Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 16, часть 1
Глава 16: Линии на песке.

Чувство безопасности приходит, когда все устаканилось. Когда ничего не может случиться с тобой. Безопасность – отрицание жизни. - Герман Грир.

 


Рене Свон была женщиной сложного характера. Многие, кто не знал ее лично, считали ее отстраненной, надменной и в некоторой степени чопорной, но никто, даже ее недруги, не могли бы назвать ее слабой.

После того, как ее муж, сенатор Чарли Свон, был безжалостно и жестоко убит в ту роковую ночь семью черт знает чем обдолбаными ублюдками, она стоически, поразительно спокойно и уверенно переносила все появления на людях. Многочисленные выражения соболезнования от коллег мужа, избирателей и просто незнакомых людей были приняты ею с улыбкой и вежливым кивком благодарности. Все были просто поражены ее силой и отзывчивостью после столь ужасной потери.

Но в душе, глубоко внутри, куда никто не мог заглянуть, Рене Свон умирала.

У нее было чувство, будто бы из ее груди разом вырвали сердце и оставшуюся на его месте зияющую дыру не могли бы заполнить ни слова утешения, ни чьи-либо прикосновения - даже самых близких.

Чарли Свон был для нее всем, абсолютно всем. И когда ей сообщили о том, что ее муж, избитый до такой степени, что у него произошло кровоизлияние в мозг, повлекшее за собой обширный инсульт, умер, она нашла самый простой, эгоистичный и страшно отчаянный выход - покончить жизнь самоубийством.

Тогда она дошла до точки.

Как можно было жить дальше, если единственный любимый ею мужчина, ее единственный любовник, навсегда покинул ее? Вопрос, на который не было и не будет ответа.

После заупокойной службы и похорон, подобающих человеку его положения по протоколу, Рене неделями не вставала с постели, с их с Чарли постели, и захлебывалась в рыданиях. Она исходила криком, выла, швыряла и била вещи, била себя, но боль и не думала уходить. Дыра в ее груди ширилась и углублялась, и ничто не могло остановить тот поток горя, охватывавший ее, стоило только открыть глаза и понять, что Чарли не воскреснет.

Ничто, кроме ее дочери.

Бледная и притихшая Изабелла, ставшая свидетелем убийства ее обожаемого отца, все это время отчаянно ждала каких-то особых слов от собственной матери, которые спасли бы ее от всепоглощающего ужаса. Рене знала, что поступает эгоистично, закрывшись в своем горе. Она знала, что нужна малышке Изабелле и ради всего святого, девочка была нужна ей тоже! Но весь кошмар состоял в том, что Рене и взглянуть не могла на дочь, чтобы тут же не увидеть в ней Чарли.

В любом малейшем движении Изабеллы, ее манере или взгляде Рене виделся Чарли. И очень долгое время Рене и минуты не могла выдержать рядом с дочерью.

Такая восхитительная игра генов обернулась сущей пыткой.

Все это разбило вдребезги сердце Рене, и Изабелла стала уверять себя в том, что мама обвиняет ее в смерти обожаемого отца. Она должна была остановить тех мерзавцев. Если бы только тот незнакомец не оказался бы там, ей бы это удалось. Эти «если бы» были мучительны для девятилетней девочки, которая в те дни только и могла делать, что представлять отца, входящим в комнату с пачкой печенья «Oreo» и пинтой молока для них двоих. Отец съедал лишь мягкую начинку, Изабелла же обожала само печенье.

С помощью профессионалов и своей семьи Рене медленно стала понимать, что она делала с собственной дочерью. Это стало ужасным открытием для нее. Тот факт, что Изабелла винила во всем себя, поверг ее в шок и опустошение. Ее поддержка была нужна Изабелле как воздух!

Пройдя стадию осознания и принятия вины, Рене наконец-то поняла, как ей повезло, что у нее все еще была дочь, которую она чуть было не потеряла тоже.

До конца дней своих она будет благодарна провидению, спасшему ее девочку.

Для Рене Изабелла стала теперь единственным связующим звеном с ее любимым Чарли: красивая девочка с каштановыми волосами и широко распахнутыми глазами, такая живая! И она всегда будет заботиться о ней, защищать любой ценой.

Но эта жизненная цель была не так уж и легка в своем достижении.

Ведь вместе с внешностью Изабелла унаследовала и характер отца: такая же упрямая и решительная. Ее непоколебимость была возведена в абсолютную степень, и уж если она что-то решила - отговорить было невозможно. Рене даже не скрывала свое крайнее беспокойство и ужас, когда ее дочь сообщила в телефонном разговоре о своем решении начать работать в тюрьме. Как же они тогда поссорились! Рене знала, что в своих попытках контролировать дочь – такую уже совсем взрослую – заходит слишком далеко, но, черт побери, неужели Изабелла не понимала риска, которому подвергала себя?

С того самого момента, как Изабелла приняла решение работать в Артур Килл, их встречи наполнились непреодолимым напряжением и обоюдным отказом слушать любые доводы. Рене охватило двоякое чувство: она испытывала боль от неприятия дочерью ее тревожной заботы и в тоже время не могла не восхищаться ее силой духа - качеством, унаследованным от Чарли.

