Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Девиант. Глава 12

Глава 12

 


- Хочешь познакомиться с моими детьми?

Я ошеломленно смотрю на него.

- А можно? Это безопасно для них?

Он кивает, и мы продолжаем идти по коридору.

- Да, все в порядке. К ним постоянно приходят посетители, а еще мы приглашаем для них артистов, клоунов, певцов. Дети с высоким риском инфекции находятся в другой части крыла. Хотя тебе придется довольно тщательно вымыть руки.

Он ведет меня к двойным распашным дверям, над которыми написано "Детская онкология", и сквозь стекла я вижу ярко окрашенные стены с декоративными фресками.

- Ты точно уверена? - спрашивает он меня, и я киваю. - Они выглядят больными, Из. У них нет волос, запавшие глаза и все такое. Я не стану винить тебя, - это похоже на то, что он каким-то странным образом испытывает меня, проверяя, смогу ли я справиться с тем, с чем ему приходится жить.

- Я совершенно уверена. Я хотела бы с ними познакомиться, - улыбнувшись, он кивает и отводит меня к умывальникам, где показывает, как правильно надо мыть руки, одновременно жалуясь, что некоторые люди быстро ополаскивают руки с антибактериальным мылом и называют это «тщательно». Я посмеиваюсь над его ворчанием, и он смеется в ответ, а затем просит воспользоваться еще и дезинфицирующим средством.

Я немного нервничаю, когда мы, пройдя по коридору, сворачиваем в большое помещение. Здесь стоят детские стулья и столы, усыпанные головоломками и играми. У дальней стены перед телевизором расположено несколько маленьких кроватей, но только одна из них занята. Похоже, что маленький мальчик заснул во время просмотра «Спанч Боба»; его мать, как я полагаю, читает рядом с ним книгу. Когда мы заходим в комнату, она улыбается Манчу.

За одним из столов медсестра, и двое детей играют в «Chutes and Ladders» (п.п.: американская детская настольная игра «Горы и лестницы»).

Манчу был прав. Эти дети выглядят больными; их лысые головы, тени под глазами, худенькие фигурки и прозрачная кожа не оставляют в этом никаких сомнений. Хотя вы бы никогда не сказали этого, глядя на их яркие улыбки, расцветающие при виде Манчу.

- Доктор Каллен! - громко говорит мальчик. - Медсестра Лиза проигрывает!

- Это потому, что Майкл мошенничает, - игриво парирует медсестра, вскидывая руки в воздух, как будто она раздражена.

- Это не правда, - протестует он.

- Еще какая правда! - маленькая девочка в розовой шапочке присоединяется к их словестной баталии, а затем поворачивается к Манчу, одаривая его широкой улыбкой.

Она поднимает свои ручки вверх, делает ими жест "дай мне", и Манчу тут же приседает, словно между ними это так заведено. Сейчас он находится ниже ее, сидящей на стульчике.

Он наклоняется вперед, ее ручки приближаются к его лицу и, схватив с двух сторон за усы, она слегка подергивает их, отчего его голова двигается вперед и назад.

- Когда я вырасту, я выйду замуж за мальчика с усами, - говорит она Манчу, и я чувствую, как к моим глазам подступают слезы.

Слегка отвернувшись, чтобы они этого не увидели, я слышу, как он отвечает ей, что в один прекрасный день она осчастливит какого-нибудь парня, и шутит, что это лучше не откладывать в долгий ящик.

Я чувствую его руку на своем плече. Я даже не поняла, что он поднялся, и, чтобы никто не смог нас услышать, тихо спрашивает, в порядке ли я.

Я киваю головой и смотрю на него; его глаза печальны.

- Тебе нельзя делать этого здесь, - сжимая мое плечо, умоляюще шепчет он, словно это и так достаточно трудно для всех. Я смотрю на мать спящего мальчика; она тоже смотрит на меня сочувствующим взглядом.

Я киваю и делаю глубокий вдох. Манчу разворачивается, и в одно мгновение его печальное по моей вине настроение сменяется весельем.

