Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Эксперимент "Остров Эсми". Глава 20
20 глава

О супергероях и других «животных».


Эдвард

Что-то щекочет мое лицо.

Я хватаюсь за это, но ничего не могу поймать.

Без разницы как часто я отмахиваюсь, это возвращается снова и снова.

Нервно я стонаю и пытаюсь открыть глаза, но это так чертовски тяжело.

Я такой уставший и разбитый, что мог бы всю неделю проспать.

Но снова это щекотание на моем носу, и в этот раз я ловлю его.

Что-то мягкое и теплое…

Я слышу хихиканье, но голос такой… другой…

Что-то маленькое, теплое хочет вырваться из моих пальцев, но я держу крепко.

Это чувствуется как… очень маленькая ручка…

Теперь я резко просыпаюсь, и мои глаза распахиваются.

Передо мной сидит маленький мальчик…

Но это не какой-нибудь мальчик! Это Мейсен, и я держу его руку!

- Ты так долго спишь! - говорит он и снова хихикает.

Я не могу прийти в себя и пристально смотрю на него, но только до тех пор, пока моя рука не начинает сама двигаться.

Я осторожно касаюсь его щеки, только кончиками пальцев, чтобы посмотреть, действительно ли он здесь, не вообразил ли я его себе.

Он реальный! Он на самом деле здесь! Мой сын!

А я? Я, молча, уставился на него как на восьмое чудо света, и просто не могу насмотреться на него, пытаюсь сморгнуть слезы, которые заставляют расплываться его образ.

- Мамочка уже давно встала, и теперь она, наконец-то, сказала, что я могу разбудить тебя, - объясняет мне маленький мужчина, и я в панике смотрю на то место, где прошлой ночью рядом со мной спала Белла. Ее там не было!

Прежде чем я по-настоящему смог занервничать, мой взгляд падает на дверной проем, где стоит Белла и улыбается мне.

Медленно она подходит к нам и, наконец, вскарабкивается к нам на кровать.

Она целует Мейсена в лоб, а потом хватает меня за руку.

Мне тот час становится спокойнее, даже если в действительности я так же напряжен.

Вот он момент истины, момент, который я ждал с тех пор как узнал, что Мейсен вообще существует.

С одной стороны я счастлив, увидеть его, наконец-то, но с другой не знаю, как должен вести себя.

Я хочу, чтобы он полюбил меня, не хочу сделать что-то не так.

Кажется, на Мейсена мое замешательство не производит никакого впечатления, потому что он оживленно болтает.

~*~*~

Белла

Было еще рано, когда я просыпаюсь, и мысли о Мейсене и моих родителях заставляют встать меня с постели.

Я тихо выскальзываю из комнаты, так как хочу, чтобы Эдвард смог по-настоящему выспаться.

С момента, когда меня укусила змея, он слишком мало спал, и также во время нашего путешествия он в основном бодрствовал, в то время как я отдыхала.

Он смотрел за мной, охранял меня, и это чувствовалось удивительно, но теперь он тот, кто нуждается в отдыхе, поэтому я тихо закрываю за собой дверь и бегу на кухню.

Эсми уже здесь и готовит завтрак, и она настаивает, чтобы я присаживалась и только наблюдала.

После выпитой с громкими стонами удовольствия чашки кофе ко мне присоединяется Карлайл, но я сейчас не собираюсь говорить о прошлом.

Я не подниму эту тему, пока спит Эдвард, так как он должен присутствовать при том, как его отец будет держать ответ перед нами!

Вместо этого я спрашиваю его, когда приедут мои родители, и когда спустя четверть часа я слышу мотор лодки, больше ничего не может удержать меня в этом доме.

Я выбегаю вниз к берегу до причала и прибегаю как раз тогда, когда мотор лодки заглушен, и эта ореховая скорлупа, которая внушает мне еще больше страха, чем перед этим путешествием, пристает к причалу.

Не проходит и минуты, и мой папа поднимает Мейсена на причал.

Я падаю на колени, реву от радости, наконец-то, я могу снова заключить в объятия мой солнечный лучик.

Я не могу по-другому и держу его так крепко, что он жалуется, что ему не хватает воздуха.

Смеясь и плача одновременно, я немного отодвигаюсь от него, но только, чтобы посмотреть ему в лицо, чтобы посмотреть подрос ли он с тех пор, как мы виделись в последний раз. Конечно, это глупости, но мое бедное материнское сердце должно успокоиться, должно увидеть, что у него все в порядке.

- Я так по тебе соскучился, мамочка! – говорит он и немедленно ударяется в слезы.

От Карлайла и Эсми я узнала, что они ему не сказали, что Эдвард и я пропали, но я думаю, он заметил, что все вокруг беспокоились о нас. Он умный, маленький мальчик, и я так чертовски горжусь им, что на мгновение даже забываю, что нам еще предстоит.