Неважно, что она провела столько бессонных ночей, переживая всю странность выбора дочери, в душе она была уверена, что Чарли даже на небесах гордится своей Беллс.

- Мам, ты выглядишь так, будто страдаешь от удушья,- сказала Изабелла, делая глоток вина. - Что случилось?

Лея, сидевшая рядом с Изабеллой на большом замшевом диване, прыснула от смеха в бокал, когда увидела ответный гневный взгляд Рене.

- Я просто задумалась, Изабелла. Грубить не было необходимости.

Изабелла улыбнулась матери, и та в ответ выдавила легкое подобие улыбки.

Это стало уже традицией: раз в месяц, в тот самый вечер пятницы, когда Фил уезжал из дома поиграть в покер, Изабелла оставалась переночевать у матери. Девушка очень любила ее, но беседа с ней иногда не клеилась, так что Изабелла пригласила Лею для подстраховки: та была непревзойденной болтушкой, что гарантировало непринужденное общение.

- Ну, Лея, - спросила Рене, держа в руке бокал и устраиваясь поудобнее на диване. - Как твоя работа?

Изабелла села и стала слушать свою подругу. Лея рассказывала о своей работе и том, насколько ей нравится работать в строительном бизнесе, где все кипит и вертится. Изабелла знала, что разговор не коснется ее собственной работы, и, честно говоря, была чертовски этому рада. Она совершенно не хотела вновь пускаться в объяснения, и уж тем более ВНОВЬ защищаться. Весь разговор был достаточно скучный и никому не нужный.

- А как там Джейми? Давненько я его не видела, - мягко спросила Рене.

Лея только дернула плечом и закатила глаза: - Ой, он опять влюбился, так что и мы его не видим.

Брови Рене удивленно взлетели вверх.

- Влюбился? - переспросила она, глянув на Изабеллу. - Но я думала… ну, я думала…

Изабелла засмеялась и лишь покачала головой в ответ на внезапное заикание матери. Ей-то уж точно было известно, что за мысли были у Рене.

- Мы с Джейми друзья, мам, не больше. Я знаю, что ты вместе с его матерью уже купили наряды на нашу свадьбу, но, боюсь, я тебя разочарую. Прости.

Лея снова усмехнулась, увидев слегка разочарованное выражение лица Рене.

- Нечего винить меня за то, что мне этого хотелось. Он очень хорош собой, из отличной семьи и вы всегда были очень близки.

Изабелла метнула взгляд на Лею, дабы предостеречь ее от любого другого глупого комментария, ведь держать язык за зубами та умела не всегда. Изабелле и так уже повезло, что Лея не стала уточнять, насколько стали близки Изабелла и Джейми, когда были подростками. Подружка лишь озорно фыркнула в стакан, но не произнесла больше ничего.

- Я знаю, ты ужасно хочешь внуков, мам, но давай подождем, ладно? – улыбаясь, сказала Изабелла.

Рене засмеялась: - Ох, дорогая, я хочу внуков не меньше того, чтобы ты была счастлива с надежным человеком, который бы любил тебя.

- Ну, типа Питера, - выпалила Лея, тут же закрываясь от летящей в нее подушки, брошенной Изабеллой.

- Сучка, - прошипела Изабелла, прищурив глаза, чем рассмешила Лею еще больше.

- Питер? - спросила Рене, усмехаясь. - Что еще за Питер? Изабелла?

Изабелла тихонько простонала и потерла рукой лоб. Вот уж чего бы ей совсем не хотелось, так это обсуждать сей вопрос, тем более с матерью.

- Питер Уитлок, тридцать два года, исполнительный директор «WCS Communication», высокий рыжеватый блондин, и эта задница точно никогда тебя не бросит, - продолжала Лея.

Рене не могла сдержать смешок, когда увидела, что Изабелла скорчила гримасу, будто ее тошнит.

- Лея Дэймон, когда ты уже, мать твою, заткнешься нахрен? - заорала Изабелла, всплеснув руками.

- Изабелла Мари! - угрожающе сказала Рене, сверкая глазами и желая применить воспитательный прием.

- Что?

- Выбирай выражения!

- Угу, - пробубнила она что-то себе под нос, как обиженный пятилетний ребенок, забираясь обратно на диван и вцепившись в бокал с вином.

- Да ладно, тебе, Беллс. Питер действительно красив и он очень приятный парень, - сказала Лея, толкнув Изабеллу локтем в коленку. И тут же пустилась в детальное описание подарка, который получила Изабелла от Питера в день рождения.

- Он, что твой… парень? - осторожно спросила Рене.

Лея и Изабелла ответили одновременно:

- Да.

- Нет.

Тяжело вздохнув и косясь на лучшую подругу, Изабелла произнесла: - Он просто друг, мам. Да, он хочет большего, и я думаю над этим.

- Это больше похоже на то, что ты хочешь задразнить его до смерти, - захохотала Лея.