- Эй, ребята, это моя подруга, Иззи. Иззи, это Майкл, он - ярый фанат «Звездных войн», - Манчу указывает на мальчика, играющего в настольную игру, а затем переводит взгляд на девочку. - А это - Кайла, она любит все розовое. Медсестра Лиза у нас присматривает за ребятами, - она улыбается мне в знак приветствия, и Манчу продолжает: - Вон там – Бобби. Когда он не спит, то сильно бушует, - он улыбается маме Бобби и представляет ее мне как миссис Капелли.

Я приветствую всех, и когда Майкл и Кайла просят меня присоединиться к ним, чтобы поиграть в «Chutes and Ladders», я хватаю маленький стульчик и присаживаюсь за стол.

- Давненько я не играла в эту игру. Вам придется напомнить мне правила, - говорю я им, и они тут же начинают одновременно тараторить, перекрикивая друг друга и подробно объясняя мне условия игры, словно я идиотка. Я смеюсь и поднимаю взгляд на Манчу, который смотрит на меня с нечитаемым выражением на лице.

***

- Все-таки хорошо, что мы не встречаемся, - говорю я Манчу, выходя вместе с ним из здания, после того как он захватил свою куртку, забив на заполнение медицинских карт.

- Да? Почему? – ведя меня через дверь, он нежно касается рукой моей поясницы, посылая по моей спине покалывающие ощущения.

- Похоже, что ты занят, - усмехаюсь я, и он смеется в ответ.

- Да ну, она любит меня только за усы, - мы идем через парковку; он следует за мной к моей машине.

- Так вот почему ты не сбриваешь их? – шучу я.

- Вообще-то, да.

Я останавливаюсь у машины и, обернувшись, вижу на его лице смущение. Таким я его еще не видела.

- Это мило.

Он тут же разрушает этот трогательный момент, ударяя себя кулаком в грудь и потягиваясь.

- Да, милый – это про меня. Нежно-сладкий, как шоколадный торт, - глядя на меня, усмехается он.

- Ты можешь выдавать себя за кого угодно, Манчу, но я раскусила твою тайную личность.

Он делает шаг ко мне и кладет руки на мою талию.

- Хм… возможно, я позволю тебе помочь мне с подготовкой моего наряда супергероя.

- А кто сказал, что ты герой? Я вижу тебя больше плохим парнем.

- О, я могу быть очень, очень плохим, - он наклоняется, утыкаясь носом мне в шею, и я напоминаю себе, что мы находимся на его работе, и это возвращает меня в реальность.

Я напрягаюсь и отворачиваю лицо в сторону.

- Наверно, мы не должны делать это прямо сейчас.

Я чувствую, как он замирает, а затем отводит от меня руки и делает шаг назад.

- Прости, ты права. Итак, увидимся завтра утром, - в одно мгновение его игривое настроение испаряется и заменяется серьезным.

- Да, конечно. Завтра будешь в деловом костюме? – несмотря на то, что я сама стала причиной его холодности, я прячу свое разочарование за шуткой и начинаю возиться с ключами.

- Да, это же пятница.

- Так все же, чем особенна пятница? – спрашиваю я, нажав кнопку разблокировки замков.

Он вздыхает.

- По пятницам я встречаюсь с новыми пациентами.

Я в замешательстве.

- Ох. Ты заставил меня поверить, что пятница является для тебя самым худшим днем.

Я вспоминаю, как он говорил, что единственное, что скрашивает его дерьмовые пятницы, это возможность видеться со мной по утрам, и еще вспоминаю тот день, когда он пришел в бар, выглядя так, словно потерял своего щенка.

Он многозначительно смотрит на меня, надеясь, что я пойму сама, но потом сдается и отвечает:

- Что означают для меня новые пациенты, профессор?

И тут меня осеняет.

- Новые пациенты для тебя означают...

- Да. Диагнозы и прогнозы. Нельзя назвать день легким, когда есть очень большая вероятность того, что тебе придется сказать кому-то, что у их ребенка есть очень небольшой шанс, независимо от прилагаемых мной усилий.

