Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дасти. Глава 16. Лгунья. Часть 2

- Смой это.

Это один из тех случаев, когда мне действительно хочется кричать. Хочется ругаться или что-нибудь ударить. Хочется захлопнуть дверь своей комнаты перед ее носом и назвать ее по имени. Хочется, блядь, настоять на личном пространстве. Хочется сказать ей: «Нет, я не смою это, потому что мне пятнадцать и я могу краситься так сильно, если мне хочется!».

Мне хочется выть, рвать на себе волосы, реветь и закатывать истерику пока не добьюсь своего, потому что я выгляжу красиво. За кого она меня принимает? Я не та девочка. Она должна это понимать. Я ее дочь. Она меня знает.

Типа.

Вроде.

Я не та девочка, а эта. Лишь потому, что моя мама не в состоянии оценить то, что со мной сделают тушь и немного румян, не значит, что я не могу. Я нанесла немного теней, но это не выглядит плохо. На моих губах немного помады, но ее не слишком много. Я выгляжу старше. Этого я и добивалась.

- Но я просто собираюсь к Элис, мам, - говорю я еле слышно, уже зная, что эту битву я проиграла.

Я задаюсь вопросом, что она будет делать, если однажды я намеренно откажусь подчиниться. Я всегда делала только то, что хотели мои родители.

Типа.

Вроде.

Какова будет ее реакция, если я скажу «нет» вместо того, чтобы сделать то, о чем она просит? Они уже держат меня мертвой хваткой. Я даже думать не хочу о том, что будет, если я начну вырываться.

- Белла, умойся или ты никуда не пойдешь. – Мам роняет свою сумочку и ключи на кофейный столик и садится, показывая мне, насколько серьезны ее слова.

Я испытываю приступ клаустрофобии. Их правила и ожидания душат меня. Она хочет, чтобы я навсегда осталась маленькой девочкой, но вот она я: в пятнадцать жду, когда мне будет восемнадцать. Готовая убраться отсюда.

Вот почему мне так отчаянно нужно бывать у Калленов. Мне нужны преимущества, которые они предлагают, даже если они только по выходным. Они дают мне пространство, чтобы дышать, тогда как родители следят за каждым моим шагом. Элис с Эдвардом, может, и принимают какие-то неверные решения, но по крайней мере им позволяют совершать их собственные ошибки. А я до сих пор огребаю за то, что слушаю песни, в словах которых есть ругательства. Моя мама неблагосклонно смотрит на меня, когда я надеваю что-то, что она не одобряет. Мой отец светит своим дурацким значком каждый раз, когда высаживает меня у школы. Мне нельзя ездить в машине с Эдвардом, нельзя говорить по телефону после восьми и определенно нельзя красить тенями глаза.

Это лишь очередная причина, почему наши с Эдвардом отношения должны оставаться в тайне.

Никаких мальчиков пока не исполнится семнадцать. Это правило этого дома. Мой отец думает, что мальчики отвлекают, а мама считает, что им нужно только одно. Они не могут поверить, что Карлайл с Эсме позволяют Элис иметь такие серьезные отношения. Моя мама ценит мою дружбу с Гарреттом. Но нет, никаких бойфрендов. Даже Гарретта. Даже несмотря на то, что я уверена, что она выбрала бы для меня именно его. Кто знает, если я пришла бы к ним с Гарреттом, может, они бы и сделали исключение из этого правила про семнадцать лет.

Но если бы мама с папой узнали о нас с Эдвардом, все бы закончилось - мои выходные и школьные каникулы вне дома, и я бы безвылазно сидела дома под их микроскопом.

И может все бы ничего, если бы они позволили мне остаться с Эдвардом, но они не позволят. Я не знаю, что мой отец сделает. Я вообще не представляю, будут ли у Эдварда какие-либо проблемы, но не удивлюсь, если они заставят меня сменить школу. Телефона у меня не будет, как и той небольшой независимости, что у меня определенно есть. Мне больше никогда не разрешат пойти домой к Элис. Я даже не знаю, разрешат ли они нам дружить.

