Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дасти. Глава 16. Лгунья. Часть 3

***

Должно быть, я уснула, потому что не помню, как уходил Пити, и точно не помню, как пришел Эдвард.

- Вставай, - говорит он. Я вижу его силуэт в дверном проеме.

- Я не могу уйти.

- С ней все в порядке. – Затем он уходит.

Я на цыпочках иду по коридору. Дверь в комнату Эдварда открыта, работает телевизор. Внизу, похоже, свет нигде не горит; Пити с Беном, видимо, ушли. Голова болит, тело болит еще сильнее. Я все еще пьяна, и это больше не весело. Я чувствую себя вялой и уставшей. Волосы кажутся грязными, а кожа – жирной. Мне хочется переодеться и принять душ, прежде чем вести этот разговор с Эдвардом, но как только я вхожу в его комнату и вижу, что он стоит перед окном, понимаю, что разговора не будет.

Я захлопываю дверь и сажусь на кровать.

Эдвард ничего не говорит, поэтому говорю я:

- Где ты был, когда я звонила?

- Забирал кое-какое дерьмо, - отвечает он.

Я вздыхаю, даже не пытаясь просить его пояснить. Я ложусь на свою подушку и осматриваюсь; на тумбочке я замечаю что-то необычное. Я поднимаюсь и беру маленький пакетик. В нем немного белого порошка. Я щелкаю пальцами по прозрачному пластику. Открываю пакетик. Нюхаю. Эдвард говорит мне положить его.

- Что это? – спрашиваю я. Он подходит и забирает его у меня.

- Кое-какое дерьмо, - говорит он, засовывая его в карман своих бейсбольных штанов.

Я встаю и иду за ним к окну, где он курит.

- Эдвард, что это?

Он щелчком выбрасывает из окна окурок и смотрит на меня.

- Кокс.

- Кокаин? – Я в шоке, но не слишком. Больше меня уже ничем всерьез не удивишь. – Как давно ты его употребляешь?

Он пожимает плечами. Он уязвлен. Я это вижу. На его лице грусть. Я сделала ему больно.

- Не знаю. Думаю, со своего дня рождения.

- С твоего дня рождения? Забавно. – Я поворачиваюсь, чтобы уйти, но Эдвард берет меня за запястье.

- Ты целовала его? – спрашивает он.

- Да, - отвечаю я.

- Почему?

- Не знаю. Хотела, чтобы ты вернулся. – Мне приятно говорить это. Мы честны относительно большинства вещей, но никогда еще эта честность не была так реальна.

- Из-за того, что Виктория сказала сегодня в туалете? – Его глаза такие глубокие, а голос такой хриплый. Он умирает. Я убиваю его своими действиями.

- Да.

Эдвард тянет меня вниз, чтобы я встала на колени. Он садится в компьютерное кресло, а я стою на коленях перед ним. Его руки дрожат, а в его покрасневших глазах - нерешительность.

Наши позы, эта ситуация… все это вынуждает меня заплакать.

Я устала и мне больно. Мне больно уже давно. Наши отношения в глубокой жопе. У меня такое чувство, будто я гнию изнутри. Я чувствую, что наши отношения ожесточают меня. Любовь не должна быть такой, но это все, что я знаю и чего хочу.

Я ложусь лбом ему на колено, и он обхватывает мою голову руками.

- Посмотри на меня, детка.

Я качаю головой и пуще плачу.

Эдвард встает и поднимает меня на ноги. Он целует меня в висок и подбородок. Отводит мою голову назад и целует в губы. Я рыдаю еще громче.

- Не целуй меня, - говорю я сквозь слезы.

Он все равно целует.

Целует крепко. Это приятно. Ничего общего: поцелуй Гарретта был просто бледным подобием в сравнении с тем, как целует меня Эдвард. В его губах чувствуется любовь и страсть. Обещания вечности и сострадание. Он возрождает меня, покусывая и целуя открытым ртом. Я падаю назад; мое тело ударяется о матрас, и Эдвард между моих ног.

Он целует меня с такой силой, словно мои губы могут порваться и начать кровоточить.