Я чувствую себя виноватой.

- Если бы я знала, то не вела бы себя с тобой так каждую пятницу...

- Не надо, - он резко прерывает меня. - Не говори этого, - огонь в его глазах гаснет, и вместо него я вижу намек на отчаяние. - Мне нужна моя дерзкая ковбойша Иззи.

Я киваю и сажусь в свою машину. Улыбаясь, он закрывает за мной дверь, и я наблюдаю, как он удаляется в сторону припаркованного BMW.

Слишком долго я смотрю ему вслед, не находя в себе сил отрицать, что мне понравилось, когда он сказал «моя».

***

- Если я не ошибаюсь, то у меня все еще есть право на три вопроса, - Манчу ставит чашку на стол и, вытащив стул, садится напротив меня. Он желает доброго утра Мими, которая кажется поглощенной своей книгой, но быстро отвечает ему «привет» и продолжает читать дальше.

Я смотрю на его темно-синий костюм в тонкую полоску, и мне трудно поверить, что, впервые встретившись с ним, я не нашла его привлекательным в такой одежде.

- Мы так и не определились, имелось ли у тебя право на шесть или семь вопросов. Я настаиваю на шести.

Раздумывая, он прищуривается и, в конце концов, соглашается.

- Хорошо, я прощу тебе тот один, но в следующий раз, когда ты, гм… - он быстро смотрит на Мими, и я удивлена, что он сдерживается и не выбалтывает информацию о моих оргазмах, - заКОНЧИШЬ рядом со мной оттого, что я что-то сказал или сделал, это будет считаться моей заслугой.

Мне нравится командный тон в его голосе, так что я сдаюсь, но и сама прошу кое-что в ответ.

- Ты ведь понимаешь, что у меня меньше шансов получить право на личные вопросы, не так ли? - он смеется и кивает. – Ну, тогда я присвою себе право воспользоваться тем вопросом, от которого ты только что отказался, так что теперь я могу задать тебе два вопроса, - усмехаюсь я, довольная собой.

- Прекрасно. Спрашивай.

- Что за фишка с итальянским? – от воспоминаний о том, как, прикасаясь ко мне, он с идеальным акцентом шептал на ухо иностранные слова, в моем теле начинает бушевать кровь.

Его улыбка становится дьявольской.

- Тебе понравилось?

- Думаю, ты и сам знаешь, что мой ответ положительный, - мне кажется, я могла бы кончить от одного его голоса.

- Родители моей матери родом из Италии, и она сама родилась там. Мы навещали их каждое лето, и мои бабушка и дедушка практически не говорили на английском. Когда Маргарет заболела, мы, естественно, прекратили ездить туда. После того, как сестра умерла, меня отправили в Италию на все лето. Я проводил время со своей большой семьей, говоря лишь на итальянском. Находясь вдали от родины, я понял, что это время подействовало на меня исцеляюще, - он делает паузу, вспоминая. – Тем летом я стал свободно говорить на итальянском. Более колоритным фразам меня научил мой дядя, - он шевелит бровями, и это напоминает мне о лежащей в моем портфеле бумажке.

- У меня есть часть «б» к этому вопросу, - я достаю записку, которую нашу с собой, и объясняю: - Я записала слова так, как запомнила, после того как ты ушел… ну, из кабинета Эммета той ночью, - мои щеки краснеют, и я быстро поднимаю взгляд и вижу понимающую ухмылку на его лице. - По-видимому, я записала все неправильно, поскольку, попробовав перевести ее с помощью Google Translate, поняла, что ее содержание не имеет никакого смысла.

Я подсовываю ему листок, и он читает мою ужасную фонетическую интерпретацию.

- Хорошая попытка, но я сказал: Bella. Mi piace sentirti venire mentre sono dentro di te.

Я многозначительно смотрю на него, ожидая перевода. Он оглядывает меня и понижает голос; чувство собственничества отображается на его лице. Опершись на локти, он наклоняется вперед и снова начинает говорить.

