Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дасти. Глава 17. Маленький львенок. Часть 1

ГЛАВА 17. МАЛЕНЬКИЙ ЛЬВЕНОК. ЧАСТЬ 1

От авторов: «Сумерки» нам не принадлежат. И вы ошибаетесь, если думаете, что быть молодым и безрассудным выглядит совсем не так.

YellowGlue, то, что мы пишем – это поэзия.

 

Mumford & Sons – Little Lion Man:

Оплакивай себя, мой друг, тебе никогда не быть тем, что в твоем сердце. Оплакивай, львенок, ты уже не так смел, как вначале. Оцени себя и покопайся в себе, собери всю смелость, что осталась после решения проблем, которые ты сам нажил себе на голову.

 

Детка Блисс

- В смысле «потаскухи идут»? – Элис захлопывает свой шкафчик и надувает пузырь из розовой жвачки «Баббл Тейп».

Некоторые вещи никогда не меняются.

Прошла неделя с пятницы. С того дня, когда я поцеловала Гарретта; с того дня, когда у нас с Эдвардом вышла самая крупная ссора за всю историю наших отношений; с того дня, когда мы целовались и оставляли отметины. Большинство моих царапин на ногах и спине зажили, и все синяки побледнели до желто-зеленого цвета, но засосы и раны от укусов остаются. На этой неделе я все дни ходила в школу в худи, и меня это бесит.

Я изо всех сил избегла родителей и носила волосы распущенными. Никто ничего не замечал и не говорил, и я сказала Элис, что нехорошо себя чувствую, когда на следующий день она спросила: «Что за хуйня?» и потянула за завязки моего худи. Но я конченный параноик, потому что боюсь, что что-то сделаю не так, и мою шею кто-нибудь увидит или мама войдет в мою комнату, когда я одеваюсь.

С другой стороны, Эдвард вызвал переполох, когда в понедельник появился в школе с шеей, раскрашенной во все цвета радуги. На щеке у него была царапина, которой я не помнила, но, когда в тот же день мы встретились за школой на третьей перемене, он заверил, что это моя работа.

- Блядь, ты была не в себе, Блисс. – Он рассмеялся, оттягивая вниз мое худи. – Ты очень сильно любила меня.

Он поцеловал синяки на моей шее.

Его засосы были прямо-таки детективной загадкой. Виктория пребывала в дерьмовом настроении, в туалетах шли пересуды, и каждый парень в школе проверял свою девушку, чтобы убедиться, что на ней нет никаких следов оказанных моему чудовищу любезностей.

Это было нелепо.

И совершенно смешно.

В том смысле, что отстойно, что все девчонки в школе принялись выяснять, с какой «шалавой» он провел выходные, но меня искренне забавляла мысль, что та, кто это сделал - последняя, на кого вообще можно было подумать.

Да, над его шеей потрудилась именно я.

Это было в понедельник; к среде большая часть сплетен прекратилась. К сегодняшнему дню все сдались. Думаю, они просто считают Эдварда Каллена бабником, и теперь по победам на любовном фронте он обошел всех старшеклассников Форкса.

Я прыснула от смеха, когда Бри Тэннер сказала: «Я слышала, это была какая-то модель из Сиэттла».

Да, точно. Но единственное, в чем я дефилирую в эти дни – это дурацкие худи.

И даже не могу надеть свое любимое.

- Это мама виновата. Она их пригласила. – Я прислоняюсь к шкафчикам спиной и съезжаю вниз, пока задница не упирается в пол.

В прошлые выходные мы с родителями договорились: если они разрешают провести непосредственно день моего рождения, прошлую пятницу, у Элис дома, в эти выходные мы отмечаем его у нас дома. Тогда я легко согласилась, но теперь сожалею о своих словах. Мама предложила устроить пижамную вечеринку, и я сказала: «Правда, мам?», а она ответила: «Правда, Блисс».

Это было не такой уж ужасной идеей… до сегодняшнего утра.

Первоначально я пригласила Элис, Лорен, Розали и Лиа. Они мои ближайшие подруги, и я не думала, что нужно приглашать кого-то еще. Розали уезжает за город, и я знала, что она не придет, а Лиа получила «кол» по испанскому, и не сможет прийти, потому что наказана. Так что мы должны были оставаться вдвоем с Элис. И мы так и планировали, пока отец не сообщил нам с мамой, что сегодня не сможет отвезти меня в школу, потому что должен ехать сразу в участок. Поэтому везти меня пришлось маме. Что было бы нормально, если бы она не вылезла из машины и не повела меня в школу. Она сказала, что ей нужно вернуть кое-какие бумаги, но я ее раскусила.