Я бы не возражала, если бы это случилось.

Ради него я бы истекала кровью.

Он тянет вниз мою футболку и растягивает горловину майки до тех пор, пока швы не трещат и хлопок не рвется. Он разрывает майку надвое и прикусывает мою грудь до крови, которую трогает языком. Я кричу. Эдвард останавливается, прикрывает мне рот рукой и снова кусает.

- Думаешь, я собирался просто позволить ему целовать тебя? – шепчет он, кусая в третий раз, на этот раз за шею. Крови нет, но больно изрядно. Его укус превращается в поцелуй, а этот поцелуй – в багрово-черную отметину сбоку на шее.

Я за волосы оттягиваю его голову назад и прикладываю свои губы к тому же самому месту на его шее. Начинаю посасывать, и он мне позволяет. Эдвард начинает двигаться между моих ног, мои глаза закатываются на затылок. Я открываю глаза и впиваюсь ртом в его шею с другой стороны, оставляя там такую же отметину.

Моя юбка задрана вверх, к животу. Я нахожу губы Эдварда, и мы целуемся, пока избавляемся от одежды. Первым делом исчезает его футболка, затем мой лифчик, затем его бутсы и моя юбка. Он оставляет меня в черных кружевных трусиках, а сам остается в белых бейсбольных штанах.

Ладони Эдварда обхватывают мои груди, и он целует меня, теряя и находя мои губы.

- Будь моей девушкой, - шепчет он мне в губы, так тихо, что я едва разбираю его слова.

- Что? – спрашиваю я, выгибая спину, когда он движется вниз к моей груди.

- Мы можем рассказать всем, мне теперь похуй. – В его голосе отчаяние – разбитое сердце, и мне ненавистно, что виной тому я.

Может, я сильнее него. Может, в конце концов, вся власть у меня.

- Утром я расскажу сестре, только не целуй его больше, детка. Пожалуйста. – Он надо мной, и когда я вижу, что он плачет, я все начинаю сначала.

Я вытираю его слезы и шепчу:

- Не плачь, лгун.

- Будь моей девушкой. – Я чувствую, какой он твердый, пока он медленно вращает бедрами.

- Нет. – Сейчас я этого не вынесу.

Он перестает двигаться. Перестает дышать.

- Из-за этого парня?

Я качаю головой.

- Потому что никто не должен знать. Пока нет.

- Я думал, ты этого хотела.

Я не отвечаю. Я поворачиваю голову и целую внутреннюю часть его бицепса. Быть с ним – это все, чего я когда-либо захочу, но рассказать всем сейчас будет очень дорого стоить. Я отказываюсь быть его девушкой, поскольку к этому привел мой поцелуй с Гарреттом. Не буду официально его до тех пор, пока не буду его единственной. Это не стоит всего, что я потеряю.

Когда прекратятся разговоры в школьном туалете, и когда я смогу доверять ему, тогда я стану его девушкой.

- Белла, - плача, говорит Эдвард сквозь стиснутые зубы. – Я не могу тебя потерять.

- Ты и не потеряешь. Я здесь.

- Правда?

- Прости, что поцеловала его. – Я поднимаю глаза как раз в тот момент, когда одна из его слезинок падает мне на грудь.

- Ты извиняешься? – Он мстительно смеется. – Покажи, что любишь меня, - повторяет он слова, которые я сказала ему ранее.

Что еще я могу сделать?

Я получаю ответ, когда Эдвард выскальзывает из постели, забирая с собой мои трусики. Мое сердце колотится как бешеное, дыхание учащенное. Он видел меня очень много раз, но он никогда не видел меня так. Его глаза полуприкрыты, губы надуты. Я пытаюсь сдвинуть ноги, но он разводит мои колени и широко раздвигает мои ноги.

- Блядь, не делай этого. Не прячься от меня. – Он расстегивает пуговицу на штанах и молнию.

Затем он стягивает их, и я вижу его. Всего его, чего никогда не было раньше.

- О, черт, - выдыхаю я.

