Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 25, часть 2

Каллен не знал, сколько времени он провел, колеся по городу или шагая и ведя байк рядом. Он был уверен лишь в том, что промок до костей, а в руке сжимал на четверть опустевшую бутылку Джека. Эта дрянь точно не была на три четверти полной. Нет.

Он отвез Калу обратно в гараж и припарковал ее, выдвинув подпорку. Опершись на нее, Каллен провел рукой по кожаному сидению, на котором Белла сидела позади него, с ним. Его рука неконтролируемо дрожала, и он сделал еще один глоток Джека, шипя от жжения в горле. Единственное утешение, которое Каллен нашел в нем, так это то, что он все еще мог что-то чувствовать.

Он хмыкнул и сделал еще глоток.

Поганый лжец. Поганый лжец.

На негнущихся ногах Каллен потащил свое опустошенное тело вверх по лестнице, взбираясь на шестой этаж к своей квартире. Ему было плевать, сколько времени это у него займет, как и на то, что было бы проще воспользоваться лифтом. У него была лишь одна забота – забраться в постель с Джеком и молиться, что он не проснется на протяжении долгих дней.

Поганый лжец.

Он плечом толкнул дверь на лестницу, слегка спотыкаясь, и остановился как вкопанный.

Ох черт.

У дверей его квартиры сжавшись в комочек, промокнув и дрожа, сидела Белла.

Весь воздух покинул легкие Каллена с громким свистом, и он оперся о стену. Облегчение, чуть не свалившее его с ног, окатило его теплой волной, когда Белла встретилась с ним взглядом. По ее лицу размазалась тушь, с волос стекала вода, но она никогда не казалась ему прекрасней.
Ладонь Каллена рефлекторно коснулась щеки, по которой она его ударила. И только увидев, что она ждет его, он действительно ощутил боль в щеке.

Они оба молчали целую вечность, глядя друг на друга, ведя молчаливый разговор словами, которые невозможно было выразить или произнести в таком маленьком убогом коридоре.

В конце концов, с неведомой ему самому силой, Каллен оттолкнулся от стены и пошел к ней – осторожно и неторопливо – будто она была диким животным. Он делал небольшие шаги, которые, казалось, отдавались вокруг них гулким эхо.
Он был в считанных дюймах от нее, когда она наконец не без труда поднялась на ноги и оперлась о дверь. Она выглядела такой же изможденной, каким чувствовал себя Каллен.

Не отводя от нее взгляда и не говоря ни слова, Каллен достал ключи из кармана, и, обогнув ее рукой, открыл дверь. Он не был уверен, но ему показалось, что она в этот момент сделала глубокий вдох. Но ему было все равно, он хотел, чтобы она вдыхала его. Он хотел любую ее часть, которую она по-прежнему была готова дать ему.

Если он был поганым лжецом, тогда он будет ее поганым лжецом.

Белла нерешительно вошла в квартиру, и Каллен зашел следом, тихо закрывая за собой дверь. Бросив бутылку Джека на столик рядом с кофейными кружками, стоявшими там с утра, он повернулся к ней. И оглядел с ног до головы. Она вся промокла и дрожала.

Блядь, она тряслась от холода, а он ничего не делал.

– Черт, – пробормотал он, – тебе нужно полотенце.

Он шагнул в сторону ванной, но она остановила его, крепко обхватив за поясницу и упершись лбом в грудь. Каллен судорожно выдохнул, но не смог пошевелиться. Он не знал, что должен делать. Не знал, чего она ждала или хотела от него. В последний раз, когда он попытался к ней прикоснуться, она закричала и убежала. Он бы не смог больше этого вынести.
Хотя не имело значения, чего хотела Белла. Он бы дал ей все что угодно.

Они стояли недвижно, просто дыша друг другом. Он видел, как содрогается ее тело от всхлипов, вырывающихся из нее. Он хотел погладить ее по спине, прикоснуться к ее волосам… но, черт возьми, он не мог пошевелиться.

– Прости. – Послышался ее шепот в тихой комнате. Ее руки крепко вцепились в него по бокам, вода сочилась из его футболки и текла по костяшкам ее пальцев. – Мне так… так чертовски жаль.

У Каллена сдавило горло от ее слов, и он заметил, что стискивает зубы, чтобы держать свои чертовы эмоции под контролем.

Ладони Беллы медленно поднялись к его шее, и Каллен закатил глаза, когда она провела носом вдоль линии его челюсти. Его вздохи были чудовищно громкими, когда он ощутил, как впитывает тепло ее ладоней. Белла.

– Прости. – Ее маленькие пальчики обхватили его шею у основания, поигрывая с его влажными волосами, а ее дыхание опаляло его горло. – Я… о господи, Каллен, прости меня.

Каллен всхлипнул, а она все продолжала шептать свои извинения ему в кожу. С каждым ее извинением новый кусок стены, которую Каллен возвел вокруг себя, падал к ее ногам. Он никогда не чувствовал себя таким чертовски беззащитным.

Белла вскинула голову и посмотрела на него, проводя подушечкой большого пальца под его левым глазом.

– Я... мне не нужно полотенце, – пробормотала она. – Мне нужен… мне нужен ты. – Ее тело снова сотряслось. – Ты мне так нужен, и я чертовски сожалею, Каллен.

Каллен с тихим всхлипом уперся лбом в ее лоб.
– Ох, Белла, – простонал он, обхватывая ее руками. – Я твой, малышка. – Он сжал низ ее рубашки в ладонях. – Всегда твой.

Она прикусила нижнюю губу, поморщившись, и неторопливо кивнула. Ее ладонь осторожно прошлась по щеке, по которой она его ударила.
– А я твоя.

Сердце Каллена раздулось в груди от ее слов до того, что он ахнул от этого ощущения. Я твоя.

Белла встала на цыпочки и прижалась горячими губами к коже под его глазом, бормоча, как сильно она сожалеет. Как будет умолять, чтобы он простил ее. Как много он для нее значил.
Было восхитительно ощущать ее губы, пока она неторопливо и нежно покрывала поцелуями его лицо: веки, брови, щеки, уголки губ.

Каллен замер, когда она провела языком по его нижней губе. Его член уперся в молнию джинсов, а руки машинально обхватили ее талию, чтобы он сумел устоять на подкашивающихся ногах. Она была так ему нужна. Господи, сможет ли она когда-нибудь понять, как сильно? Как он сходил по ней с ума? Как сильно он… как сильно он…

О боже!

Он склонился к ней, отчаянно нуждаясь в ее прикосновениях, и их губы слились в самом мягком, неторопливом и чувственном поцелуе, который он только испытывал. Вкус дождевой воды, смешавшийся ее неповторимым вкусом, был невероятен.
Каллен приоткрыл рот, громко выдыхая и сбивчиво постанывая, когда их языки снова встретились. Он сомкнул губы вокруг ее губ, нежно посасывая, пока его руки сместились с ее талии и пробрались под рубашку. Его ладони с легкостью скользили по ее влажной коже – блядь, как же это эротично – и поцелуй незамедлительно стал более глубоким под громкий стон обоих. Каллен глотал каждый ее вздох и прижал ее ближе, желая, чтобы она почувствовала, как возбужден он был и как жаждал оказаться в ней. Нуждался оказаться в ней, быть поглощенным ей.

