Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Голый парень сверху. Глава 21

BPOV

Теплое зимнее солнышко светило прямо мне в лицо, вырывая из сладкого сна. Я потянулась, просыпаясь и понимая, что все еще была погребена под теплым ото сна телом Эдварда. Я не смогла скрыть радостных эмоций, охвативших меня, когда начала вспоминать, как развивались наши отношения… я была счастлива уже оттого, что могла сказать – мы были в отношениях, а не просто дружили, или… ух, ненавижу теперь это слово… или были связаны соглашением.

Я знала, что любила этого мужчину. Я знала это, потому что провела годы, изучая идеи любви и страсти. Прочитав бесчисленное множество стихов, повестей, рассказов, я аккуратно изучала концепцию любви, как если бы была ученым, проводящим анализы и строящим теории. Я написала кучу статей. Спорила с другими студентами на семинарах. И теперь представьте, как хорошо я была осведомлена о любви.

На самом деле я не знала о ней ничего.

В некотором роде Эдвард был прав, подшучивая надо мной из-за того, что я писала работу об исследовании эротики в литературе, хотя было очевидно, что я совсем ничего не знала о настоящей страсти. Я не знала, что представляли из себя такие вещи, потому что у меня не было никакого опыта. А ведь, не испытав чувств, ничего не узнаешь о них.

Любовь просто случалась. Никакая наука не способна была ее предсказать. И никакая, даже самая лучшая диссертация не способна была ее описать. Любовь просто била тебя по голове в тот момент, когда ты устал и искал плечо, на которое смог бы опереться. В тот момент, когда ты остался без сил и наконец-то нашёл свой дом, свернувшись калачиком у кого-то на коленях. В тот момент, когда тебе было одиноко, но ты понял, что больше не один, потому что кто-то еще нуждался в тебе.

Я провела пальцами по спутавшимся волосам Эдварда, нежно задевая костяшками его щеку. Мое сердце все еще болело оттого, что его прошлое было таким одиноким и пустым. Я поклялась сделать все от меня зависящее, чтобы помочь ему создать новые счастливые воспоминания, которые заменят старые, полные печали и боли. До тех пор, пока Эдвард был со мной и доверял мне, я готова была разделить каждый миг его жизни вместе с ним.

Поцеловав Эдварда в щеку, я аккуратно выбралась из его объятий. Приняв душ и украв одну из его футболок, я занялась завтраком.

Я улыбнулась, услышав, как Эдвард босиком шлепал в коридоре, направляясь на кухню. Он всегда появлялся вовремя. Его теплые губы тут же оказались на моей шее, тело прижалось сзади к моему в тот момент, когда два горячих тоста выскочили из тостера.

– Мне снился сон о тебе, – сказал Эдвард, и его глубокий голос послал мурашки по моей шее.

– О том, как ты будешь лапать меня на кухне? – спросила я, рассмеявшись.

– Нет, о том, как горячий завтрак будет ждать меня на столе, когда я проснусь, – ответил он, и я почувствовала, как усмешка появляется на его лице.

Я не стала поворачиваться к нему – просто помахала перед его лицом большой деревянной ложкой, которую держала в руке. Эдвард настаивал, что просто шутил, и я попыталась противостоять ему, показывая свое раздражение так правдоподобно, как только могла. Но когда его руки сомкнулись на моей талии и прижали в теплом объятии, я растаяла. Его щетина легко царапала мою щеку, и я повернула к нему голову, чтобы насладиться мужским запахом, смешанным с запахом мятной зубной пасты.

– Тебе лучше быть аккуратнее, – пошутила я, – парень, который живет здесь, может нас застукать.

– Он твой парень? – спросил Эдвард, без стыда сжимая мою грудь.

– Я… э-м-м… я не знаю, – сказала я отвлеченно, пытаясь сконцентрироваться, пока его очевидная эрекция упиралась в мою поясницу.

И я, правда, не знала, хотел ли Эдвард, чтобы я называла его своим парнем.

– Он любит тебя? – прошептал он мне на ухо.

Тон его голоса был подразнивающим и самодовольным.

– Да, – прошептала я в ответ.

Я не поняла, когда мои бедра решили поддаться его обаянию, но прямо сейчас они отвечали на заигрывания, покачиваясь в ответ напротив его эрекции.

– А ты любишь его? – спросил Эдвард, снова шепча.

Тон его голоса был таким хриплым и соблазнительным, что мне пришлось ухватиться за кухонный островок, чтобы удержать себя от падения. Я постаралась сделать мысленную заметку о том, чтобы попросить Эдварда об уроке секса по телефону, но сомневалась, что вспомню об этом.

– Да, – ответила я, слегка шипя.