Он снова между моих ног, и я чувствую, как он трется о мой центр. Я хотела этого так долго, и теперь, когда это происходит, я в ужасе. Реальность сурова, и я не готова. Мои колени дрожат, касаясь его боков, в глазах слезы, и они стекают по вискам в волосы. Я держусь за плечи Эдварда и прячу лицо у него на шее. Он двигается ближе, вытягиваясь в линию.

Я чувствую его.

Его.

- Эдвард, - говорю я дрожащим голосом. – Я люблю тебя. Только тебя, клянусь. Клянусь. Пожалуйста…

Он качает головой, проталкиваясь совсем немного, но мне уже больно. Я хнычу и целую его в шею.

Затем он проталкивается по-настоящему.

Я кричу. Он снова толкается.

Я кричу второй раз.

И не только мое тело останавливает его, а и мой голос.

- Нет! – Я рыдаю. – Эдвард, нет. Не так.

Он тут же останавливается. Ничего не случилось. Он не вошел.

Но боже мой, я хотела, чтобы он там был?

Если бы обстоятельства были другими.

- Я облажался, да? – спрашивает он, глядя на меня сверху вниз. – Слишком сильно облажался?

- Нет. Ты не облажался. – Я касаюсь его лица и вытираю его слезы. И это правда – моя печальная реальность: он никогда ничего не сможет сделать такого, чтобы я ушла от него.

- Тогда что?

Я не отвечаю ему, потому что он все еще там. Я очень хочу, чтобы он там оставался, я давно этого хотела… но не сегодня. Не так. Не тогда, когда мы оба так расстроены. Не тогда, когда это из-за другого парня и другой девушки. Мы многое испортили в наших отношениях, но это не станет одним их этих провалов. Я могу смириться со многим: с наркотиками, вечеринками, его отсутствием. Но я отказываюсь соглашаться на секс, пока он не будет честным, а сейчас это, блядь, сильно неискренне.

- Позволь мне потрогать тебя, - шепчу я, кивая головой и медленно просовывая руку между нами. – Пожалуйста, позволь мне. Пожалуйста.

Он закрывает свои мокрые глаза и тянется к моей руке. Я думаю, что он хочет остановить меня, но это не так. Он направляет меня.

Сначала Эдвард дает мне потрогать меня. Мое тело готово к нему. Физическое желание никогда не было проблемой. Даже сейчас, после того, как я сказала «нет», эта боль почти невыносима, и в ту секунду, как наши пальцы касаются меня, я вздыхаю от облегчения.

- Могло быть гораздо лучше, детка, - говорит он, прижимая мой указательный и средний пальцы к клитору. По рукам и ногам бегут мурашки. Соски твердеют, а голос теряется где-то в глотке.

Он медленно целует меня сбоку в шею, пока его собственные пальцы прижимают мои все сильнее и сильнее. Мои ноги раздвигаются шире, а спина выгибается. Глаза закатываются, руки вцепляются в простыню. Теперь он с большей силой целует меня в шею, оставляя синяки, отметины и царапины.

Я нахожу свой голос и кричу, пока мое тело катится на его волнах.

- Представь это изнутри, именинница. – Его голос такой грубый и скрипучий; я зажмуриваюсь и снова вскрикиваю.

Когда моя спина ударяется о матрас и глаза открываются, рука Эдварда по-прежнему между нами. Он удивляет меня тем, что ведет мою руку немного ниже, пока я не касаюсь его. Пока он не показывает мне, как хочет, чтобы я держала его.

- Вот так, - говорит он, сжимая мои пальцы вокруг своей длины. – Немного жестче, детка.

Я волнуюсь и испытываю неловкость, но он показывает мне, как. Он двигает мою руку, и по ощущениям он как растаявший шелковый шоколад. Мне абсолютно не с чем его сравнить, но у него идеальный размер. Он кажется безупречным. И я так люблю его.

Эдвард роняет лоб мне на плечо и шепчет всякие нежности, медленно вращая бедрами у моей руки. Поначалу его движения размеренные, но чем крепче становится моя хватка, тем резче его движения. И опять я чувствую, каким хорошим будет секс с ним, и принять свое решение подождать было гораздо сложнее, чем позволить ему продолжить.

