Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Эдвард и Белла: Любовь и Страсть. Эпилог.

Эпилог. Важное событие.

Белла обнаружила, что слишком часто смотрит на свое кольцо.  Ей нравилось, как падающий на него свет разбивается на миллионы сверкающих искр. Ей нравился его вес на пальце. Ей нравилось, что она часто замечает, как взгляд Эдварда останавливается на нем, когда они сидят вместе на ланче, или когда он обнимает ее ночью. И ей нравилось, что оно означает. Ее будущее. Ее любовь. Ее вечность.

Они никому не сказали.

Каллены, конечно, знали. И Белла не удержалась и покраснела от теплых неумеренных поздравлений Эсме и гордой улыбки Карлайла, когда Эдвард приводил ее домой, всегда защитно обнимая ее за талию. Она никогда не была так счастлива.

Джессика Стенли заметила первой. Конечно, это была Джессика.

Эдвард и Белла решили подождать до зимних праздников, чтобы поделиться новостями с родителями Беллы. Рене должна была приехать на несколько дней, и было очевидно, что рассказать им одновременно вполне устраивало всех.

Они понимали, что потом, после этого объявления, новость распространится повсюду, и были готовы справиться с этим. Ну и школьные сплетни выглядели в этом отношении достаточно тривиальными.

Однако они не обсудили, что делать, если произойдет утечка информации до того, как они расскажут Рене и Чарли.

Оглядываясь назад, Белла решила, что им следовало бы рассмотреть такую возможность. Кольцо, хотя и скромное и элегантное, не  было совсем уж незаметным.

Как бы то ни было, она одним прекрасным днем сидела на английском, постукивая пальцами по столу, не обращая ни на что внимания, пока писклявый голос Стенли не вырвал ее из задумчивости.

- О мой бог! О... мой... бог! Это… - Ты и Эдвард! На самом деле? О мой…

Белла густо покраснела и пожала плечами. Джессика не сформулировала связное предложение, и она определенно не собиралась ей помогать.

Белла улыбнулась и задумалась, что Эдвард мог бы уловить их обмен, но ничего не сказала, изображая интерес к лекции мистера Берти.

В конце урока Джессика поймала Беллу за руку, пока они собирали вещи.

- Боже, Белла, это потрясающе. Он реально серьезно по этому поводу?

- Мы любим друг друга, - просто ответила Белла, не позаботившись точно пояснить, что это за «повод».

Слухи  распространялись со скоростью огня, но что еще можно было ожидать в старшей школе маленького города? Каллены, разумеется, были частым поводом для слухов. А в этом случае правда была намного более странной, чем вымысел, на который они едва обращали внимание.

Однако со временем история стала совершенно веселой. Эдвард и Белла сидели у него в комнате, работая над проектом по биологии, когда их прервал Эммет, и в глазах его сверкало веселье.

- Вы должны знать то, что я услышал сегодня днем! – он драматически прервался, продолжив только после того, как получил все их внимание.

 - Белла беременна, конечно…

Они закатили глаза. Они уже определенно слышали это.

- Двойней, - продолжил он, и остановился для драматического эффекта.

- Ну. Мы и это слышали, - оборвал его Эдвард.

- Но, очевидно, отец Джас.

Вот тут они сложились от хохота.

- Бедный Эдди, - поддразнила Белла. – Я и не знала, что ты обнаружишь это таким образом.

Он ухмыльнулся и сильно поцеловал ее.

- Ну, я слышал, - начал он, оторвавшись, - что на самом деле ты влюблена в Элис, и наши родители решили нас поженить, прежде чем ваши отношения разовьются во что-то серьезное.

- Вы оба неправы,  - продолжил Эммет, наклоняясь для конспирации. – Это из-за пресловутых оргий Калленов. И совершенно правильно, что Белла станет частью семьи, прежде чем присоединится к ним.

Через несколько месяцев стало ясно, что Белла не беременна и не бросает Эдварда ради Элис. И все сплетни умерли сами собой.

------------------------------------------------------------

На праздники Эсме и Карлайл пригласили Чарли, Рене и Фила на обед в честь объявления Беллы и Эдварда.

Белла предложила услуги по приготовлению еды, но она отчаянно хотела, чтобы Каллены присутствовали на дне расплаты, как она называла маячащее на горизонте событие.

