Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 21

Глава 21: Карточный домик

«Один поцелуй ломает расстояние между дружбой и любовью». - Неизвестный автор

3 года назад…

Каллен ворвался в автомастерскую Блэка, как ураган. Дверь из искусственной древесины с такой силой ударилась о стену, что оргстекло в ней разлетелось на осколки. Звук эхом пронесся по всему зданию, возвещая о бурлящей в нем ярости. Стекло затрещало под его ботинками, но ему было наплевать.

Однако ему было не наплевать на килограммовую пачку кокаина в рюкзаке, закинутом на его покрывшуюся испариной спину, и тупого херова ублюдка, который ее привез. Сейчас этот самый ублюдок стоял за офисным столом, перебирая бумаги. Он даже бровью не повел ни от грохота, с которым Каллен ворвался в помещение, ни от вида пачки, которую тот жахнул о стол перед ним.

- Какого хера, Джейк? - прошипел он, сверля друга взглядом.

Ответом ему было молчание, которое, к несчастью для Джейка, было не лучшим способом его успокоить. Каллен ударил кулаком по столу между ними и прокричал свой вопрос снова.

Джейк перестал копаться в бумагах и неторопливо упер руки в бока. Сделав глубокий вдох, он посмотрел на друга. Выражение лица Каллена было устрашающим. Джейк и раньше видел его разозленным, но нынешнее его состояние не шло ни в какое сравнение. Он в ярости, убийственной.

О том свидетельствовал и звон в ушах Каллена. Он был на грани.

И вскинул брови в ожидании ответа. Ради самого же Джейка он надеялся на лучшее. У него в голове не укладывалось, как так получилось, что он обнаружил это дерьмо под пассажирским сидением их с Джейком авто. Не в последнюю очередь озадачивало то, что чертов брикет был весь усыпан клеймами Аро Бартоллини.

- Объясняй, - прорычал он сквозь стиснутые зубы, коротко кивнув в сторону пачки.

- Объяснять что? - переспросил Джейк тихим, уставшим голосом.

Каллен был не в настроении выслушивать эту чушь. Ни в малейшем.
- Не надо юлить, Блэк. Объясни, какого хера кило кокаина с клеймом Бартоллини лежит на этом гребаном столе?

- Потому что он дал его мне, - спокойно ответил Джейк.

Каллен озадаченно прищурился.
- Дал тебе зачем? Продать?

Джейк пожал плечами и опустил взгляд на пачку.
- Понятия не имею, но я не мог отказать.

- Но мы больше не работаем на него, Джейк. Мы занимаемся своим делом: ты и я. Так какого черта он это сделал?

Каллен почувствовал, как кровь похолодела, когда его посетила чертовски ужасающая мысль.
- Ты заключил с ним сделку? - прошептал он, боясь, что произнеси он это слишком громко, все окажется правдой.

Джейк понурил голову, и Каллен почувствовал, как его плечи поникли в поражении. Блядь.

- Джейк, - пробормотал Каллен, потирая лицо ладонью правой руки. - С какого…

- Она беременна, Каллен.

Время застыло на мгновение, пока произнесенные Джейком слова кружились вихрем в голове Каллена, как чертов торнадо. Беременна? Срань Господня.

- Ванесса, - выдохнул Каллен. Конечно, черт побери, это Ванесса. Она была единственной, с кем Джейк виделся на протяжении последних восемнадцати месяцев.

Тайком.

За спиной ее папаши-наркодилера.

И она беременна.

Дерьмовая ситуация.

- Она сказала мне на прошлой неделе, - пробормотал Джейк, ковыряя пальцем деревянную поверхность стола. - Два месяца уже прошли. Я… я стану отцом.

Каллен заметил тоску, промелькнувшую на лице Джейка, но не стал заострять на этом внимания.
- Аро знает?

Джейк резко вскинул голову, в глазах его вспыхнула ненависть.
- Нет, - рявкнул он. - И никогда, блядь, не узнает!

- Она его дочь, Джейк, - возразил Каллен. - Каким раком она объяснит ему появление ребенка через семь месяцев?

- Мы уезжаем, - заявил Джейк, обойдя стол и подойдя к сейфу в задней части кабинета.

Каллен застыл в неверии.
- Уезжаете? - повторил он. - И как, блядь, далеко, по-твоему, вы двое сможете уйти?

Джейк резко развернулся с наличкой в руках. Тысяч сорок в пачках, скрепленных разноцветными резинками.
- Достаточно далеко, - твердо ответил он, кладя деньги на стол. - Я копил.

- Ясен хрен, - пробормотал Каллен, когда Джейк отвернулся и достал еще наличные. Он провел рукой по волосам и шумно выдохнул, глядя, как стопка все увеличивается. - Черт возьми, это просто сумасшествие, Джейк, - простонал он. - Ты не понимаешь? Это дочь Аро!

Джейк ударил ладонями по крышке сейфа.
- Не начинай, чувак, - предупредил он, сердито глядя на Каллена через плечо. - Не начинай свое показное благочестие.

- Я, - Каллен ткнул себя в грудь, - и показное благочестие?! Кончай заливать!

- Я, черт возьми, люблю ее, Каллен, - тихо проговорил Джейк, но с тем же успехом мог прокричать эти слова Каллену в ухо.

Любит? Он, блядь, умом тронулся? Каллен застыл в потрясении, не зная, что сказать.

- Она любит меня, и у нас все получится. Несмотря ни на что, - продолжил Джейк, складывая деньги в большой мусорный пакет.

Решимость в его голосе была бы трогательной, может, даже достойной «холмарковской» открытки, если бы не внезапно раздавшийся в отдалении вой сирен. Мужчины повернули головы в направлении звука, который становился все громче, и на миллисекунду застыли на месте. Каллен посмотрел на пачку кокаина на столе и замер, когда события сложились в единую картинку.

- Аро, - пробормотал он сквозь стиснутые зубы. - Мудила.

- Что? - переспросил Джейк с широко распахнутыми глазами, будто бы это помогло бы ему понять то, что уже понял Каллен.

Тот повернулся к Джейку с хмурым взглядом.
- Он, блядь, знает, Джейк.

С лица Джейка мгновенно сошла вся краска, и он смочил губы кончиком языка.
- Он не мог… это невозможно… то есть… - но сбивчивость его слов говорила о том, что он, как и Каллен, только что осознал, что Аро известно все.

- Он отправил тебя домой с этим, а потом позвонил чертовым копам, - сказал Каллен, хватая сверток и засовывая его обратно в рюкзак.

- Каллен, какого хрена ты…

- Иди, - жестко велел Каллен, глядя на рюкзак. - Уматывай отсюда, придумай алиби и найди место, чтобы залечь на время, а потом поезжай за Ванессой.

- Каллен, я не могу позволить, чтобы ты принял удар на себя, - возразил Джейк, встав перед другом.

Каллен покачал головой.

- И что, ты потонешь и никогда не увидишь своего ребенка? Нет уж.

Когда вой сирен стал громче, и знакомые красные и синие огни осветили стены входа в мастерскую, он толкнул Джейка к двери черного хода.

Тот замотал головой.
- Каллен, приятель, подумай об этом… это мои проблемы.

- Нет, - ответил Каллен, решительно мотнув головой. - Твоя проблема - позаботиться о Ванессе и своем ребенке.

