Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Edward Cullen, Dick for Hire. Глава 12.1. Дьявол в голубых кружевных трусиках
Airbourne – Girls In Black

Дьявол в голубых кружевных трусиках


Каллен

– Так я и сказал: «Вчера ты вообще-то не возражала, когда я распускал руки»… То есть, бля, я говорил несерьёзно. Дерьмо.

Разозлённый тем, что брякнул это Свон вчера, я опустил голову между коленей и взлохматил волосы, дёргая до корней.

Щенок просто наклонил голову и чихнул на меня, затем ровно положил голову на землю, накрыл лапами нос, почёсывая царапину.

– Знаю, знаю. Я долбаный идиот.

Я вздохнул. Чёрт побери, иногда я не знал, как заткнуть себе рот.

Ладно, в большинстве случаев.

А иногда – мог.

Редко.

Ебануться.

Встав, я зашёл в квартиру за едой и водой для щенка, чтобы только потом проверить электронную почту, зная, что сегодня меня ткнули носом в очередное дело.

Пусть Свон займётся этим, сейчас я даже не в состоянии здраво мыслить.

Я к тому, как же долго, блядь, её лучший друг на свете задержится тут? У него что, нет работы, на которую надо вернуться?

Дерьмо.

Я отсыпал корм и мыл миску для воды, когда услышал лёгкий стук в дверь.

– Эдвард?

Я налил воду для щенка и пошёл проверить дверь, проверяя, не ослышался ли.

– Сет?

Он тушевался, и я подумал, что он вот-вот сознается, как спустил всю сотню баксов, что я дал ему, на аркадные игры. Однако мальчуган открыл дверь до конца и показал грёбаную детскую тележку, полную банок зелёной фасоли, а я заулыбался, точно горделивый папаша.

Я потёр ладонью рот, скрестил руки на груди и поинтересовался у пацана:

– Так вот, значит, как ты это проворачиваешь?
Он улыбнулся.
– Купоны.
Я поржал над этим.
– Грёбаные купоны, пацан, хорошая у тебя соображалка.
– Да, я слямзил все бумажки… То есть я ничего не крал, бумажки были бесплатными, так что это не расценивается за кражу, верно?
Я сдавленно рассмеялся:
– Нет, пацан, это не кража.
Он шире улыбнулся.
– Клёво, и мне пришлось обойти три магазина, чтобы добрать до сотни, а один парень дал мне десять банок бесплатно, когда я выложил тридцать банок на транспортную ленту.
Пацан воодушевился и тоже гордился собой – это чувствовалось по голосу. Хорошо.
– Ты всё потратил?
– Не-а, вот.
Сет достал купюры – двадцатка вроде, и уже потянулся отдать их мне, но я остановил его.
– Оставь себе, пацан, ты заработал их.
По правде сказать, он выглядел немного шокированным.
– Серьёзно? – пискнул он.
– Серьёзно, а теперь спусти тележку вниз по лестнице, потому что нам надо идти.
– Что? Куда? Я думал, ты…
– Просто следуй за мной, пацан.

Я покормил щенка и схватил куртку, запирая квартиру, затем идя по улице вместе с Сетом до церкви святого Майкла.

Время от времени я делал им пожертвования: они хорошо помогали бездомным детям, и, дьявол, это хороший способ показать Сету, что даже самые отъявленные подонки совершают хорошие дела.

– Эдвард!

Святой отец, как обычно, поприветствовал меня пожатием руки и объятием, и я обнял его в ответ, потому что, в самом деле, вам не хочется прикапываться к чёртовому священнику, когда вы уже на пути в Ад.

– Отец, – я показал рукой на Сета. – Это Сет, ему нужно немного… наставничества в плане принятия решений.

Немного нервный, Сет оглянулся на меня, но я кивнул ему, положа руку на плечо, дав понять, что всё путём и что он не угораздил в беду.

Такой жест использовал мой отец, когда мы были детьми и он пытался учить нас жизни. По тону Карлайла никогда нельзя было сказать, то ли тебя выпорут, то ли хотят поговорить. Но когда он опускал ладонь на плечо, ты знал, что всё будет ништяк, несмотря ни на, чёрт знает, что.

При воспоминании об отце я убрал руку с плеча Сета, и паренёк немного расслабился, когда благочинный отец повёл его в сторону кухни, где дородные подлецы готовили и паковали еду для развозки по городским приютам.

Бугаи не заговорили с нами, что, наверное, к лучшему, поскольку у меня не было времени на болтовню; святой отец оставил нас помочь парням, если мы захотим.

Я подвёл Сета к упаковочной зоне, так как нифига не сомневался, что он не знал, как готовить, и мы стали вместе упаковывать пищу.

– Кто все эти люди?
Несколько минут спустя поинтересовался Сет, разглядывая грозных парней, координировавших остальных.
– Они как ты, пацан. Или, по крайней мере, были такими.
Сет свёл брови на переносице.
– Это люди, которые, так или иначе, стали бездомными. Они легко могли бы войти в банду, ограбить случайный магазин, может, даже закончили б тем, что убили кого-то…
Сет прислушивался ко мне, что приободряло.
– Но они приняли решение этого не делать, невзирая на какие бы то ни было грёбаные обстоятельства, они решили творить добро, помогать людям… знаешь, не быть мудаками всю долбаную жизнь.
Сет хихикнул.
– А что насчёт тебя? Ты же сыщик.
Я фыркнул.
Пипец как смешно, пацан.
– Я взрослый мужик. У меня есть все права быть детективом, я пережил многих из них, тех, кто вёл себя по-свински, так что это компенсирует мою хероватость.