- Серьезно, я и правда тебя прибью, - предупредила Изабелла.

На самом деле она не настолько сердилась, как показывала. Правда заключалась в том, что Изабелла сама понимала правоту слов Леи: да, она немного дразнила Питера, и теперь это смущало ее. Раньше она никогда не вела себя так с мужчинами. Они целовались всего два раза: один раз достаточно пылко, другой раз целомудренно, но и от этого тепло разливалось по телу. Определенно, между ними было что-то, и Изабелле он правда нравился. Но она не была уверена, что Питер именно тот мужчина, которого она ждала. Изабелла колебалась – это очень четко ощущалось, когда они были наедине. Все эти чувства беспокоили ее в немалой степени.

Ну почему все так сложно? Почему все не может быть как у всех – обыкновенно? Как было у нее с Джейми или с другими мужчинами в ее жизни, любовниками или просто друзьями – естественные, легкие отношения.

Совершенно неожиданно у нее перед глазами предстал образ бронзоволосого мужчины с зелеными глазами, одетого в тесную футболку и низкосидящие джинсы. Блин. Ну почему именно Ramones были изображены на футболке? Черт побери, она действительно любила эту группу. Все, чего она хотела, это поблагодарить его за тот убийственно милый подарок на день рождения. Изабелла вспомнила, как, получив его, уставилась на него, будто гребаная идиотка. Ей казалось, что в тот момент в нее врезался поезд – это было так просто и естественно.

Одним глотком Изабелла допила вино, пытаясь уловить, о чем говорила Рене.

- Беллс, я уверена, что Питер чудесный, - как можно небрежнее заметила Рене, но в душе она пела и плясала от того, что ее дочь встречается с кем-то. - Когда ты с ним увидишься в следующий раз?

Изабелла кашлянула, избегая взгляда матери.

- Завтра, - ответила она, заправляя выбившуюся прядь волос за ухо. - Он… гм… он приготовит ужин для меня.

Рене и Лея практически впали в экстаз и обменялись понимающими взглядами, которые Изабелла демонстративно проигнорировала.

- Мужчина, который умеет готовить – это тот мужчина, которого хотелось бы удержать, - улыбнувшись, сказала Рене. Эта улыбка и согрела, и кольнула сердце Изабеллы одновременно.

Ее отец любил готовить. Фил тоже любит. Может, поэтому мать и влюбилась в него? Нет. Она полюбила его по гораздо большим причинам, чем эта.

Рене больше не корила себя перед Чарли за то, что в ее жизни появился Фил. Она и вправду полюбила этого мужчину, но так и не смогла прекратить любить Чарли. Даже прожив вместе семь лет, она не вышла замуж за Фила официально – и это устраивало их обоих. Надо отдать должное великодушию Фила: он никогда не поднимал этот вопрос. Они и так были вместе – партнеры, любовники. Он очень любил Рене, и просто быть вместе с ней – уже значило для него многое.

Фил никогда не чувствовал, что живет в тени ушедшей любви, но в то же время точно знал, что какая-то часть сердца Рене никогда не будет принадлежать ему, несмотря на то, как сильно он того желал.

Они выпили две бутылки вина, посмотрели какой-то фильм, и Рене, почувствовав, что немного опьянела, решила пойти лечь спать.

Рене обняла Изабеллу.

- Спокойной ночи, - прошептала она, стоя на ступеньках лестницы.

- Спокойной ночи, - ответила Изабелла и улыбнулась, вдохнув аромат матери.

- Я люблю тебя, - тихо добавила Рене, уткнувшись Изабелле в шею. Девушка обняла мать покрепче.

- Я тоже тебя люблю, мам.

- Я хочу для тебя только самого лучшего.

- Я знаю, - ответила Изабелла и легонько похлопала Рене по плечу. - Все нормально. - Она сделала шаг назад, продолжая держать Рене за руки. - У меня правда все отлично.

Она наклонилась и поцеловала ее в щеку.

- Хорошо, Беллс, - прошептала Рене, мягко коснувшись пальцами подбородка дочери. - Спокойной ночи, Лея, - крикнула Рене в сторону гостиной и, повернувшись, ушла спать.

Изабелла громко выдохнула, опускаясь в кресло, где только что сидела ее мать, и принялась вертеть сережку в ухе. Эти бриллиантовые серьги ей подарили Рене и Фил ко дню рождения.

- Она в порядке? - спросила Лея и предложила еще вина, красноречиво помахав бутылкой в сторону полупустого бокала Изабеллы.

- Да. - И кивнула, соглашаясь выпить еще. - Она просто чуть-чуть перебрала.

Лея слегка коснулась подушечкой большого пальца края бокала и украдкой взглянула на свою подружку.

- Думаешь, она такая из-за… годовщины?

- Не знаю, - тихо ответила Изабелла. - Может быть.

Конечно, она знала, что мать думает о приближающейся годовщине смерти отца. По-другому и быть не могло. До этой даты было еще четыре недели, но черные штормовые тучи печали уже отчетливо появились на горизонте.