- Ты не можешь, бл…

- Ты любишь ее, так? - крикнул Каллен, напряженно глядя на Джейка.

Джейк сник, тяжело дыша, и медленно кивнул.

- Тогда иди, мудила, - велел Каллен, снова толкнув Джейка в плечо.

Джейк замер, зная, что его друг был прав, и презирая это. Ему нужно позаботиться о Ванессе и их ребенке. Это было его приоритетом. Каллен примет на себя удар за его глупость, сровняет счет между ними. Но, не беря это в расчет, Джейк знал, что, пойди Каллен на дно, он будет должен засранцу до конца своих дней.

Сделав глубокий вдох, Джейк хлопнул Каллена по плечу и выскочил за дверь, сжимая в руке сумку с деньгами.

Каллен видел раскаяние в глазах Джейка, но это ничего не значило. Блэк вляпался в дерьмовую ситуацию, и теперь Каллен оказался в самом ее эпицентре. Он знал, на какой срок потянет килограмм чистого кокаина, стоимость которого оценивалась в двадцать четыре тысячи долларов, и вздохнул, готовясь к худшему. Ему повезет, если дадут меньше пяти лет.

К черту все! У него все равно не было перспективы лучше, а Бартоллини здорово тряхнет оттого, что Каллен сел вместо парня, что обрюхатил его дочь. Каллен улыбнулся сам себе, закинул сумку повыше на плечо и вышел из кабинета навстречу трем полицейским тачкам, затормозившим у входа в мастерскую.

 

 

=PoF=

 


Каллен услышал Джейка прежде, чем тот предстал перед ним. Этот идиот выкрикивал что-то о том, чтобы его оставили, нафиг, в покое. Затем возня и вскрик. Каллен ринулся в гостиную мимо разъяренного на вид Пола и обнаружил Джейка разметавшимся на диване, выглядящим в стельку пьяным, со сломанным носом и подбитым правым глазом.

- Вот блядь, - пробормотал Каллен вполголоса.

- Каллен! - позвал Джейк с широкой пьяной улыбкой. - Глянь-ка на подарочек, любезно оставленный мне кулаками Маркуса-членососа! - Он задрал рубашку, демонстрируя большие синяки и порез вдоль ребер, и нахмурился. - Может, это и от ботинка ублюдка. Не помню.

Каллен резко развернулся к Полу, Сету и Бену - последний сидел в углу с косяком в руке и шлюхой на коленях.
- Где вы, блядь, были, когда это случилось?

Пол вскинул руки и помотал головой.
- Не начинай, приятель, - предупредил он. - Этот хренов кретин сам ушел и велел нам оставаться на месте. Он напрашивался на драку с того самого момента, как Маркус заявился со своими дружками.

- Не сомневаюсь, - пробормотал Каллен в полголоса. - Копы были?

Пол помотал головой.
- Мы убрались оттуда до их появления. Тогда-то я тебе и позвонил.

Каллен подошел к Джейку, который уже заткнулся и расслабился, глядя, как его приятель поджег сигарету и протянул ее ему. Джейк со стоном вдохнул и выдохнул дым, но дернулся и поморщился, едва попытался пошевелиться. Каллен вздохнул. Ублюдки явно отлупили его по полной.

- Как много их было? - спросил Каллен у Пола.

- Не знаю, - ответил тот. - К моему приходу их было двое, но могло быть и больше.

Ага, ясен хрен. Джейк выглядел так, будто по нему прошлась вся национальная гвардия. Мудаки.

Шивон, все еще одетая в униформу клуба, появилась из кухни с миской воды и полотенцем. Улыбнувшись Каллену натянутой улыбкой, она присела рядом с Джейком и предприняла попытку его отмыть. Попытка - ключевое слово, поскольку Джейк то и дело отмахивался от ее руки, бормоча ругательства. Но Шивон не намеревалась терпеть его выходки.

- Прекрати, Блэк, - огрызнулась она, - пока не получил по-настоящему!

Джейк улыбнулся ей со свисающей между окровавленных губ сигаретой и подмигнул уцелевшим глазом.
- Ты знаешь, что возбуждаешь меня, когда так говоришь, детка.

Шивон закатила глаза и продолжила протирать покалеченное лицо Джейка.

- Надо отвезти тебя в больницу, дурья башка, - сказал Каллен, усевшись на стол возле дивана. Шивон расстегнула рубашку Джейка, и все смогли в полной мере увидеть, что с ним сделали те ублюдки. Каллен сжал руки в кулаки, когда Джейк подскочил от прикосновения Шивон к его груди.

- Я в порядке, - ответил Джейк на выдохе. - К тому же, в больницах задают вопросы.

- Тебе нечего скрывать, Джейк, - возразил Каллен. - Если мы только…

- Я не поеду, - отрезал Джейк тоном, не терпящим возражений. Он был чертовски упрям, когда хотел.

Каллен провел рукой по волосам и громко вздохнул под любопытным взглядом Джейка.

- Я думал, ты собирался домой, - сказал Джейк, выдохнув дым через нос. - Но потом Пол сказал что-то о том, что ты был в Сохо.

Каллен отвел глаза от пристального взгляда Джейка и достал пачку сигарет из заднего кармана джинсов.
- Ага, - уклончиво пробормотал он. - Ходил прогуляться.

Джейк хмыкнул и вздрогнул одновременно.
- Прогуляться, да? И как ее зовут?

Каллен покачал головой и открыл зажигалку.
- Сам знаешь, что никак. - Он не собирался говорить Джейку и всем присутствующим о Персике и о том, что произошло между ними.

Это было его дело, а посему он не собирался об этом говорить. К черту.

- От тебя духами несет, - сказала Шивон с самодовольной улыбкой, оглянувшись через плечо.

Каллен усмехнулся в ответ.
- От тебя тоже, - ответил он.

##

Почти два часа спустя Каллен сидел с банкой пива в руке рядом с весьма укуренным Джейком. Все разошлись после долгих уговоров. Пол хотел остаться, но Каллен отмахнулся, сказав, что останется один. Он был слишком зол и взвинчен, чтобы уснуть, и знал, что Джейк тоже нескоро заснет.

Мужчины просто сидели, курили и пили, слушая айпод Джейка. Сейчас играла песня «Closer» Kings of Leon. Каллен невольно задумался, как слова песни подходят к событиям всей чертовой ночи.
Честно говоря, день был чертовски странным. Начиная с работы у Алека и встречи с Персиком в парке. Поцелуй. Отпор. Почти состоявшаяся дрочка и путешествие к Персику домой. Все это казалось смутным, словно сон наяву.

Он позволил себе мысленно вернуться в Сохо, к своему Персику, и задумался, что она сейчас делает. Глянув на часы и увидев, что было уже четыре утра, удивленно моргнул.

Да спит она, мудак.

Лениво потягивая пиво, он вздохнул, думая о ней, обнаженной и запутавшейся в простынях. Черт. Он бы хотел это увидеть. Может быть, она позволит ему, как только осознает и примет, что хочет его? Он задумчиво почесал подбородок. Правильное ли решение он принял, надумав поиграть с ее эмоциями?

Выходя из ее квартиры, он не сомневался, что поступил правильно, но теперь уже не был так в этом уверен. Подумав о Джейке, лежащем на диване в синяках и ссадинах, о Бене с его сучкой и наркотой, Каллен задумался, не втягивал ли он Персика во что-то, для чего она была слишком хороша.