Вместо этого я обнимаю своих родителей и реву наперегонки с мамой, не отпуская Мейсена ни на секунду.

Позже, гораздо позже, мы вместе идем в дом.

Карлайл и Эсми приветствуют моих родителей как старых друзей, и я спрашиваю себя, когда отношения врач-пациент превратились в дружбу, потому что даже наши матери здоровались так, как будто они знают друг друга уже много лет.

Полагаю, я и Эдвард многое упустили, и некоторые вещи должны быть срочно разъяснены.

Но здесь и сейчас есть Мейсен, поэтому мы не можем поговорить открыто и честно.

Кроме того, есть кое-что более важное для объяснения…

Вместе мы садимся за стол, и когда Эсми хочет разбудить своего сына, я останавливаю ее.

Запинаясь, я рассказываю, что произошло в последние дни. О нашем путешествии и о ночном дежурстве Эдварда, в то время как я спала. И под конец я рассказываю как можно более безобидно и невинно о моем змеином укусе и о том, как Эдвард спас меня.

Мейсен делает большие глаза.

- Эдвард спас тебя? Как настоящий супергерой? – хочет он знать, и я киваю и улыбаюсь ему, даже когда я спрашиваю себя, откуда он знает имя.

Ну, да ладно, если наши родители взаимодействовали во время поиска, тогда все за этим столом знают гораздо больше, чем я подозреваю.

Я только надеюсь…

Вопрошающе я смотрю на маму.

Она лишь указывает на открытую дверь террасы, и когда она встает и выходит, я неохотно следую за ней, потому что из-за этого я должна отпустить Мейсена со своих колен.

Но я и хочу знать, что здесь происходит, поэтому я целую своего сладкого малыша в лоб и уверяю его, что сейчас вернусь.

Выйдя наружу, я сажусь на стул рядом с моей мамой и просто слушаю, что она мне сообщает со слезами.

Как только становится известно, что лодка пропала, а Мигель, Эдвард и я не были найдены, Каллены подняли по тревоге моих родителей, и все вместе они полетели в Рио. Это было через два дня после шторма, и лодку Мигеля не могли найти ни по радиосигналу, ни с помощью GPS-локации.

- Шансов становилось меньше, но Эсми и я обе сказали, что вы еще живы! Я это чувствовала, Белла! Я чувствовала, что ты еще жива! – говорит моя мама и проливает больше слез, прежде чем она может говорить дальше.

- Мы пытались держать это в тайне от Мейсена, но я думаю он что-то понял… О, Белла, это было так… Он спросил меня, мертва ли ты, и я… я пообещала ему, что мы найдем тебя и Эдварда, и тогда… Он хотел знать, кто такой Эдвард, и тогда я ему рассказала…

Мои глаза, должно быть, вылезли из орбит, и я думаю, что мой рот открылся, но моя мама тут же успокоила меня.

- Не то, что ты думаешь, Белла! Я только сказала ему, что Эдвард - сын Карлайла и Эсми, и что он присматривает за тобой! И он это делал, не так ли? - спрашивает она и смотрит на меня полная ожидания.

Конечно, она знает ответ, и я должна только кивнуть, и моя мама широко улыбается мне.

- Ты уже знаешь все, не так ли? – спрашиваю я, и теперь она кивает мне и берет за руку.

- Поначалу мы были злы на Карлайла… и твой папа… - подозревая самое худшее, я требую рассказать, что сделал Чарли Свон.

- Он врезал Карлайлу за то, что тот умолчал от нас все. Даже Эсми ничего не знала об этом…

Моя мама молча посмотрела на море, давая мне переварить информацию.

Должна сказать, что я немного злорадствовала. Конечно, мне бросились шрам на щеке Карлайла и темная тень под его левым глазом, но я и не могла подумать, что он этому ранению должен быть благодарен моему отцу.

Я даже нашла этот момент смешным, и когда я захихикала, мама удивленно посмотрела на меня.

- Карлайл немного заслужил это, ты не думаешь? – спрашиваю я и даже моя миролюбивая мама смогла усмехнуться и согласиться со мной.

Но довольно быстро я снова возвращаюсь в реальность.

- Я люблю его, мам… Все еще! Я… я пыталась злиться на него и… все эти годы я пыталась забыть его, но… я не смогла и… я просто люблю его, и Эдвард… он тоже любит меня, мам! Он любит меня, и он… другой, чем тогда. Он… спас меня, и он был таким… заботливым и…

Мама только смотрит на меня, молча, дает мне выговориться и когда по моим щекам бегут крупные слезы, я говорю ей, что она не должна злиться на Эдварда, и что я хочу быть с ним, и что он заслужил шанс исправить ошибки прошлого, и что он отец Мейсена, и что он в будущем хочет быть рядом с ним… со мной вместе.