Единственное, чего не хватало – это бананового леденца. Она даже попыталась взять меня за руку.

И нам почти удалось пройти не замеченными. Я была у ворот и была готова обернуться и оттолкнуть маму, когда появились потаскухи. Они хором сказали: «Привет, младшая сестренка!», а мама сказала: «Как мило!»

Мама знает Викторию, Микси, Ким и Шарлотт. Она видела их со мной несколько раз за годы учебы, но маме следовало бы знать, что на самом деле я не считаю их своими подругами. Моя челюсть едва не ударилась о землю, когда мама сказала: «Ты пригласила их на свою пижамную вечеринку, Изабелла Блисс?»

И я чуть не упала в обморок, когда Виктория сказала: «Нет, не пригласила! Мы хотим прийти, младшая сестренка! Нам тоже нравятся пижамные вечеринки».

А мама сделала еще хуже, когда посмотрела на меня взглядом, в котором читалось «Я разочарована», когда я немедленно не ответила Виктории. Я была вынуждена сказать: «Виктория, приходите, пожалуйста, на мою пижамную вечеринку».

Это вроде как странно, но я думаю, что Виктория искренне хочет прийти.

- Ну, это, блядь, будет совершенно грандиозно, не думаешь, … младшая сестренка? – Элис смеется, захлопывая свой шкафчик.

- Не называй меня так!

Элис садится рядом со мной. Она склоняет голову мне на плечо, и мы смотрим на проходящих мимо людей.

- Может, будет весело?

- Ага, точно, - со стоном говорю я.

 

***

- Я слышал.

- Тогда спаси меня.

- Я приду, как только все уснут. – Эдвард обнимает меня и крепко прижимает к себе.

То, что произошло между мной и Эдвардом на прошлых выходных снова изменило динамику наших отношений. Мы всегда работаем над ними, они постоянно развиваются, и я не думаю, что мы когда-нибудь станем обычной парой, но на этой неделе у нас все действительно хорошо – супернасыщенно и полностью поглощающе. Он постоянно рядом, заботливый… и трезвый. В смысле, по большей части.  Думаю, курить дурь Дасти никогда не перестанет. Мне нравится, когда он ее курит, и я не уверена, что меня всерьез заботит, бросит он это когда-нибудь или нет, но его глаза стали прозрачно-голубого цвета, он ходит на все уроки и не пропустил ни одной тренировки по бейсболу.

- Мне надо подтянуть успеваемость, Би, - сказал он, когда я в ту ночь упомянула об этом по телефону. – В смысле, нам же придется пойти в колледж, да?

Колледж. Это был вообще первый раз, когда я услышала, как он говорит хоть что-то о колледже после того, как все это закончится. Я старалась не придавать его словам большого значения, чтобы не тешить себя надеждами, но это сложно. Мы с Эдвардом постоянно говорим об отъезде из Форкса, но я и подумать не могла, что он хочет пойти в колледж. Это было приятно слышать.

Учитывая это и его поведение на этой неделе, я полна надежд.

- Ты никуда не пойдешь сегодня? – спрашиваю я и трусь носом о его щеку.

- Не-а. – Эдвард отталкивает меня, держа за бедра, и разворачивает спиной к себе. Он садится на капот своего «Континенталя», и я оказываюсь между его ног, а затем он прикуривает сигарету и выдувает дым через мое плечо. – Я буду ждать, блондиночка.

Я отклоняюсь к его груди, роняю голову ему на плечо и наблюдаю, как он делает несколько затяжек. Он целует меня в висок и спрашивает:

- Что?

- Ничего. – Я улыбаюсь. – Ты другой.

Эдвард щелчком выбрасывает наполовину недокуренную сигарету и скрещивает руки на моей груди, крепко прижимаясь ко мне.

- Просто устал, понимаешь?

Я держусь за его запястья, пока он стоит у машины, до тех пор, когда звенит звонок, сигнализируя о начале последнего урока. Это привычное дело, когда мы с Эдвардом решаем сбежать с уроков, но сегодня мы остаемся. Он этого хочет, а мне это нужно. Элис сегодня едет домой со мной, но остальные девчонки придут вечером. Мне нужно быть готовой и собранной, и время после обеда, проведенное с Эдвардом на пляже под солнцем… из-за этого вечером будет гораздо хуже. Мне не нужно, чтобы что-то напоминало мне о том, как я люблю проводить с ним время. Довольно плохо, что я могу не увидеть его до завтра.