Сет тряхнул головой, и какое-то время мы паковали еду молча, но можно было сказать, что пацан обдумывал мои слова, делал для себя выводы, которые, как я надеялся, были правильными.

Когда мы ушли и вернулись ко мне в квартиру, я достал немного денег для паренька.

– Это ещё зачем?
– Мне нужно, чтобы ты выполнил для меня несколько поручений. – Я достал блокнот и завёл список, затем передал его Сету.
Взяв его, он полюбопытствовал:
– Так я теперь работаю на тебя?
Хм-м-м. Я думал на этот счёт.
– Да, ты официально нанят Эдвардом Калленом, детективом.
Он засмеялся, спросив:
– Круто, а мне полагается пушка? – Эх как разошёлся.
– Э-э, как насчёт «нет»?
Серьёзно – я что, дурак?
– Ладно, – он пошаркал немного.
Я добавил ещё одно условие:
– Так будет до тех пор, пока ты не вляпаешься в неприятности, пацан. Застукаю тебя с не теми парнями вновь – лично надеру тебе зад. Усёк?
– Усёк, спасибо, Эдвард, – поблагодарил он и побежал выполнять мои поручения. Легкомысленность паренька навела меня на одну мысль, но мне требовалась дополнительная инфа.
– Сет! – Он обернулся, и я махнул рукой, подзывая обратно и морща брови: – У тебя есть фамилия, пацан? Ты вообще откуда родом? Как оказался на улице?
Он немного покривил ртом, пожал плечами:
– Не знаю… Мне известно только то, что я жил с одним ублюдком, отчимом, долгое время, у него были другие дети, он бил нас, особенно когда мы спрашивали о биологических родителях, так что…
– Ты говоришь о приюте?
– Нет, ну, дом как у того парня… Не помню, где это было, думаю, южный округ Колумбии. Я ушёл, как только смог, и никогда не сомневался в правильности своего выбора. – Сет потупил взгляд. – Правда, винил себя, что оставил малышню, но я не мог даже позаботиться о себе.

Ебаный насильник, кусок…

Вот хуйня. Не особо мне в помощь.

По словам Сета, вполне, бля, возможно, что у него есть семья, которая не в курсе его местопребывания. Или, может, они знали, может, они оставили его подыхать с тем долбоёбом.

Этому городу ой как не помешает хорошая клизма.

Мне, правда, не хотелось углубляться в размышления на этот счёт, так что я засунул эту мысль подальше – может, если свижусь с Джасом, то он сможет нарыть мне инфу на пацана. Никогда ведь, блядь, не знаешь, верно?

– Ладно, Сет, иди, а когда вернёшься, просто оставь вещи в коробке или возле двери, я потом заберу.
– Будет сделано, Эдвард! Спасибо, мужик! – Сет снова затрусил прочь, а я прошёл внутрь, чтобы столкнуться лицом к лицу с новым делом и противостоять Свон.

Малдон снова поднял ставки. И пару дней спустя всё разыгралось так же, как и на этих выходных.

Как я и думал, в воскресение Свон опередила меня. Я немного позлобствовал, обнаружив, что дело по угону машин, которое она вела, частично было связано с делом, над которым уже работал я для какого-то бедного зануды, чья девушка взяла полихачить его «Сатурн Райд», а потом её ограбили и отобрали машину.

Что, в принципе, случается, когда тусишь в не той части города, хвастаешься, оставляешь сумочку на капоте машины, флиртуя с членами банды. Ей повезло, что её только ограбили.

Но я отвлёкся.

Я хочу сказать, что обычно мне не платят, если помимо меня кто-то ещё расследует дело.

В последнее время Свон стала одной из таких причин в моём списке.

В понедельник я хорошенько её цапнул.

При мысли об этом я остановился и рассмеялся.

Её грузовик случайно оказался у «Бараньей головы» – как раз на моём пути за одним из мобильников с повременной системой оплаты для Сета. Понимаете, на случай, если парниша понадобится мне.

Что?

Теперь он работает на меня; я не мог допустить, чтобы он просто заявился ко мне, если вдруг разразится какая-нибудь херня.

Как бы там ни было, я принял на себя обязательство удалить очень маленькую и тем не менее важную часть двигателя мисс Свон, зная, что ей придётся звонить Роуз, чтобы та отремонтировала эту рухлядь. Также я знал, что у Роуз сегодня выходной, Свон до неё не дозвонится, поскольку Роуз с Эмметтом, у которого тоже выходной, а я не сомневался, что где бы те ни были, грёбаных мобильников у них не было.

Словом, всё закончилось тем, что я решил дело по вандализму для Музея естественной истории, и всё в ажуре.

В конце того дня я получил кучу злобных сообщений от Свон, в том числе и такое:

«Полагаю, что я больше у тебя не в долгу за те фото, поскольку стоимость возмещения той части двигателя превзошла потерю убытков после моей случайной оплошности».

Я написал в ответ:

«Кто это?»

На что мне:

«Пошёл. На хуй».

Миленько.

Я отправил вслед ещё одно:

«На глазах у лучшего друга? Или нет?»