- Буквально это означает: «Красивая. Мне нравится чувствовать, как ты кончаешь в тот момент, когда я нахожусь внутри тебя».

Я громко сглатываю и забираю бумажку с центра стола, куда он ее положил.

- Ах, тогда ладно.

Действительно, как еще я могу на это ответить.

***

Влетев в мой лекционный зал, Тори практически сбивает меня с ног.

- Иззи! Представляешь, у меня есть спутник для свадьб!

- Это здорово! И кто этот счастливчик?

- Тут вот в чем дело… я надеюсь, что ты не расстроишься. Вероятно, я должна была сначала спросить тебя. Боже, я надеюсь, ты не рассердишься! - она смотрит на меня с озабоченным выражением на лице.

- Почему я должна расстраиваться? – мне сразу представляется, что она увидела меня с Манчу в кофейне или где-то еще и решила приударить за ним, но я быстро прогоняю эту мысль. Потом я думаю, что она говорит об Эммете, но он сказал мне, что ходил на свидание с Роуз и очень хотел бы увидеться с ней снова.

- Это Джеймс, - она смотрит на меня с беспокойством в глазах, ожидая моей реакции.

Мои брови взлетают вверх.

- Джеймс? Правда? Я думаю, что это здорово! Как..?

На ее симпатичном личике отражается чувство облегчения.

- Ну, в последнее время ты много времени проводила в больнице, поэтому в твое отсутствие мы обедали и часто зависали вместе.

- Я думаю, это прекрасно. Действительно. Он - хороший парень.

- Да, он стал менее застенчивым, на самом деле, он очень смешной, - ее глаза сияют, когда она говорит о Джеймсе; за этим забавно наблюдать.

- Что ж, поздравляю, вы отлично проведете время вместе. Я уверена в этом.

Быстро обняв меня, она вылетает из зала как раз в тот момент, когда начинают прибывать мои студенты. Я привожу в порядок свои записи и готовлю все необходимое, пока они занимают свои места и вытаскивают из сумок ноутбуки и тетради.

Я занимаю одну из небольших аудиторий на кафедре социологии; в этой группе у меня тридцать пять студентов, что, по-моему, просто идеально. Я считаю, чем меньше группа, тем проще создать легкую обстановку для обучения. У студентов тогда появляется возможность свободно думать и рассуждать, что действительно иногда порождает довольно интересные дискуссии.

В этой аудитории есть возвышение, но оно придает мне какую-то напыщенность, поэтому я предпочитаю вести лекции, облокотившись на свой письменный стол, который находится в передней части помещения. Я занимаю свое место и начинаю занятие; это третья из четырех запланированных лекций по сексуальным отклонениям, после которых последуют темы о преступном поведении, религиозных меньшинствах с упором на менталитет культа, и в завершении мы обсудим тему общественного порицания зависимости.

- Итак, давайте поговорим о фантазиях. Что считается нормальной и здоровой сексуальной фантазией, а что более темной и менее приемлемой? – я обвожу взглядом группу в ожидании их версий, и чуть не роняю из рук свой iPad.

На заднем ряду, за студентами, пытаясь вписаться в окружение, сидит Манчу. На нем нет костюма; он одет в обычную толстовку и джинсы, и в этой одежде его с легкостью можно принять за студента. Я не знаю, пытался ли он остаться незамеченным, но когда он видит мое удивленное выражение, то, усмехнувшись, скрещивает руки на груди и поудобнее устраивается в кресле.

На мгновение я чувствую себя в полной растерянности и прошу Лизу повторить то, что она только что сказала, но уже скоро моя любовь к этому курсу берет верх над смущением, которое я испытываю из-за того, что Манчу видит меня в деле, и с энтузиазмом присоединяюсь к дискуссии о фантазиях об изнасиловании. Я спрашиваю Лизу, почему, по ее мнению, более половины женщин колледжа, опрошенных во время исследования Дональда Страссберга в 1998 году, признались, что они об этом фантазируют.

Девушка прокашливается и начинает говорить.

- Фантазия позволяет избежать социально порождаемое чувство вины. Женщина не несет ответственность за ее сексуальные желания и поведение.