Я хочу видеть его лицо, поэтому поворачиваю голову и целую его лицо до тех пор, пока он не смотрит на меня. Его глаза опухшие и красные от слез. Брови нахмурены, а нижняя губа зажата между зубов. Волосы Эдварда спутаны, щеки горят. Похоже, руки у него в мурашках, а голос пропал.

Теперь моя рука совершает крепкие и размашистые движения, и все это время я смотрю в его лицо.

Мне нравится эта уязвимость и эмоции.

Нравится, что это я с ним.

Мне нравится, когда его тело начинает дрожать, а голос возвращается. И он произносит мое имя.

Когда он кончает, он целует меня. Теплая жидкость выстреливает мне в живот, и наши рты открыты – мы обмениваемся дыханием в темной комнате, которую наполняют наши недоговариваемые заявления о любви и вечности.

- Блядь, я люблю… - начинает он, но не заканчивает.

- Навсегда. Навсегда… - Я замолкаю, когда его глаза встречаются с моими.

Когда все заканчивается, Эдвард смеется. Как и я. Потому что что, черт побери, только что было?

Мой живот и рука перепачканы. Но на душе легче, и у меня нет намерения возвращаться к тому, что было до того, как это случилось, поэтому я макаю руку в его сперму и вытираю ее о его грудь. Он изображает отвращение, а затем делает то же самое – вытирает свою руку о мои губы.

Я кричу, но он целует меня.

 

***

Это вроде как странно: смотреть, как Эдвард расхаживает по комнате полностью обнаженным, если не считать носки. Он бросает мне грязную футболку, чтобы вытереть живот, а затем прикуривает сигарету и открывает окно.

Я смотрю на него, потому что не могу не смотреть.

- Ты смотришь на мой член, принцесса, - шутит он, делая всего пару затяжек, а затем выбрасывая окурок и закрывая окно. Он подходит сбоку к кровати и за лодыжки тянет меня к краю. – Блядь, уже поздно. Давай примем душ и немного поспим.

Ванная вся в пару от нашего слегка слишком горячего душа. Струи воды обжигают мою кожу, но это лучший способ. Я чувствую, словно душ смывает все мои сегодняшние грехи. Я не могу сделать так, чтобы поцелуя с Гарреттом не было, но я могу смыть его.

Когда я споласкиваю волосы, глаза Эдварда широко открываются.

- Черт, - бормочет он, смеясь. – Надеюсь, у тебя есть худи, малышка.

Моя рука тут же поднимается к шее. Она болит, как и все тело, но я тут же вспоминаю. Отметины. Синяки. Царапины. Не говоря уже про засосы на моей груди и руках.

Не говоря уже про его отметины.

Эдвард тянется ко мне, и я иду к нему. Он проводит большим пальцем по моим губам и улыбается.

- Готов спорить, ты дважды подумаешь, прежде чем снова поцелуешь того парня.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2040-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (08.06.2019) | Автор: перевод helenforester
Просмотров: 335 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 141 2 »
0
14  
  Спасибо за новую главу. good

13  
  Намучается она с ним(

0
12  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016

0
11  
  cray не вижу я в этой истории ХЭ для этой пары почему-то...

1
10  
  А мне эта история ,наоборот,кажется очень реалистичной, Белла влюблена ,Эдвард для нее лучший изо всех и пока дурные стороны его характера как бы не так и важны,на втором плане,но девочка она умная,так что позже, возможно, все изменится, интонация самой истории наполнена тревожностью...
Спасибо, терпеливо жду продолжение good

1
9  
  К сожалению любовь зла,полюбишь и козла.они мне обаэ противн
ы один сраный наркоша,изменник,другая просто тряпка,дура девка,что ещё сказать
Спасибо за перевод lovi06015

0
8  
  Вот хоть убей,не понимаю я э

0
7  
  Не знаю, не понимаю я Беллу...
Спасибо за горячее продолжение! good  lovi06032

0
6  
  Спасибо! good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
5  
  Спасибо за продолжение)

1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]