Эсме, однако, настаивала, чтобы все проходило у них дома, потому что отказывалась позволять Белле готовить еду в честь нее и ее жениха.

- Кроме того, - добавила она, - гостиная Чарли мала для всех нас, и будет легче примириться с фактом, что многие из нас не будут есть, если я помогу.

Белла благодарно улыбнулась, и не могла удержаться, уступив, но все еще испытывала беспокойство.

- Рене убьет меня, - полу-шутила она с Эдвардом однажды.  – Свадьба подростка не находится в начале списка ее любимых событий.

Эдвард промолчал и поцеловал ее.

- Могло быть и хуже, - добавил он, ухмыляясь.

- Да, да. Я могла быть беременна, или связаться с Элис, или, не знаю, с вампиром…

- Временами ты неисправима.

- Ну, мой уровень взрослости на десятилетия отстает от твоего.

- Точно, - согласился он. – Я женюсь на ребенке.

- Но ты любишь меня.

- Без сомнения.

Рене с удовольствием согласилась «официально» встретиться с Карлайлом  и Эсме. Пока у нее была только возможность поговорить с ними, пока Белла лежала в клинике после несчастного случая, а эти обстоятельства были не самыми подходящими для полного представления.

Чарли, конечно, был уже годы знаком с Карлайлом. Было совершенно естественно, что шерифа полиции и врача клиники регулярно сводили вместе рабочие отношения. Он воспринял обед как необходимое и скорее неминуемое событие, которого он ожидал рано или поздно, раз уж его дочь вступила в продолжительную романтическую связь с младшим сыном Каллена.

Белла не радовалась ни тому, ни другому. Эдвард, со своей стороны, был только рад наконец поделиться новостями об их помолвке со всеми окружающими.

Объявление прошло лучше, чем ожидалось.

Коктейли были разнесены, и Рене дружески болтала с Эсме о ее разработке дизайна одежды. Эсме всегда была склонна к искусству, и они обе интересовались одним и тем же. Хотя Рене была взбалмошна и деятельна, а Эсме основательна и настойчива, их различия только вели к интересному разговору, и обе безмерно наслаждались компанией другой дамы.

Чарли, Карлайл и Фил говорили о бизнесе и спорте, и, хотя их беседа не текла так свободно, как у женщин, в их общении не было ни враждебности, ни неловкости.

Вскоре должен был подан обед, и Белла сделала несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться.

Пора.

Эдвард крепко сжал ее руку в своей, и положил свободную ладонь на ее попку, уводя ее к столу, наклоняясь и слегка прижимаясь холодными руками к ее виску.

- Успокойся, любимая, - промурлыкал он.  – Ты же знаешь, я чувствую твой пульс. Тревожный, ненадежный и горячий... И я сразу хочу тебя.

- Я твоя, - смогла она произнести сквозь стиснутые зубы.  - Но нам сначала нужно пройти через этот обед.

- Все будет замечательно, - тихо уверил он ее.

- Тебе легко говорить, - пробурчала Белла себе под нос. – Твои родители и родственники были готовы тащить нас на праздничную вечеринку с того дня, как мы первый раз занялись сексом.

- Правда, - ухмыльнулся он, кривовато и сексуально. – И это определенно стоило отпраздновать. Но они здесь, чтобы поддержать нас. Они любят нас. Твои родители любят нас. И, что более важно, мы любим друг друга. Это объявление, Белла, просто формальность. Наше будущее уже определено, и все, любимая, великолепно.

Белла немного расслабилась. Эдвард наклонился поцеловать ее еще раз, и они заняли свои места за столом.

После первого блюда Эдвард поднял свой бокал для тоста. Белла сконцентрировалась на дыхании.

Он коротко взглянул на нее, гипнотизирующими топазовыми глазами, и сжал ее руку под столом. Затем он заговорил.

- Мы очень благодарны, что все собрались здесь сегодня вечером отметить праздники вместе. Я ежедневно напоминаю себе, что счастлив иметь такую прекрасную, любящую семью. И Беллу, которая за прошедшие месяцы стала такой важной частью моей жизни.

Эсме выглядела так, словно уже плакала, если бы была способна на это. Она крепко сжала руку мужа и смотрела на сына с чистой любовью и гордостью.