Она была лучше всего в его мире, но он и так всегда об этом знал. Бога ради, да они встретились вновь в чертовой тюрьме. Не самая подходящая обстановка для любовной истории. Погодите-ка. Что? Любовной? Каллен почувствовал, как его лицо слегка скривилось, когда это слово закрутилось в голове. Он вдруг почувствовал, будто ему тесно в собственной коже, будто одежда слишком мала. Поерзав на месте, он попытался окончательно избавиться от этой мысли. Любовь глупа и неблагодарна. Достаточно посмотреть на Джейка, чтобы это понять. Как и на его родителей. Это не для него, он явно был не любящим типом.

Неа. Ну-у нет.

- У тя че, муравьи в штанах? - пробормотал Джейк, пока Каллен ерзал на месте, пытаясь устроиться удобнее.

- Не, все нормально, - ответил он, поднеся банку пива к губам.

- Ну, - продолжил Джейк, глядя на него из-под отяжелевших век и еле ворочая языком. - Где ты сегодня был на самом деле?

- В Сохо, - быстро ответил Каллен.

Джейк повернул голову, упершись щекой в спинку дивана, и посмотрел на Каллена.
- И кто в Сохо?

Мог ли Каллен рассказать ему о том, что происходило у них с Персиком? Будет ли это мудрым решением? Он не был уверен, но, возможно, в упившемся состоянии Джейк сможет сказать что-то дельное. Случались и более странные вещи.

- Я эмм… был у Перс… эм… у мисс Свон, - быстро проговорил он, теребя этикетку на бутылке.

Джейк фыркнул и улыбнулся.
- А я, блин, так и знал!

- Что? - переспросил Каллен, повернув голову посмотреть на Джейка. - Что ты знал?

- Ты трахаешь училку. Прелесть.

Каллен закатил глаза и цокнул языком.
- Мы, бля, не трахались, - ответил он. - Мы просто… говорили.

- Угу-угу, - пробормотал Джейк. Он потер подбитый глаз, явно забыв о его состоянии, и выругался, когда о нем ему напомнила боль, пронзившая скулу. - Вы говорили, - повторил он со знающей улыбкой. - Я тя понял. Вопросов нет.

Каллен даже не пытался переубедить друга. Какой смысл? Он прекрасно понимал, почему Джейк подумал, что он трахнул свою преподавательницу, если учесть историю его сексуальных похождений. Черт, с этим было покончено - или Каллен убеждал в этом сам себя, - но он не мог не злиться. Неужели он действительно был таким ублюдком, что люди, даже его лучший друг, думали, что он неспособен находиться в одном помещении с женщиной, не засунув в нее свой член?

Плевать. Каллен знал, что он отступил, когда они с Персиком целовались, и чертовски этим гордился.

- Судя по всему, моя преподавательница знакома с Уитлоками, - размышлял вслух он, отвлекая Джейка от упомянутого им траха.

Тот чуть выпрямился.
- Без дураков, - ответил он. - Она знает, что ты тоже с ними «знаком»?

Каллен помотал головой.
- Непохоже, что знает. По крайней мере, она ничего не сказала.

Каллен на минуту задумался, откуда Персик могла знать Уитлоков. Он знал, что Питер женат, а значит, что коротышка, которую он видел вечером, была женой Джаспера. Ни хрена себе тесен мир. Однако то, как эта Элис смотрела на него, говорило о том, что она прекрасно знала, кто такой Каллен. И причина, по которой она ничего не сказала Персику, не давала Каллену покоя. Ему придется спросить ее об этом. Что-то тут точно не так.

- Сегодня был бы его день рождения, - пробормотал Джейк едва шевелящимися губами, нарушая тишину и вырывая Каллена из размышлений.

Тот озадаченно нахмурился. Черт, Джейк, видимо, не в себе от травки. Он потягивал эту дрянь почти два часа к ряду. Каллен все равно решил сделать ему одолжение.

- Чей день рождения? - переспросил он.

- Моего сына, - ответил Джейк дрожащим голосом. - День рождения моего сына.

Каллен уставился на свои колени, а потом в ярости зажмурил глаза. Аро и его ублюдки. Им была известна эта гребаная информация, и они использовали ее против Джейка, чтобы распалить его. Каллен был из числа немногих людей, которым было известно о том, что произошло между Джейком и Ванессой, и о ее выкидыше.
Тот факт, что Джейк не был там, когда это произошло, терзал его каждый день. Каллен понимал, что скотское поведение Джейка было просто броней, за которой скрывалось до черта боли. Он понимал это, как никто другой. Черт, у него было исключительное право на это.

- Это тебе сказал Маркус? - напряженно спросил Каллен. - Он дразнил тебя этой херью? - Каллен хорошо знал Маркуса, и, зная, каким садистом был этот козел, не стоило удивляться, что он пройдется по Джейку по полной.

Джейк откинулся на спинку дивана и выдохнул серую струйку дыма.
- Нет, - ответил он. - Но он знал, что я буду об этом думать. - Он потер глаза ладонью. - Я просто… глаза застлала алая пелена, понимаешь, приятель?

Каллен неторопливо кивнул. Он знал, каким бывал Джейк, когда дело касалось Ванессы и ее беременности. Он яростно защищал ее, пусть даже они почти три года провели порознь, и если кто-то упоминал о ребенке, Джейк распалялся как костер, политый керосином. Да, Каллен прекрасно знал, что именно имел в виду Джейк, говоря о красной пелене. Жаль только, что они превосходили количеством. Окажись они один на один, Маркусу бы охеренно не повезло.

Правая сторона лица Джейка все еще была припухшей, а на челюсти стали проступать синяки. Каллен знал, что заставит Маркуса заплатить за то, что он сделал. Аро или не Аро, Каллен, знал, что не боялся этой сволочи. Он встретится с ним наедине и покажет, каковы последствия стычек с его семьей, потому что - по крови или нет - Джейк был Каллену братом во всех смыслах, имевших значение.

- Мне… мне ее не хватает, - прошептал Джейк, закрывая глаза; его голос звучал хрипло. - Господи, как же мне ее не хватает.

Каллен молча сидел с пивом в руке. Он не мог сказать ничего, что бы забрало его боль. Достаточно быть рядом. Осторожно опустив ладонь Джейку на плечо, он сжал его, глядя, как слезы горя неспешно текут по припухшему лицу его друга.

 

 

 

 

 

=PoF=

 


Изабелла опаздывала. Черт. Очень опаздывала.

Она проспала три звонка будильника, и в итоге неслась по парковке Артура Килла с взлохмаченной шевелюрой и сумками, бьющими по ногам. Ввалившись в двери, она слабо улыбнулась женщине за стойкой регистрации и помчалась так быстро, как только могла на своих каблуках.

Минуя три двери с системой защиты и прибавив шагу возле кабинета Ньютона, она ворвалась в аудиторию, где была встречена одобрительными выкриками и посвистываниями Эммета Маккарти. Игнорируя его, как только можно, когда он начал хлопать, она бросила сумки на стол, бормоча извинения.

Анжела посмотрела на нее с сочувствием, когда Изабелла разгладила юбку и заколола волосы, убрав их с лица, но у нее не было времени отвечать. Она хотела поскорее приступить к уроку и выбросить из головы невообразимое мозгоебство, которое представляли собой минувшие выходные.