Я соглашаюсь с ее основной оценкой и продолжаю, добавляя свои собственные факты.

- Исследования Моро и Фоллинштада в 1978 году совпадают с твоей гипотезой. Они выявили, что женщины с высоким уровнем сексуальной вины (п.п.: самобичевание индивида за нарушение социально приемлемых норм, относящихся к сексуальному поведению) более склонны к фантазиям о подчинении, о доминировании над ними и желании ощутить себя беспомощной.

Один из моих студентов - Дэвид, у которого всегда быстро находится ответный аргумент, смотрит в ноутбук и сообщает, что, исследования Пеллетье и Герольда, напротив, обнаружили иные взаимосвязи и влияние чувства вины, заявив, что женщины с фантазиями о принуждениях имеют более положительное отношение к выражению сексуальности.

Мы обсуждаем различные выводы и статистику, и, как всегда, занятие переходит в свободное общение; студенты обсуждают, какие чувства испытывают мужчины – вину или удовольствие, принимая участие в фантазии женщины об изнасиловании. Я практически уверена, что Манчу заговорит, но, к счастью, он серьезно воспринимает мою работу.

- Давайте копнем немного глубже. Что получит для себя женщина, участвуя в подобного рода фантазии? Я думаю, справедливо будет сказать, что никто из нас не хотел бы быть изнасилованной. Тогда что же делает эту фантазию столь привлекательной? - я сажусь на стол и слушаю своих студентов.

- Табу. Это не то, чего вы должны хотеть, именно это и делает фантазию более захватывающей, - Линдси, сидящая в первом ряду, поворачивается к остальной части группы, донося до них свое мнение. - Для некоторых женщин удовольствие будет заключаться в том, что ее насильно удерживают. Вас лишают возможности двигаться и делают с вами все, что угодно; но при этом вы не будете чувствовать себя жертвой, потому что сами дали согласие на воплощение этой игры.

- Значит, это нормально – желать быть «изнасилованной» в стенах своей собственной спальни? – спрашивает Дэвид.

Сью поддерживает Линдси, обращаясь к Дэвиду.

- За дверью собственной спальни нормально всё. Я согласна с тем, что сказала Линдси, но хотела бы добавить, что, участвуя в такой фантазии, вы, в общем-то, отказываетесь от контроля. Именно этого вы и пытаетесь добиться.

Я вспоминаю слова, которые сказал Манчу, когда мы находились в бассейне, что мне нравится контроль в баре, но я его легко передаю ему во время секса. Мои внутренности сжимаются, и я думаю о том, что лучше бы он посетил мою лекцию об игромании.

Я продолжаю.

- Хорошо, давайте посмотрим на это с другой стороны. Если ваша подруга скажет вам, что хочет, чтобы вы были грубым и взяли ее силой, что вы о ней подумаете? Вы поддержите ее фантазию и тоже насладитесь ею, или задумаетесь о том, не псих ли она? - я использую воздушные кавычки, произнося слово «псих», чем вызываю смех.

- Я бы, скорее всего, задался вопросом, что происходит у нее в голове, - говорит Патрик с заднего ряда. Он сидит перед Манчу, поэтому я вынуждена смотреть в этом направлении.

Интересно, а что он думает обо всем этом. Возможно, я воспользуюсь одним из положенных мне вопросов и спрошу его позже.

- Хорошо, ребята, а какие последствия могут возникнуть для мужчины, если он осуществит ее фантазию?

- Нет, если мужчина и женщина вместе хотят этого, то оба что-то получают от этой фантазии, - заявляет Линдси.

- Если парень силой берет женщину, что это о нем говорит? А что, если по итогу ему это слишком сильно понравится? - Дэвид обращается к Линдси, продолжая обсуждение. – Ты хотела бы встречаться с парнем, который не прочь взять тебя подобным образом, вне зависимости от того фантазия это или нет?