Я не могу всем этим рисковать. Пока не могу. Не в пятнадцать.

Поэтому я умываюсь.

Но убираю пудреницу в свою сумочку, потому шла бы она нахер.

***

Из всех дней рождений, что я провела с Элис, это первый, который я провожу так. Ни украшений, ни торта, ни родителей. Только бухло, друзья, музыка и пустая бутылка.

После того, как мама высадила меня у порога дома Элис, я пошла прямиком к ней в спальню и снова накрасилась. Надела неоново-синюю мини-юбку, купленную мне Эсме, натянула черную майку и переобулась в черные босоножки на каблуках, в которых была в школе. Моя лучшая подруга посмотрела на меня так, словно я выжила из ума, но сказала, что мои сиськи и задница выглядят, блядь, весьма заметными.

На Элис джинсы-бойфренды и одна из футболок Джаспера с надписью «Свободу тройке из Уэст-Мемфиса»*.

Мы такая забавная пара.

У Эдварда сегодня после школы была тренировка, поэтому я ничего от него не слышала. Он сказал, что будет, но пока не появлялся. И после двух стопок крепкого спиртного и «Капитана» со «Спрайтом» я не особо об этом беспокоюсь. Мой телефон близко, но друзья еще ближе. Лорен, Пол, Лиа, Джаспер и Гарретт – к счастью, все они здесь и помогают мне радоваться празднику.

Мы на кухне, я сижу за столом, а Элис сидит у меня на коленях. Мы пьем уже пару часов, и уровень веселья на максимуме. Музыка звучит громко, но разговоры и смех - еще громче. Мы болтаем о школе, а Элис – о вчерашнем сексе с Джаспером. Он краснеет, но не останавливает ее.

Порой я так завидую их отношениям.

Поскольку на этой неделе Эсме сопровождает Карлайла в бизнес-поездке, она не смогла купить мне торт, как обычно. И вместо него Элис купила туеву хучу «Твинкиз» и уложила их в три яруса.

Просто мечта.

- Так мы будем это делать или как? – Элис склоняет голову мне на плечо и смотрит на меня выжидательно.

Я делаю глоток коктейля из имбирного эля и «Севен-Апа», который сделал мне Гарретт, и улыбаюсь.

- Элис, ты действительно хочешь, чтобы мой первый поцелуй случился во время игры в «бутылочку»?

Если бы она только знала…

Гарретт смотрит на меня с противоположного угла кухни, где стоит, прислонившись к плите. Я не знаю, почему я это замечаю, но это так. У него в руке красный стаканчик и его глаза блестят от алкоголя. Он улыбается, словно я только что подтвердила что-то, чего он всегда боялся. Я улыбаюсь в ответ, но отвожу взгляд, когда Элис усаживается верхом мне на колени.

Она берет мое лицо в ладони и целует меня.

Сначала я смеюсь, потому что – да ладно – она целует меня! Она тоже смеется, но затем она просовывает язык мне в рот и замолкает. Все смеются, а мое сердце выделывает кульбиты. Кажется, я целую ее в ответ. Это неловко и нежнее, чем с ее старшим братом. Думаю, что она целует меня не так, как целовала бы Джаспера. Она целует меня так, как целовала бы лучшую подругу, которую ни разу не целовали.

Я открываю глаза и вижу, что глаза Элис закрыты. Я вообще не знаю, куда девать руки, поэтому опускаю их по швам. Поцелуй длится долго… минуту или две, но мы не останавливаемся. У нее вкус помады и рома со специями. Элис меньше, чем ее брат, к которому я привыкла. Она нежнее, меньше напирает, и она отлично целуется. В ее поцелуе чувствуется глубина, любовь и важность. И хотя этот поцелуй Элис не более чем дружеский, я рада, что не упустила возможность почувствовать его.