Раздавая учебные материалы на последующие два часа, она не смогла сдержать раздражения, когда мысли понеслись обратно к прошедшим сорока восьми часам, начиная с двух поцелуев, что были у нее с Калленом.

Вспомнив ощущение его грубой щеки на коже и слова, которые ей говорил, она ощутила, как вспыхивают румянцем щеки, а сердце ускоряет ритм. Она не спала после его ухода. Не сомкнула глаз. Нет, она лежала без сна, пытаясь понять, что ей, черт возьми, делать. Стоит ли бросать работу? С кем поговорить об этом? Станет ли известно, почему она бросает? Стоит ли оно того? Хотела ли она его достаточно сильно, чтобы принять это решение? Все дело только в сексе?

В голове вертелось много вопросов, и не удивительно, что она еле встала с кровати.

Воскресный разговор с Элис был, мягко говоря, интересным, почти таким же интересным, как и разговор с Питером. Оба были полны увиливания и лжи во спасение, что в итоге больно ужалит ее в зад, в чем Изабелла не сомневалась.

Да, они с Калленом наконец поговорили, она сказал об этом Элис. Да, она попыталась все прояснить ему. Нет, ничего неподобающего между ними не произошло. Видите. Теперь ложь дается ей слишком просто.
А с Питером все было еще хуже. Да, мне гораздо лучше. Нет, мне ничего не нужно. Извини, я занята и сегодня и завтра, давай придумаем что-нибудь в другой раз.

Да, думала Изабелла, она была первоклассной сучкой вселенских масштабов.

Того факта, что она обдумывала идею бросить должность преподавателя, чтобы они с Калленом могли приступить к делу как кролики, должно было быть достаточно, чтобы Изабелла села и хорошенько подумала о крайне неординарных отношениях, которые они с ним установили. Но нет. Она рассматривала такой вариант, и что еще хуже, он ей нравился.

Да, она отправится прямиком в ад.

Чувство вины и моральные принципы, которыми она окружила себя, казалось, рухнули на корню после ухода Каллена. Было страшно и волнительно, что он имел над ней такую власть. Но она не могла не думать о том, как он заставлял ее чувствовать себя - ее тело и душу. Ни один мужчина никогда не вызывал у ее тела такую реакцию, как Каллен.

Но могла ли она в действительности рискнуть своей карьерой ради пары оргазмов? Нет. Нет, не могла. Правда в том, что Каллен, казалось, был рад отступить. Его решение удивило ее до чертиков, но также оно показало, что он ее уважает. У Изабеллы возникало чувство, что Каллен немногих уважал, поэтому, конечно, это что-то да значило.

Одно она знала наверняка - она не могла показывать ему, какое влияние он на нее оказывал. Да, она практически набросилась на него на диване, но она могла списать это на недосып и недопонимание. Им нужно было вести себя хорошо, как он и сказал, а это означало, что нужно что-то менять. Проблема, однако, была в том, что Изабелла уже изменилась. Она чувствовала это, глубоко внутри, что-то переменилось. Было в ней что-то, потаенное и нетронутое, что, казалось, оживало, и одно только это пугало ее до одури.

Сторонний наблюдатель сказал бы, что Изабелла влюблялась в Каллена. Изабелла же сказала бы, что она просто была сбита с толку. Так или иначе, она шла по опасной черте, которая, казалось, вела в одном направлении.

##

После занятия Изабелла неожиданно для себя самой направилась к офису Гарретта. Ноги еле слушались, будто не желая, чтобы она шла дальше. Но она должна была. Ей нужны были ответы и направление. И, честно говоря, больше идти было не к кому.

Сделав глубокий вдох, она легонько постучала в дверь.

- Войдите.

Изабелла чуть приоткрыла дверь и, заглянув внутрь, обнаружила Гарретта, сидящим за столом с открытой перед ним папкой. Он мягко улыбнулся ей.

- Мисс Свон, - поприветствовал он, вставая из-за стола. - Рад вас видеть. Что я могу для вас сделать?

Изабелла прикусила губу и позволила себе войти в кабинет, закрывая за собой дверь и хватаясь за ручку, будто от этого зависела ее жизнь.

Колени ослабли, будто забыли, в чем заключалось их назначение - держать ее прямо на ногах.

Гарретт чуть сник с лица, заметив выражение лица Изабеллы.
- С вами все в порядке?

Изабелла попыталась улыбнуться в ответ, но улыбка вышла натянутой. Прокашлявшись, она потерла тыльную сторону шеи ладонью.

- Мне нужно задать вам гипотетический вопрос, - пробормотала она, глядя под ноги.

Гарретт нахмурился от удивления и непонимания.
- Гипотетический, - повторил он, и Изабелла кивнула.

- Что ж, - продолжил Гарретт. - Очень постараюсь ответить.

Он жестом пригласил Изабеллу присесть за стол напротив него, а затем уселся сам и убрал бумаги обратно в папку.

Изабелла подошла к стулу и быстро села. Сущий ад. Ей это напомнило о просиживании в кабинете директора после проступка в школе. Ирония от нее не укрылась. Сжав лежащие на коленях руки в кулаки, она отвела взгляд. Она никогда не была такой. Не вела себя так. Никогда. Обычно она была сильной и стойкой, и то, что сейчас она такой не была, злило ее до слез.

- Мисс Свон, - тихо обратился Гарретт, наклонившись вперед. - Вы в порядке?

- Да, - еле выговорила она - в горле пересохло. - Я просто… я… эмм…

- Он к вам приходил, не так ли?

Изабелла вскинула голову так быстро, что не сразу смогла сфокусировать взгляд.
- Ч-что?

- Эдвард, - пояснил Гарретт, проведя рукой по волосам. - Он приходил повидаться с вами в субботу.

Изабелла потрясенно хлопала глазами.
- Как вы?.. - Она даже не могла закончить предложение. Язык вдруг словно прирос к небу.

Гарретт достал свой телефон и осторожно крутанул его в руке. На его лице отразилось сожаление и вина.
- Он позвонил мне, прося дать ваш адрес. Сказал, что это срочно. Я знаю, что не должен был, мисс Свон, но он сказал, что вы поругались, и казалось, он…

- Нет, - перебила Изабелла. - Не беспокойтесь. Я рада, что вы дали ему его. - И она действительно была рада. Она была рада, что у Каллена был такой человек, как Гарретт, к которому он мог обратиться при необходимости.

Гарретт выдохнул и кивнул.
- Хорошо. Я надеялся, что вы так это и расцените. Если бы я подумал, что он сделает какую-нибудь глупость, я бы не дал ему ваш адрес. Эдвард редко просит кого-то о помощи, поэтому, когда он позвонил, я понял, что это серьезно.

Изабелла слегка улыбнулась и вытерла вспотевшие ладошки о подол юбки.

- Все дело в этом? - спросил Гарретт, склонив голову. - Он сделал что-то не то?

Изабелла помотала головой. Нет. Все было как раз наоборот.

- С кем мне поговорить об оставлении должности преподавателя?