Он почувствовал, как ее руки нащупали низ его футболки и осторожно потянули за него. Слегка отклонившись, он позволил Белле стянуть ее с себя. Быстро расправившись с футболкой, она бросила ее на пол с громким шлепком. Ее губы тут же оказались на его груди, полизывая и целуя, покусывая и сводя его с ума. Блядь. Совершенство. Ее губы был охрененно совершенны.

– Господи, Белла.

Каллен запустил руки ей в волосы и снова выдохнул ее имя, когда ее язык прошелся по мышцам его живота, по груди, шее и снова коснулся горла.

– Прости, – прохрипела Белла ему в кожу.

Каллену вдруг отчаянно потребовалось больше – больше ее губ, ее вкуса – и он обрушился на ее губы с поцелуем, проталкивая язык ей в рот. Она громко простонала и потянула его за волосы, прижимая его ближе. Да. Он потянул за край ее рубашки, оторвавшись от ее губ на несколько мучительных секунд, чтобы стянуть ее через голову.
Ее бледно-голубой лифчик отправится следом. Еще.

Белла завела руки за спину, пока зубы Каллена атаковали ее ключицы, и, расстегнув бюстгальтер, сняла его и отбросила в сторону.

– Блядь, – простонал Каллен, глядя на ее совершенную грудь с выступающими сосками, которую так хорошо изучил прошлой ночью. Они были ослепительны в своем возбуждении, незамедлительно реагируя на прикосновения пальцев Каллена.

– О боже, – пробормотала Белла, когда он повторил движение. Она изящно запрокинула голову.

– Тебе нравится? – тихо спросил Каллен, снова целуя ее. Она кивнула, сжимая его плечи. Ее ногти вонзились в плоть, и он рыкнул от удовольствия. – Боже, я хочу тебя, Белла. – Его ладони грубо обхватили ее грудь, сжимая мягкую кожу, отчего соски, возбуждаясь, упирались в ладони.

– Да, – выдохнула она. – Пожалуйста. Ты мне так нужен, Каллен. Пожалуйста. Прости. Прости.

Каллен заглушил ее слова своими губами.
– Перестань, – велел он. – Все хорошо. Ты здесь, – он смахнул волосы с ее лица. – Только ты и я.

Он обхватил ее лицо ладонью, потирая пальцем влажную кожу под глазами, и нежно ее поцеловал. Крепко схватившись за его предплечья, она позволила ему вести. Каллен пытался совладать с желанием, блядь, он старался чертовски сильно, но огонь между ними слишком скоро стал усиливаться, их страсть друг к другу превращаться в пламя, когда их языки сплелись, поочередно борясь за господство то во рту одного, то другого.

Поглаживая. Полизывая. Пробуя.

С животным рыком, напоминавшим ее имя, Каллен нагнулся, крепко обхватывая ее бедра, и приподнял Беллу, улыбаясь, когда ее руки и ноги крепко обвились вокруг его тела.

Так знакомо. Так чертовски правильно.

Он подхватил ее под зад и застонал, когда ее грудь заскользила по его мокрой от дождя груди.
Не мешкая, Каллен понес ее к кровати и встал на колени, опуская ее на постель, накрывая ее своим телом. Их губы, казалось, были неспособны разъединиться. Он позволил рукам блуждать по ее телу, по бокам, по груди, по шее и животу, задыхаясь и постанывая в губы.

– Белла… блядь, Белла.

Больше не в силах противостоять искушению, Каллен позволил губам повторить движения своих рук, жаждая больше ее тела. Он слизал воду, собравшуюся на груди, и снова взялся посасывать соски. Сладкие спелые ягодки. Он застонал, когда Белла выгнула спину, и сильно дернул бедрами, когда она вцепилась ладонями в его ягодицы.

Он прикусил ее грудь с внутренней стороны, и она, вскрикнув, застонала от удовольствия.

– Еще, – хныкнула она, уткнувшись ему в волосы. – Пожалуйста, Каллен. Еще.

– Все что угодно, – застонал он, и быстро метнувшись к пуговице на ее джинсах, расстегнул ее.

Расстегнув молнию, он схватился за пояс. И тут же остановился, вдруг занервничав, желая убедиться, что Белла не возражает, что она действительно этого хочет. Он посмотрел на нее из-под ресниц.

"Скажи мне, что хочешь этого". Молча молил он. "Скажи мне, что хочешь этого так же сильно, как и я".

Белла посмотрела на него и снова погладила по щеке, кивнув.
– Я очень тебя хочу. Не останавливайся. Ты… ты нужен мне.

Он видел это в ее глазах и потерялся в чувстве легкости, которое подарило ему это осознание.
– Я знаю, – хрипло ответил он.

Она приподняла бедра, и он стянул с нее джинсы. Он позволил себе провести костяшками пальцев по ее бедрам, и тут же рассмеялся, когда, дойдя до щиколоток, понял, что она все еще была в обуви.

– Извини, – хихикнула она, когда он принялся снимать ее.

– Не вопрос, – ответил он, целуя сначала одну щиколотку, когда снял ботинок с носком, а потом другую.

Наконец избавившись от всех препятствий, когда небрежно отброшенные ботинки Беллы полетели через всю комнату, Каллен сдернул джинсы с ее ног и встал на колени у подножия кровати, рассматривая ее. Боже мой, она была умопомрачительна. Женственная. Сексуальная. Шикарная. Ее кожа была бледной и гладкой и выглядела такой же мягкой, какой ощущалась под кончиками его пальцев. На ней были маленькие голубые трусики, облегавшие ее аппетитные бедра как вторая кожа, и под краями эластичной ткани он мог разглядеть, что там она тоже была гладкой. Хвала господу.

Его член дергался и ныл в штанах, влага сочилась из головки, заставляя Каллена низко стонать. Черт подери, он еще даже не коснулся ее, а уже был готов взорваться.

– Каллен, – с тревогой прошептала Белла. Она приподнялась на локтях и встретилась с ним взглядом. – Если не хочешь этого делать… я понимаю, после того… что я сказала и сделала… я…

Каллен проглотил ее слова, жадно прижавшись к ее губам, атакуя языком, жаждущим попробовать каждый дюйм ее тела.

– Я хочу, – простонал он ей в рот. – Чертовски сильно хочу. – Его рука скользнула к ее узкой талии, затем к бедру и нерешительно задержалась, поигрывая с кромкой трусиков. – Могу я… могу я прикоснуться к тебе, Белла?

– Черт, да, – промурлыкала она, прикусив нижнюю губу. – Я ничего не хочу сильнее, чем почувствовать прикосновения твоих пальцев.

– Господи, – ответил он, запустив руку под хлопок и проведя костяшками пальцев по ее голой киске. – Ох, – ахнул он, водя рукой вверх и вниз. – Влажная.

– М-м-м, – промычала Белла, откинувшись обратно на кровать и притягивая Каллена вслед за собой. – Для тебя.

Ее слова распалили его, как керосин чертов костер; пальцы Каллена лихорадочно заскользили по ее губам, нащупывая клитор. Он надавил большим пальцем и издал стон. Блядь, такой возбужденный. Они оба застонали друг другу в рот от этого контакта, и Каллен прикусил нижнюю губу, когда Белла начала тереться о его руку. Она выглядела чертовски горячо.

– А-а-а-а-х, – выдохнула она, когда он прикоснулся к ней.