Для меня не является проблемой открыто говорить об интимных вещах с моими студентами, если разговор того стоит, но я стараюсь не распространяться о своей личной заинтересованности в половых актах с принуждением. Я пытаюсь лишь в общих чертах высказать свое мнение, отлично зная, что Манчу прислушивается к каждому моему слову.

- А может, это просто говорит этом, что он хочет воплотить ее желания, что старается угодить ей; и, находясь в безопасности стен собственного дома, почему он должен чувствовать себя виноватым, если это то, чего она хочет?

Я намеренно не смотрю на Манчу оставшуюся часть лекции, и когда она подходит к концу, студенты записывают задание на следующую неделю. Я собираю вещи и навожу порядок в портфеле, когда вижу, что кто-то стоит перед моим столом.

- Я очень впечатлен, профессор.

Подняв взгляд, я совсем не удивляюсь, видя перед собой Манчу, и принимаю его комплимент.

- Спасибо. Я рада, что тебе понравилось.

- Понравилось – не то слово, - он понижает голос, - Я надеюсь, что твои студенты не знают тебя столь близко, как я. Твое волнение из-за темы лекции исходило от тебя волнами.

Я оставляю его предположение без комментария и запрещаю себе представлять то, как мы с Манчу участвуем в подобного рода фантазии.

- Почему ты здесь?

- Я хотел посмотреть, насколько ты хороша в своей работе, - улыбается он.

- Серьезно? - я закатываю глаза и начинаю двигаться к выходу.

Он продолжает, словно я ничего не сказала, и следует за мной.

- И еще. Я не смогу увидеться с тобой позже.

- Ох. Ладно, - я хочу спросить почему, но мне не хочется, чтобы он понял, как я разочарована, особенно после такой лекции. Придется ехать домой и по дороге захватить фильм в прокате.

- Одну субботу в месяц у меня приемные часы, - объясняет он. Дойдя до своего кабинета, я останавливаюсь и разворачиваюсь к нему.

- Ну, тогда хорошего тебе дня.

Вдруг ситуация становится неловкой; я не знаю, что мне сказать. Должна ли я попросить его встретиться со мной завтра? Или мне подождать, пока он сам это предложит?

Я вытаскиваю ключи, и в каком-то смысле ожидаю, пока он сам мне скажет, когда мы снова увидимся, но он просто говорит «пока», и я наблюдаю, как он идет по коридору к выходу. У меня такое чувство, будто я целую вечность смотрю, как он удаляется.

Но так же я понимаю, что и сама не останавливаю его. Я почти готова погнаться за ним, чтобы спросить, когда мы снова встретимся, но, струсив, вхожу в свой офис, чтобы привести в порядок бумаги.

 


Перевод: koblyktet
Редакция: mened,Maria77

 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1711-50
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (16.07.2014)
Просмотров: 2846 | Комментарии: 48 | Рейтинг: 5.0/111
Всего комментариев: 481 2 3 4 5 »
0
48  
  судя по всему, Эдвард готов на большее, но Белла его стопорит, трусит, и он боится ее отпугнуть

0
47  
  Эдястал впускать Беллу в свою жизнь fund02002 Чувства Эда к Белле становятся все болееочевидными fund02002

0
46  
  Блин... Белочка походу и сама толком не понимает, что хочет...
Сомневается во всем и вся...
Но рада, что Эддик предупредил о том, что его не будет...
Спасибо большое за проду... good good good good

45  
  Ну и зачем бывать друг у друга на работе, если " у нас просто секс"? Странно это...
Спасибо за перевод.

44  
  спасибо за перевод!

43  
  Белла, давай!!! спасибо за прекрасную главу!

42  
  Класс мне понравилось!

41  
  Спасибо за перевод!!
Манчу пытается осторожно,как может fund02002 ,приблизится к её жизни и впустить её в свою...но она точно как дикая лошадь -одно лишнее движение (типа как он уткнулся носом ей в шею) и она бежать...
Может пора уже расслабиться Иззи??...и впустить этого парня??

40  
  Благодарю за очередную главу и жду следующую! Спасибо!!!  good

39  
  Спасибо большое.

1-10 11-20 21-30 31-40 41-48
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]