Она произнесла эти слова так быстро, что подивилась, что они выстроились в правильном порядке. Она решила, что хочет сделать все быстро и безболезненно - как оторвать пластырь. Однако когда слова повисли в воздухе, она ощущала одну только боль. Не физическую, но эмоциональную. Она злилась на саму себя за то, что задала этот вопрос, который даже и не думала задавать. Она чувствовала вину перед семьей и друзьями, а еще сожаление и грусть.
Перед глазами все поплыло, и она сглотнула слезы. Она достаточно наплакалась, на целую жизнь вперед.

Гарретт вздохнул, заметив смятение, отразившееся на лице Изабеллы. Она выглядела хрупкой и ранимой в большом кожаном кресле. Такой вид ей совсем не шел.

- Откуда такое желание? - спросил он тихим голосом, каким обычно говорил со своей дочерью, когда та падала и ранилась. - Он что-то натворил? - Его горло сдавило от страха. Боже, что если он ее как-то обидел?

Улыбка на губах Изабеллы была слабой, но обнадеживающей. Она покачала головой.
- Он ничего мне не делал. Не стал бы. Никогда, - пробормотала она. - Просто я… С кем мне поговорить и какова процедура?

Когда она говорила об Эдварде, Гарретт расслышал в ее голосе что-то, что подозрительно напоминало привязанность, но он не стал заострять на этом внимание. Не нужно быть гением, чтобы понять, почему она спрашивает об этом. Все было написано у нее на лице, читалось в глазах, когда они встретились взглядом. Она в него влюбилась. Черт.

- Изабелла, - осторожно обратился он. - Почему вы этого хотите? - Он вскинул руку, когда она вознамерилась перебить его с ответом. - Я лишь хочу сказать, если он не делал ничего дурного и не нарушал условий досрочного освобождения, как вы объясните оставление должности его преподавателя?

Изабелла захлопнула рот, чувствуя, как плечи сникли, признавая поражение.

- Сказать по правде, - продолжил Гарретт, - если вы хотите оставить эту должность - а у вас есть на то полное право, если пожелаете - вам придется предоставить убедительное обоснование правлению и мистеру Ньютону.

Черт. Черт. Блядь. Черт.

- Правда? - переспросила она голосом, который сама не узнала. Он был тих и слаб.

Гарретт мрачно кивнул и наклонился вперед, упершись локтями в стол.
- Возникнут вопросы… на которые, я уверен, вы не захотите отвечать.

Изабелла кивнула и сделала глубокий, неровный вздох. Что ж. Ничего не поделаешь.

- Изабелла, позволите? - Гарретт встал и кивнул на свободное кресло рядом с Изабеллой.

- Конечно, - ответила она, глядя, как он обошел стол и сел рядом с ней. Изабелла забыла, каким здоровенным парнем был Гарретт, но, когда он занял свое место и улыбнулся ей, он больше походил на добродушного гиганта.

- Я не хочу огорчать вас тем, что хочу сказать…

- Все хорошо, Гарретт, - перебила Изабелла. - Правда, сейчас я готова выслушать что угодно.

- Хорошо, - Гарретт прокашлялся и поправил зажим на галстуке. - Если вас с Эдвардом связывают отношения, выходящие за рамки отношений преподавателя и ученика, то я должен вас предупредить. Я должен сказать вам, что вы нарушаете устав организации и подвергаете себя риску получить судебное обвинение.

Изабелла поморщилась.

- Но, - добавил Гарретт, - если вы не будете вместе до окончания девятимесячного испытательного срока его УДО, - пожал плечами он, - тогда не будет никаких проблем.

Изабелла опустила голову и кивнула. Она это уже знала. Она знала, что ей придется подождать, пока договорной период ее работы с Калленом не закончится, прежде чем они смогут быть вместе. Если она хочет, чтобы они были вместе. Этого ли она хотела? Она хотела узнать, что происходит между ними, это она отрицать не могла.

То, что она чуть не набросилась на него на диване, служит лишь подтверждением. Но это было бесполезно. Обстоятельство были против них.

- Возможно, я неясно выразился, - сказал Гарретт, сняв очки и протирая стекла галстуком. - Я имел в виду, что, если вы с Эдвардом вместе, и об этом никто не узнает до конца его испытательного срока, тогда не будет никаких проблем.
Изабелла вскинула голову и нахмурилась. Он серьезно? Она прищурилась в попытке разгадать этот бред, но безуспешно. Он говорил на полном серьезе.

- Вы хотите сказать, что…

- Я лишь говорю, - произнес Гарретт, вскинув руки, - что то, чего люди не знают, им не повредит.

Они долго смотрели друг на друга, молчали и вместе с тем говорили друг другу многое. Изабелла не могла понять, почему Гарретт захотел скрывать их с Калленом отношения. Ему с этого никакой пользы. Или это какая-то ловушка? Он чего-то хотел? Она выпрямила спину, чувствуя, как напряглись мышцы.

- Почему? - спросила она твердым, не терпящим шуток тоном, удивившим Гарретта. - Почему вы это говорите? Какая вам от этого выгода?

Гарретт нахмурился и огляделся, будто искал связку ключей или что-то вроде.

- Никакой…

- Вы делаете это, чтобы самому доложить правлению? - огрызнулась Изабелла, обвиняя, голосом, холодным как лед. - Чтобы рассказать Ньютону, чтобы меня уволили и…

- ЭЙ! - вскрикнул Гарретт, ударив руками по подлокотникам кресла.

Изабелла подскочила на месте и тут же пожалела о своих словах, истытав стыд. Конечно, Гарретт был не таким. Он поддерживал и помогал ей в непростой задаче помочь Каллену. И какого черта это бы изменилось?
Твою мать, нужно собраться.

Она зажала рот ладонью и тихо вскрикнула.
- О Господи, Гарретт, простите. Я знаю, что вы бы не… Вы бы никогда…

Выражение лица Гарретта снова смягчилось, когда он увидел, как плечи Изабеллы сотрясаются от всхлипов. Он неторопливо опустил ладонь ей на руку и осторожно сжал, отчего слезы у нее побежали еще быстрее.

- Вы нужны ему, Изабелла, - тихо пробормотал Гарретт, - даже если он еще не осознал это толком. Вы нужны ему.

- Я… я не могу сделать это, я…

Гарретт чуть улыбнулся.
- Изабелла, вы единственная, кто может. Вы ставите его на месте, не миритесь с его выходками, вы потянулись к нему, и он любит вас за это.

Слово «любит» повисло в воздухе, но ни один из них не стал его признавать. Для Изабеллы это слово, хоть неловкое и непривычное, не прозвучало неправильно. И это чертовски нервировало.

Прикосновение Гарретта и его успокаивающий голос помогли унять поток слез, оставивших мокрые дорожки на щеках Изабеллы.
Гарретт сожалел, что не мог сделать больше. Он видел смятение и тоску на лице Изабеллы и тут же вспомнил, как слышал те же самые чувства в голосе Эдварда, когда тот позвонил, спрашивая адрес Изабеллы. Они оба, как бы ни боролись, были связаны друг с другом, и Гарретт знал, что это было невозможно отрицать.
Эдвард сказал ему, что был неглуп и знал, что делает. Честно говоря, если бы не решительный тон Эдварда, Гарретт не стал бы откликаться на его просьбу. Тон, который он никогда не ожидал услышать от самоуверенного и резкого Эдварда.

Изабелла делала что-то такое, к чему Эдварда тянуло, и в результате он становился человеком, которого, как Гарретт знал, он прятал за прославленной личиной развязного крутого засранца. Изабелла разрушала ее по кусочку, и, судя по всему, он делал то же самое для нее.