Где-то глубоко возникает мысль об Эдварде, но он заставляет мое сердце глупо биться, поэтому я перестаю о нем думать. Наши языки движутся, и все вокруг продолжают громко подбадривать нас. Джаспер слишком хорошо знает Элис, чтобы злиться – она всегда такая непредсказуемая. Но затем мы сталкиваемся зубами и начинаем смеяться. Элис отстраняется, вытирает рот, а затем снова наклоняется ко мне и ласково целует еще раз.

- Вот. Теперь у тебя был первый поцелуй, - говорит она, словно сделала мне одолжение.

Я не знаю, как себя вести, поэтому начинаю смеяться. Смеюсь до тех пор, пока все не рассаживаются вокруг стола с пустой стеклянной бутылкой от «Кока-колы» в центре. Я хочу избежать этого. Я не хочу целоваться ни с кем кроме Эдварда. Так что я извиняюсь и бегу в ванную напротив спальни Элис.

Он не отвечает с первого раза.

Но отвечает со второго.

Где бы он ни был, там громко. Слишком громко. Я плохо его слышу, поэтому я кладу трубку и выключаю телефон. Он должен был быть здесь, и если для него это недостаточно важно, ну, тогда, думаю, я постараюсь сделать так, чтобы эта дурацкая игра перестала быть дурацкой.

Я прячу телефон на дне сумки с вещами для ночевки. Возвращаюсь вниз и занимаю свое место между Элис и Гарреттом. Джаспер, Лорен, Лиа и Пол заняли свои места и готовы играть. У меня в стаканчике остается налито слишком много, поэтому я большим глотком допиваю все и все равно отдаю стаканчик Гарретту, чтобы он налил мне еще. Он спрашивает, уверена ли я, и я отвечаю ему взглядом. Я ни в чем не уверена, но точно знаю, что хочу ни о чем не думать. Хочу забыть, что мое сердце принадлежит парню, который иногда заставляет меня чувствовать, что меня недостаточно. Я хочу быть здесь, веселиться и забыть обо всем остальном. Мне хочется перестать думать о родителях, Виктории и о том гребаном дурацком разговоре, который был у нас сегодня. Хочу напиться и забыть о местах, таких шумных, что я не слышу его голоса.

Может, мне нужно, чтобы меня поцеловали.

Гарретт отдает мне стаканчик и садится. Он красивый, эдакий глупый миляга. Им с Клэр никогда больше не быть вместе, и это обидно… для нее. Я знаю, что нравлюсь ему. Я никогда в жизни не хотела, чтобы он мне нравился, но кто знает? В смысле, разве это так плохо?

Может, все и получится.

А, может, и нет.

Он ловит мой взгляд и двигает свой стул ближе ко мне. Он стал таким высоким, но он не тощий. У него спортивная фигура скейтера, а за его улыбку можно умереть. Его длинные волосы выбиваются из-под шапки-бини, но он делает это не специально. Он просто давно не стригся. Предпочитает кататься.

- Я кручу первая! – вопит Элис и тянется к столу.

Она раскручивает бутылку, сидя на своем месте, но после того, как она поцеловала Лорен, а Лорен поцеловала Лиа, а Лиа поцеловала Пола, Элис оказывается на коленях у Джаспера. Когда наступает моя очередь, я делаю огромный глоток из своего стаканчика и наклоняюсь над столом. Комната выглядит слегка покосившейся, и я знаю, что мне вроде как пора притормозить с выпивкой. Я игнорирую внутренний голос и раскручиваю бутылку.

Она останавливается на Джаспере.

Все начинают смеяться, включая меня и Элис.

- А разве нет правила против того, чтобы целоваться с парнем своей лучшей подруги? – говорю я, стягивая волосы в спутанный хвост.

Джаспер выглядит неуверенным, и он трезв. Он всегда был за здоровый образ жизни. Иногда он курит, и я видела, как он выпивает пару банок пива, но, думаю, ему нравится приглядывать за своей девушкой, которая слишком пьяна и курит сигарету.

- Я украла их у Дасти! – говорит она, когда ловит мой взгляд. Элис выпускает дым краем рта и говорит: - Блядь, просто сделай это.