Шестнадцать лет назад. Изабелла вздохнула и пригладила волосы.

Неужели уже прошло столько времени с тех пор, как она в последний раз видела его, разговаривала с ним или касалась его? Казалось, что все исчезло в одну секунду. Горькую, полную боли секунду.

Заметив глубокую печаль в глазах Изабеллы, Лея мысленно дала себе подзатыльник. Давай же, Лея, придумай что-нибудь.

Ее посетила шальная мысль.

- Так, - сказала она довольно громко, что Изабелла даже вздрогнула. - У Фила еще есть Playstation?

Изабелла слегка нахмурилась, смутившись от резкой смены темы разговора.

- Полагаю, что да.

- Отлично. Тогда я и ты, Свон. Американский идол.

Изабелла только простонала в ответ: - Лея!

- Нет. Никаких отговорок. Ты и я. Идем. Сфальшивишь – пьешь еще. - От радости Лея захлопала в ладоши и завиляла задницей наподобие нетерпеливого щенка, которому собираются бросить мячик.

Изабелла не могла не засмеяться.

- Ладно, но я НЕ пою песни Уитни!

Конечно же, все закончилось тем, что Изабелла изображала Уитни, при этом совершенно не попадая в ноты. Если бы присуждалась премия за усилия, то на главный приз у Изабеллы не было бы конкурентов. Спустя час, уже за полночь, стоя на диване, девушки горланили песню Mr. Brightside группы The Killers. Счастье, что дом был достаточно большим и стоял в отдалении от соседских домов, так что они никого не разбудили своими воплями.

Допев последнюю строчку песни до конца, с диким хохотом они свалились на диван одним большим клубком из рук и ног.

Изабелла ощущала тихую радость от такого времяпрепровождения и наблюдала за Леей, разливавшей остатки вина по бокалам.

- Ты собираешься перепихнуться с Питером завтра или нет? - спросила Лея с абсолютно серьезным выражением лица.

- Лея! - охнула Изабелла, протягивая руку за бокалом и одновременно ощущая вибрацию мобильника, который был в кармане.

- Перепихнуться? Это дико раздражающий и запредельно личный вопрос, на который я, естественно, отвечаю: без комментариев.

- Трахаться с Питером это раздражающе? - скептически фыркнула Лея.

- Без комментариев, - слегка улыбнувшись, пробормотала Изабелла. Она глянула на мобильник.

- Все равно ведь трахнетесь, - давилась смехом Лея.

- ОХ! – В изумлении Изабелла уставилась на телефон после того, как прочитала сообщение и поняла, что незнакомый номер принадлежал Эдварду Каллену.

Дерьмо.

- Что такое? - спросила Лея. - Кто это? Питер? - Она подобралась ближе к Изабелле и нахмурилась, когда увидела только номер телефона, с которого пришло сообщение. Имени не было.

- Это… гм, это… - Изабелла посмотрела на Лею, а потом опять на телефон. - Это Каллен.

- Тот самый заключенный? - забеспокоилась Лея. - Ни хрена себе, как у этого уголовника оказался твой номер?

Изабелла закатила глаза.

- Иди в задницу. Я дала ему номер, чтобы он мог связаться со мной по поводу наших занятий! И еще: он больше не тот самый заключенный, сегодня он освободился.

Лея смотрела на свою подругу очень внимательно. Даже будучи в хмельном угаре она с легкостью заметила, как изменилась Изабелла, пока набирала ответное SMS: черты лица расслабились и стали будто ярче. Шумно выдохнув, Лея продолжала наблюдения. Она удивленно вздернула брови при виде широкой улыбки, появившейся на лице Изабеллы и слегка покрасневших щек.

- О черт, нет, Изабелла! - вскрикнула Лея, ударяя себя руками по бедрам. - Ты не можешь хотеть этого ученика-уголовника!

Изабелла вскинула голову.

- Я не хочу его! Ради Бога, Лея, повзрослей!

- Правда? - саркастично ухмыляясь, спросила Лея. - Какого хера тогда краснеешь и хихикаешь как пятиклассница?

Изабелла тут же коснулась кончиками пальцев своих щек. Точно, они пылали. Ебать, это, наверное, вино! Или не вино?

- Я же выпила, - пробормотала Изабелла, пожимая плечами.

- Пиздеж, - резко возразила Лея.

Изабелла отправила последнее сообщение Каллену и бросила телефон на стол.

- Ладно, ну и почему же это пиздеж?

Изабелла произнесла последнюю фразу с нажимом и как бы защищаясь. Лея мгновенно поняла, что попала прямо в цель.

- Да потому что ты моя лучшая подруга, и я знаю тебя как облупленную.

Изабелла низко склонила голову. С этим она не могла поспорить. Тем более, выпитое вино мешало даже попытаться это сделать. Ее телефон опять звякнул.

Сообщение.

От Каллена.

И тебе.

Прочитав сообщение, Изабелла почувствовала свою улыбку еще до того, как она расцвела на ее лице. Она услышала вздох Леи, сидевшей рядом с ней.