Гарретт видел, что Изабелла начинает успокаиваться, ее дыхание возвращается к размеренному ритму. Она кратко объяснила, что произошло, когда Каллен пришел к ней домой (исключив эпизод на диване), и что они сказали друг другу. Гарретт не был уверен, но ему казалось, что он заметил вину в чертах ее прелестного лица вместе с огорчением и, возможно, злостью в глазах.

Он был не столько удивлен, увидев эти эмоции, сколько огорчен ими. Эти двое оказались в странной ситуации, и хотя многие сочли бы это неподобающим и аморальным, Гарретт видел только то, что было на самом деле: этому суждено было произойти.

Его совет был лаконичным и честным.
- Не спеши и постарайся не паниковать и не волноваться. Я знаю, это звучит слащаво и банально, но позволь Судьбе сделать свое дело. Что еще ты можешь сделать?

Изабелла неторопливо кивнула и поблагодарила Гарретта за понимание и потраченное время.

Она доверяла этому человеку с добрым лицом в том, что он сохранит в тайне то, о чем они говорили. Она знала, что все еще была далека от ответов, которые искала, но было чертовски приятно хоть немного снять груз с души.

Несмотря на страхи Изабеллы насчет друзей, семьи и их реакции на их с Калленом отношения, на сердце у нее стало легче от мысли, что были люди, видевшие в их ситуации позитивную сторону.

И в этот момент Изабелла решила, что начнет делать то же самое.

 

 

 

 

 

=PoF=

 


Позднее тем же вечером Каллен лежал, распластавшись под самой сексуальной леди, которую он только видел в последнее время. Узкая, быстрая, горячая - вот что Каллен искал в тот день, и в итоге оказался в восторге от звуков, которые она издавала, когда он прикасался к ней, игрался с ней.

- Сет, кинь мне торцовый ключ, приятель, - крикнул он из-за колеса со стороны пассажирского сидения '67 GTO. Подвеска на ней раздолбалась до черта, и он был решительно настроен это исправить, чем и занимался все утро, даже обедал, не вылезая из-под нее.

- Сет! - позвал он снова, когда ответа так и не получил. - Ну что за хрень, я тут один что ли?

Со злостью оттолкнувшись ногами, он вытолкнул панель на колесах, на которой лежал, из-под авто. Вокруг никого не было, но он слышал приглушенные, возбужденные голоса возле дверей в мастерскую.

Ну бля, хоть кто-то веселится, мать их так!

Каллен встал и вытер измазанные в масле руки об штаны и потопал по холодному бетонному полу надрать зад какому-то ленивому мудо…

- Эдвард Энтони Мейсен Каллен! Будь я проклята!

Каллен замер на полпути, услышав знакомый громкий женский голос, эхом отразившийся от стен. Он не смог сдержать улыбки, озарившей его лицо, как чертов костер на четвертое июля, как не мог не ощутить тепло, разлившееся по всему телу.

Женщина являла собой умопомрачительное зрелище: высокая, словно статуя, со светлыми волосами, которые заставили бы саму Мэрилин Монро покраснеть от зависти, обрамлявшими безупречное лицо - не нужна была никакая дрянь, чтобы сделать его красивым, а это тело - будь обстоятельства иными - Каллен уложил бы обнаженным в свою кровать при первой же возможности.
Как бы там ни было, женщина, приближавшаяся к нему с грацией камышовой кошки, была ему буквально как сестра. Как и Джейк был для него почти братом.

- Вот срань господня, Розали Хейл, - сказал Каллен, широко улыбаясь. - Ну разве не приятное, бля, зрелище? Кого я так блядски выбесил, что мне теперь придется тебя терпеть?

Он наблюдал, как она пытается придать лицу обиженное, недовольное выражение, что ей совершенно не удалось, и через мгновение она громко рассмеялась, обнимая его за шею. Он подхватил ее и прижал к груди.

- Черт, так рад тебя видеть, - пробормотал он ей в волосы.

- Я тебя тоже, засранец, - ответила она и смачно поцеловала его в щеку. Каллен раздраженно простонал, зная, что на лице теперь останется огромная отметина от чертовой помады.

Розали отшагнула назад и осмотрела его с ног до головы, пока он ладонью стирал красную «мейбеллин» со своей кожи.
- Ты чертовски тощий, Каллен, - сказала она, опустив руку на правое, эффектно оттопыренное бедро.

- А ты чертовски страшная, - ответил он, смахнув ее руку, которой она намеревалась ударить его в плечо.

- Да ебать тебя, - рассмеялась она, качая головой.

Каллен уставился на нее в притворном потрясении.
- Это же извращение, как ни глянь. Мы почти семья!

- Идиот, - буркнула она. А затем повернулась к Джейку, Полу и Сету, наблюдавшими за этой сценой с неверием и изумлением. - Он ни капли не изменился! - она указала на Каллена пальцем.

- А серьезно, какими судьбами ты тут? - спросил Каллен, облокотившись на BMW X5.

- Я здесь работаю, - ответила Розали, беря сигарету из пачки, протянутой Джейком.

- Я не знал, что цирк приехал в город, - пробурчал Каллен, за что получил от Розали смачный удар в живот. Он согнулся пополам, переводя дыхание.
Черт подери, а он и забыл, какая она сильная. Уроки по самообороне творили чудеса.

- Я ассистент менеджера по рекламе, умник. Мне нравится. Мы недавно были в Риме и после Нью-Йорка направляемся в Лос-Анджелес.

Каллен улыбнулся оттого, как на ее лице отразилось приятное волнение. Было чертовски приятно видеть это. В свое время, не так давно, Каллен задавался вопросом, увидит ли он когда-нибудь что-то кроме боли в ее глазах, но теперь они сияли оптимизмом и надеждой.

- Это охренеть как круто, Роуз, - искренне порадовался он, подтолкнув ее в плечо, когда смог выпрямиться. - Как долго пробудешь в городе?

- Две недели, - ответила она, выдыхая дым. - Но компания, пожалуй, подыскивает здесь место для постоянного расположения.

Каллен вскинул брови и усмехнулся.
- Без дураков.

- Без, - ответила она кивком. - Возможно, буду бывать у тебя почаще.

Каллен повернулся к Джейку.
- Абзац! Переносим чертову мастерскую, - заявил он.

Кулак Розали снова впечатался Каллену в живот.
- Мать твою, Роуз, - ахнул он.

- Надо выбраться. Потусоваться. Потанцевать. Выпить, - сказала Розали, не обращая внимания на Каллена, который все продолжал кашлять к восторгу Джейка, хлопавшего его по спине.

- Звучит отлично, Роуз, - рассмеялся Джейк, насколько позволяло все еще опухшее лицо. - Как только мой парниша снова сможет пользоваться легкими. Позвони на неделе. Организуем на выходные?

- Отлично, - улыбнулась Розали. Наклонившись, она поцеловала Каллена в уголок губ. - Увидимся, засранец!

- Ага, - ответил Каллен, осторожно потирая живот. - Обязательно надену бронежилет.

Он усмехнулся, глядя, как она помахала, подмигнула ему и пошла по тротуару к отпадному серебристому мерседесу McLaren.

- Отлично выглядит, - сказал Джейк, помахав проехавшей мимо Розали.