И мы с Джаспером целуемся.

Быстро. Некрепко и без языков, только ради игры.

Нас освистывают.

Это Элис.

Теперь очередь Джаспера крутить. Бутылка ему подчиняется, поэтому останавливается на Элис. Она поворачивается у него на коленях, усаживается так же, как до этого на меня, отдавая мне наполовину истлевшую сигарету и трется о своего парня, целуя его в губы на глазах у всех. Их поцелуй длится очень долго, поэтому мы решаем играть без них. И поскольку выясняется, что Гарретт единственный, кто не крутил бутылку и кого не целовали, решается, что следующим крутит он.

Я сбрасываю босоножки под столом и усаживаюсь на колени на стул, наблюдая, как бутылка крутится, крутится, крутится. В моем стаканчике пусто, и я дую губы и забираю его стаканчик. У Гарретта в стакане гораздо более крепкий напиток, и я отпиваю маленький глоток, когда бутылка полностью останавливается… напротив Пола. Поскольку мы договорились, что парни не должны целоваться друг с другом, он снова крутит, и на этот раз бутылка останавливается напротив меня.

Когда Элис слышит крик Лиа: «О господи, не могу дождаться, чтобы это увидеть!», она оборачивает и визжит.

- Давно пора, - говорит она.

Но это не то же самое, что целоваться с Джаспером. Это больше. Это будет значить больше для Гарретта и для каждого, кто смотрит, и если Эдвард узнает, это будет значить больше и для него.

Но разве в этот момент я должна думать о том, что думает Эдвард? Он постоянно поступает со мной так, если не хуже. И может это будет чем-то большим для Гарретта, но это ничего не будет значить для меня. Мое сердце бьется только для одного человека, для единственного любимого человека. И какой бы глупой не была эта любовь, это только Эдвард. Я могу поцеловать этого парня и остаться равнодушной.

Поэтому я поворачиваюсь на стуле и смотрю на Гарретта. Он улыбается, и в моем сердце вспыхивают искорки восторга, но также и страха. Мне нравится мысль быть не тронутой никем, кроме Эдварда, даже, несмотря на то, что такого же положения с ним я лишена. Я правда не хочу этого делать.

Не буду.

Почему ты просто не можешь быть здесь, как должен был?

- Ты уверена? – спрашивает Гарретт, и это так похоже на него – быть тактичным. Он дает мне возможность отказаться.

Вместо того, чтобы ответить «нет», как я хотела, я просто киваю и наклоняюсь. Гарретт встречает меня на полпути, и наши губы соприкасаются. Поцелуй очень похож на поцелуй Джаспера, только этот теплее и нежнее. Он не такой быстрый, он медленный и долгий. Он не открывает рот, как и я, но этот поцелуй имеет неожиданное воздействие. Это пугает меня, и я тут же отстраняюсь.

- Ой, да брось! – Элис смеется. – Я хотела увидеть слюни и языки, Блисс.

Я не обращаю на нее внимание и кручу бутылку. Она останавливается на Гарретте, и на этот раз он не дает мне времени подумать. А я не могу думать ни о чем, кроме ощущений от его губ.

Блядь, так тепло.

У него вкус доброты и пряного алкоголя. Он сладкий, буквально, словно я могу попробовать на вкус его мысли. И мне хорошо, просто недостаточно хорошо, но сейчас и этого достаточно. Я думаю не как принцесса. Я слышу одобрительные возгласы своих друзей и, кажется, слышу, как Элис воет по-волчьи. Что-то во мне ломается, и я просто уступаю и сдаюсь. Я заталкиваю Эдварда в самый дальний угол сознания и двигаюсь к Гарретту. Обнимаю его за шею и встаю на колени на стуле.

У этого поцелуя есть последствия.

Но мне все равно.

Типа.

Вроде.

«Заставь меня забыть его, - думаю я. - Заставь меня перестать любить его».