Он говорит, что никуда не пойдет, но с ним никогда не знаешь, как получится.

- Мне пора, - говорю я быстро, целуя тыльную сторону его ладони. Я выбираюсь из его объятий и поднимаю с земли свой рюкзак.

- Будь там, когда будешь мне нужен. Вечером. Пожалуйста! – я отчаянно умоляю его глазами и позой.

Эдвард отталкивается от машины и расправляет свою черно-серую фланелевую рубашку, а затем подтягивает лямки моего рюкзака и высвобождает из-под них мои волосы.

- Будь моей девушкой, Блисс.

Я закатываю глаза и говорю:

- Нет.

Он смеется.

- Как долго ты собираешься заставлять меня ждать, пижамница?

Я думаю секунду, потом еще секунду… и еще.

Эдвард целует меня в лоб и отталкивает.

- Иди на урок, пока я не заставил тебя передумать.

Я машу ему на прощание и начинаю идти. Он делает шаг вперед и ловит меня за запястье.

- Я люблю тебя, - говорит он.

- Не забудь обо мне сегодня, - шепчу я ему в губы.

- Не забуду, детка. Это правило.

 

***

 

Мы с Элис стоим в полутора метрах от входной двери. Я грызу ноготь на большом пальце, а она сверлит глазами деревянную дверь.

Мы не можем этого сделать.

Не можем.

- Блисс, открой дверь. –Я оглядываюсь на маму, которая стоит на кухне с пакетом шоколадной крошки в руках. Сегодня она выглядит хорошо. Она выпрямила волосы и немного накрасилась. Мама на взводе. Должно быть, ей отчаянно была нужна девичья компания, потому что она в восторге уже сейчас, когда нас трое.

- Скажи, пусть уходят, Белла, - шепчет Элис, протягивая руку, чтобы вытащить большой палец из моего рта. – Не могу поверить, что ты их пригласила! – шипит она.

- Я не… - Я не успеваю закончить, чтобы в миллионный раз поправить ее, потому что мама проталкивается между мной и Элис и открывает дверь.

- Хорошо выглядите, миссис Свон, - говорит Виктория, входя в дом. – И так вкусно пахнет! – Она игриво подталкивает маму локтем и роняет на пол свою сумку с вещами для ночевки. – О, приветик, младшие сестренки!

Следом за Вик входит Ким, а следом за ней – Микси. Шарлотт с ними нет, так что их всего трое, а также мы с Элис. Они в той же одежде, в которой были в школе, только выглядят уже не так свежо. У Микси пятно на подбородке, а у Ким под глазами размазалась тушь. Она что-то печатает в телефоне, но улыбается, когда это нужно и кивает, когда мама говорит что-то отчасти интересное. Виктория выглядит так, словно она одна на самом деле хотела сюда прийти, но мы здесь все… вшестером.

Внимание, которое потаскухи уделяют моей маме, немного забавно. Я не привыкла видеть их такими вежливыми и приличными. Не думаю, что я хоть раз слышала, чтобы Виктория произносила целое предложение, ни разу не употребив «блядь», «ебать» и «ебаный». Похоже, она заменила эти слова на «да», «пожалуйста» и «спасибо».

По крайней мере, на время.

- Бля… - шепчет Элис: она в таком же шоке, как и я. Я прикрываю ей рот рукой и улыбаюсь за нас двоих, когда мама оборачивается с широко раскрытыми глазами.

- От них все равно пахнет шалавами, - одними губами говорит Элис. Мы притворно хихикаем, когда Ким хвалит мамины «Биркенштоки». Мама смеется, словно это лучшие слова в мире.

- Я всегда хотела такие, но они не особо подходят к моей чирлидерской юбке, - продолжает Ким, освещая ее практически идеальной улыбкой и больше глядя в свой телефон, чем на мамины туфли.

Затем мама говорит:

- О, а я всегда хотела, чтобы Изабелла была в команде поддержки. – Она поворачивается и смотрит на меня. – Да, Блисс?

Я закатываю глаза и говорю:

- Да, мам.

- Да, мам. – Элис с сарказмом передразнивает меня.