И хотя мне, правда, хотелось узнать ответ на этот вопрос, Свон не ответила.

Вторник выдался довольно спокойным. Малдон написал, что на этот день дел не было, отчего я почувствовал себя счастливым ублюдком, потому что вообще-то я смог бы – вовремя, появиться на показе Элис.

Всё утро я бездельничал, попивая кофе, закинув удочку Эму с предложением встретиться на показе и полюбопытствовав, будут ли там мама с папой.

Кстати, это позитив в жизни – чудненько.

Затем я поехал в офис проверить кое-что. Я думал, что, может, сегодня руки дойдут до проявления негативов по делу мэра, шутки ради, может, что и всплывет на них. Мне хотелось удостовериться, что никаких новых дел не свалится на голову сегодня вечером.

Когда я припарковался и вышел из «ванкуиша», полоска красного попалась мне на глаза, и я глянул, кто это.

Блядский мудак.

Та чёртова «феррари», скользя, припарковалась в квартале отсюда, из неё кто-то вышел.

Женщина.

Блондинка.

Дерьмо.

Она была одета в плащ свободного покроя, чертовски великоватый для неё, что само по себе странно; сегодня же даже не холодно, а также на ней были огроменные солнцезащитные очки. Ну знаете, из тех, что практически полностью закрывают лицо? Так что, к несчастью, мне не удалось рассмотреть её.

Кажется, она меня не заметила, поэтому я крался по тротуару и проследовал за ней в книжный магазин.

И всё бы, бля, ничего, вот только эта блондинка казалась мне до ужаса знакомой.

Её фигура, цвет волос, походка.

Мне даже не хотелось размышлять об этом.

Я не допускал подобной мысли, хотя мой желудок, по-видимому, был согласен с предположением.

Это не она, Каллен. Не может быть, она мертва. Это другая блондинка.

Ага, другая блондинка, стрелявшая по людям, вломившаяся ко мне в квартиру, ремонтировавшая машину в мастерской копов. Наверняка эмблемой «Арроу шиппинг» обклеен весь её бампер, потому что всем нам известно, что они причастны к этой еботне.

Не случайность.

И не сентиментальщина. Она хотела, чтобы я увидел её.

Я достал мобильник, набрал Эмметта, но, блядь, так и не дозвонился до него.

– Эм, это Эдвард… тут, э-э, такое дело, эта долбаная «феррари» сейчас на улице, где мой офис. Если получишь это сообщение, позвони мне… а лучше, бля, дуй сюда.

Я повесил трубку, проверил номерные знаки авто и зашёл в магазин. Да уж, та самая тачка.

Я лишь мельком видел макушку блондинки, двигающуюся вглубь магазина, и поспешил за ней. По пути я достал кольт – и будь что будет.

Когда я дошёл до задворок магазина, блонди там не оказалось. Наткнулся я только на служебный вход и сотрудницу магазина, которая расставляла вещи на полках.

– Простите, вы не видели, как сюда только что прошла светловолосая женщина?
– Прошу прощения? – женщина вылупилась на мой пистолет и разнервничалась.
– Блондинка, она только что миновала вас, вы видели, куда она направилась? Она тут работает?
Женщина посмотрела на меня как на сбредившего и нерешительно проговорила:
– Сэр, никто не заходил сюда.
Я рассмеялся, потому что это чушь собачья.
– Да, заходила. Я следил за ней, она прошла как раз мимо вас.
Женщина помотала головой:
– Нет, я бы определённо это заметила.
Интересно, сколько она заплатила вам за ложь, леди, бля.
Я хотел наехать на неё за ложь, но вместо этого проигнорировал бабенцию, распахнул служебную дверь, вошёл внутрь и огляделся.
– Сэр, вам нельзя туда. – Возразила сотрудница, но мне было по барабану – я найду эту блондинистую суку и устрою ей тёмную.
– Сэр! – окликнула она меня вновь, затем прошла к телефону.

Вероятно, вызвать чёртову полицию.

Ну что ж, давайте!

Только вот внутри помещения никого не было. Крошечная комнатка, в которой фиг спрячешься. Однако блонди точно не улизнула от меня по пути сюда. Я бы заметил это.

– Ебать… какого чёрта?

Машина громко завелась снаружи, и я молнией пронёсся к парадному входу магазина, чтобы увидеть бампер грёбаного «феррари», на всех парах мчащегося по улице.

Мать всего несвятого… Дерьмо!

Примерно с секунду или около того я раздумывал, бежать ли к «ванкуишу», но понял, что к моменту, когда я доберусь до него и заведу, машины и след простынет.

Фыркнув, я пошёл обратно в офис, когда подъехала патрульная машина Мэриленда. Эрик Йорки.

– Привет, Эдвард, – дружелюбно обратился он, когда я прошёл мимо него.
– Заткнись, Йорки.
– Какие-то… проблемы?
Я тряхнул головой.
– Не-а, просто… вышел прогуляться.
– Нам поступил звонок о сумасшедшем парне, ищущем женщину-призрака в книжном магазине. Что-нибудь знаешь об этом?
– Нет. – Я не останавливался.

Эрик схватил меня за руку – добром это не кончится. Я развернулся, внимательно посмотрел на парня, и меня осенило, как, должно быть, Свон чувствовала себя, когда люди, в том числе ваши «верноподданные», так прикасались к тебе, поскольку мне захотелось свалить с ног этого уёбка.