Да, Изабелла понимала, что сейчас начнется, черт возьми, вынос мозга.

- Беллс, поговори со мной? - мягко попросила Лея.

- Да не о чем здесь говорить, - ответила Изабелла, не отрывая взгляда от телефона в руке.

- Думаю, что есть, - настаивала Лея, скрестив руки на груди.

Теперь наступила очередь Изабеллы вздыхать и признаваться. Подруге и, в первую очередь, себе.

- Это всего лишь легкое увлечение, Лея, - тихо произнесла она.

Ну, вот она и признала это. Ее влечет к Эдварду Каллену.

- Блядь, - потерев лоб, добавила Изабелла. Лея на саму себя была непохожа – она молчала. - Что ты еще хочешь от меня услышать?

Лея тряхнула головой.

- Да ничего я не хочу, родная. Мне просто надо знать, что ты понимаешь последствия…

- Я знаю, - раздраженно прервала ее Изабелла, поправив волосы сердитым жестом. - Лея, я не тупая. Я знаю, где границы и не нарушу их.

- Хорошо, - медленно кивнула Лея. Она немного успокоилась, когда услышала, с каким пылом Изабелла произнесла эти слова. – Хорошо.

- Я справлюсь с этим, - Изабелла попыталась убедить себя в первую очередь. - Это… это глупо, я знаю, и опасно и… черт, такая глупость. - Она подняла бокал и залпом выпила все до конца.

Все было чертовски глупо и ни хрена не просто: преподавательница и студент (как банально!). Эдвард Каллен был из другого мира. Для нее он был совсем другим человеком – и не из-за его уголовного прошлого, хотя, конечно, объективно она не могла закрывать глаза на этот факт. Он был вспыльчивый и высокомерный, агрессивный, неистовый и нахальный. Всех этих качеств было достаточно, чтобы убежать прочь, сверкая пятками. Но в то же время - и этого нельзя было отрицать - он был умный, чувствительный, заботливый, смешной и красивый.

Он был охерительно красив.

Лея прижалась к Изабелле и легонько обняла ее.

- На плохих мальчиков потянуло? - улыбнулась она и увидела, что Изабелла улыбнулась в ответ.

- Можно я кое-что спрошу? - аккуратно начала Лея издалека.

- Черт, тебе нужно разрешение? - усмехнулась Изабелла.

- Это он… это из-за него... ты … так нервничала, когда мы говорили о Питере?

Изабелла села, пытаясь уложить в голове слова Леи.

Неужели Каллен и был той причиной, по которой она не могла иметь простых и естественных отношений с Питером?

Неужели он был тем самым камнем в ее душе, который она ощущала всякий раз, пытаясь продвинуться дальше в отношениях с Питером?

Вот хрень.

Черт, как же глупо она влипла. Глубоко вздохнув, Изабелла посмотрела на Лею. Той все было ясно без слов. Лея просто обняла свою подругу. Им обеим нужно было время, чтобы переварить эту новость.

А может ее просто развезло от вина? Или мысль о приближающейся годовщине смерти отца так подействовала на нее? Или она просто растаяла от того удивительно внимательного и драгоценного подарка, полученного от Каллена? Кто бы мог подумать: ее самая любимая книга про ленивого мышонка Вальтера!

Какова бы ни была причина, Изабелла почувствовала, что из ее глаз медленно покатились слезы. Она долго и тихо плакала, уткнувшись Лее в плечо. Наконец, слезы высохли, и она приняла решение.

Шмыгнув носом, она выпрямилась и решительно посмотрела на Лею.

- Ну все, хватит! - несколько стыдясь, сказала Изабелла. – Мне нужно повзрослеть и перестать вести себя как гребаный, впервые влюбившийся подросток.

Лея улыбнулась этой почти что правде.

- В конце концов, я, на хрен, профессионал, - ткнула себя пальцем в грудь Изабелла.

- Да, именно так! - поддержала ее Лея, вскидывая руку, сжатую в кулак, вверх.

- Мне нужно взять себя в руки и выкинуть из головы парня, которого я полностью выдумала – толку в этом никакого! Я должна сфокусироваться на реальности.

Улыбка Леи стала шире, и она согласно кивнула.

– Узнаю свою девочку, - сказала она и заправила выбившиеся волосы Изабелле за ухо. – Ну, Свон, какой у нас план действий?

Улыбнувшись, Изабелла встала с дивана.

- А план действий такой: сейчас я тащу свою задницу в кровать, потому что завтра, мать твою, у меня свидание, и я должна выглядеть просто зашибись как умопомрачительно.

 

 

 

=PoF=

 


Девятнадцать часов спустя у Изабеллы не осталось и половины того настроя и решимости, которые были у нее вчера благодаря двум бутылкам красного вина.

Стоя перед входной дверью дома Питера, она нервничала и беспокоилась. Изабелла уже дважды позвонила в дверной звонок, но ей до сих пор не открыли. Она посмотрела на часы – стрелки показывали пять минут восьмого, а они с Питером четко договаривались встретиться в семь. Она поправила лямку на левом плече и еще крепче прижала к груди клатч.