Указательный палец Каллена сместился с ее клитора и легко заскользил по влажной коже. Закрыв глаза от этого ощущения, он прикусил кожу на плече Беллы, тяжело дыша. Кончик его пальца выводил дразнящие круги у ее входа, срывая вздохи с ее губ, и вызывая взгляд в ее глазах, говоривший ему, что она хотела этого не меньше его. Каллен был заворожен ее плавными движениями и хриплыми звуками, вырывавшимися из ее горла и, не мешкая ни мгновения, он погрузил палец прямиком в нее.

Тепло. Влажно. Невероятно. Ох боже, Персик.

– Черт! – выкрикнула она, когда он начал неторопливо двигать в ней пальцем, прямо до самой гребаной костяшки. – АХ! Да!

– Да? – спросил он, опустив голову и обводя кончиком языка ее сосок. Белла кивнула и простонала в ответ, хватаясь за его плечи. – Приятно чувствовать мой палец в своей киске, Белла?

Ее глаза округлились от его слов.
– Ах, ах, – простонала она, отчаянно выводя бедрами восьмерку. – Еще.

С самодовольной ухмылкой Каллен нежно добавил еще один палец и тут же ускорил движения. Белла вскрикнула и с силой потянула его за волосы. Каллен закрыл глаза, прислушиваясь к влажным звукам, наполнившим пространство комнаты, пока он двигал рукой и жадно атаковал ее шикарную грудь. Это была самая сексуальная симфония, которую он когда-либо слышал.

Снова нащупав пальцем ее клитор, он добавил к ее входу еще один палец. Каллен прекрасно знал о том, какой Белла была маленькой, и меньше всего ему хотелось сделать ей больно, но блядь, ему хотелось быть в ней всеми возможными способами, и он ничего не мог с собой поделать. Внимательно следя за выражением ее лица, он протолкнул его внутрь. Нежно. Осторожно. Блядь.

С третьим пальцем было действительно чертовски тесно.

Спина Беллы выгнулась идеальной дугой, и из ее груди вырвался протяжный гортанный стон, когда Каллен принялся потирать ее клитор и двигать своими согнутыми пальцами в ней. Стенки ее киски были такими гладкими и шелковистыми от влаги. А ее клитор? Господи. Он был возбужден, влажен, горел.

Боже, она была прекрасна, мечась и дергаясь на кровати. Еще. Бицепс Каллена напрягся, и пальцы двинулись еще глубже в нее. Сильнее. Быстрее.

Он хотел этот гребаный оргазм. Он хотел услышать его. Почувствовать его. Почуять его. Заполучить его. Моя.

– Каллен, – взмолилась Белла, хватаясь за него. – Ох, черт… Я… ах, ах…

– Вот так, детка, – задыхался он, полизывая ее горло, чувствуя солоноватый привкус ее пота. – Давай. Кончи, Белла! Я хочу этого. – Он покусывал мочку ее уха, чувствуя вкус абрикоса и карамели. – Блядь, так приятно чувствовать твою киску вокруг моих пальцев. Он лизнул ее челюсть: мед. – Блядь, Белла… твой вкус. – Он с силой всосал ее грудь в рот: ваниль. – Не могу дождаться, когда мой член окажется в тебе.

– ОХ!

Как только с его губ сорвались эти слова, Каллен почувствовал, как стенки ее киски сжимаются вокруг его пальцев. Блядь да.

Желая почувствовать ее оргазм, Каллен принялся яростно двигать пальцами, сгибая их в ней и потирая ее клитор.

– Да, да, да, – повторяла она, вцепившись в его волосы и обрушившись на него с поцелуем. – Я… ах… это… ох черт! Ох блядь! Блядь! БЛЯДЬ!

– Да! – выкрикнул Каллен вместе с ней, когда она кончила: содрогаясь, трепеща, дергаясь под ним. – Господи Иисусе, Белла. – Она прижалась к его губам, всхлипывая в них.

Каллен удерживал ее свободной рукой, пока она дрожала у его груди.
– Черт подери, – пробормотал он, пока Белла продолжала биться под ним. – Такая влажная, такая влажная.

Влага на его пальцах усилилась в десяток раз, и он позволил себе подразнить ее пальцами, слушая ее сбивчивое дыхание и шепот. Ее слова звучали хрипло и гортанно, но дрожь ее тела сообщила Каллену то, что ему нужно было знать: он подарил ей мощный оргазм.

И хотя его член еще даже не ощутил прикосновений, Каллен чувствовал себя измотанным. Постепенно он замедлил движения руки, целуя ее ключицы и линию челюсти. Ее пульс ускорился, грудь лихорадочно вздымалась и опускалась. Она была чертовски великолепна.

– Ты в порядке? – спросил он, прижавшись к ее губам в нежном поцелуе. Она засмеялась и прижала руку к груди. Ее глаза были закрыты, но он видел, как они движутся под веками.

– Это было… – она выдохнула и приоткрыла глаз, посмотреть на него. – Черт, Каллен, у тебя талантливые руки.

Эти слова заставили Каллена рассмеяться.
– Ну спасибо, – прорычал он, вынув руку из ее трусиков, и повилял перед ней пальцами. – Это было чертовски горячо, Белла.

Его пальцы блестели на свету, и Каллен должен был признать, что это было самое сексуальное зрелище, которое он когда-либо видел. Ну, по крайней мере, до тех пор, пока Белла не взяла их в рот. Бедра Каллена дернулись по собственной воле, и он простонал до неприличия громко.

– О господи, – задыхался он, когда ее язык закружил вокруг них, слизывая ее же соки. – Блядь… ах… Белла! – Он толкнулся скованным одеждой членом в кровать, нуждаясь вдруг в разрядке.

Белла выпустила его пальцы изо рта с громким чмокающим звуком и потянулась поцеловать его, обхватив его лицо своими маленькими ладошками. Их языки встретились. Мать его так. Он мог почувствовать вкус ее киски на ее языке. Яйца Каллена сжались так сильно, что ему показалось, что они вот-вот исчезнут в его теле.

– Что ты, черт побери, творишь со мной? – простонал он, когда она оторвалась от его губ и принялась покрывать поцелуями его лицо.

– Я хочу, чтобы тебе было хорошо, – прошептала она. – Я так сильно тебя хочу. Так давно хочу, Каллен.

– Черт, – прорычал он, прижимая ее к себе.

Прикосновения и поцелуи Беллы, бывшие нежными и сексуальными, стали отчаянными и яростными, а ее тихие всхлипы постепенно переросли в громкие стоны.

– Это был ты, – пробормотала она ему в плечо среди поцелуев. – О боже, Каллен, это был ты.

– Ш-ш-ш, – успокоил он, когда понял, откуда взялось ее мучение. – Белла, все хорошо. Все хорошо.

– Ты спас меня, – она всхлипнула ему в грудь, когда он обнял ее. – Ты… я знала, что ты был настоящим. Я знала. Все говорили, что я выдумала тебя, что тебя не было на самом деле. – Она приподняла лицо и посмотрела на него, проводя указательным пальцем по его нижней губе. – Но ты был. И… это был ты.

Все тело Каллена содрогнулось рядом с ней от ее слов. Она понимала. Слава богу. Где бы она ни была сегодня, что бы ни делала после того, как сбежала от него, она поняла, что он говорил ей правду. Он спас ее. Он бы попытался спасти ее отца, но не мог. Он сделал единственное, что мог и хотел сделать: позаботиться, чтобы Белла была в безопасности.