Моя мама дарит мне сияющую улыбку и только говорит:

- Да я знаю это, золотко! Я вижу это в тебе, и если он тот, кто сделает тебя счастливой, значит, так тому и быть. И твой отец это поймет, дай ему просто еще чуть-чуть времени! Он действительно был зол на Эдварда, но когда Карлайл объяснил нам, почему он все это… делал, мы это поняли.

Огромный камень, размером с Эверест упал с моего сердца, даже если я уже взрослая и сама принимаю решения, для меня очень важно, чтобы мои родители стояли у меня за спиной, как они всегда это делали.

И я уверена, что даже сам Чарли Свон полюбит Эдварда, когда он познакомится с ним по-настоящему.

Только одна единственная вещь доставляла мне боль в животе.

- А Мейсен… вы больше ничего не рассказали ему, не так ли? Он не знает, кто он? – хочу я знать точно, и моя мама успокаивает меня и повторяет снова, что Мейсен только знает, что Эдвард был со мной вместе и что он присматривал за мной.

Затем я должна обдумать еще то, как я объясню четырехлетнему сыну, что мужчина, который до сих пор лежит в моей кровати, его отец.

В этот момент к нам прибегает Мейсен и спрашивает меня, может ли он разбудить, наконец-то, Эдварда.

Я объясняю ему, что Эдвард очень устал, потому что он все время присматривал за мной, а затем спрашиваю его, не хочет ли он прогуляться со мной на пляж.

Конечно, он восхищен, так как вода всегда его завораживает, и с того момента как он научился ходить, мы регулярно дома в Сиэтле ходили с ним на пляж.

- Бабушка говорит, что я не могу сам ходить к воде, потому что я еще слишком маленький! – говорит он и звучит при этом весьма возмущенно.

- Но бабушка права! – говорю я ему строго в некоторой степени.

Я должна подавить улыбку, потому что точно знаю, какой ответ последует на это.

- Но мне уже четыре! – оправдывает мой солнечный лучик мои ожидания, и теперь я действительно не могу больше сдерживаться и хихикаю в голос.

- Эй! Ты не должна смеяться над Мейсеном! – говорит он и упирает обе ручки в бедра и гневно сверкает на меня глазами.

Я просто неловко приземляюсь рядом с ним в песок и притягиваю его в свои объятия, так что он оказывается на моих коленях.

- Я не смеюсь над тобой! Я только тааааааак рада, что ты снова рядом! – объясняю я ему, и он снова выглядит довольным.

«Сейчас или никогда!» - думаю я и ставлю вопрос, от которого, я знаю, не будет уже дороги назад.

- Ты помнишь, что я тебе говорила о твоем отце, когда Джастин разозлил тебя в детском саду?

Мейсен кивает.

- Мой папа живет оооочень далеко и поэтому не может к нам приехать! – объясняет он и выглядит при этом почти гордо.

Думаю, это произвело мощное впечатление в детском саду, что у него такой папа, и на мгновение я позволяю себе вспомнить тот день почти год назад, когда Мейсен впервые спросил о своем отце.

Один мальчик из его группы, Джастин Веллер, утверждал, что у Мейсена вообще нет отца, и когда мой сын, плача рассказал мне об этом, это разбило мое сердце.

Такой озадаченной, шокированной и… беспомощной я была в тот момент, что я пошла на маленькую, необходимую ложь, прежде чем я по-настоящему могла подумать об этом.

Но Мейсен был доволен этим, и поэтому у меня просто не хватило духу позже рассказать ему другую версию.

Я всегда знала, что день истины настанет… но не думала, что так рано.

- Мейсен… золотко… что ты скажешь о том, если сможешь увидеть своего папочку? – спрашиваю я очень осторожно.

Кажется, на какой-то момент он задумывается, и затем говорит, что его отец так далеко, и что он не хочет снова путешествовать, потому что в самолете так скучно.

Это звучит так в духе моего сына, который такой любознательный и устремлен к открытиям, что это удивительно, что он вообще так долго тихо сидит на моих коленях.

- А что если бы твой папочка был здесь, на острове… Ты бы хотел его увидеть? – спрашиваю я дальше и уже немного побаиваюсь.

Мой сын не глуп, и я бы не удивилась, если он теперь отреагирует существенно по-взрослому, чем другие дети в его возрасте.

- Ну, конечно! – это было все, что он говорит, а затем в ожидании смотрит на меня.

Этими зеленым глазами, которые я узнаю повсюду.

- Ты знаешь… он на самом деле здесь, и он безумно хочет познакомиться с тобой. Он очень обрадуется этому… - продолжаю я, и мой сын не разочаровывает меня.

Он сияет всем лицом, и затем хочет знать, где его отец, и почему мы все еще сидим здесь.