Раз он патрульный, то, наверное, это пиздатая идейка, так что я вырвал руку из его захвата:

– Я не ничего не нарушил, Йорки, просто задал женщине пару вопросов.
Он сгримасничал:
– Слушай, раньше я, ты, Эм хорошо общались, так что я спущу тебе это с рук. Но ты не можешь преследовать сотрудниц магазина, Эдвард, ты без значка, и не представляешь полицию округа, не работаешь над делом, так дела не делаются.
Пошёл ты, Йорки.
– Да, понял. Это всё?
– Да, увидимся, Эдвард, передавай Эму от меня привет.
Ага, щас, мудила.
– Передам.
Дерьмо, опять этот степфордский Эдвард. Не порядок.
– Спасибо, – сказал он.
– Да без разницы, Йорки.

Так-то лучше.

Он пробурчал что-то ещё, но, по чесноку, мне было насрать, о чём он там бубнил, так что я дошёл до «ванкуиша», потому что, бля, после такой мутотни мне сейчас не до офиса.

Я направился домой, немного побренчал на своей «Тэйлор Т5», постаравшись немного выправить ноты одного произведения, над которым я сейчас работал и которое не лезло у меня из головы.

Было уже далеко за полдень к тому моменту, как я был на полпути к тому, чтобы остаться довольным результатом.

Мобильник завибрировал, и я понял, что пропустил пару звонков, так что я проверил голосовую почту и сообщений.

Одно было от Элис, с напоминанием, что я буду на чёртовом показе.

– Чёрт побери, женщина, – вслух проговорил я, как будто она стояла рядом со мной. Я написал ей в ответ и сказал: – Да, бля, я приду сегодня вечером, увидимся позже.

Другое – от Эма, он спрашивал, всё ли в порядке, на что я написал, что всё чин чинарём, а в детали я посвящу его позже.

Первое голосовое сообщение было от доктора Денали с напоминанием о предстоящей встрече.

«И, мистер Каллен, надеюсь, мне не нужно напоминать, что пропуск сеанса не обсуждается».

Я спародировал её, повторив последние слова и скривив рожу в телефон.

Чокнутая судебная система.

Второе – и последние – голосовое сообщение было от отца.

Живот немного скрутило, пока я слушал сообщение.

«Привет, Эдвард, это отец. Звоню тебе сказать… – На заднем фоне я слышал, как мама что-то ему говорит, но не смог разобрать. Затем он закончил: – Послушай, прости за вчерашнее, это был перебор, я, кхм… надеюсь, мы пересечёмся на показе. Э-э… пока».

Странно.

На отца это совсем не похоже – признать свои ошибки, не говоря уже о том, чтобы извиниться за них. Я задался вопросом, что сделала или сказала мама отцу, чтобы тот подчинился ей.

– Хм-м, – промычал я, закрыл телефон, глянул на часы, затем направился в спальню – навестить ненавистный «шкаф Элис» и выбрать одежду, которая осчастливит сестру.

Я выбрал чёрные с хаки брюки, в которых, по её словам, я выглядел сексуально, и тёмно-синюю рубашку – сегодня без галстука – к чёрту его, если Элис меня отколошматит, так тому и быть. Ненавижу эту удавку. Я также надел кеды от Чака Тэйлора – чёрные. Никто не заметит, будет темно, да и кто смотрит на туфли на таких мероприятиях?

Верно?

Я помчался на показ Элис, основательно довольный тем, что в кои-то веки вовремя приеду, на улице меня встретили Эмметт и Роуз.

Теперь как-то непривычно видеть их вместе, не находите? Чуточку.

Но я радовался за кретина, по крайней мере, он наконец-то пошёл на поводу у своих чувств к Роуз и не бездействовал, витая в облаках.

Я кивнул.

– Мама и папа уже тут?
– Ещё нет, отец звонил, сказал, что уже в пути.
– Идеально, мне нужно выпить, – заявил я, потирая руки заходя в здание.
– Эдвард, – остановила меня Роуз – приехали. – Да, Роуз?
– Мне любопытно, когда ты прекратишь вести себя с Беллой словно двенадцатилетний пацан в духе «ты мне нравишься, так что я буду дёргать тебя за косички».
Она вскинула бровь и туже затянула плащ. На улице холод, хоть жопу морозь, а она хочет поболтать?
Я засунул руки в карманы куртки:
– Мы можем поговорить внутри, Роуз? На улице пять градусов тепла.
– Нет, – заупрямилась она, топая ногами так, словно под ногами песок, в который засовываешь ноги, а тебя пытаются унести в море волны. – Я хочу знать, и я не отпущу тебя внутрь и не дам тебе избегать меня, так что если хочешь согреться, поторапливайся и ответь, бля, на мой вопрос.
Иисусе, да что такое творится с женщинами этого города в последнее время?
– Роуз, во-первых, Свон начала эти игры, я лишь подыгрываю, а во-вторых…

Бля, ещё б я знал, что творю. Вся эта хуета с отношениями была мне внове. Я даже не представлял, что ещё я должен делать, кроме того, что я уже делаю – импровизирую.

Тогда-то я и решил, а почему, собственно, я должен отчитываться перед Роуз? Она мне не мать.