Она обхватила его ногами, прижимая его к себе и плача ему в плечо.
– Мне так жаль, – простонала она. – Прости, что ударила тебя. – Она принялась покрывать его щеку поцелуями. – Прости меня, пожалуйста.

Он кивнул, не говоря ни слова, пока она прикасалась к нему. Каллен не останавливал ее. Он не мог. Ему нужно было услышать все, что она хотела ему сказать. Ему нужно было разделить с ней это мгновение.

Она осторожно толкнула его в плечи, переворачиваясь на кровати так, чтобы оседлать его. Каллен лежал, не открывая глаз, держа ее за бедра, и позволил прочим чувствам взять верх, сосредотачиваясь на ней: жаре ее тела там, где она прижималась к нему, звуке ее дыхания, ее прикосновениях и запахе ее духов.

– Ты держал меня, – сказала она, задыхаясь, водя руками по его груди и животу. Кончики ее пальцев легонько прошлись по его соскам и опустились ниже. – Я помню твой запах. – Она уткнулась в изгиб его шеи и жадно вдохнула. – О боже. Это был ты.

Член Каллена дернулся в штанах, а сердце подскочило в груди, пока она вдыхала его запах.
– Да.

– Ты шептал мне на ухо, что я в безопасности. Теперь я знаю. Я знаю, почему твой голос заставляет меня чувствовать себя защищенной. – Она уперлась лбом в его лоб и провела губами по его губам.

Каллен кивнул. Он говорил с ней, уткнувшись в ее волосы, пока голос не сорвался, и не послышался вой сирен. У него защипало глаза, и он зажмурился.

Да, Белла, и я бы сделал это снова миллион раз, лишь бы ты была здесь со мной.

– Так хорошо, – прошептал он, когда ее руки прошлись по его коже, поднявшись к шее и снова опускаясь вниз, запоминая его.

– Ох черт, – прорычал он, и его мышцы напряглись. – Блядь, не смей останавливаться, Белла. – Он схватил ее за бока ладонями, лаская кожу, и обхватил груди. – Я… боже, Белла, не останавливайся.

Она помотала головой, и ее волосы упали, окружая его занавесом.
– Никогда.

Их губы снова слились в поцелуе, нежно, но страстно. Он застонал.

– Твои руки, – пробормотала она ему в шею, водя ладонями по его предплечьям. – Я чувствую, будто они мне знакомы. – Он чувствовал, как ее ногти оставляют следы на его коже, когда она провела ими по его рукам до запястий, а потом переплела их пальцы. – Сильные, безопасные, – она поцеловала сгибы его локтей. – Мне суждено было быть в твоих руках, Каллен, – уверенно сказала она хриплым голосом. – Мне не хватало их. Мне не хватало тебя.

– Боже, Белла.

Прижавшись губами к его уху, она прошептала:
– Мне не хватало тебя всю мою жизнь.

Милостивый Боже.
– Белла, – ответил Каллен, уткнувшись ей в шею, полизывая деликатную кожу. – Мне… мне не хватало тебя. – Тебя не хватало моему сердцу. – Моя Персик.

Каллен почувствовал, как она улыбнулась ему в щеку, целуя ее.
– Всегда.

Он громко выдохнул, почувствовав, как она водит ладонями по его телу, очерчивая мышцы живота, скользя по волоскам под пупком. Когда ее пальцы наконец достигли его ширинки, Белла обхватила его через джинсы, и с силой, неторопливо потерла по всей длине.

– Черт, – прорычал Каллен, выгнув спину и приподнимая бедра навстречу ее невероятной ладони. – Черт побери, Белла.

Движения ее руки на его члене были невероятно эротичными, особенно при мысли о том, что он был обнажен под тканью, и что ее рука в считанные секунды могла обхватить его, поглаживая и заставляя его молить о большем. И, черт возьми, он будет умолять. Он молили бы ее о чем угодно.

Рука Беллы не прекращала движений: вверх и вниз, хватая и потирая под звуки вздохов и стонов от ее поцелуев на его груди. Мышцы живота Каллена начали предупреждающе сжиматься и напрягаться.

– Белла, – задыхался он, пока она жадно посасывала его сосок.

– М-м-м? – она провела по нему зубами.

Блядь. Ее рот.

Каллен зашипел.
– Ты… я кончу… если ты продолжишь это дерьмо.

Она улыбнулась ему и сильнее обхватила его член, заставляя его простонать.
– И это… плохо?

– В данный момент – да, – ответил он, обхватив ее лицо и с жадностью набросившись на ее губы. – Я бы предпочел быть в тебе, когда это случится, – прошептал он.

– Боже, да, – выдохнула она, сдвинув свою восхитительную попку так, чтобы оседлать его бедра.

Белла опустила возбужденный взгляд широко распахнутых глаз на его ширинку, и принялась осторожно и медленно ее расстегивать. Каллен закрыл глаза в предвкушении, облизнув губы. Ох ее вкус. Ее сладкой киски. Ему нужно будет зарыться в нее лицом как можно скорее.
Стиснув кулаками простыни, он ждал, когда она прикоснется к нему, ждал мягкости ее ладони на его твердом члене. Это будет чертовски приятно. Он нетерпеливо крутанул бедрами, отчаянно нуждаясь в трении.
Ох блядь, он хотел, чтобы она обхватила его руками сейчас же, но… она прекратила движения.
Тогда Каллен открыл глаза и посмотрел на нее. То, что он увидел, заставило все нервные окончания в его теле гореть - Белла смотрела на его член, рвущийся из ширинки, и боже, она выглядела голодной. Как животное. Будто хотела поглотить его.
От этой мысли у Каллена по спине прошла волна дрожи.

– Так чертовски возбужден для тебя, – прошептал он. Он хотел, чтобы она поглотила его, окружила его отовсюду отчаянно и страстно. Но он должен был быть уверен. Каллен сел, чем удивил Беллу, и обнял ее, приникнув к ее губам. – Мы не обязаны это делать, Белла, – пробормотал он, трясь носом о ее нос, что, как он надеялся, она сочтет обнадеживающим. - Он отстранился и смахнул ее все еще влажные волосы с ее лица. – Я хочу тебя. Я всегда тебя хотел. Но после сегодняшнего вечера… я хочу, чтобы все было правильно. Я хочу, чтобы все было идеально.

Выражение ее лица смягчилось, и с ее губ сорвался тихий стон.
– И будет, Каллен, – вздохнула она. – Этому суждено было случиться между нами. Неужели ты этого не чувствуешь?

– Белла, – в изумлении проговорил он и поцеловал ее в плечо. – Я чувствовал это с тех пор, как впервые увидел тебя.

Она обхватила его лицо ладонями и посмотрела ему в глаза.
– Тогда не бойся, – ободрила она. – Просто будь со мной. Только ты и я.

И они поцеловались.

И Каллен потерялся в ней.

Каждой частью себя.

Каждой. Гребаной. Частью.

Он откинулся назад и потянул ее за собой, запустив руки ей в волосы и прижимая к себе так близко, как мог. Она таяла рядом с ним, прижимаясь к его телу, идеально соответствуя ему. Персик. Неторопливо и не отрываясь от ее губ, Каллен перевернулся, снова накрывая ее тело своим, окутывая ее собой целиком.