- Ну и что делать? - прошептала она, беспомощно оглядываясь на тихую улочку, как будто та могла ей помочь с ответом. Мобильный. Позвони ему.

Изабелла почти уже открыла свою сумку, чтобы достать телефон, но тут услышала звук приближающихся шагов и еще какой-то шум с той стороны двери. Затем дверь отворилась, и Изабелла увидела Питера Уитлока. Несмотря на то, что он был несколько взволнован и слегка суетился, выглядел Питер просто потрясающе.

- Блин, прости, дорогая, - сказал он, тяжело дыша, и тряхнул головой. – Прости. Я смешивал в чертовом блендере помидоры с маслом и забрызгал все, что только можно. Так что мне пришлось переодеться и смыть эту хрень с волос и…

Он прекратил свою тираду, как только заметил, что Изабелла хихикает. Питер посмотрел на нее и улыбнулся. Черт, она выглядела просто охуенно. Не сдерживаясь больше, он захохотал вместе с ней.

- Добрый вечер, Изабелла, - сказал Питер, глубоко вздохнув и выпрямившись. – Ты выглядишь потрясающе. Проходи. - Он широко распахнул дверь и жестом пригласил войти внутрь. – Только не пугайся, - засмеялся он.

- Я попробую, - кивнула Изабелла и, все еще смеясь, вошла в дом.

Внутри дом выглядел великолепно. Полы были темно-коричневые, а обои на стенах сочетали в себе кремовые и светло-зеленые оттенки. Уютно. Чувствовалось, что над интерьером работала женская рука, но общий тон дома был мужским.

- Пожалуйста, проходи сюда, - сказал Питер, указывая рукой в направлении кухни, где только что произошел эпический кулинарный поединок.

- У тебя красивый дом, Питер, - сказала она, оглядывая интерьеры. Кухня была огромных размеров, и Изабелла тут же представила себя, готовящей на этой кухне

- Спасибо, - ответил Питер, доставая бутылку белого вина из холодильника. - Бывшая жена не очень-то любила готовить, в отличие от меня. Так что пришлось взять дело в свои руки. - Он улыбнулся и повернул бутылку этикеткой в сторону Изабеллы, желая убедиться, что она не против этого сорта вина.

- С удовольствием, - кивнула она и положила свою сумку на стол, стоявший в центре кухни. - Я тоже люблю готовить, - призналась она.

- Правда? - сказал Питер и откупорил бутылку.

- Ага, - продолжила она с легкой улыбкой. – Не могу сказать, что я суперпрофи, но думаю, что за свои попытки я могла бы заработать несколько очков.

Питер засмеялся в ответ и кивнул. Наполнив два бокала, он шагнул к ней. Изабелла взяла вино, и они чокнулись.

- За тебя, - ласково произнес Питер.

- Спасибо.

Питер сделал глоток вина. Изабелла рассматривала его: Питер был одет в темные джинсы и темно-коричневую рубашку свободного покроя, две верхние пуговицы которой были расстегнуты и позволяли увидеть под ней белую футболку. Обувь он не надел. Он заметил, куда посмотрела Изабелла, и в смущении стал переминаться с ноги на ногу.

- Извини, - откашлявшись, сказал Питер. - Долбаный соус разлетелся по всей кухне. Вряд ли я смогу надеть те носки снова.

Изабелла снова засмеялась.

- Да ладно тебе. Ты же у себя дома. Делай как тебе удобно.

- Я хочу, чтобы моим гостям тоже было удобно. Если хочешь, можешь снять туфли или еще что-нибудь.

Поняв, что ляпнул, Питер поспешно захлопнул рот. Дерьмо.

- Блин, я не это имел в виду, Изабелла, вот черт! - сказал он, сморщившись.

- Да? Какая досада, - мгновенно ответила Изабелла, пробуя вино и продолжая смотреть в пол.

Питер с трудом сглотнул и уставился на Изабеллу. Твою мать!

- А, давай я… покажу тебе дом? - предложил он, ставя бокал на стол.

- Звучит заманчиво, - ответила Изабелла и наконец-то посмотрела Питеру в глаза.

Она уже успокоилась и чувствовала себя гораздо лучше и увереннее. Но, самое главное, как бы она ни прислушивалась к себе, она не ощущала никакой тяжести на сердце, обычно сопровождавшей ее встречи с Питером. Слава Богу!

Изабелла не возражала, когда Питер, едва касаясь рукой ее спины, проводил ее в гостиную. Войдя в комнату, Изабелла поразилась огромному количеству фотографий Генри, сына Питера. Они были везде: и на стенах и на полках. Она неторопливо рассматривала их. В основном они были черно-белые, и больше всего Изабелле понравились те, где Генри был запечатлен вместе с Питером.

Питер в немом восторге наблюдал за Изабеллой, осматривавшей все вокруг. Ее волосы были заколоты кверху, и ему открывался прекрасный вид на ее шею и плечи. Питер ощутил непреодолимое желание тут же попробовать, какова ее кожа на вкус.