– Да? – подгоняла она.
– Во-вторых, – голосом ребёнка, который морозит зад на улице, ответил я, – я передам Эмметту свой ответ и другой вопрос, где ты можешь кружочком обвести «да» или «нет»?

Затем я развернулся и потопал, как пятилетка, который только что закатил истерику.

И, смеясь, я прошёл в тепло.

– Да начнётся же игра, леди и джентльмены.

Ни к кому толком не обращаясь, я схватил пиво из бесплатного бара и прошёл через весь зал к длинным бархатным кулисам, где Элис одевала и подбадривала своих девушек перед выступлением.

Я выглянул из-за длинной занавески и улыбнулся при виде Элис, помогающей одной девушке, которая склонилась задом кверху. И, ох какой красивый был этот зад.

При ближнем рассмотрении я увидел, что на девушке было…

Вот дерьмо, Элис не сказала мне, что тема показа – женское нижнее бельё.

Разве не это – то, что сейчас как раз мне надо, чтобы прогнать мысли о Свон.

Дьявол, да, показ сойдёт.

Я встретился взглядом с сестрой и подошёл к ней, только вот по виду она не хотела этого, и что-то сказала той девушке, выталкивая меня в подсобку.

– Какого хрена, Элис, ты теперь стриптизёрш в наём сдаёшь? – смеясь, подколол я сестру.
– Эдвард Каллен, в кои-то веки вы заявились пораньше, – вложив ладошку мне в руку, она развернула нас, ведя в другую сторону. – Тебе сюда нельзя. – Она осмотрела меня с ног до головы и, смахивая пылинку с моего плеча, заговорила: – Кстати, неплохой выбор, за исключением кед.
Я фыркнул.
– Элис, не то чтобы у девчонок есть то, что я не видел ранее. Много раз.
Я подмигнул одной девушке, которая проходила мимо нас в одних стрингах, а её грудь прикрывали волосы.
Матерь божья.
Я проследил за её удаляющейся фигурой взглядом, когда Элис пихнула меня локтём в живот.
– Перестань пялиться на Эшли, она робкая.
Ну да, робкая.
– Ой, господи, да что же такое с женщинами в моей жизни, которые толкают меня локтями?
– Ах, Эдвард… – она шлёпнула меня по руке. – Иди за пивом, потуси с Эмметтом, расслабься, увидимся после показа.

Элис подпрыгнула и поцеловала меня в щёку, затем исчезла за шторкой, сказав какому-то верзиле, вероятно, пересёкшему ограждение, потому что взгляд, которым тот одарил меня, заставил меня почувствовать себя грёбаным быком на арене, размышляющим, как бы завладеть той прелестной красной шапочкой, которой машет тот приятный человек.

Хмф.

Я решил не ходить мимо Франкенштейна, улыбнулся ему, затем пошёл за ещё одним пивом, потому что, ясно как день, я не собирался зависать с Розали, играя в двадцать вопросов, – это как пить дать.

Прошло ещё несколько минут, свет приглушили, заиграла музыка, на сцену под аплодисменты и одобрительные возгласы вышла Элис, представив новую линию белья, а затем стала по одной вызывать девушек, которые сексуально прохаживались по подиуму, демонстрируя, за неимением лучшего описания, осиные талии и красивые «наряды».

– Наша первая модель, Си-си… – Элис затараторила о типе ткани, в которую облачилась Си-си, происхождение материала, всю информацию, когда вдруг позади меня раздался голос.
– Здравствуй, Эдвард.
Папа.
– Ух ты, – заговорил я, не оглядываясь на него. – Два мероприятия за неделю, идём на рекорд.

Он слегка усмехнулся, на что мне пришлось оглянуться, потому что не может мой отец ржать над моими словами.

Но ржал же.

– Где мама? – поинтересовался я, не заметив её с ним.
– Осталась дома, сказала, что мне нужно время с сыновьями. – Он заказал пиво, а я на миг оказался в Сумеречной зоне.
Нахмурил брови.
– И с чего это?..
Он вздохнул, а в это время Элис объявила выход следующей модели.
– Дэни из старого доброго Ю-эс-оф-Эй… на ней… – Меня вдруг стало раздражать, что отец отвлекает меня от показа.
В конце концов, это же вечер Элис, верно?
Что?
– Я не молодею, Эдвард, эти перепалки – они должны прекратиться.
– Согласен.
Я хлебнул пива, пытаясь положить конец беседе, чтобы я мог переключиться на показ. Знаете, на случай, если Элис утроит мне взбучку после.
– Замечательно, тогда почему бы нам… не насладиться показом?
– Хороший план.
Я повернулся к подиуму, когда модель под номером три скрылась за кулисами.
Чёрт, пропустил эту штучку.
– Итак, есть новости о… соревновании? Эмметт рассказал мне о нём.
Разумеется.
– Нет, пап, пока всё в плотной завязке, – я слегка повернул голову, отвечая ему, но старался не пропустить ничего на сцене, когда вышла четвёртая модель. На ней был белый кружевной комплект с бюстье, которое едва прикрывало её пупок. – На Наи сегодня красный бархатный… – оповестила нас Элис.
– Знаешь, место в полиции хорошо будет смотреться в твоём карьерном росте, и ты наконец-то сможешь бросить свою утомительную работу, которой занимаешься последние четыре года.

А он не сдаётся.