Я смеюсь и одновременно вытираю пару слезинок с уголков глаз, и затем встаю, отряхиваю песок с брюк и иду за руку с самым важным мужчиной в моей жизни назад к дому.

Одного взгляда достаточно, чтобы сообщить безмолвно другим, что сейчас произошло, и его также достаточно, чтобы держать подальше наших родителей от комнаты, в которой все еще мирно спит Эдвард.

Я тихо открываю дверь, и едва Мейсен видит мужчину, лежащего на кровати, он вбегает и садится рядом с ним.

Мгновение он сидит совершенно тихо и ждет, что Эдвард сам проснется, но быстро он теряет терпение.

Я должна усмехнуться, когда он будит Эдварда также, как он делает это дома со мной.

Преимущественно в шесть часов утра, в воскресенье, единственный день в неделю, когда мы действительно могли бы выспаться.

Кажется, спустя целую вечность, Эдвард открывает глаза, и я могу читать по его лицу, как по открытой книге.

Удивленно, почти почтительно, он пристально смотрит на своего сына, как будто он восьмое чудо света, и, вероятно, он сам является таковым для него.

Я вижу восхищение, любовь в его глазах, но также и страх, который хочет распространится.

Достаточно одного взгляда, и я тоже подхожу к кровати, сажусь рядом с ними и пытаюсь, придать Эдварду мужества тем, что беру его руку в свою.

Мейсен тем временем само любопытство, и после того как я ему говорю, что перед ним Эдвард, «супергерой», который спас меня, он немного размышляет, затем смотрит на Эдварда и спрашивает его напрямик:

- Ты мой папочка?

~*~*~

Эдвард

- Ты мой папочка?

Его сладкий, тонкий голосок звучит как музыка для моих ушей и поначалу это сбивает меня с ног, и все, что я могу сделать, это прокаркать «Да».

Я думал, что пройдет какое-то время перед тем, как мы скажем Мейсену правду, и я даже не рассчитывал на то, что он так прямо меня спросит.

Но теперь он сидит здесь, передо мной, и смотрит на меня большими зелеными глазами, как будто бы чего-то ждет. Только я, к сожалению, не знаю, что это может быть. Я как будто замер, не нахожу слов, которые могли бы быть подходящими в этот момент.

Странная тишина повисла в воздухе, пока я как загипнотизированный, рассматриваю это маленькое чудо передо мной.

Он действительно унаследовал темные локоны Беллы, и даже курносый нос представляется мне знакомым.

Но его рот и глаза так сильно напоминают мне мальчика, которым я когда-то был.

Только выглядит этот ребенок значительно довольнее и… счастливее, чем я в то время, и мысль, что я должен быть благодарен только Белле и ее родителям, дает мне больше осознания, какое счастье в несчастье мы все же приобрели.

Ведь все могло кончиться совсем по-другому…

Уже снова мои глаза жжет, и я бы охотно разревелся прямо здесь, но я с трудом сдерживаюсь. Все же мой сын сидит передо мной, и его первое впечатление не должно быть о ноющем слабаке.

- Теперь ты останешься с нами или должен будешь снова уехать далеко? – был следующий его вопрос, и когда я объясняю ему, что с удовольствием остался бы с ним и с его мамой, если мне можно, он кивает и просто говорит:

- Можно! Тогда Джастин больше не сможет сказать, что у меня нет отца.

О, Боже! Одного представления, как другие дети, возможно, задирали его только потому, что меня не было рядом с ним, достаточно, чтобы все же дать мне разреветься.

- Мне жаль! Я охотно был бы с тобой… Мейсен… - это все, что я еще смог выдавить.

Произносить его имя, по-настоящему говорить с ним, слишком для меня, все равно как бы сильно я не пытался быть сильным.

Белла проскальзывает ближе ко мне, обнимая меня, но что действительно успокаивает меня, в конце концов, маленькая рука на моей щеке, которая вытирает мои слезы.

От автора:
Ну??? Глаза еще сухие??? LOL

перевод:pollli
редакция:ms_olga




Источник: http://robsten.ru/forum/19-1396-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: ms_olga (19.07.2013)
Просмотров: 2638 | Комментарии: 49 | Рейтинг: 5.0/54
Всего комментариев: 491 2 3 4 5 »
0
49  
  ох, уж эта курносость  fund02002

48  
  встреча действительно милая до слез
спасибо за главу lovi06032

47  
  cray слезы счастья cray

46  
  ну не папа , а плакса какая-то.... cray dance4

45  
  Спасибо за продолжение!!!

44  
  Ну вот семья теперь полностью объединилась...
Спасибо большое за главу... good good good good good

43  
  Спасибо! Такая трогательная глава! cray good

42  
  Спасибо за продолжение!!! Наконец семья объединилась!

41  
  Спасибо good lovi06032

40  
  Спасибо огромное.

1-10 11-20 21-30 31-40 41-49
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]