Очень плохо, что так не бывает. И мысль о том, чтобы больше не любить Эдварда, причиняет боль. Поэтому я сильнее целую Гарретта. Я толкаю его на спинку стула и целую крепче. Стонаю и тяну его за рубашку. Больше никто не смеется. Я вроде как слышу, как Элис говорит: «Ни хрена себе! Она водила меня за нос».

Я отдаюсь поцелую. Во всяком случае, насколько это возможно. Он не Эдвард, поэтому я никогда не смогла бы отдаться этому поцелую полностью. Я лишь отчасти здесь. Отдаю ему только свою агрессию - никакой любви. Это невозможно, но я все еще стараюсь сделать это силой.

«Просто будь здесь, - думаю я про себя. - Будь здесь, с этим парнем, сейчас».

Но я не могу, и это лишь злит меня.

И, может, я понимаю это, потому что вспоминаю слова Бри: «У Каллена внутри таится что-то безумное».

Оказывается, и у меня тоже.

Но это не значит, что Эдвард поступает правильно.

Он лжец.

Но и я тоже.

Так кем это делает нас?

Мой желудок начинает делать сальто, когда Гарретт принимается трогать мое лицо. Мне это очень не нравится, и я убираю его руки, сказав: «Прекрати» ему в губы.

Затем я слышу, как отпирается входная дверь и смех парней из бейсбольной команды.

Так быстро, как могу, я падаю обратно на свой стул, оставляя Гарретта и остальных в легком недоумении. Мои щеки пунцово-красные, глаза слезятся. Я делаю глоток из стаканчика Гарретта и собираюсь с мыслями. Я по-прежнему ощущаю на своих губах губы Гарретта, и в присутствии приближающегося Эдварда чувствую себя мягко говоря грязной.

- Что за хуйня? – слышу я, как говорит Эдвард, стоя у входной двери. Тон его голоса слегка глуповатый, но внезапно он становится совершенно серьезным.

Мне хочется исчезнуть. Хочется, чтобы началось наводнение и смыло меня. Мне отчаянно хочется, чтобы я сказала «нет», когда Гарретт спросил, уверена ли я. Хочется оказаться в комнате моего парня, укрывшись в безопасности его одеял. Хочется, чтобы он оставался единственным парнем, которого я когда-либо целовала.

Но поцелуй с Гарретом состоялся.

И этого не изменить.

Изобразив на лице смелость, я поворачиваюсь к тем, кто испортил нам вечеринку. К трем грязнулям, пришедшим с тренировки по бейсболу, и у всех троих бейсболки надеты козырьками назад. На коленях у них засохла глина, а Эдвард до сих пор в бутсах. Пити оказывается у стола первым и начинает смеяться. Бен дергает меня за хвост и поздравляет с днем рождения.

Эдвард все еще стоит у входа в кухню, откуда ловит мой взгляд, и он знает. Он просто знает.

- Прости, принцессочка, мы опоздали, - говорит он, входя в кухню и открывая холодильник. Какое-то время он смотрит внутрь, но я вижу, как побелели костяшки его пальцев и гнев в его слишком черных глазах.

С приходом парней на вечеринке в честь моего дня рождения становится тихо. Элис ведет себя по-прежнему и крутит бутылку, раз уж Гарретт к ней не прикасается, но, когда она останавливается напротив Пола, говорит: «О-о, ну нахуй» и сдается.

Затем Эдвард оказывается позади меня. Его руки на моем стуле. Он смотрит на стол. Смотрит на бутылку, на Гарретта, на всех остальных, но особенно на Гарретта.

- Блядь, это так тупо, - говорит он, хватая стаканчик Элис и нюхая его.

- Оставь нас в покое, Эдвард. – Элис тянется за своим стаканчиком, но он поворачивается и выливает его содержимое в раковину.

Пити с Беном стоят напротив кухонной стойки и ждут, что скажет Эдвард.

И он говорит.

- Все нахуй из моего дома. – Его голос низкий, тон твердый и приказной.

Элис поворачивается к брату, говоря всем, блядь, сесть на место, когда они встают.