- Он так на тебя похож, - сказала Изабелла, поставив фотографию на место.

Питер улыбнулся и засунул руки в карманы.

– На мать он тоже похож, такой же вспыльчивый и любит поспорить, - вздохнул он. – Но красавчик он, конечно, в меня.

Изабелла улыбнулась теплоте его тона, с которой он произнес последнюю фразу. Питер поднялся на второй этаж и показал Изабелле гигантскую ванную и четыре спальни.

Они вернулись на кухню. Питер подлил Изабелле вина, она села и стала наблюдать за ним. Питер передвигался по кухне с большой долей грации и совершенно уверенно, не отвлекаясь, и ни разу не потеряв нить разговора.

Ему было интересно все: начиная от ее любимых праздников до милых воспоминаний о школе. Он искренне интересовался ее друзьями, матерью и даже подарками на день рождения. То внимание, с которым он слушал ее ответы, согревало Изабелле сердце.

Она поднялась и подошла к нему поближе. Питер аккуратно и очень ловко нарезал кубиками сельдерей на разделочной доске.

- Тебе помочь? - спросила она, глядя прямо на него. Он улыбнулся и покачал головой.

- Не надо, спасибо. Отдыхай, Изабелла. Все будет готово через двадцать минут, ладно? - Он оторвался от готовки, и их взгляды встретились.

Изабелла заметила, что Питер скользнул глазами по ее рту. В каком-то нервном ответе на это она прикусила нижнюю губу.

Питер моргнул и, отложив нож в сторону, вытер руки о полотенце, перекинутое через плечо. Он развернулся к Изабелле и тихонько прокашлялся.

- Я упоминал, как ты потрясающе выглядишь сегодня? - негромко спросил он, скользя взглядом по ее платью. То, что он попытался скрыть сексуальный и соблазнительный подтекст своих слов, усилило впечатление во много раз.

- Да, - ответила Изабелла и оперлась спиной о гранитную поверхность столешницы. Питер сделал осторожный и медленный шаг по направлению к ней.

Он совершенно не хотел пугать эту прекрасную, трепетную девушку. Остановившись перед ней, он невесомо положил ей руки на плечи.

- Можно? - Изабелла кивнула в ответ.

Он нежно обнял руками ее лицо. Его ладони мягко прижимались к ее коже, а подушечки больших пальцев гладили ямочки на щечках. Она потянулась к нему, и Питера захлестнула волна радости.

- Изабелла, - хрипло произнес он. - Я хочу тебя поцеловать, можно?

- Да, - ответила она, ненамеренно облизнув губы.

От ее ответа легкая улыбка тронула губы Питера, и он ощутил чувство радости, толкнувшее его изнутри. Он наклонился и, продолжая смотреть ей прямо в глаза, нежно прижался к ее губам.

Изабелла закрыла глаза и выдохнула через нос, ощущая тепло его рта на своей коже. Поцелуй был совсем невинный, легкий и мягкий, но затем Изабелла слегка приоткрыла рот и тут же услышала стон Питера. Он мгновенно углубил поцелуй, следуя ее приглашению. Он помнил ее слова о том, что им не следует торопиться и был готов соблюдать ее просьбу, но, черт побери, как же он хотел ее!

Изабелла обняла Питера за шею и потянула на себя, пока не почувствовала, что он крепко прижимает ее к столешнице. Зная, что дико возбужден, Питер сдвинул бедра немного в сторону, чтобы не смущать Изабеллу такой явной эрекцией. Изабелла почувствовала, что он отодвинулся, и без малейшего колебания снова прижалась к нему, чтобы ощутить то, что он пытался скрыть. Они оба простонали, когда его член уперся ей в живот.

Внезапно все изменилось: поцелуй стал по-настоящему горячим. Питер протолкнул язык в рот Изабеллы и стал дразнить ее, легонько облизывая и посасывая. Изабелла забыла, как дышать – все это было чертовски возбуждающе. Она ухватила его за волосы на затылке и страстно целовала, покусывая его губы и язык, по-кошачьи прильнув к нему.

Руки Питера гладили спину Изабеллы, спускаясь все ниже. Он сжал ее попку и мягкими движениями кончиков пальцев начал массировать ее, приподнимая при этом подол платья.

Изабелла простонала ему в рот, чувствуя, что жаркое, как огонь, желание разрастается внутри нее.

Ебать, как кайфово.

- Приятно? Тебе нравится? – задыхаясь, спросил Питер, оторвавшись от Изабеллы. Она кивнула в ответ с тягучим стоном и возобновила поцелуй.

Отвечая на этот стон, Питер слегка присел и, подняв ее за бедра, расположил ее ноги у себя на талии. Он не стал противиться желанию погладить обнаженную кожу ее ног, оказавшуюся у него под руками, и с улыбкой почувствовал, как она тут же покрылась мурашками. Господи, она была такая мягкая и теплая!