Элис со знанием дела хихикнула и сжала Джаспера за предплечье так сильно, что тот скривился. Эммет, поддерживая Эдварда, шлепнул его по спине, а Розали выглядела так, словно с трудом выдерживала урок по биологии о репродуктивном цикле фруктовой мушки.

Чарли, бедняга, понятия не имел, что происходит, и Белла сделала глоток воды, хорошо зная, что сейчас будет.

Эдвард продолжил.

- Мы здесь отмечаем праздники, и я рад, что наши семьи в этот раз собрались вместе. У нас, однако, есть еще один повод для праздника. Как вы знаете, Белла и я обратились с заявлением на прослушивание курсов летом. И, для полной определенности, мы оба приняты на один курс по нашему выбору.

- О, это великолепно, дорогая, - прервала его Рене, но Эдвард явно не закончил говорить, так что она дала ему продолжить.

- И, так как мы планируем уехать вместе, мы провели много времени, обсуждая наше будущее. Наше совместное будущее. – он положил руку Беллы на стол рядом с собой.

Рене задохнулась, понимая, и Эсме просияла.

- Мы теперь понимаем,  что хотим провести наше будущее вместе, - он остановился, нежно пожимая руку Беллы. – Так что я предложил Белле выйти за меня замуж, и она согласилась.

Белла не удержалась и улыбнулась. Она ощутила, как в ее животе безумно порхают дюжины бабочек, но это не имело значения. Они сделали это.

Они поженятся, и теперь все знают это.

Эдвард серьезно поцеловал ее, пока все в комнате суетились вокруг них.

Эсме основательно рыдала, стратегически прижимая салфетку к щекам, чтобы скрыть отсутствие слез. Чарли покраснел и выглядел так, словно мог потерять сознание в любой момент. Карлайл ободряюще похлопал его по спине и подлил в его стакан вина. Тот принял его без колебаний и выпил содержимое одним большим глотком. Элис немедленно наполнила его. Боже, благослови ее.

И Рене. Рене выглядела немного бледнее обычного, но смотрела на Эдварда и Беллу со смесью благоговейного страха, любви, и…понимания на лице. Фил крепко обнимал ее за плечи, пока она впитывала информацию.

Наконец она тихо заговорила.

- Я с первого дня, увидев вас двоих вместе, знала, что ваши отношения - это нечто уникальное, нечто особенное, Беллз. У вас явно не были традиционные отношения старшеклассников.  – Она закрыла глаза и мягко покачала головой. – Но, дорогая, вы никогда не были традиционными тинейджерами. – Она долго смотрела на Эдварда. – И я уверена, Эдвард, что ты взрослее, чем должен быть в твои годы.

Эдвард мягко улыбнулся  Рене и затем перевел взгляд на свою невесту, с выражением, полным понимания и любви.

- Ты любишь его, Белла?

- Всем сердцем, мам.

- И он делает тебя счастливой?

- Больше, чем я даже могла представить.

- Тогда я рада за вас обоих, и очень счастлива, что вы нашли друг друга, - Рене встала и обняла их обоих.

- Спасибо, мама, - шепнула Белла. – Я люблю тебя.

Ко времени десерта Чарли все еще ничего не сказал, и, пока его неразговорчивость не привела всех в уныние, смог не показать полного разочарования. Белла прикинула, что могло быть и хуже.

- И вы уже выбрали дату? – поинтересовался за кофе Карлайл, хотя, разумеется, точно знал все их планы. Кроме всего прочего, он играл главную роль в их осуществлении.

- Мы думали, что поженимся после окончания учебного года. Возможно, в первую неделю июня, - спокойно ответил Эдвард, словно они обсуждали погоду.

Чарли подавился своим кофе и заговорил впервые с момента объявления.

- Белла, дорогая, я понимаю, что ты внезапно стала взрослой, но, конечно, вам стоит подождать по крайней мере окончания школы. Не надо так торопиться.

Эдвард, к счастью, спокойно ответил за них обоих. Белла не смогла бы не выглядеть недовольным ребенком, которым изо всех сил старалась не быть.

- Разумеется, мы понимаем, что это немного отступает от традиций. Но мы проведем все лето вместе, и я, если честно, считаю, что и Белле и мне будет лучше, если мы все сделаем правильно.

Чарли опять поперхнулся, но, правда, как он мог отказать в этом случае? Нет, Эдвард. Я больше предпочитаю, чтобы ты и моя дочь уехали и  жили вместе во грехе еще долго, пока наконец не поженитесь?