- Что за черт, Дасти? Ты знал, что ко мне придут на день рождения Блисс.

Эдвард кладет ладони на стойку, и его голова свисает между плеч. Со своего места я ощущаю, как он напряжен. Мое сердце бьется так сильно и быстро, что кажется, будто оно может просто остановиться, и я умру. Я сгораю от стыда. Чувствую, что предала его. Чувствую, что хочу, чтобы мои друзья убрались отсюда нахуй, как он и сказал, чтобы я могла все исправить.

- Я должен был быть здесь, Элис, - наконец, говорит Эдвард. – Чтобы присматривать за вами.

- Да, в десять. Эдвард, сейчас два часа ночи. – Элис подходит к своему брату, но я не смотрю, как она идет. Я не поднимаю головы и слышу, как она говорит:

- Ты испортил ей день рождения, мудак.

Он смеется, а я закрываю глаза. Гарретт трогает меня за руку, но я убираю ее.

- Она же как десятилетняя. Переживет. – И как только он это говорит, я понимаю, что это намеренный выпад в мою сторону. – У тебя был первый поцелуй, Блисс? – спрашивает Эдвард.

Я не отвечаю.

- Готов спорить, был, принцесса. Сладенький был, блядь?

Я поворачиваюсь на стуле и уже собираюсь сказать Эдварду отъебаться, но мне не удается это сделать. Элис вопит на своего брата, а потом просто замолкает. Она держится за живот, и мы все перестаем дышать. Пити хватает мусорное ведро, потому что знает, что будет дальше, но недостаточно быстро.

Элис заблевывает весь кухонный пол.

Я заставляю себя слезть со стула, и мои шаги менее ровные, чем я ожидала. Я спотыкаюсь, но не падаю, потому что врезаюсь в свою лучшую подругу как раз в тот момент, когда она снова блюет. Я держу ее волосы, сопротивляясь собственным рвотным позывам. Запах слишком невыносимый, а свирепый взгляд Эдварда еще хуже. Когда он хлопает дверцей кухонного шкафа, я подпрыгиваю, а Элис между рвотными позывами называет его ублюдком. К этому времени Пити подает нам мусорное ведро, а Бен бросает полотенца на ее блевотину.

Эдвард держит открытой заднюю дверь. Его лицо сморщено от гнева, и он стоит в угрожающей позе.

Не говоря ни слова, Лорен, Пол и Лиа встают, но Гарретт остается сидеть, а Джаспер медлит возле меня, Элис и Пити.

- Я отведу ее в ванную, - тихо говорит Пити, выводя Элис из кухни.

Бен ищет средство для мытья пола, а Эдвард продолжает стоять у двери, выпуская Джаспера и Гарретта.

- Чего вы, блядь, ждете? – нетерпеливо спрашивает Эдвард.

- Мы уходим. – Гарретт допивает то, что осталось в его стаканчике и вскакивает со стула.

Эдвард улыбается, и я знаю, что это значит, поэтому встаю между ними.

- Я провожу вас, - говорю я. Перед глазами все расплывается.

- Блядь, Белла, не смей уходить дальше подъездной дорожки, - предупреждает Эдвард, отходя от двери и выходя из кухни.

Мы молча идем к машине брата Джаспера. Нам нет шестнадцати, поэтому легально никому из нас нельзя водить, но Джаспер с недавних пор одалживает машину у брата. Он не пил, и живет он не слишком далеко; я знаю, что все будет хорошо.

- Я скажу Элис, чтобы она позвонила тебе утром, - говорю я Джазу.

Он кивает и садится в машину. И прежде чем Гарретт скажет что-нибудь о поцелуе, я разворачиваюсь и бегу обратно к дому.

- Ох, блядь. Ну и запах, - жалуется Бен, поднимая с пола полотенца в блевотине. Эдвард рядом с ним, держит открытым пакет для мусора.

- Иди в постель, Белла, - говорит Эдвард. Я не спорю и просто иду. – И надень, блядь, на себя что-нибудь, - добавляет он, когда я, спотыкаясь, поднимаюсь по лестнице.