- Ага, - ответил Каллен, коротко кивнув, и поморщился. - Бьет тоже отлично.

##

Час спустя Каллен мчался по ступеням библиотеки, перепрыгивая через две разом, чувствуя, как сердце бьется тем чаще, чем ближе он оказывался к тому месту, где его будет ждать Персик. С того момента, как он ушел из ее квартиры в субботу вечером, он постоянно думал о ней.

Конечно, дела с Джейком тоже его занимали, но он заметил, что она была у него в мыслях, что бы он ни делал.

Отписавшись на входе, он поплелся по библиотеке, улыбаясь, как болван, миссис Коуп, которая одарила его надменным взглядом, и увидел Персика на привычном месте, играющейся в телефон. Он торопливо глянул на часы на стене. Нет. На этот раз он не опоздал. Уже что-то.

Она выглядела восхитительно печальной с убранными в узел у основания шеи волосами, в синем джемпере, подчеркивавшем бледность кожи на ее ключицах. На мгновение он задумался, какой эта часть ее тела была на вкус. Он заметил, что облизывает губы, и, что не удивительно, возбудился до предела. Черт, он же всего лишь человек, в конце концов.
Сделав глубокий вдох, он подошел к ней, позволяя напускному нахальству занять свое место.

- Привет, - бодро поздоровался он, обходя стул напротив нее. Он положил шлем на стол и посмотрел на нее. И тут же пожалел об этом.

Она буквально метала в него кинжалы взглядом, на ее лице читалась ярость, и он чуть было не обхватил свои яйца в целях самозащиты. Он тут же замер, начав уже снимать кожаную куртку.

- Эм… ты в порядке? - нервно спросил он.

Ее губы, сжатые в тонкую линию, едва пошевелились, когда она ответила.
- В порядке.

Ла-а-а-а-душки. Каллен скинул куртку и повесил ее на спинку стула, а Персик принялась швырять вещи на стол, будто хотела, чтобы весь чертов Манхеттен знал, где она. Каллен уселся на стул, не отводя взгляда от явно взбешенной женщины. Схватив пачку Орео, он откинулся на спинку стула, пытаясь вести себя невозмутимо, как только мог.

Он не был уверен, чего ожидал от нее после произошедшего в выходные, но точно не этого. И неторопливо посасывал печеньку, когда Персик бросила ему экземпляр «Прощай, оружие» Хемингуэя и его тетрадь.

Она откинулась на спинку стула и выдохнула так резко, что ему не помешала бы штормовка. Какого. Хрена?

- Персик, - тихо обратился он, слегка наклонившись вперед. - Ты уверена, что в порядке? Потому что сейчас ты, похоже, готова рвать и метать.

Ее карие глаза встретились с его зелеными, когда Персик посмотрела на него, ее губки чертовски сексуально надулись, словно бы прося, чтобы он провел по ним языком. Дернувшийся в штанах член сообщил Каллену, что не был так обеспокоен настроением Персика, как его хозяин.

- Я в порядке, - повторила она тоном, пославшим волну раскаленной страсти Каллену прямо в промежность. - Может, уже начнем? Я бы хотела начать с названия: что мы можем предположить о жанре, содержании и сюжете истории, исходя из него?

Каллен уставился на нее, чувствуя, что его губы искажаются в оскале от необходимости накрыть ее чертов стервозный рот своим. Ладно, подумал он, давай поиграем. Что бы за игра ни была, он был готов к ней. Отрицание - та еще дрянь, а от нее буквально веяло отрицанием. Она отрицала, что хочет его, и оттого подобраться к ней было не легче, чем к колючке в ПМС. Ладно. Это ее проблемы, не его.

- «Прощай», очевидно, говорит о расставании, так что мы тут говорим о разлуке или, может, даже смерти. «Оружие» может относиться и к оружию конкретного человека, что может подразумевать жанр романа, а может военное оружие, тогда это военное или историческое произведение. Формальность языка говорит о последнем. В целом, название, на мой взгляд, говорит о жизни влюбленных, разделенных войной, и в итоге один из них отбрасывает коньки. - Он бросил книгу на стол. С силой. - Как я справился, мисс Свон?

Персик выглядела так, будто вот-вот взорвется, но это ничего. Ей идет злость.

- Замечательно, - прорычала она. - А теперь открой первую главу и начинай, блядь, читать.

Черт. Он обещал прочесть ее вслух, да? Блядь.

- Да, мэм, - язвительно ответил Каллен. Он открыл книгу на первой главе и прокашлялся. - В тот год поздним летом мы стояли в деревне, в домике, откуда видны были река и равнина, а за ними горы...

Читая, Каллен поглядывал на Персика, которая пыталась делать вид, что следит по тексту, но злость в ее глазах говорила ему о том, что она, скорее всего, даже не слышала прочитанных слов. Какой бы сексуальной она ни была, когда злилась, незнание причин ее злости чертовски раздражало Каллена. Насколько знал, он не сделал ничего дурного. Они разошлись на доброй ноте, когда Каллен уходил из ее квартиры. Разве нет?

Каллен закончил первую главу, и Персик молча протянула ему листок со списком вопросов на обсуждение. Обсуждение, однако, было односторонним. Она кивала и хмыкала в ответ, но на этом общение и ограничивалось, и по окончании двухчасового занятия Каллен был готов спалить чертову библиотеку.

Она наблюдал, как она, плотно стиснув челюсти, убрала вещи в свою гигантскую сумку, бормоча что-то о том, что увидится с ним в среду. Он прищурился, пытаясь понять ее, но она даже не смотрела на него. Ее взгляд устремлялся куда угодно, но только не на него. И это бесило его. Он раздраженно потер грудь рукой, когда в ней что-то екнуло, возможно, от стресса, и проворчал «до свидания», когда Персик ушла.

Такое впечатление, что у него завязывалось отличное херово знакомство с затылком Персика.

Он посидел пару минут после ее ухода, постукивая ногой по ножке стола, а потом вскочил на ноги, ворча и ругаясь, и как сумасшедший выбежал из библиотеки, прихватив шлем и куртку. Какого черта он все время бегает за этой чертовой женщиной?

О да, потому что он херов идиот, вот почему.

Взглядом он осмотрел толпу народа на сорок седьмой улице, а потом заметил ее - волосы развевались на ветру, пока она спешила по тротуару и на противоположную сторону улицы. Он промчался мимо парня с завязанными в хвост волосами и сбежал по ступенькам, догоняя эту упрямую, взбешенную засранку.

Черт побери, она быстро ходит для такой малышки.

- Белла!

Имя сорвалось, прежде чем он успел воспрепятствовать этому, но она его не услышала. Она продолжала идти. Он был уверен, что если поймет, что она его игнорирует, то непременно что-нибудь ударит. Чертовски сильно.

- Белла!

Она повернула за угол, и Каллен ускорил шаг, уворачиваясь от тупых людей, мешавшихся ему на пути. Он добежал до угла, как раз когда она закинула сумки в багажник своего мини купера и захлопнула дверцу с такой силой, какой он от нее не ожидал.

Он подбежал к ней и схватил за руку, когда она уже собралась сесть в машину.

- Что? - прокричала она, когда он развернул ее лицом к себе.

Яд в ее тоне вкупе с тем, что она, как оказалось, действительно его игнорировала, вывело Каллена из себя. Он бросил шлем с курткой на тротуар и прижал ее к машине, схватив руками за бедра. Если он и сделал ей больно, она не подала виду.