Да чтоб меня, я в бешенстве. Потому что это заявление требует прямого контакта моей руки с глазом отца, а значит, я пропущу пятую модельку.

– Мона облачена в копию восемнадцатого века…
– Пап, – повернувшись к нему, я поставил пиво на барную стойку. – Мне нравится моя работа, она приносит мне удовлетворение. У меня нет начальника, нет коррупции, потому что, – я засмеялся, – я и есть коррупция. Я – вождь, сияющая звезда, конец всему, и уверен, – я похлопал себя по груди и рукам, затем по ногам и снова по груди. – Да, я неподкупен, так что я доверяю своему распорядку.
– Эдвард, это смехотворно, я знаю, что смерть Джесс тяжело отразилась на тебе, но не все в полиции коррумпированы, не думаешь ли ты так же о своём брате?
– Знаешь что, – начал я, почувствовав напряжение в своём теле, – меня уже тошнит слышать «смешно» от людей, которые говорят о Джесс.
Мимо меня проходила шестая модель, когда Элис объявила:
– Алисия надела вещицу из стопроцентного шёлка…

Пока-пока, шестая модель.

Карлайл уже собирался вставить замечание, но я не намеревался позволять ему умалять убийство Джесс.

– А насчёт Эма – это вопрос времени.
– Это неуместно, Эдвард.
– Пап! Бля! В самом деле? – я стукнул пивом о стол. – Ты так разочарован во мне, что хотя бы раз не можешь сказать: «Эй, Эдвард, я слышал, что ты сегодня вкалывал как вол, чтоб закрыть дело, отличная работа!»
– Разочарован? Эдвард…
– Да пошло оно. – Я отпихнул его, решив, хватит с меня этой чуши, когда услышал Элис или, по крайней мере, думал, что услышал.
– А теперь прошу тепло поприветствовать нашу новенькую модель, мисс Беллу Свон.

Чё?

Она не это сказала. Верно?

Я, бля, не сомневался, что ослышался, так что прогнал эту мысль и пошёл дальше.

Я дошёл почти до дверей – может, из-за толпы мне померещилось: иногда шум зрителей выдаёт желаемое за действительное.

– На Белле тёмно-синий кружевной комплект из…

Белле?

Моё тело против воли медленно развернулось, чтобы увидеть…

Святые.

«Смотри, Карумба!» – орал Эдди-младшенький, кружась и отскакивая от стенок моих боксёров.

Я тоже, Эдди, я тоже, друг мой.

Тёмно-коричневые, каштановые волосы, ниспадающие по плечам. Есть.

Дымчатый макияж, пронизывающий душу взгляд. Есть.

Охуенно тёмно-синее кружево – святая срань, – едва прикрывающее сиськи. Есть.

Вообще-то, прищурившись, я, несомненно, увидел накладки на соски.

Я сглотнул, а взгляд сместился ниже. Талию ничего не прикрывало.

Святая матерь всего зла, что во благо, этот пупок.

Я хотел испить «Патрона» с этого пупка.

Талию оплетал поясок, к которому зажимами были прикреплёны… чёртовы чулки в сетку.

А на ней словно и не было труселей, потому что кружево едва-едва прикрывало…

Я медленно выдохнул.

Крошечную танцовщицу.

Мои глаза прилепились, ни за что на свете они не покинут зону 51, не-а, ни за что, никогда, за исключением…

Господи, привяжите меня и отсосите мне, на Свон убийственные каблуки.

Мне стало реально жарко.

Дерьмо, кому-то ещё жарко?

Я поглядел по сторонам, затем вновь приклеевшись взглядом к Свон. Бля, мне ж дышать нечем. Чёртова Свон – на подиуме гоголем ходит. Важничает под музыку Элис, а я даже не могу вдохнуть воздуха и спастись.

Должно быть, мой рот был открыт с минуту или около того, затем до меня дошло, что я исхожу слюнями – я захлопнул рот, потому что, друзья мои, это было опизденное совершенство на сцене.

Я только и мог что пялиться, Свон идеально ходила, глаза насыщенного карего цвета прочёсывали толпу, обрабатывали её, губы приоткрыты, уголки чуть кверху, а грудь тяжело вздымается.

Бля.

Мужчины тянулись из толпы, закидывали её визитками – всем не терпелось просто коснуться её гладкой кожи под кружевной тканью, липшей к ней.

Мне хотелось вытащить кольт и перестрелять ублюдков.

Кажется, ни один из них её не впечатлил, она лишь вежливо оглядывала них с улыбкой, как будто что-то выискивала. Или кого-то.

Как их, меня словно тянуло туда, ступни сами несли по полу, обошли безликие тела, и не знаю как, казалось, в мгновение ока, я оказался на подиуме, она шла ко мне, смотря в глаза этим членоголовым, которые имели её глазами, пока…

Она не встретила меня.

Мой взгляд.

Может, Свон пропустила пару нот – я, бля, не в курсе, но стило нашим глазам встретиться, больше ничего не существовало в этом здании. В комнате стемнело, музыка остановилась, люди исчезли, а она шла ко мне с широкой улыбкой, закусив нижнюю губу, затем наклонив голову и смотря на меня из-под густых ресниц.

Свон

– Папа, пожалуйста, уйди, ты и так уже сводишь меня с ума.

