько шагов потребуется, чтобы дойти до ближайшего Старбакс. Святой Отец всё говорил.

В довершение ко всему, Белла была в абсолютно греховном, облегающем сиреневом платье. Оно имело достаточно глубокий вырез, но не настолько плохой, чтобы его нельзя было надеть в церковь, подол был выше колена. Но как, черт возьми, я должен был оставаться сосредоточенным на проходящей службе? И туфли. Боже, эти туфли. Черные Лабутены с шипами на каблуках. Я сходил сума. Это было истинной пыткой.

- Эдвард, время причастия, - Белла стукнула меня по колену.

- Что? – Я вынырнул из дымки. - Ох, отлично. Мы почти закончили.

Причастие в церкви такого размера длится вечность. Мы подошли, чтобы получить хлеб и вино, затем нам пришлось подвинуться, чтобы смогли причаститься все остальные. Я снова заскучал, пока служба, наконец, не кончилась.

- Мы отвезем малышей домой. – Карлайл забрал у меня Романа и Софию. – Вы, ребята, отправляйтесь на исповедь.

- Спасибо, - Белла взяла меня за руку и повела за собой в более уединенную часть церкви.

Прежде чем священник нас принял, пришлось подождать, пока он поздоровается и поболтает с другими прихожанами.

- Я подумала, а можем ли мы зайти вместе, - спросила его Белла.

- Обычно мы так не делаем, - ответил он мягко. – Если вы хотите поговорить со мной как пара, мы можем назначить встречу на неделе для духовной беседы.

- Нам не нужна подобная встреча, - ответил я оборонительно.

Белла сжала мою руку, пытаясь успокоить.

- Исповедь – это личный момент между мной и одним человеком. Я бы предпочел проводить её один на один.

- Пожалуйста, не могли бы вы просто сделать исключение, - умоляла Белла.

Я не собирался больше слушать его возражения, поэтому втащил Беллу в нашу половину кабинки. Там было тесно для нас двоих, поэтому ей пришлось сесть ко мне на колени. Судя по вздохам с другой стороны перегородки с небольшим решетчатым окошком, Святой Отец не пришёл от этого в восторг, но смирился.

- Впустите Господа в сердца ваши, и да поможет он вам в вашей исповеди, - сказал он.

Я перекрестился. – Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. С моей последней исповеди прошел месяц.
Потом Белла сказала то же самое.

- О чем хотите поговорить, дети мои? – спросил Святой Отец.

- Что же, в данный момент я нахожусь в сильном смятении. – Белла начала исповедь. – Я просто хочу поговорить о том, как справиться со своим беспокойством.

- Что тебя беспокоит?

- Я хочу поддерживать Эдварда, действительно хочу, и я пытаюсь не задавать вопросов, но у меня столько тревог о его
здоровье, его делах…

- Святой Отец, я много раз ей говорил, что это не должно её заботить, - перебил я. – Её жизнь стала бы намного легче, если бы она просто позволила мне спокойно работать.

- Я стараюсь, - призналась она. – Но иногда по ночам, когда его нет дома, я не могу спать. Я не пытаюсь ограничивать его, но я просто не переживу, если однажды он умрет из-за какой-то глупости.

Я сдвинул её у себя на коленях и крепко сжал её бедро, намекая ей этим, чтобы она следила за словами.

- Так ты злишься на меня из-за того, что я не всё тебе рассказываю? – спросил я.

- Нет, я совсем не злюсь. Я просто не понимаю, почему ты не видишь, как это на меня влияет.

Я закатил глаза. – А сейчас ты слишком драматизируешь. Я хорошо к тебе отношусь, я всем тебя обеспечиваю, я тебя не бью и не изменяю. У тебя хорошая жизнь, и я усердно работаю, чтобы это было возможным. Ты по умолчанию должна быть довольна этим.

Белле это совсем не понравилось. Она повернулась ко мне с такой злостью на лице, что я испугался за Святого Отца, сидящего с другой стороны. – По умолчанию? Что это, черт возьми, значит?

- Это прозвучало не совсем верно. Я хотел сказать, что мы женаты; я такой, какой есть. И поскольку ты моя жена, ты должна принимать это.

- Я не собираюсь бросать тебя, я просто прошу немного притормозить, прежде чем к сорока годам ты исчерпаешь себя и свалишься замертво. Я знаю, что с моей стороны это звучит как нытьё, но ничего не могу поделать.

- Из-за того, чем я занимаюсь, я проживаю адскую жизнь, и последнее, что мне нужно, это приходить домой и испытывать еще больше стресса.

Мы с Беллой замолчали, ожидая, что скажет Святой Отец.

- Я помню, как точно такой же разговор был у меня с твоими родителями, Эдвард. Я думаю, это абсолютно нормально для Беллы – так чувствовать. Разве ты не согласен?

- Да, конечно, но я прошу немного времени, чтобы всё сделать правильно.

Осталось всего два человека…

- Я думаю, в любом браке необходим компромисс. Вы двое, должен сказать, самые упрямые люди из всех, кого я встречал. –

Он усмехнулся.

Мне хватило его слов и его советов. Думаю, Белле тоже. Сейчас она казалась намного более спокойной, чем последние пару дней. Я думаю всё, что ей было необходимо, это посредник при нашем разговоре, чтобы это не вышло из-под контроля. Когда мы выслушали друг друга вот так, спокойно, мы всё осознали.

Белла склонилась ко мне. – Прости меня.

- И ты меня. – Я повесил голову. – Я понял тебя, и я постараюсь сделать как лучше.

- Это всё, о чем я прошу. – Она подвигала задницей у меня на коленях. Она не понимала, что делает, но это вызвало у меня физическую реакцию.