Я ответила «да» на его вопрос, сказала «да» его рукам, которые продолжали сминать мою грудь, это было «да» всему, что бы он ни попросил. Все в нем притягивало меня, как будто магнитом. Как и всегда, моя кожа начала нагреваться, ее словно покалывало, пока я продолжала думать о нем.

– Звучит так, будто он станет идиотом, если не будет твоим парнем, – сказал Эдвард, а его руки проникли под мои трусики, остановившись на том месте, которое будто было объято огнем, – Боже, я не могу сопротивляться, когда ты одета в одну мою футболку, – добавил он, отодвигая носом воротник и целуя обнажившуюся кожу.

– Он, – попыталась сказать я, когда одна его рука провела по моей промежности, а вторая забралась под футболку, снова массируя грудь, – может быть кем угодно, пока он любит меня.

– Так он может делать что угодно… с тобой? – подсказал Эдвард.

– Да.

– Почему это?

– Потому что… я хочу, чтобы он это делал, и… – попыталась объяснить я, но мой мозг был словно окутан туманом, отвлеченный нежными прикосновениями Эдварда.

– И что? – продолжил он.

– И я принадлежу ему, но… и он принадлежит мне, – произнесла я.

Я почувствовала, как палец Эдварда начал дразнить меня, и я захотела его еще сильнее. Говорить, что мы принадлежали друг другу, было так естественно, и в то же время эта фраза лучше всего описывала то, что зарождалось между нами.

Эдвард полу-простонал, полу-промычал что-то, что я не смогла разобрать, но мне не было до этого дела. Вторая его рука поигрывала тканью, которая нас разделяла, медленно ее убирая, пока между нами не осталось никаких преград и он не толкнулся в меня. Я выдохнула, костяшки пальцев побелели оттого, с какой силой я схватилась за стол.

– Я не могу думать, – пробормотала я, и моя голова упала на холодную гранитную столешницу, – все просто… остановилось…

Тело Эдварда сейчас было единым целым с моим, пока он наполнял меня.

– Ты думаешь, для меня это по-другому? – прошептал он в мое ухо. – Я не могу… остановить себя, – пробормотал он, целуя мою шею, пока его бедра врезались в меня, – все, что есть в тебе, Кареглазка, взывает ко мне… твое тело поет для меня, – промурлыкал он, завораживая меня.

– То, что ты говоришь, – вздохнула я, – всегда… ты говоришь… боже, Эдвард, – простонала я.

– Ты знаешь, что я никогда не лгу. Скажи, что знаешь, – настаивал он, двигаясь напротив меня и заставляя мое тело дрожать.

– Я знаю, – вздохнула я.

– Не могу сопротивляться… просто беру тебя. Мне просто нужно это, – простонал Эдвард, двигаясь быстрее.

– Ты не можешь взять то, что я тебе уже дала, – сказала я ему.

Все мое тело превращалось в сплошную натянутую струну.

– Я люблю тебя, – снова простонал он, и его движения стали требовательными и хаотичными.

– Я люблю тебя, – ответила я, практически бездыханная, – не объясняй. Не извиняйся, – пробормотала я, едва ли способная говорить, пока пальцы Эдварда продолжали все сильнее ласкать меня между ног, доводя до экстаза.

– Ты так хороша для меня, моя милая Кареглазка, – простонал он, – дай мне… – выдохнул он, когда я ударила рукой по гранитной столешнице, сильно кончая и едва ли оставаясь в сознании.

Сильно кончив следом, Эдвард позволил себе расслабиться, легко навалившись на меня и стараясь отдышаться, бормоча всякие нежности.

– Спасибо, – произнес он, нежно улыбаясь, когда я повернулась и обвила руками его талию, наслаждаясь его объятиями, – прости, что отвлек тебя, – сказал он, проводя рукой по моей щеке.

– Да, то, что ты сделал, было грязно и просто ужасно, – пошутила я, – я уже была готова насладиться тостом с яйцами, – добавила я, легко его целуя.

– Это… нормально? – спросил Эдвард, внезапно выглядя очень встревоженным.

– Яйца? Думаю, с ними все будет в порядке, – пошутила я, не вполне понимая, о чем он спрашивал.

– Нет, я о том, чтобы быть твоим бойфрендом?

– Только если ты хочешь этого, – сказала я, стараясь на него не давить, – думаю, я пытаюсь сказать… ты знаешь…– остановилась я, не желая начинать серьезный разговор, когда мы оба были в таком хорошем настроении.

– Что? – настаивал Эдвард, выдвигая кресло и садясь, притягивая меня к себе на колени.

– Когда мы в первый раз были вместе… ты дал мне совет. Ты сказал не делать с мужчиной то, что, я считаю, он хочет, а делать только то, что приемлемо для меня, то, что делает меня счастливой. Помнишь?

– Да, – ответил он, кивая.