Она вновь прижалась покрепче к нему и всхлипнула, когда почувствовала, что выпирающий из джинсов член оказался, черт побери, совсем рядом с тем местечком, где ей хотелось бы ощутить его сейчас большого всего. Как там сказала Лея? Разреши себе, Беллс? О да, и она собралась это сделать сейчас же.

Ну, по крайней мере, собиралась, до того самого момента, как Питер, довольно ощутимо сжав ее бедра, не отстранил ее немного от себя и не прервал поцелуй.

Прижав свой лоб к ее и закрыв глаза, он шумно дышал, невероятным усилием воли пытаясь сдержать свой порыв не взять ее грубо тут же, прямо на гранитной столешнице своей кухни.

Совершенно сбитая с толку, Изабелла медленно открыла глаза и убрала руки от Питера.

- Изабелла, - прошептал он, облизнув губы, и проглотил ком в горле. - Клянусь всем святым, все, что я хочу – это продолжить начатое, прямо здесь и прямо сейчас. Черт, как же я хочу этого!

Изабелла глубоко вздохнула при звуке его медленного, хриплого голоса.

- Мне кажется, что мы немного спешим, ведь это не то, чего ты хотела? - спросил он, отклонившись назад.

Изумленная Изабелла уставилась на задыхавшегося от страсти сексуального мужчину напротив и тут же почувствовала боль в груди. Да, она просила его не торопиться, но сейчас она еще в большей степени осознала неправильность происходящего. Ведь то, что происходило между ними, было абсолютно неправильным. Слишком быстро. Избегая его взгляда, она покорно улыбнулась.

- Да, я не хотела забегать вперед, - прошептала она, совершенно смутившись от своего бесстыдства. – Прости, я не должна была…

Питер тут же нахмурился.

- Нет, нет, даже не вздумай извиняться. - Успокаивающим жестом он погладил ее по щеке. – Это все я… - Он робко и беспомощно посмотрел на свои руки, все еще державшие Изабеллу, и медленно опустил девушку на пол.

- Совершенно невозможно сопротивляться тебе, - сказал он, поцеловав Изабеллу в лоб, и сделал шаг назад.

- Тебе тоже, - улыбнувшись, прошептала она и поправила платье.

Питер прошелся рукой по волосам и вздохнул.

- Давай поужинаем, выпьем по бокалу вина и поболтаем. Мило и не торопясь, ладно?

- Давай, - ласково улыбнулась Изабелла.

Так они и поступили.

По началу их разговор был несколько напряженным из-за недавних смущающих обжиманий – так классифицировала Изабелла произошедшее про себя. Но приступив к ужину, они оба с облегчением обнаружили, что могут весьма мило болтать на различные темы безо всякой неловкости. Питер готовил действительно вкусно, и Изабелла несколько раз искренне похвалила его старания. Завершил же ужин изысканный шоколадно-мятный десерт. Изабелла настояла на том, что она поможет Питеру вымыть посуду и убрать со стола, и затем они перебрались в гостиную.

Питер сел на противоположный край дивана, удобно устроил ноги Изабеллы у себя на коленях и стал мягко массировать ступни.

- Не волнуйся, ничего такого. Честное скаутское.

Она смотрела на его руки, приятно и нежно сжимавшие и поглаживающие ее ноги, и понимала, что на данный момент ей и не нужно ничего большего, этого и так было достаточно. Там, на кухне, ее слегка испугало ощущение некоторой отвергнутости, которое она испытала, когда Питер отстранился от нее, но теперь она с ясностью понимала, что он был прав.

Они практически нарушили границу, но в самую последнюю секунду смогли остановиться.

Питер остановил их обоих, потому что Питер хороший парень. Питер – это безопасность.

Самое интересное - в продолжении главы

 

 

 

Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (12.09.2012)
Просмотров: 2576 | Комментарии: 32 | Рейтинг: 5.0/46
Всего комментариев: 321 2 3 »
0
32  
  Белла женщина-кошка , достаточно погладить и" поплыла..." Если бы Питер продолжил и ноги раздвинула ...Спасибо за перевод .

0
31  
  Подбирают они каждый по своему, но ее сердце уже занято об этом П как собака дорогой породы, эх если бы они знали как они обязаны Эд ее
жизнью............................................ 
Самое ужасное и никчемное действо желая другого, быть с другим   
Вот скоро она примет свой чувства и будет с ним...............................

30  
  питер все проср...л 12 на нашу радость giri05003

29  
  Питер,ну уйде ж ты или нет,а....

28  
  Вот так всегда! То ни кого, то все разом! Думаю, Белла скоро определится, кто ей нужен! СПАСИБО!!! good

27  
  Может он и безопасность, но всего пару глав назад мы выяснили, что Белле эта безопасность ни к чему fund02016

26  
  Большое спасибо за перевод!!! good lovi06032

25  
  Питер, подвинься, много тебя стало fund02002

24  
  Питер - может быть и хороший...но Каллен - лучше giri05003
Спасибо за перевод!!! lovi06032

23  
  JC_flirt Мило... Очень мило... lovi06032 lovi06032

1-10 11-20 21-30
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]