Сумасшедшее соревнование с Калленом меня измотало. Следующие пару дней после перепалки на месте преступления выдались «резиновыми». Воскресенье прошло не так-то плохо: я расколола дело по угону автомобиля с пассажирами до того, как Каллен принялся за это дело. Я задалась вопросом, почему от него вообще было ни слуху ни духу весь тот день, но я не углублялась в размышления по этому поводу, поскольку Джейк предложил мне отметить очередную победу.

А вот следующий день меня выбесил.

Мы с Джейком разрабатывали план по работе над делом о вандализме в музее округа, а когда собрались ехать, то грузовик сдох.

Хорошо, что со мной был Джейк, он помог мне выяснить, чего недоставало, поскольку в одиночку я бы никогда не обнаружила, какая деталь машины была попросту украдена.

Грёбаный Каллен.

По-видимому, боги были не на моей стороне в тот день, потому что я нигде не могла разыскать Роуз, а Джейк не мог найти нужную деталь, так что мы застряли.

К тому времени, как Джейк арендовал нам машину, и мы смогли приступить к делу, как Каллен уже его раскрыл для Малдона.

Козёл.

Я написала ему смс, что плакали его денежки за те фото, которые я ему испортила, на что этот умник Каллен возразил, ответив «кто это?», на что я просто послала его. Вот и работай после такого, но Каллен просто бесит меня, уф! А в последнем сообщении он вообще поинтересовался, не хочу ли я, чтобы он трахнул меня на глазах Джейка.

«Определённо нет», – подумала я, хотя не собиралась доставлять ему такое удовольствие и просто выключила телефон.

Так или иначе, возвращаясь к отцу, – это уже четвёртый раз, когда между мной, Джейком и отцом состоялся этот разговор за утро.

Изначально полиция Форкса сказала ему взять столько времени, сколько необходимо, чтобы погостить у меня, но они позвонили ночью и попросили его приехать для расследования громкого дела об убийстве туристов медведями-переростками в окрестных лесах.

Прозвучало несколько пугающе.

Отца не сильно убедило моё желание отослать его домой.

– Ты уверена, что справишься, Беллз? Я ведь могу позвонить в свой участок…
– Пап, – мне пришлось глубоко вдохнуть, чтобы затем сказать: – Я не алкоголичка, и не думай, будто я не знаю, что за всем этим стоит Калл… Эдвард.
Еблан – я убью его!
– Ну… я… – начал он, но я предупреждающе вскинула руку. – Доверься мне, пап, это его больные на голову шуточки.
– По мне, так было очень не смешно, – папа разглядывал меня. – И мне не показалось, что он шутит.
– Ага, что ж, он хорош в притворстве. – Уведомила я отца, гадая, а не притворялся ли Каллен тогда на вечеринке мэра, когда творил с моим телом удивительные вещи.
– Беллз? – окликнул меня Джейк.
– Что?
– Думаю, я останусь, ну знаешь, до конца соревнования, помогу тебе, если это… нормально.

Вздох.

Сначала мне захотелось всыпать им обоим; я знала, что Джейк оставался, так как не думал, что я смогу позаботиться о себе. Но правда в том, что мне пригодилась бы его помощь. У мерзавца Каллена имелись связи, а у меня – ничего.

– Да, вообще-то было бы замечательно, но сегодня… – я втянула воздух, потому что ни за что на свете – ни за что – Джейк не увидит меня в женском белье. – Ты останешься тут, а я позвоню, когда закончу, мы сходим куда-нибудь.
Он широко улыбнулся:
– Клёво. Я отвезу Чарли в аэропорт, увидимся позже.
Когда он поехал с Чарли в аэропорт, я уже направилась на показ Элис, пытаясь успокоить нервы, перечисляя в голове периодическую таблицу Менделеева.
– Всё будет в порядке, Свон. Ты уверенная, красивая, умеющая работать в команде – наполовину… Ты сможешь…
К моменту приезда мне вполне удалось себя убедить.
– Элис, я не уверена в этой затее, – сказала я, пока мы готовились за кулисами.
– Успокойся, Белла, ты выглядишь сногсшибательно.

Она закрепляла крючочки на крошечных кусках кружева, которые ей нравилось называть бельём и которые она умудрилась нацепить на моё тело, а у меня в животе внезапно запорхали эти «птеродактили»: я приняла очень неверное решение.

За эти пару дней Элис провела со мной как можно больше времени, обучая меня модельному делу, пока я параллельно препиралась с Калленом на тему того, кто кого отымеет и проводила время с отцом и Джейком.