Первое, что я вижу, оказавшись наверху – это как Пити придерживает Элис над раковиной. Ее глаза закрыты, но она не спит: сплевывает пасту, пока Пит пытается почистить ей зубы.

- Поможешь? – спрашивает он, подавая мне пасту.

Я чищу ей зубы, уворачиваясь от потоков голубой пасты, когда она сплевывает. Элис слегка давится, и мы ждем, чтобы убедиться, что ее больше будет тошнить. Когда она споласкивает рот, я помогаю ему отнести ее в постель. Я снимаю с нее обувь и стягиваю штаны. Пити не смотрит, но стоит сзади, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Мы ждем, пока она не начинает храпеть, и тогда Пити говорит.

- Вы реально облажались.

- Почему? – спрашиваю я, ложась в постель рядом со своей подругой.

Пити берет одну мою ступню и кладет к себе на колени. Он падает на спину и смотрит в потолок.

- Вы пили и целовались с парнями пока нас не было рядом. Ты правда думала, что это дерьмо – нормально?

- Я не знала, что нам нужна команда нянек.

Он поднимается, и на его лице непривычно твердое выражение.

- Ну, блядь, в следующий раз будешь знать, Белла.

Я закатываю глаза.

- Как скажешь.

- Эй, не смей так со мной говорить. Мы всегда присматривали за вами, и может вы им и доверяете, но мы – нет.

Я смеюсь, громко.

- Я совершенно уверена, что это вам не стоит доверять.

Он качает головой и снова ложится.

- Может быть, но только не вам двоим. Для тебя и Элис все, блядь, по-особому.

___________________

* речь о скандальном осуждении в 1994 году троих подростков из города Уэст-Мемфис, штат Арканзас за изнасилование и сатанинское убийство трех восьмилетних мальчиков. Подростки были приговорены к пожизненным срокам, однако всегда заявляли о своей невиновности, и 2011 году после пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам были освобождены по УДО с 10-летними сроками



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2040-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (05.05.2019) | Автор: перевод helenforester
Просмотров: 307 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 121 2 »
0
12  
  Огромная благодарность за ваш труд. История ну просто оторваться невозможно good

0
11  
  Спасибо за перевод и продолжение .

0
10  
  Спасибо за продолжение! Даже незнаю кого тут пожалеть? Наверное Эдварда? А Белле уже давно пора подумать о себе! good  hang1  lovi06015  lovi06032  girl_wacko  giri05003  girl_blush2  fund02016

0
9  
  Родители Блисс, конечно же, своей чрезмерной опекой наоборот толкают свою дочь в объятия Дасти.
По поводу этой главы...
Конечно, с одной стороны это очень душераздирующе, что Дасти увидел, как его девушка целует другого; причем, он прекрасно понимает, что она не совсем безразлична к Гаррету, а Гаррет вообще влюблён в Блисс с детства. Добавьте сюда неуверенность Дасти в себе, т.к. он прекрасно понимает, что Гаррет более серьёзный, ответственный, нравится родителям Блисс, да и все друзья Блисс ЗА то, чтобы она с ним встречалась.
Но с другой стороны, Дасти эгоист конченный. Ради любви люди меняются. А он не хочет. Ему и тусовки подавай с наркотиками и девушками, и Блисс подавай, с помощью которой он доказывает себе, что он не конченный человек.
Жаль, что у Блисс нет доверительных отношений с родителями. Они явно подсказали бы как помочь Дасти. Он в этих отношениях явно слабое звено.

0
8  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

0
7  
  Спасибо за главу)

0
6  
  Спасибо,ОЧЕНЬ жду новые главы good

0
5  
  Вот что значит подростки!))) я словно толе окунулась с ними в свои школьные годы! Спасибо за новую главу!)))

0
4  
  Ну что тут скажешь, Эдвард получил что заслужил, за ставшее уже традиционным катастрофически не внимание к Белле)

0
3  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]