- Какого черта? - прорычал он. - Какая херь ужалила тебя в зад?

- Тебе, блядь, какое дело? - огрызнулась она в ответ с безумным взглядом. - Оставь меня в покое.

От резкого чувства в груди, возникшего в ответ на ее слова, Каллену потребовалось мгновение, чтобы прийти в себя. Он пытался вдохнуть, но понял, что легче сказать, чем сделать. Тряхнув головой, он нахмурился еще больше.

- Не оставлю, пока не скажешь мне, какого черта с тобой происходит. С того момента, как я зашел в библиотеку, ты только и делаешь, что смотришь на меня так, будто я прикончил стаю чертовых щенков. Что происходит, блядь?

Она отвернулась от него, но он тут же схватил ее за подбородок и повернул ее лицо обратно.

- Персик, - сказал он чуть нежнее. - Поговори со мной. Что… что я сделал?

Он заметил, что в его голосе практически слышалась мольба, но ему было плевать. Пока они не разберутся с этой ерундой, она и ногой не ступит в чертову машину.

- Посмотри в зеркало, - сказала она наконец, едва шевеля губами.

- Что? - переспросил Каллен. О чем она, черт возьми, говорит?

- Посмотри в чертово зеркало, - Персик указала на зеркало заднего вида и выжидательно вскинула бровь.

Каллен сделал глубокий, раздраженный вздох и быстро нагнулся посмотреть, по какому поводу она так бес…

Ох ебать меня.

- Не уверена, что тебе идет этот цвет помады, - огрызнулась Персик, пытаясь вырваться из его хватки, когда Каллен принялся безжалостно тереть уголок своих губ.

Он не собирался ее отпускать. Выпрямившись с красной помадой, размазанной по всей щеке в результате его стараний, он постарался собраться с мыслями, прежде чем попытаться объясниться.

- Это не то, что ты думаешь, - начал он.

- Знаешь что, Каллен, - перебила Персик, - мне действительно плевать, потому что это не мое дело.

Ну, это, в принципе, правда. Но стоя перед ней с помадой, размазанной по всей физиономии, Каллен чувствовал, что должен попытаться объясниться. А он никогда не объяснялся. Никогда. Вот тебе на.

- Ты злишься, - проговорил он.

- Да, злюсь, - ответила она. - Но только потому, что я чертова идиотка.

Каллен снова нахмурился, в висках заныло.
- Почему это ты идиотка? - Погодите-ка. Каллен слегка склонил голову, и уголки его губ чуть изогнулись в ухмылке. - Ты… ты ревнуешь, Персик?

От силы, с которой ладонь Персика впечаталась в левую щеку Каллена, его голова резко повернулась вправо.

Было не больно. По крайней мере, от удара, но боль на лице Персика и слезы в ее глазах, сразили Каллена в грудь как тупое лезвие.

- Высокомерная свинья, - прошептала она, и слеза скатилась по ее щеке вдоль переносицы. - Ты… ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти в эти выходные, когда ты заявился ко мне посреди ночи и поцеловал меня. Ты поцеловал меня.

Каллен не произнося ни слова, слушал, как дрожит ее голос от переизбытка чувств. Он не знал, что сказать или сделать. Он чувствовал себя бесполезным, когда она оттолкнула его. Отшатнувшись назад, он отпустил ее талию. Его руки тут же ощутили холод.

- Я ходила сегодня к Гарретту, - продолжила Персик, обхватывая себя руками. - Вывернула перед ним свою чертову душу обо всем, и как чертова тупица даже спросила его об увольнении, чтобы… - она замолчала и фыркнула, качая головой, казалось, от отвращения.

- Чтобы что? - слова даже не улавливались мозгом, когда Каллен произнес их. Его голос звучал так же, как он чувствовал себя внутри: с чувством и сожалением.

- Чтобы ничего, Каллен. Совершенно. Ничего.

Каллен поморщил нос, будто унюхал что-то не то. Но это была всего лишь боль, сковавшая все его тело в ответ на слова Персика.

Он хотел поцеловать ее снова. Иисусе, он нуждался в этом. Он хотел обнять ее и сказать ей, что сожалеет о том, что был бесчувственным, высокомерным придурком, но не такой была его натура. Возведенные внутри него стены, хотя и рушились, все еще были высоки и крепки. Он был эмоциональным импотентом. Иронично, однако.
Он шагнул к ней, надеясь, что она воспримет это как его способ извиниться, его способ установить с ней связь, но она вскинула руку, чтобы остановить его.

- Не надо, - твердо произнесла она. Покачав головой, она опустила взгляд. - С меня хватит, Каллен.

- Нет, - прорычал он, шокировав самого себя.

- Да, - ответила она. - Больше никаких поцелуев, никакого флирта и нежданных появлений у меня дома. Никаких встреч в парке. Мы встречаемся в библиотеке, мы занимаемся и идем домой. И точка.

Она отодвинулась от него и открыла дверь машины. Когда Каллен снова сделал шаг в ее сторону, она обернулась к нему.

- Пожалуйста, - взмолилась она, и ее голос прозвучал так юно и невинно, что он не мог не вспомнить о судьбоносной ночи, когда они встретились. - Пожалуйста, Каллен. Не усложняй.

Взгляд ее широко распахнутых карих глаз удержал его взгляд, и Каллен тут же ощутил, как что-то екнуло и зашевелилось глубоко у него в груди. Он снова потер ее ладонью, а Изабелла неторопливо села в машину и завела двигатель.

Каллен не представлял, что ему делать. Он был потерян.

Но, когда Персик уехала, одно Каллен ощутил точно - он не сомневался, что с собой она забрала часть его.

 

 

 

 



Перевод: RebelQueen
Редактура: gazelle

 

 



Наконец-то приоткрылась тайна прошлого Джейка. Хотя и у Каллена с мисс Свон опять не все гладко ;)
Топаем на форум - кликаем на картинку :)

 

 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-90
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (07.12.2012)
Просмотров: 2809 | Комментарии: 47 | Теги: Фунт плоти | Рейтинг: 5.0/50
Всего комментариев: 471 2 3 4 5 »
0
47  
  Джейк обязан Эд своей относительно нормальной жизнью........................ fund02016 good
Эта Розали помешала, а он не потрудился вытереть, но и она разъярена не дав объя-снить................................................

46  
  Ох...опять все усдожняется...
Спасибо за главу

45  
  Да блииииииииииииин............. 4

44  
  hang1 hang1 hang1 dance4 dance4 dance4 lovi06032 lovi06032 lovi06032 спасибо это было бесподобно

43  
  Да, неудачно его Рози поцеловала. Спасибо!!! good

42  
  Спасибо за главу! Белла так все усложняет.. girl_wacko бедная девочка!

41  
  Ну вот только казалось наладится....
И чёртов отпечаток помады всё испортил(((( cray cray

40  
  Спасибо за главу.

39  
  Да уж! Удружила ему Розали со своей помадой! 4
Спасибо за главу!! lovi06032

38  
  Каллен ошибается, часть себя он отдал Персику ещё шестнадцать лет назад, поэтому и не смог забыть о ней за все эти годы.
Спасибо за главу! lovi06032 lovi06032

1-10 11-20 21-30 31-40 41-44
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]