Я наступаю ей на ногу.

- Тебе стоит попробовать в следующем году, Белла, - говорит Ким с довольной ухмылкой.

Элис смеется во все горло, запустив пальцы в свои длинные волосы, тянет их и говорит:

- Зачем ты вообще пришла сюда?

- Элис! – Мама оборачивается, пойманная врасплох бестактностью Элис.

Но Элли быстро исправляется.

- Я имела в виду, миссис Свон, зачем она стоит перед дверью? Вот, дай помогу. – Она забирает у Виктории рюкзак и швыряет его. Он летит, приземляется где-то на середине лестницы и кувырком скатывается вниз.

Элис снова поднимает его, но я хватаю ее за руки и крепко держу.

- Я просто пыталась помочь, - бормочет Элис.

- Заткнись! – шиплю я.

- Вероятно, ты права, Элис. Проходите, девочки. Кто-нибудь из ваших мам здесь? – Мама выглядывает на крыльцо. Думаю, она слегка изумлена, когда обнаруживает, что там никого нет.

- Наших мам? – спрашивает Микси, выглядящая, как всегда, сбитой с толку.

Мама улыбается, закрывая входную дверь.

- Ваши родители разрешили вам остаться на ночь, даже не будучи знакомыми со мной или моим мужем?

Я красная как свекла. Щеки так пылают, что мне больно.

Микси посмеивается, Ким вроде как ждет, что ответит Виктория, а та выглядит… печальной. И я терпеть не могу, когда она выглядит печальной, потому что она кажется маленькой и уязвимой. Я ее ненавижу. Ненавижу все, что она олицетворяет. Но затем она вроде как теряет себя, и это часть ее представления – ее чувствительность. Ее твердая оболочка тает, обнажая серьезную семнадцатилетнюю девушку.

- Меня привезла не мама, - говорит она. – Я сама приехала. – Виктория оглядывается, теребя пальцами концы волос. – В смысле я могу ей позвонить, но…

Это выглядит так жалко, что даже Элис ничего не говорит.

- А давайте есть? – говорю я, срываясь с места. – Я именинница и умираю с голода. – Виктория смотрит на меня, и в ее взгляде появляется благодарность, но я ненавижу ее за это еще сильнее. Ненавижу эту двойственность.

Мама делает глубокий вдох и кивает, но не перестает смотреть на несчастную Викторию. С таким же успехом у Вик на лбу могла бы быть надпись: «Беспризорный ребенок», потому что это именно то, что видит моя мама. Для моих родителей нет ничего хуже, чем ребенок без присмотра. Вот почему они так строги со мной. Однажды мама с папой поставят себе в заслугу, что сделали из меня того человека, каким я стала, потому что искренне верят, что их стиль воспитания должен применяться в каждой семье. Мир был бы лучшим местом, если бы все дети были по кроватям, всегда говорят они.

Кто знает, может, они и правы. В смысле, в кого бы превратилась Виктория с родителями вроде моих? В кого бы превратилась я с родителями вроде ее? Я бы хотела думать, что я была бы той же самой Блисс, потому что я та, кто я есть, но, возможно, это и не так. Меня опекали до безобразия, и я была удивительно наивной, пока не познакомилась с Элис и Эдвардом, и я не думаю, что у Виктории когда-либо было такое проклятье. Ее родители – полная противоположность моим, и благодаря этому она научилась использовать свое тело, чтобы компенсировать то, чего ей не хватает в эмоциональном плане.

Какую там дурацкую поговорку мама всегда мне повторяет? Проблемные дети думают, что плохое внимание – это лучше, чем вообще никакого.

Я мало что знаю о семье Микси, но я бы не удивилась, если у нее все еще хуже, чем у Виктории. А еще есть Ким, и у нее, должно быть, все хуже, чем у всех, потому что дома у нее все великолепно. У нее обеспеченные родители, она их единственный ребенок, ездит на новой машине, носит красивую одежду, и ее любят и поддерживают мама и папа, которые безотказно исполняют все ее желания. Мечта любого подростка.

Но Эдвард говорит, что ей скучно. Говорит, она ходит за ними, потому что ненавидит простоту своей жизни. Она жаждет приключений и готова на все ради острых ощущений. Полагаю, Пити в качестве парня и Виктория в качестве подруги - это самый большой средний палец, какой она могла показать простоте.