Отпустив ее губы, он провел по ним языком и, нежно поцеловав ее в подбородок. Каллен уперся ладонями в матрас и сдвинулся так, что оказался у подножия кровати. Не отрывая глаз от Беллы, он быстро снял ботинки и носки. Его руки уже были на поясе джинс, когда он заметил, что пальцы Беллы взялись за край ее трусиков.

Только ты и я.

Не говоря ни слова, они избавились от остатков одежды и впервые увидели друг друга обнаженными.

Взгляд Каллена жадно блуждал по ее телу, пока глаза Беллы делали то же самое. Она была чертовски прекрасна, совершенна – каждая впадинка и изгиб ее тела. И там она была гладкая. И розоватая. И жаждала почувствовать его чертов рот повсюду.

– Ты прекрасен, – прошептала Белла.

Каллен сделал неровный вдох, заметив выражение ее лица. Она выглядела поглощенной, плененной им. Его член ударился о живот.

Белла улыбнулась, заметив это, с игривым блеском в глазах и добавила:
– И очень сексуален.

Каллен слегка рассмеялся, чувствуя, что нервное напряжение чуть спало, и встал на колени на кровати между ее ног, пытаясь взять себя в руки. Его член был так охрененно тверд, что начинал болеть и пульсировать с каждым его вздохом. Головка блестела от страсти, потребности в ней.

Он еще никогда так не сходил с ума по женщине.

Он хотел всю ее разом. Каждую ее часть. Он хотел сделать ее своей. Пометить ее. Кончить в нее. На нее. Он хотел трахнуть ее, облизать ее, поглотить ее. Он хотел, чтобы она задыхалась, стонала и громко кончала. Он хотел ее быстро и сильно, медленно и нежно. Он хотел ее под собой, над собой, перед собой и рядом.

Он провел дрожащими руками по волосам, боясь, что они сожмут ее слишком сильно, если он им это позволит. Он опустил их, чувствуя себя беспомощным, и задержал дыхание.

– Белла, я… я хочу… – Я потерян, детка. Помоги мне.

Нежным жестом, от которого у Каллена голова пошла кругом, Белла взяла его за руку и поднесла ее к губам. Она оставила дорожку легких поцелуев на кончиках и костяшках его пальцев, потираясь носом о его ладонь и запястье, а потом крепко прижала ее к своей щеке. Они встретились взглядами, и весь воздух, который Каллен удерживал в легких, вышел из него одним потоком, оставив его сердце сбивчиво колотиться в груди, и с такой слабостью в коленях, что будь он сейчас на ногах, он бы непременно упал.

Белла…

О господи!


Она склонила голову, едва не ослепляя его своей красотой, и неторопливо кивнула.
– Ты и я.

Он кивнул в ответ с бешено колотящимся сердцем.
– Ты и я, – ответил Каллен, обводя пальцем контур ее щеки. Он смотрел, как она укладывается назад, и устроился на коленях меж ее бедер.

Взяв ее за щиколотку, Каллен поднес ее ножку к губам и покрыл ее мягкими влажными поцелуями, двигаясь к ступне, где провел языком по подъему ноги.

– Ах, – вздохнула она, с силой прикусив губу.

Следом была ее голень и впадинка под коленом. Она хихикнула, когда его язык коснулся ее там, и застонала, когда его ладони прошлись по коже, оставляя за собой мурашки.

С наслаждением растягивая время, Каллен взобрался по ее телу, целуя каждый участок кожи на своем пути. Ее бедра были округлыми и сексуальными, и он особенно долго целовал и покусывал кожу на них, уткнувшись между ними носом. Сладкая. Он уловил аромат, но не позволил себе попробовать. Он хотел оставить это на потом, чтобы насладиться в полной мере.

Белла застонала и вцепилась в него, пока он дразнил кожу ее бедер языком и губами, и к тому времени, как он добрался до ее живота, и его язык погрузился в пупок, она, тяжело дыша, потянула его лицо к своему.

– Каллен, – простонала она, когда он воспротивился ее нетерпеливым рукам. – Перестань дразнить.

Он усмехнулся в кожу ее груди и сжал левую ладонью.
– Хочешь меня? – прорычал он, двигаясь над ней и проводя по ее губам языком.

– Знаешь, что хочу, – ответила она, вцепившись пальцами в его ягодицы, вонзаясь в кожу ногтями.

– Блядь. Это так приятно, – пробормотал он ей в шею, когда она сделал это снова.

– Хорошо. – Она приподняла ноги и скрестила их у него на пояснице.

Каллен зашипел и запрокинул голову, когда головка его члена коснулась ее влажности. Ее жар был невероятен. Он обхватил ее лицо ладонями и провел губами по ее губам – неторопливо и с благоговением.
Черт подери, он не мог дождаться, когда уже окажется в ней. Он слегка подался бедрами. Да, так глубоко, влажно, туго и…

Ох блядьблядьдлядскоедерьмоблядь!

Он опустил голову ей на плечо и громко прокричал ей в кожу, отодвинув от нее бедра, и его член бесполезно расположился у нее на бедре.

– Каллен? – с тревогой обратилась Белла, потирая ладонью его спину.

Каллен ударил рукой по матрасу рядом с ее головой, готовый броситься под колеса автобуса или такси, или обоих, черт подери, и поднял голову, избегая ее взгляда.

– Белла… – выдохнул он, глядя на подушку у нее над головой. – Я… блядь, детка… у меня нет презервативов.
И откуда им у него быть? Он пробыл в гребаной тюрьме целых двенадцать месяцев!

Наконец он посмотрел на нее и увидел, что на ее лице не отразилось и толики разочарования, которое, как он думал, отразилось на его лице.

– О, – всего-то и ответила она.

Каллен поморщился и вздохнул.
– Я могу… могу пойти и купить, – предложил он, хотя и не хотел покидать это чертово ложе, на котором лежал. Вообще никогда.

– Белла? – озадаченно обратился он. Она выглядела взволнованной и явно покраснела. – Что такое?

– Ну, я… – она прокашлялась и принялась выводить кончиком пальца маленькие круги у него на плече. – Я… эм… я на таблетках, ну, ты понимаешь, и я чиста… так что…

Член Каллена затвердел еще больше, когда ее слова отложились в его сознании, и он понял, что она предлагает.

Без преград. Чистейшая, настоящая Белла.

Ебать меня.

– И тебе приходится проходить проверки, верно? – спросила она, в ответ на что он закивал как херов немой идиот. – Значит, мы знаем, что ты чист. И я… доверяю тебе. Вот… если ты доверяешь мне?

Она выглядела очаровательно неуверенной, заканчивая это предложение, и ее взгляд вдруг начал блуждать всюду, но минуя лицо Каллена. Он обхватил ее подбородок и нежно ее поцеловал.

– Я чист, – сказал он, глядя ей в глаза. – И я доверяю тебе. – Он поцеловал ее в обе щеки. – Свою жизнь, – тихо добавил он. – Но я сделаю это, только если ты уверена, Белла.

Она, казалось, вздохнула с облегчением, снова нежно сжав его поясницу ногами, и приподняла бедра навстречу ему.

– Я, правда-правда, уверена, – улыбнулась она, и Каллен со стоном вернулся в прежнее положение.