- Достаточно взрослое рассуждение, сын, должен сказать, - прокомментировал Карлайл. – Я уверен, что Рене, Фил и шериф Свон определенно согласятся с твоими ответственными рассуждениями.

Однако родители Беллы не стали комментировать, и могли только наблюдать за происходящим с равным весельем и недоверием.

Эдвард продолжил, приведя, как всегда, всех в замешательство.

- Да, мы намереваемся пожениться. Мы не сомневаемся в этом, и просто хотим сделать это как можно скорее.

--------------------------------------------------

За три недели до окончания учебного года Эдвард и Белла получили полное одобрение по получению стипендии на летнюю программу обучения в университете Райса (Rice University's).

- О, да, Хьюстон в Июне. Я слышала, что там не так солнечно, - поддразнила Белла. – Тебе вполне подойдет.

Эдвард изогнул бровь и взглянул на нее так, словно самым естественным занятием в мире для вампира было проведение летних каникул в солнечном Техасе.

- Ну, Райс – это одна из самых выдающихся частных, либеральных художественных школ в стране. Твои родители должны гордиться.

Белла игриво шлепнула его по плечу. Боль в руке, появившаяся после этого, того стоила.

- Программа начинается пятнадцатого июня,  - серьезно продолжил он. – Это дает нам две недели после окончания школы.

И Белла вполне поняла, конечно, что из этого следует.

Родители Беллы не сильно радовались идее, что их семнадцатилетняя дочь выходит замуж, но как минимум начали смиряться с этим. Ни один из них не мог отрицать, что Эдвард с Беллой любят друг друга, и хотя они, возможно, хотели бы, чтобы дети подождали со свадьбой до получения аттестата, они, в конечном итоге, желали ей счастья. А Эдвард делал ее счастливой.

И время шло. Страстные дни, страстные сумерки, страстные ночи. Каждая секунда приближала их к финальному шагу, и они ждали этого момента. У них не было мрачных предчувствий, не было сомнений. Все было абсолютно ясно, и, несмотря на то, что им потребовалось много времени, чтобы осознать это, этот курс был единственным возможным совместным будущим.

Наступила весна, потеплело, и быстро приближался день окончания школы. Белла не боялась или предчувствовала что-то плохое, скорее тревожилась от неизвестности и начала новой жизни.

Каждый день, каждая секунда с Эдвардом только подчеркивала контраст между непрочной красотой ее мира и вечной и выносливой красотой его мира. Она никогда не понимала более ясно, чем был он, а она нет. И она расценивала свою ценность как неясную копию его яркости, вечности, оригинальности. Но чем больше она огорчалась от реальности того, кем она была, тем больше возбуждалась, зная, что она скоро станет такой же. Что она скоро разделит этот мир с Эдвардом.

--------------------------------------------------

В выходные перед их свадьбой Белла пришла на вручение аттестатов Эммету, Розали и Джасперу вместе с Эдвардом и остальными Калленами.

Однако перед началом церемонии Эдвард потянул Беллу в сторону. Элис фыркнула и закатила глаза, когда они отошли, но ничего не сказала, когда Белла вопросительно оглянулась. Она, запыхавшись, шла за Эдвардом, который волок ее из аудитории.

- Не думаю, что ты скажешь мне, почему мы уходим с церемонии вручения аттестатов твоим родственникам еще до ее начала? – поинтересовалась она, идя за ним по пустым коридорам.

- Не волнуйся, любимая, у нас еще будет уйма возможностей полюбоваться на это событие в следующие несколько десятилетий.

Белла не могла поспорить с этим.

Они завернули за угол, и она поняла, куда он ее вел. В кабинет биологии.

Дверь была заперта, но Эдвард с легкостью открыл ее, аккуратно прикрывая за ними. Он повернулся к ней лицом, и она полностью растерялась от его выражения, беспечного и разгоряченного. Его глаза потемнели от дикой энергии и возбуждения. Ее сердце забилось быстрее, дыхание перехватило.

Он шел к ней, припирая ее спиной к столу. Эдвард прижал ее к столу, нежно надавливая  сильными, холодными руками на ее бедра. Затем он приподнял ее и посадил на край того самого стола, за которым они провели вместе  столько времени.