Мои родители слишком заботливы, о Виктории родители заботятся недостаточно, родители Ким слишком боятся не угодить ей, а родители Элис и Эдварда прежде всего мучаются угрызениями совести. Мы все совершенно разные и испорченные каждый по-своему.

- Кто хочет хумуса? – спрашивает мама, первой направляюсь на кухню.

Ким фыркает.

- Хумус. Вкуснятина.

- Это вкусно? – спрашивает Виктория. Она тут же идет за мамой.

Мы с Элис и Микси стоим треугольником, глядя друг на друга, и когда становится очевидно, что нам совершенно нечего сказать друг другу, Микси пожимает плечами и идет на кухню за своей подругой. Ким идет за ней.

- Может, у них есть травка. Это меньшее, что они могли сделать. – Элис закатывает глаза и пинает сумку Виктории.

Я хватаю ее за руку и тяну за собой на кухню.

- Ты прекратишь? Ты мне совсем не помогаешь.

- Ладно, но мне не обязано это нравиться. – Она тянет меня за волосы и смеется.

Я поворачиваюсь и говорю с большими глазами:

- Ладно!

- Ладно. – Последнее слово всегда должно быть за ней.

Я собираюсь сказать «ладно» еще раз, но затыкаюсь, когда слышу, как Виктория говорит:

- Это самый лучший хумус на свете, миссис Эс!

 

***

Они пробыли здесь два часа, и все, что мы делали – ели хумус и общались с Рене. Ким по-прежнему сидит в телефоне, только теперь ее волосы заплетены в высокую косу, а Микси красит ногти на ногах в кислотно-зеленый. Виктория сидит по-турецки на полу перед моей мамой, та заплетает ей волосы, а я следующая, жду своей очереди.

Элис дуется на диване.

- Может, пойдем наверх? – спрашивает она в девятый раз за последние полчаса.

- Элис, - нараспев говорит мама, - я знаю, что тебе не нравятся такие вещи, но Блисс они нравятся.

Я смотрю на Элис и подмигиваю.

- Да, Элис, мне нравится.

По телевизору показывают «Дрянных девчонок», но никто особо не смотрит. Мы слушаем Викторию, которая рассказывает, как она жила в Калифорнии. Там только солнце, парни-сёрферы и ни минуты свободного времени. Она лжет, и - невероятно, но мама ловит каждое ее слово.

Я наблюдаю за Викторией, пока мама расчесывает ее волосы. Замечаю, что ей вроде как очень нравятся мамины прикосновения, словно очень долго никто не прикасался к ней с лаской. Виктория приукрашивает свое прошлое, но улыбается она по-настоящему. Ей нравится смешить мою маму, и она искренне реагирует, когда мама что-нибудь говорит.

Даже когда моя мама спрашивает:

- Так твой отец остался в Калифорнии, Виктория?

Я знаю эту историю; это ее Виктория рассказала мне при нашей первой встрече в Ла-Пуш. Ее родители развелись, потому что злоупотребляли наркотиками и алкоголем. Вик с мамой переехали в Форкс, а ее отец снова сел в тюрьму. У него это не первая судимость. Они пытаются выбраться из этой обстановки.

Сначала она молчит и ее глаза чернеют, словно ей хочется визжать и вопить… или плакать, но вместо этого она лжет:

- Да, он остался. Наверное, я вернусь в Калифорнию и буду жить с ним, когда закончу школу. Моя мама считала, что школьная система там сомнительная, поэтому мы переехали сюда, но отец не мог бросить работу, иначе он бы приехал с нами. Они развелись, но не совсем, понимаете?

В это мама верит не так легко, но все равно кивает.

Ким и Микси ерзают от неловкости, потому что знают, что для Вик это больная тема. Я гадаю, слышали ли они и раньше, как она врет об этом. Или, может, это та же история, которую Виктория рассказала родителям Кимберли.

- А вы когда-нибудь были в Калифорнии, миссис Свон? – спрашивает Виктория на одном дыхании.

***



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2040-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (14.08.2019) | Автор: перевод helenforester
Просмотров: 258 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 6
0
6  
  Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

0
5  
  Спасибо! good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
4  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

0
3  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016

0
2  
  С позиции автора все варианты родителей не очень) А в реальности... как найти золотую середину?

0
1  
  Что хуже, беспечные родители потакающие всем прихотям ребенка или сверхопекающие и авторитарные, не интересующиеся его внутренним миром? Я не знаю. Спасибо за главу)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]