Головка его члена скользила вдоль ее входа, и блядь, ему вдруг пришлось бороться с естественным порывом просто ворваться в ее киску.

– О боже, – простонала Белла, почувствовав, как он напрягся. – Я хочу почувствовать каждый дюйм.

И ты почувствуешь.

С громким стоном Каллен поцеловал ее со всей страстью, что испытывал, и просунул руки под ее тело, обхватывая ее за плечи, чтобы придвинуть ближе. Ему нужно было держаться за что-то из страха лишиться чертового рассудка, когда он окажется в ней.

– Ты готова ко мне, Белла? – спросил он, чувствуя, как сдавило легкие, когда она кивнула и погладила его по лицу.

– Да, – нежно ответила она. – Я всегда была готова. – Она прижалась губами к его губам. – Я не боюсь.

– Черт побери, ты прекрасна, – выдохнул Каллен, уперевшись лбом в ее лоб. Ты все для меня.

Он знал, что должен был сказать что-нибудь более глубокомысленное, но все, что ему пришло в голову, так это мысль о том, что он никогда в жизни ни с кем не чувствовал то, что чувствовал сейчас с ней. Этого казалось недостаточно. Это было недостаточно для нее.
Тяжело дыша и не отводя от нее взгляда, Каллен ждал, пока не почувствовал, как ее маленькая ладошка обхватила его и направила к ее жару. Когда она выпустила его и улыбнулась, Каллен слегка толкнулся вперед, и головка его члена скользнула в нее. Совершенно. Прекрасно.

Ох. Белла.

Они оба застонали от ощущения, и Белла дико дернула бедрами. Каллен крепко удерживал ее за плечи, приоткрыв губы возле ее губ, дыша и постанывая, пока она делала то же самое, выдыхая горячий воздух. Белла хныкнула и зажмурилась, когда Каллен двинулся дальше. Влажно, тепло.

– Блядь, – прорычал он ей в щеку, и Белла выгнулась под ним, когда он, не в силах остановиться, толкнулся сильнее, продвигаясь дальше, пока их бедра не соприкоснулись, и он не оказался в ней до упора. – Блядь.

Белла громко вскрикнула и крепче обхватила его бедрами вокруг поясницы, а руками за шею.
– О господи, – простонала она, целуя его горло, когда он в экстазе откинул голову назад.

– Ох, Белла, – пробормотал он, закатив глаза. – Ты… это чувство… я… я…

– Я знаю, – ответила она, притянув его лицо. – Совершенно.

Да, это было совершенно, и Каллен мог лишь наслаждаться ощущениями, оказавшись в ней. Наконец-то.

– Двигайся во мне.

Склонив голову к ней, наблюдая за выражением ее лица, восхитительно искажавшегося от удовольствия, Каллен слегка подался бедрами назад и снова двинулся вперед. Из него вырвался рваный стон от силы концентрации, потребовавшейся ему, чтобы не толкнуться в нее бедрами со всей дури. Он снова двинулся назад, чувствуя, как ее киска сжимает и ласкает его по всей длине. Это было совершенно.

– О да, – прохрипел он ей в ключицу.

Проведя рукой от ее плеча к бедру, Каллен продолжил совершать долгие, размеренные и терпеливые толчки, и принялся пожирать губами женщину в своих объятьях. Белла была так же голодна до его губ, посасывая их – сначала верхнюю, потом нижнюю, – пока он двигался в ней.

– Дай мне этот чертов язык, Белла, – велел Каллен, вогнав в нее свой член. – Я хочу попробовать его. Я хочу попробовать свой Персик.

– Пожалуйста, – всхлипнула Белла, подавшись к нему грудью, потираясь сосками о его грудь.
Она высунула язык, изогнув кончик, маня его, и спустя считанные секунды Каллен пировал над ней, всасывая щеки, чтобы поглотить как можно больше ее. Она была так охеренно хороша. Он застонал, посылая волну вибраций ей в рот.

– Ах, – застонала она, когда он в то же время крутанул бедрами.

Он посасывал ее язык как чертов леденец, пока наконец не выпустил его со стоном. Ее лицо, за которым он наблюдал, совершая толчок за толчком, было невероятно. Брови сходились на переносице над ее темными, полными страсти глазами. Губы были поджаты. Каллен видел крошечные капельки пота на ее щеках, которые едва не засияли, когда свет из коридора пал на нее.

– Тебе хорошо? – выдохнул Каллен, лизнув ее шею до самого уха, и снова толкнулся в нее.

Белла прикусила губу и кивнула, а затем приподняла бедра ему навстречу, заставив Каллена зарычать. Он еще никогда не вел себя так шумно во время секса, но черт подери, и секс еще никогда не был так охренительно хорош.

Белла откинула голову и вцепилась ему в поясницу.
– Ты… Каллен, о боже, ты… наполняешь меня до отказа.

– Блядь, Белла, – Каллен накрыл ее губы своими. – Не надо, – пробормотал он, тряхнув головой.

Ее грязных словечек будет достаточно, чтобы заставить его кончить как гребаного девственника.

– Но так и есть, – вздохнула Белла. – Так… так… ах.

Каллен пробормотал, уткнувшись ей в волосы:
– Мне нравится быть в тебе, Белла.

– Да. О господи. Ты можешь быстрее?

– М-м-м, – промычал он в ответ, сделав резкий толчок, от которого у Беллы сперло дыхание, а тело выгнулось дугой. – Но если начну, то не смогу остановиться. – Каллен чувствовал все усиливающуюся влажность. – Это… ебать его налево, детка. – Он опустил взгляд между их тел, наблюдая, как двигается в ней. Он застонал и дернулся от этой картины. – В тебе… слишком хорошо.

Отпустив ее бедро, он подхватил ногу и приподнял ее выше, так, что ее колено оказалось возле самого плеча. Угол проникновения, должно быть, оказался охеренно хорош, потому что стон, который она издала, был ослепителен.

– Ох да, – выдохнула она, – вот здесь.

– Здесь? – переспросил Каллен меж громких, глубоких вздохов. – Хочешь почувствовать меня здесь, Белла?

– Ах… да.

Он толкнулся сильнее, у него чуть глаза не выпали из глазниц, до того глубже он погрузился в нее.

– Черт, – прошипел он, когда его бедра ускорили темп. – Блядь, так глубоко.

– Да. Не останавливайся.

Каллен мысленно усмехнулся, потому что был уверен на все сто, что даже стадо ебаных диких коней не смогли бы его сейчас остановить.

– Так хорошо? – спросил он, прижавшись губами к ее шее и принявшись посасывать и полизывать кожу.

– Да. Да.

– Блядь, да, – простонал он и дважды толкнулся бедрами – быстро и сильно – заставив Беллу приподнять спину над кроватью. – Ах… черт.

– О… Каллен, – простонала Белла, крепко вцепившись в него, ногтями царапая кожу у него на спине и двигаясь вместе с ним, но ему было все равно. Он хотел иметь на себе ее отметину. Хотел ее клеймо.
По крайней мере, еще одно.

Он ускорил движения от этой мысли.

– Белла, – простонал он, с силой ударяя бедрами о ее бедра. – Я… я хочу… ох блядь… – Ощущение ее вокруг него, звуки, которые она издавала – все это было слишком. Он начинал терять себя и не знал, ликовать от этого или пугаться до смерти.