– Оно едва. Прикрывает. Мои груди, Элис, – я пыталась поправить тонкий материал, чтобы он закрывал мои чёртовы соски. – Боже, да тут холодрыга.
Элис рассмеялась.
– Ага, вижу… – затем она хлопнула меня по руке. – Прекрати, иначе порвёшь материал.
Мои чулки собрались внизу, и я наклонилась разгладить их, пока Элис орудовала с моими трусиками, затем я услышала, как она обратилась к одной из девушек:
– Дженни, поправишь эту лямку сбоку? Я скоро… вернусь. – Затем она оставила меня. Одну, полуобнажённую и с этими девушками. Одна из них обкрадывала Элис, а мне пока не удалось выяснить кто.
– Знаешь, у тебя отлично получится, – сказала она, пока я стояла перед ней с голым задом.
Встав, я немного поправила волосы.
– Первый раз всегда самый худший, – подмигнула и была такова. А я не знала, чем себя занять.
У меня развился нервный тик, пока сначала я пыталась прикрыться, затем держаться невозмутимо, затем снова прикрыться – порочный круг. И очень неловкий.
Этим я и была занята, пока не услышала голос Элис.
– Ладно, девочки, собрались! Время шоу! – Наконец-то она вернулась.
Ох, блядь, шоу же…
– То есть через несколько минут все в зале увидят меня… обнажённой.
Или, по крайней мере, близкой к этому.
У меня началась первая стадия гипервентиляции, что не способствовало ситуации.
– Белла, посмотри на меня, – Элис обхватила ладонями моё лицо и посмотрела мне в глаза. – Ты блистательно выглядишь сегодня, и если Эдвард не увидит этого – ну и хрен с ним.
Я открыла рот, но затем сощурила глаза:
– Эдвард? Что?
Элис коварно улыбнулась мне и скорчила мину, точно ребёнок, которого сейчас пожурят, а меня заворотило.
– Элис…
– Белла, ты идёшь под седьмым номером, так что…
– Элис, пожалуйста, скажи мне, что его тут нет.
– Хорошо, его тут нет, – улыбнулась она.

Затем неожиданно, точно приступ тошноты, я осознала, каким подлым было это эльфоподобное существо, гадая, сколько же коварства было в Элис, раз она пошла на столь дурной, столь жестокий поступок – кинула меня к волкам в овечьей шкуре.

Беру свои слова назад: Эдвард даже не скрывает того, что он волк!

– Так у тебя нет… вора среди твоих девчат, не так ли? – процедила я.
Элис втянула носом воздух и указала на мой рот:
– Трение плохо отражается на твоих зубах, Белла.
– Элис… – я плотно смежила веки, – как ты могла…
– Вам двоим требовался толчок, Белла, вы оба вели себя как дети. И вообще, я ничего толком не делала, разве что поместила вас обоих в одно здание. – Она улыбнулась и кивнула в сторону подиума. – Он там, но тоже не знает, что ты здесь, так что на твоём месте я бы нацепила рабочую мину и заставила бы его обалдеть.

Элис скрылась за кулисами, прожектор подсвечивал её со спины, пока она возбуждённо рассказывала о новой коллекции одежды.

Я выглянула сквозь щёлочку, силясь найти взглядом Калленом, но очень яркий свет, отражаясь от пола, слепил глаза, и я видела дальше первого ряда, где сидели мужички в костюмах и галстуках, ожидая, когда выйдут модели и нарочито продемонстрируют свои прелести.

– О боже… – ни к кому толком не обращаясь, проговорила я.
Задёрнув штору, я сделала вдох:
– Ладно, это легко, как в день вашего знакомства в его офисе… только больше людей.
Я постаралась настроиться.
– Они все обнажены, как и ты, Свон, обнажены и странно выглядят.

Я встряхнула руками и восстановила равновесие, пока модели, объявляемые Элис, выходили одна за другой на подиум. Они казались такими самоуверенными, а мужчины вокруг пожирали их взглядами, словно конфетку, кидались в них чем-то похожим на бумажки, которые те игнорировали.

Меня осенило, пока я наблюдала за девицами.

Дьявол, я же то самоуверенная, да пошло оно всё – это лишь очередное дело (ну, не совсем дело, в конце концов, но всё же). Вжиться в роль – это явно мне по силам, а если Каллен где-то там, что ж, пусть поцелует меня в зад.

В буквальном смысле.

– И прошу тепло поприветствовать нашу новенькую модель, мисс Беллу Свон.

Дерьмище.

Ладно, пан или пропал.

Только я раздвинула кулисы, как грянула музыка, и я просекла тему – я любила эту песню, чёрт да, я Белла Королева Моделей Женского Белья Свон, и я крутая… тётка!

Я шла по подиуму, как ранее практиковалась и пока наблюдала за девушками в эти выходные, а также встречалась взглядом с мужчинами, которые тянулись через заградительные цепи и которых оттаскивали охранники.

Чёрт, я даже подмигнула парочке из них.

А что, даже забавно; с каждым шагом я приобретала большую уверенность, покачивая бёдрами из стороны в сторону, намеренно выставляя себя в выгодном свете на каждом повороте.

Все мужчины были привлекательными: элитные деловые костюмы, галстуки, уложенные волосы, идеальные зубы, довольно приятные улыбки.

Но никто из них не напоминал мне Каллена.

Они бросали в меня свои бумажки – визитки, которые падали к моим ногам. Мужчины присвистывали, неразборчиво кричали, громко хлопали, пока я шла мимо них.

Хотя никто не привлёк моего внимания.

Они – не он.

Дефилируя по подиуму, я ощутила толику разочарования, сканируя толпу взглядом и не находя Каллена.

При этом я старалась, чтобы с моего лица не сходила присущая модели улыбка.

Ни один из этих мужчин не впечатлил меня. Они не обладали его острым умом и не могли кичливо возразить, и не было в них понтов. Смотря на них, их рвение коснуться меня, я понимала, что не хочу ни одного из этих типов. И не захочу.

Я хочу Дикварда.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-2003-10
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (26.05.2015) | Автор: перевела Rara-avis
Просмотров: 448 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/11
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Страсти накаляются !!!
avatar
1
1
Благодарю. lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]