Он отчаянно прижался своим ртом к ней, сокрушая ее губы в страстном поцелуе, который не оставлял сомнений в его намерениях. Оторвавшись, он провел большим пальцем по ее набухшим губам, и в его глазах сверкали любовь и желание.

Белла оперлась на локти, наклонившись назад, и наблюдала, через темные глаза, слегка приоткрыв губы, как он расстегивает свои брюки и стягивает их со своих бедер.

Он простонал в ее рот, когда ее теплая рука обхватила его член и начала ласкать его.

- Хочу тебя, любимая. Хочу тебя. – Его голос был низким и бархатным. Темный тембр вызвал волну желания в ее животе и дрожащие искры на ее пылающей коже.

Руки Эдварда были на ее бедрах, задирая ее юбку до ее талии, запуская холодные пальцы под пояс ее шортиков, стаскивая их. Она соблазнительно раздвинула ноги, когда он прижался к ней большим пальцем, размазывая ее соки вокруг, заставляя ее извиваться и качать бедрами под его прикосновениями.

Он наклонился над ней, сплетая пальцы вместе и придавив ее своим телом. Она прошипела, когда холодная поверхность стола коснулась обнаженной кожи ее спины, и он опять прижался губами к ней.

Он плавно вошел в нее, и она тихо простонала в его шею.

Его медовые глаза пронизывали ее, и он обнял ее щеку дрожащей рукой.

- Я хотел сделать это с тобой с первого дня, как встретил тебя, Белла Свон, - промурлыкал он, и его голос был сладким и соблазнительным.

Она выгнулась под ним, встречая его бедра, и он вышел и опять вошел в нее. Он вздохнул, изгибаясь над ней во время движения, и опять поцеловал ее, втягивая ее язык в свой рот, сглатывая восхитительные, нежные, задыхающиеся звуки, которые она издавала при каждом проникновении.

Она приподняла бедра, подчиняясь его движениям, и он наклонился и оперся лбом в ее плечо. Белла провела рукой по его бедру вверх, прослеживая накачанные мышцы на его спине горячими подушечками пальцев. Он слегка вздрогнул, когда ее каблуки уперлись в его бедра.

Его рука гуляла под ее блузкой, и она громко простонала, когда длинные пальцы распластались на ее горячей, гладкой коже, а затем провели по линиям ее ребер, вниз, к ее животу, описывая круги на ее бедрах. Белла закрыла глаза, и ее дыхание участилось.

- О…  блять… пожалуйста, больше, Эдвард.

Ее слова завязались в узел в его голове, отдаваясь в его члене.

Восхитительно.

Он проник в нее раз, другой, еще раз, и она кончила, и потрясающее тепло ее тела сжалось вокруг него, и он запульсировал у нее внутри.

- Так гребано хорошо, - прошипел он, зарываясь ртом в ее волосы.

- Поцелуй меня, - прошептала она, утопая в экстазе освобождения.

Он целовал ее опять и опять, пока этот поцелуй не превратился в нечто большее. Что-то медленное и необходимое, что-то взаимное и нежное, что-то, наполненное любовью.

После нескольких минут, которые казались часами, он оторвался опять. Белла наклонилась вперед, прижавшись щекой к его плечу. Она резко выдохнула, делая несколько успокаивающих вдохов.

- Черт, Эдвард…

- Взаимно.

Он отвел прядь влажных волос с ее лба, кривовато улыбаясь. Его черные глаза не отрывались от ее поднимающейся и опускающейся груди, когда она старалась восстановить дыхание.

Эдвард встал, прижимаясь губами к ее макушке, и привлекая ее к себе поближе. Он осторожно поправил ее одежду, расправляя ее юбку, прежде чем заправить свою рубашку в брюки и застегнуть их.

- Пойдем, любимая. Пойдем посмотрим, найдут ли Эм, Роуз и Джас различия в своих двенадцатых аттестатах старшей школы.

- Двенадцатых?

- Ну, я точно не уверен, на самом деле я сбился годы назад.

Белла засмеялась и вышла за ним из кабинета биологии, улыбаясь над последним человеческим воспоминанием, которое она получила в старшей школе Форкса.

-------------------------------------------

Свадьба должна была стать небольшим мероприятием в местном здании суда. Белла попросила простые оранжевые и розовые цветы, чтобы украсить важное событие. Элис, конечно, не выучила значение слова «простые», и цветы были восхитительными, огромными и положительно ошеломляли.