– Что угодно, – ответила Белла, прикусив мочку его уха, явно почувствовав его панику. – Все, что хочешь.

– Мне нужно… ах, сильнее, – выдохнул он, отпустив ее плечо и упершись рукой в матрас возле ее головы. – Детка, я хочу тебя… сильнее.

Белла улыбнулась ему и провела рукой по его волосам.
– Хочешь трахнуть меня, Каллен?

В ответ он смог лишь простонать и выругаться. Да, мать его так. Он опустил голову к груди, отчего его дыхание стало еще громче. Он хотел большего. Ох господи, как он хотел большего. Глубже. Сильнее. Быстрее. Но он не хотел причинить ей боль. Он не мог ранить своего Персика.

Крутанув бедрами, он ворвался в нее снова. Белла вскрикнула, царапая его грудь.
– Еще, – выкрикнула она, уткнувшись ему в плечо. И он сделал это снова, и блядь, это было потрясающе.

Каллен чувствовал, как его тело начинает гореть изнутри, когда толчки стали уверенными и сильными.
– Я… не могу… причинить тебе боль, – пытался проговорить он, а его глаза закрылись по собственной воле.

Его тело, казалось, уже больше ему не принадлежало. Оно принадлежало ей. Каждый атом, каждая молекула, каждая капля пота, начавшая покрывать его тело, каждый вздох и стон принадлежали ей.
Он вдыхал воздух сквозь стиснутые зубы, чувствуя, как каждая мышца его тела жаждет разрядки. Простыни, которые он сжимал в руках, были готовы вот-вот порваться, до того сильно он их стискивал, а изголовье кровати начало с силой ударяться о стену.

– Ты никогда, – проговорила Белла сквозь стоны и всхлипы, – ты никогда не причинишь мне боли, Каллен. – Обхватив его лицо, она прижалась губами к его уху. – Потому что ты спас меня.

– БЕЛЛА!

Это все, что Каллену нужно было услышать.

Он резко поднялся вверх, удерживая вес на коленях, и снова прижал тело Беллы к своему, удерживая ее за плечо и бедро, и принялся врываться в нее так сильно, как только мог. Глубокими, мощными толчками, которые заставляли Беллу кричать. Она хваталась за него руками, когда он принялся покусывать и целовать ее всюду, где мог дотянуться, под аккомпанемент вскриков «блядь», «сильнее» и «Белла», наполнивших комнату так, что стены едва их сдерживали.

Его член был так тверд, что это уже начинало приносить боль, но Каллен просто не мог перестать трахать прекрасную женщину в своих руках. Он не хотел останавливаться. Он хотел, чтобы это продолжалось вечно. Он хотел ее навеки. Он хотел, чтобы этот момент повторялся по замкнутому кругу до конца его дней. Ее вкус. Ее запах. Тихие вскрики удовольствия, которые она выдыхала ему на ухо. Крики и мольбы о большем и звуки мощного, влажного траха.

– Тебе это нравится? – выдохнул он, когда их губы встретились снова. – Тебе нравится, как я трахаю тебя, Белла?

– Блядь, да. Не останавливайся. Еще. Еще, Каллен!

И Каллен почувствовал это.

Глубоко в животе, когда его яйца снова сжались, а бедра зажили собственной жизнью.

Он скоро кончит.

Ох. Блядь.

Он кончит чертовски сильно в нее.

Он пытался сказать ей об этом.
– Бел…ах, ах… бля-я-я-я-ядь, ты меня, ты сейчас… – Но это было бесполезно.

Белла держалась за него, принимая каждый толчок и выпад его члена, обнимая его так крепко, как могла. Она знала, что он нуждался в этом. Каллен уткнулся лицом в ее волосы и зарычал в такт восхитительным звукам соприкасающейся кожи.

– Черт… ах, Белла!

Но затем ее тело в его руках изменилось. Блядь. Она стала почти неподвижна, а ее киска зажала каждый дюйм его члена словно в тиски. Она…?

– О боже, – ее глаза посмотрели на Каллена в полном удивлении. – О господи. Не останавливайся, – простонала она. – Уже вот-вот. Ах, ах.

Да детка.

Каллен стиснул челюсти, пытаясь сдержать свой чертов оргазм. Он мечтал об этом: как Белла в его объятьях кончает на нем. И будь он проклят, если пропустит хоть секунду этого момента.

Белла запрокинула голову, поведя бедрами в поисках трения. Большой палец Каллена тут же оказался на ее клиторе, поглаживая, пощипывая и потирая. Она была такой влажной, и Каллен выдохнул ее имя, когда его рука задела его собственный член, когда тот снова скрывался в ее восхитительной киске.

– Белла, пожалуйста, – молил он, прикусывая ее плечо. – Пожалуйста, кончи.

– Так близко, – стонала она. – Ох, так чертовски близко.

– Что… блядь, детка, что мне сделать? – Толчки Каллена стали сбивчивыми. – Черт подери, Белла, скажи мне.

Белла подняла голову. Ее глаза были темны и затуманены страстью.
– Поцелуй меня.

И он поцеловал. С силой прижав ее лицо к своему, Каллен атаковал ее губы, двигая языком у нее во рту, трахая ее всеми возможными способами.

И он тут же ощутил ее ответ. Она сильнее сжала его шею руками, ее ноги дернулись, а бедра стиснули его поясницу в сокрушительной хватке.

– Да. Да, – рычал Каллен, изо всех сил пытаясь сохранить свой сбивчивый темп, не кончив.

– Я… мать твою… блядь… ах, ах. – Белла запрокинула голову и, сделав жадный глоток воздуха, она закричала во весь голос, когда ее накрыл оргазм. – ЭДВАРД!

Вспышки. Темнота. Пульсация. Влага. Освобождение.

При звуке его имени, сорвавшегося с губ Беллы, спина Каллена выгнулась, горло открылось и, издав оглушительный рев, он почувствовал, как его член взрывается в ней с такой силой, что он потерял равновесие и с громким стоном рухнул на ее тело.

Его оргазм продолжался и продолжался, струи удовольствия с мощью вырывались из его члена, пока бедра продолжали двигаться и прижиматься к ее восхитительной киске. Его накрыло волной эйфорического освобождения, оставив задыхаться, стонать и выкрикивать имя Персика, вздыхавшей и бормотавшей неразборчивые слова в его покрытую испариной шею и плечо.

Ничто. Ничто никогда не чувствовалось так охрененно хорошо. Ничто и никогда даже не сравнится с этим. Ни одна женщина никогда не сравнится. Со странным чувством удовлетворения, отходя от лучшего в жизни оргазма, Каллен осознал, что погиб. Белла погубила его. Он погиб из-за нее, для нее. И он не мог быть счастливее.

– Боже… боже… бля… ах… Белла.

Каллен постепенно возвращался на Землю, не вполне уверенный, что все его конечности были на месте и исправно работали. Хотя он быстро осознал, что своим весом вжимал Беллу в кровать, и это было просто недопустимо. На дрожащих руках и коленях он попытался встать с нее, но она тут же удержала его, прижимая к груди.

– Нет, – пробормотала она ему в волосы. – Не уходи пока. Полежи еще немного.

У Каллена не осталось сил, чтобы спорить.
– М-м-хрошо, – пробормотал он в подушку рядом с ее головой, в ответ на что Белла рассмеялась сладким, звонким смехом.