- Белла, остановись, - прошептал я.

Святой Отец всё говорил.

Она продолжила ёрзать у меня на коленях. – Давай уйдем. Мои ноги затекают.

- Кабинка рассчитана только на одного человека, Белла. Не знаю, с чего ты решила, что мы поместимся тут вдвоем.

- Мы должны были сделать это вместе.

- Стоп. – Я сжал её ногу.

- А сейчас помолимся, - сказал Святой Отец. – Склоните головы.

Мы с Беллой сделали, как было сказано. Моя рука лежала на её ноге и касалась её кожи, а её платье задралось ещё выше; я не мог устоять.

- Боже, ниспошли благословение паре сей и храни их в душевном здравии…- начал он.

Белла выдохнула, когда мои пальцы стали пробираться вверх по её бедру. Я погладил её кожу, почувствовал её жар и реакцию на моё прикосновение. Было так приятно ощущать, как она извивается у меня на коленях. Я пошел дальше, задрал её платье, и стал щекотать и пощипывать, следя за её реакцией на это.

- Благодарим тебя, Боже, за ниспосланную нам мудрость и силу быть верными слову Твоему. Мы осознаем, что трудно сохранять веру, но ты всегда в наших помыслах…- продолжал Святой Отец.

Моя рука поднялась выше, до платья, между ног Беллы, легко их разводя. Она ни капли не сопротивлялась. Мои пальцы прошлись по внутренней поверхности её бедра. Она наслаждалась моим прикосновением. Всё её тело подрагивало.
Белла была абсолютно готова для меня, тяжело дышала, но держала голову опущенной в молитве. Под платьем у неё не было чего-то сверх сексуального, только обычные хлопковые трусики, но Боже, если они не ввели меня в сексуальное исступление.
Одним пальцем я водил вдоль её входа поверх ткани.

- Ох. – Белла схватилась за перегородку, её костяшки побелели.

- И да ведёт рука Твоя руку их, а перст Твой указует путь им…- говорил Святой Отец голосом, наполненным мудростью.

Она задрожала, когда я раздвинул её ноги еще шире, дразня её вход, по-прежнему не сдвигая с него трусики.

- Господь, веди этих двоих по тропе любви и помоги им построить здоровые отношения. Следовать за Тобой, как завещал Ты словом своим Твоим.

- Да, - выдохнула Белла. Я стал болезненно твердым.

Я проворно отодвинул бельё вбок, и влага, которая капала из её киски, была такой соблазнительной. Я намеренно медленно провел пальцем вдоль её щелочки. Она начала двигать бедрами в ритм с моими мягкими поглаживаниями, держась за будку, как будто боясь улететь.

- Боже. Да. – Её голова откинулась от удовольствия.

- Да, Боже. – Кивнул Священник. – Яви милость Твою и пошли благословение детям Твоим; и храни их под рукою Твоею в ниспосланных им испытаниях…

Я ввел в неё один палец, проскользнув без какого-либо сопротивления. Она сильно затряслась. Я добавил еще один, и втолкнул оба пальца максимально глубоко, пока мои костяшки не упёрлись в кожу её складочек. И даже глубже.

Дыхание Беллы ускорилось. – Спасибо. Да.

Я прошелся подушечкой большого пальца по её комочку нервов и почувствовал её внутреннюю дрожь. Она рухнула на меня, по-прежнему держась за стенки кабинки. Я пытался контролировать её, но возврата назад не было. Лавочка начала скрипеть, пока она скакала на моих пальцах.

- И да продолжит хвала Твоя нисходить на них, пока растят они чудесных детей своих, Романа и Софию.

Я гладил, и покачивал, и дразнил своими пальцами.

- Всемогущий Боже, свободно прощающий всех покаявшихся и обратившихся к Нему, ныне исполни в каждом сокрушенном сердце обещание искупительной благодати; прости все грехи наши и очисти нас ото зла; чрез совершенную жертву Иисуса

Христа Господа нашего.

- Аминь! – громко сказала Белла, кончая у меня на коленях. Её дыхание было тяжелым, голова отброшена, глаза закрыты, руки раскинуты, кожа покрыта потом.

- Аминь, - отозвался Святой Отец.

Автор: johnnyboy7

Всех поздравляю с прошедшими праздниками и извиняюсь за задержку !
Желаю всем приятного прочтения, ждём ваши комментарии под главой, а так же на форуме.
Огромное спасибо Katushka-Catty, за перевод главы!
Большое спасибо Дашке (Leonarda_Ria) за редактуру главы.
Ждём всех на форуме!


Источник: http://robsten.ru/forum/63-2058-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (17.03.2016) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 1411 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 5.0/53
Всего комментариев: 221 2 »
avatar
0
22
Ну как так можно  girl_blush2
avatar
0
21
Продуктивным и плодотворным оказался поход в церковь girl_blush2 giri05003
avatar
0
20
Замечательная глава, особенно концовка))) Спасибо за перевод и мы все ближе к финалу)
avatar
0
19
Спасибо за горячее продолжение!  girl_blush2 1_012
avatar
0
18
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
1
15
Cпасибо good
avatar
1
14

Цитата
Аминь! – громко сказала Белла, кончая у меня на коленях

Классная исповедь, думаю, Господь проникся giri05003
avatar
1
16
будь я - господь, я б точно прониклась.
avatar
1
13
Ну и нафиг им нужна была эта исповедь giri05003 .Только Каллен мог такое сотворить в доме Божьем girl_blush2
avatar
1
12
Веселенькая исповедь получилась. Очень мне нравится как Белла может вывести Эдварда из себя.
avatar
1
11
Спасибо большое.
1-10 11-20
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]