Белла попросила Элис и Анжелу Вебер стать ее подружками невесты, и они обе были рады принять участие. Эммет и Джаспер стояли рядом с Эдвардом, и Чарли провел свою дочь по проходу.

Белла надела красивое, хотя и длинное платье. Кружевной корсет превосходно облегал ее фигуру, и ярды шелка цвета слоновой кости спадали от пояса на ее талии, образуя скромный шлейф. Эдвард надел свой серый костюм. Это была летняя свадьба, кроме всего прочего, и он великолепно подходил ему.

Его ангельская красота буквально ошеломляла, и Белла опять задумалась, чем она заслужила такого мужа.

Сама по себе службы была простой. Эдвард настоял на традиционных клятвах. Он все это время не отводил от нее глаз, и они оба понимали, что клянутся друг другу в значительно большем, чем узы брака.

На столько лет, сколько они оба смогут прожить.

Эти слова звенели в венах Беллы и глубоко отдавались в ее новой сущности.

Священник провозгласил их мужем и женой, и когда Эдвард поцеловал свою новобрачную, она ясно поняла, что стоит на пороге новой взаимности, которая свяжет их навсегда,  и это потрясло  ее.

Они праздновали событие на маленьком приеме. Белла настояла, что не хочет сильной суеты, и Эдвард понимал ее больше, чем кто-нибудь. Этот вечер будет последним, когда Белла увидит своих родителей перед долгим расставанием Это было самое большее, что она могла получить.

Но она улыбалась, и смеялась, и танцевала, и даже выпила бокал шампанского отметить событие. Эдвард не отходил от нее, и она была благодарна за это. Этим вечером ей необходима была его близость больше, чем все остальное.

Вечеринка закончилась, и гости разошлись.

Чарли обнял свою дочь и зятя, выражая искреннюю радость от их женитьбы.

Рене плакала и заключила Беллу в тесные объятия. Эдвард дал им время побыть одним.

- Я люблю тебя, дорогая, - ворковала она. – Хорошего тебе медового месяца. Ты же позвонишь мне?

Белла стерла слезу и кивнула.

- Ты же знаешь, что Эдвард не сказал мне, куда мы собираемся. И мы не будем там долго. Нас ждут в Хьюстоне в следующую среду на наши летние курсы.

Ее мама кивнула и опять обняла ее.

- Но я позвоню тебе, когда мы приедем. Ты же знаешь, что я люблю тебя?

- Конечно, дорогая, конечно. – Рене поцеловала дочь еще раз, и Эдвард оказался рядом с невестой, провожая ее в машину, чтобы увести их к неизвестному месту проведения их медового месяца.

Конечно, они знали, что машина вернет их назад в особняк Калленов, как только разойдутся оставшиеся гости.

-----------------------------------------------

Никто не говорил, когда молодая пара вернулась в дом Калленов часом позже. Там никого не было. Все предосторожности были приняты, все замечания рассмотрены, и все решения были сделаны.

Эдвард молча провел Беллу в свою комнату. Он пообещал еще раз заняться с ней любовью.

До того, как.

И было  только правильно, что ее последний человеческий опыт должен стать страстной и огромной любовью. Той страстью и огромной любовью, которая требовалась от Эдварда для ее обращения.

Он закрыл за ними двери.

В бледном свете луны, его светящаяся кожа блестела. Он на самом деле был прекрасен.

Его красивые глаза не отрывались от ее лица, и его выражение  - чистой любви и неприкрытой страсти – заставило ее сердце заколотиться, и в ногах появилась слабость.

Эдвард сглотнул и облизал губы. Он смотрел на нее так, словно хотел что-то сказать, но не мог.

Но Белла сказала за них обоих.

- Я люблю тебя. Мы хотим этого.

Ее белые пальцы легли на ее корсет и начали расстегивать крошечные крючки, один за другим. Эдвард шагнул к ней, не касаясь, но стоял близко, наблюдая.

Она ощутила его ледяное дыхание на своей коже. Он чувствовал, как ее пульс ускоряется, и бьется неровно и горячо под ее кожей.

Он поднял руки и коснулся ее обнаженных плечей. Ее кожа была гладкой, и нежной, и теплой, такой теплой под его прикосновениями.