Звук был прекрасен, но заставил определенные мышцы в ее теле напрячься и сжаться.

– Иисусе, Белла, – проворчал он, отодвинув бедра. – Бога ради, не смейся, пожалуйста, пока мой член еще в тебе.

Она хмыкнула ему в руку, но сделала, как он просил.
– Прости.

– Н-ниче.

Он почувствовал на себе ее руки и кончики пальцев, лениво танцующие по его спине, и изо всех сил боролся со сном. Вздохнув и поцеловав ее в шею, Каллен осторожно вынул из нее свой обмякший член. И тут же ощутил опустошение.

– Ты все еще дрожишь, – прошептала она, целуя его в уголок губ.

Он улыбнулся и закрыл глаза, вскинув брови.
– Со мной все будет хорошо. Просто ты… черт, женщина… это было…

Он замолчал, не в состоянии подобрать слов, и, открыв глаза, посмотрел на нее в поисках вдохновения.

– Было, – закончила она за него, пристально глядя ему в глаза, зная, о чем именно он говорил. Она была ослепительна, и Каллен, не сдержавшись, обхватил ее лицо ладонями и снова поцеловал ее.

Ему все было мало ее. Он вздохнул, почувствовав, как она поглаживает его ножкой по бедру, запустив пальчики ему в волосы.

– Знаешь, – сказал он, отпустив ее губы, и посмотрел в ее прекрасное лицо. – Может, Донн был прав. – Он провел указательным пальцем вдоль ее переносицы к ее роскошным опухшим губкам.

Белла попыталась сдержать улыбку, но тщетно.
– Да? И в чем же?

Он заправил прядь волос ей за ухо и провел большим пальцем по мочке уха.
– О том, чтобы быть с кем-то, – пробормотал он. – О том, что это может быть как рай.

Белла закрыла глаза от его слов, и Каллен взмолился, чтобы не оказалось, что он сказал что-то не то. Нервно дернувшись, он нежно поцеловал ее в шею.
– Слишком? – осторожно поинтересовался он.

Она покачала головой.
– Нет, – ответила она, снова распахнув глаза. – Все было именно так, – улыбнулась она.

Каллен знал, что мог потеряться в этих огромных, широко распахнутых глазах, и потерялся бы с большой радостью. Он прошелся взглядом по ее лицу ото лба к подбородку, запоминая каждую черту и мягкий изгиб. И осознал, что ее улыбка стала шире.

– Грубо так пялиться, – пошутила она.

Он хмыкнул и потерся кончиком носа о ее нос.
– Прости, – пробормотал он, внимательно наблюдая за ней в поисках любого намека на сожаление. – Ты в порядке? – спросил он. – Я имею в виду… после того… что я тебе сказал? О том… кто я.

Оно посмотрела на него в ответ и молча кивнула.

– Более чем, – прошептала она, обхватив его лицо. Притянув его губы к своим, она поцеловала его.

Глаза Каллена закатились под закрытыми веками, и он довольно выдохнул через нос. Их языки нежно соприкасались, а губы Каллена так и продолжили двигаться, когда она отстранилась. Его веки, затрепетав, открылись, и он встретился с ее обожающим взглядом. Его сердце пропустило удар.

Чувствуя себя физически и эмоционально измотанным, Каллен сполз вниз по ее телу, прижавшись ухом к ее влажной груди, и улыбнулся, когда услышал быстрый ритм биения ее сердца. Ее пальцы лениво переместились с его плеч в волосы, и она принялась поглаживать и массировать кожу его головы. Он уже почти заснул, когда услышал, как она прошептала его имя.

– Эдвард?

По спине побежали мурашки. Его имя еще никогда не звучало так чертовски приятно, как тогда, когда она выкрикивала его во все горло во время оргазма.

– Да?

Она нежно сжала его волосы пальцами и сделала глубокий вдох.
– Спасибо, – выдохнула она.

Он озадаченно нахмурился.
– За что? – тихо спросил он, но она не ответила и не пошевелилась. – Белла? – тревожно переспросил он. Приподняв голову и упершись подбородком ей в пупок, он посмотрел на нее. – Милая, за что ты меня благодаришь?

Белла посмотрела на него глазами, до того переполненными эмоциями, что по ее виску скатилась слеза.

Сглотнув, она ответила ему.
– За то, что спас мою жизнь.



Перевод: RebelQueen
Редактура: gazelle

 



Свершилось то, чего все так долго ждали! :D И разговор состоялся, и до интима герои добрались))) Восторгами и радостями делимся на ФОРУМЕ!

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RebelQueen (21.01.2013)
Просмотров: 4665 | Комментарии: 77 | Теги: Фунт плоти | Рейтинг: 4.9/99
Всего комментариев: 771 2 3 ... 7 8 »
0
77  
  Нет слов!!! Просто идеально!!! Очень чувственно!!! Именно любовь, а не трах

0
76  
 
Цитата
– Твои руки, – пробормотала она ему в шею, водя ладонями по его предплечьям. – Я чувствую, будто они мне знакомы. – Он чувствовал, как ее ногти оставляют следы на его коже, когда она провела ими по его рукам до запястий, а потом переплела их пальцы. – Сильные, безопасные, – она поцеловала сгибы его локтей. – Мне суждено было быть в твоих руках, Каллен, – уверенно сказала она хриплым голосом. – Мне не хватало их. Мне не хватало тебя
Он еще никогда так не сходил с ума по женщине.

Он хотел всю ее разом. Каждую ее часть. Он хотел сделать ее своей. Пометить ее. Кончить в нее. На нее. Он хотел трахнуть ее, облизать ее, поглотить ее. Он хотел, чтобы она задыхалась, стонала и громко кончала. Он хотел ее быстро и сильно, медленно и нежно. Он хотел ее под собой, над собой, перед собой и рядом.

Он провел дрожащими руками по волосам, боясь, что они сожмут ее слишком сильно, если он им это позволит. Он опустил их, чувствуя себя беспомощным, и задержал дыхание.

– Белла, я… я хочу… – Я потерян, детка. Помоги мне

Ничто. Ничто никогда не чувствовалось так охрененно хорошо. Ничто и никогда даже не сравнится с этим. Ни одна женщина никогда не сравнится. Со странным чувством удовлетворения, отходя от лучшего в жизни оргазма, Каллен осознал, что погиб. Белла погубила его. Он погиб из-за нее, для нее. И он не мог быть счастливее.


                                                                                                                     

75  
  Аааааааааааа ;-) Супер ! Спасибо за главу !

74  
  О Х Р Е Н Е Т Ь !!!

73  
  Ох...я в ауте...очень горячая глава...и очень напряженная...
Нервы были на пределе...
Спасибо за такую главу

72  
  Ох,блииииииииииииииииииииииин............ girl_blush2

71  
  Удивительно насыщенная глава! Спасибо! lovi06032 lovi06032 lovi06032 hang1

70  
  ООх...это было просто единение душ, а не секс... hang1 hang1 очень красиво!!! Спасибо за главу!!! lovi06032 Перевод великолепен! lovi06015

69  
  Ну просто праздник какой-то

68  
  Мну в диком щенячьем восторге от всего что происходит!!! hang1 hang1 hang1
Спасибо огромное, за шикарный перевод!!! good lovi06015 lovi06032

1-10 11-20 21-30 ... 61-70 71-77
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]