Они долго стояли, не двигаясь, не говоря, просто запоминая другого, и они были правы здесь и сейчас.

До того, как.

Она ощутила его дыхание, ледяное и сладкое, в своих волосах, на своей щеке, и вздрогнула. Он нежно прижался к ней губами.

- Я люблю тебя навсегда.

Они не говорили после этого. Ни когда целовались, или раздевали друг друга дрожащими руками. Ни когда Эдвард уложил ее на постель и лег рядом с ней, прижимая ее к себе. Ни когда пальцы и губы оставляли следы на коже другого, ощупывая каждую округлость, каждую впадину, каждый дюйм на память.

Она дрожала под его ледяными прикосновениями, зная, что все это изменится.

Когда Эдвард скользнул между ее ног и провел руками по ее бокам, он промурлыкал ее имя. И это слово было единственным, что ей необходимо было слышать.

Она выдохнула, и он взял ее, проникая в теплое, влажное тело. Они оба замерли, когда он вошел в нее, и этот момент длился, и длился, и длился.

Она обхватила его ногами за талию, когда они начали вместе двигаться. Бледная кожа скользила по бледной коже. Мягкие округлости, гладкие линии, сильные конечности и накачанные мышцы. Он взял ее зарумянившееся лицо в дрожащие руки, и соединил их губы вместе, простонав в ее теплый рот.

Затем он оторвался и взглянул в ее шоколадные глаза, сейчас потемневшие, горящие желанием, и удовольствием, и любовью. Эдвард провел холодным языком по ее порозовевшим от желания губам, вдыхая ее запах, пробуя ее пульс, чувствуя ее под собой, двигаясь в ней. Медленные, восхитительные толчки. Глубокие, и страстные, и реальные.

Она выгибалась, встречая его, бедра повторяли его движения, заставляя проникать глубже, и она схватила его за предплечья, прижимая ближе к себе.

- Белла, - опять выдохнул он, лаская ее кожу языком, двигаясь в нее глубже. Они двигались вместе, придерживая друг друга, полностью ощущая другого, падая вместе.

И Эдвард знал, что он может посмотреть в ее глаза и увидеть там за сегодняшним вечером, за решением, которое они уже приняли, за любыми сомнениями то, что он чувствует.

Во взгляде Беллы была только определенность и любовь. Глубокая, проникновенная любовь.

Его бедра двигались болезненно медленно, и он наслаждался каждым прикосновением, каждой лаской, каждым ощущением, каждым вкусом. Он чувствовал любые эмоции страстно, интенсивно, глубоко. И Эдвард знал, что впервые в этой жизни он достиг совершенства.

Она задохнулась, когда кончила, и ее теплота пульсировала вокруг него. И он не отрывал от нее глаз, проникая еще раз, другой, и кончил тоже, зная, что он будет потерянным без нее.

Они лежали рядом, прижимаясь друг к другу. Они не говорили. Все уже было сказано.

Он прижался ртом к ее щеке, ее челюсти, ее шее, нежно проводя языком по изгибу ее горла. Ощущение его ледяных губ на ее коже только усиливало понимание того, что его зубы скоро заменят эти чувствительные, дразнящие прикосновения.

И она была готова.

Готова для обращения.

Готова для нового будущего.

Готова для их вечности.

Конец. 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-702-13#557666
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Autumn23 (17.04.2012)
Просмотров: 1851 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 181 2 »
0
18  
  12 ...............[img]../../../smiles/cray.gif[/img]........потрясающее!!!!!!!!!!!!!!!!!Какое стремительное и прекрасное, но правильное - захватывающее.....................:good:
dance4 Всевышний любви вечной, счастья неизменного и страсти воспламеняющей.......................... [img]../../../smiles/lubov.gif[/img]!!!!!!!!!!!!!!!!     kisssss dream111 cwetok02

17  
  Спасибо за историю! Великолепно! Чисто и нежно. cray

16  
  Прекрасная история! спасибо за перевод.

15  
  Без сомнения великолепное окончание истории))
Спасибо.

14  
  Спасибо за потрясающую историю! lovi06032 Получила огромное удовольствие! spasibo spasibo spasibo sval2

13  
  спасибо за историю!

12  
  спасибо большое

11  
  история просто супер!

10  
  это так нежно hang1 hang1 hang1

9  
  Сасибочки) Это просто великолепно)))

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]