– Ну, это кое-что похожее. Я не хочу, чтобы ты делал что-то только потому, что думаешь, будто я этого хочу, давал это мне, потому что я так хочу, – объяснила я.

Сейчас я нервничала, думая, что должна была просто принять его слова как само собой разумеющееся. Но Эдвард всегда говорил со мной, помогая положиться на него в физическом плане, и я хотела сделать то же для него в эмоциональном.

– Я могу сказать тебе прямо сейчас, что мои мотивы чертовски эгоистичны, – сказал он, смеясь в мою кожу и прижимаясь носом и губами к моей шее, – я хочу тебя в полное мое распоряжение, и я хочу, чтобы все знали об этом, – добавил он, обнимая мою грудь и кусаю ключицу, тем самым посылая мурашки по всему моему телу.

– Боже, ты так хорош… в том, чтобы быть плохишом, – сказала я, стараясь освободиться и терпя поражение. – Ты хочешь поесть или как?

– Я хищник, – сказал он, кусая мою шею, – а ты моя добыча.

– Эдвард Каллен, – прошептала я, – ты станешь моей погибелью.

В конце концов, мы позавтракали тостами в постели, не желая никуда идти. Держаться ближе к кровати было отличным решением в каком-то смысле, и думаю, это было связано с тем, что мы не могли ни на минуту перестать касаться друг друга.

– Это похоже на марафон похоти, – сказала я ему, заваливаясь обратно на кровать после еще одного раунда заигрываний.

– Да, но я не жалуюсь, – ответил Эдвард с широкой сияющей улыбкой, ложась рядом со мной и устраивая мою голову на своей руке.

– Я тоже не жалуюсь, – произнесла я, соглашаясь, – простое спаривание… не могу жаловаться, – вздохнула я, стараясь звучать более воспитанно, хотя во мне не осталось ни грамма энергии.

– Спаривание? – спросил Эдвард, целуя мои волосы. – Правка – совокупление.

– Совокупление? – произнесла я, задумавшись, действительно ли он старался придать моим словам больше романтичности.

– Мы не спариваемся. Наша забота друг о друге ведет к совокуплению.

– Спаривание, совокупление, сопряжение.

– Сопряжение, связь, сноровка, – наше заигрывание мягко перетекало в игру в слова, пока мы оба лежали без сил после последнего совокупления.

– Сила, свобода, снаряжение, – подыграла я.

Слова лились из меня бездумным потоком.

– Солнце, слабость, совокупность, – продолжил Эдвард, мягко целуя меня в щеку, – самозащита, соревнование, – добавил он, лизнув мой сосок.

– Не могу продолжать, – простонала я мягко, пока его руки нежно массировали мое тело, двигаясь прямо к бедрам.

– М-м-м, сладкая, – промычал он, дразня меня пальцем прямо между ног, – такая сладкая, – промурлыкал он, облизывая пальцы, а затем возвращая их обратно.

Я закрыла глаза, чувствуя его теплое дыхание на своей щеке. Его губы целовали мою кожу, почти не касаясь.

– Давай, детка, – настаивал он мягким шепотом, – кончи.

И именно это я и сделала, протяжно и громко простонав, притягивая его ближе.

– Люблю, – пробормотала я мягко, прежде чем медленно погрузиться в сон.

Последнее, что я услышала, был мягкий смех Эдварда.

Оставшаяся часть дня и вечера прошла примерно так же – мы ели, дремали и занимались сексом, не вылезая из кровати ни на секунду.

***

В этот вторник я снова была в больнице, помогая Шелли Коуп, социальному работнику, закончить бумажную работу в ее офисе, прежде чем отправиться домой к Эдварду.

– Белла, – обратилась ко мне Шелли, улыбаясь.

Я посмотрела на нее и улыбнулась в ответ.

– Знаешь, ты могла бы сделать гораздо больше, чем просто быть волонтером, учитывая, сколько времени ты тут проводишь, – сказала она.

– Что ты имеешь в виду? – спросила я, думая, не указывает ли она мне, что я не оправдала ее ожиданий.

– Нет, не то, что ты подумала, – ответила Шелли, похлопывая меня по руке, – я имею в виду, что ты могла бы делать больше, чем просто быть волонтером. Я наблюдала за тем, как ты общаешься с больными и их близкими. Это не так просто, как кажется. Но у тебя дар, Белла.

– Правда? – спросила я, и удивление в моем голосе было очевидным.

– Ты по-настоящему умеешь сопереживать, а это очень редкое качество, даже среди социальных работников, – сказала она, снова улыбаясь.

– Спасибо, – ответила я, смотря вниз на бумаги на ее столе.

Я действительно была тронута словами Шелли. Я по-настоящему наслаждалась работой с детьми здесь, даже если эта работа вытягивала из меня все силы. Я могла найти связь с этими семьями и помочь им пройти через то, что когда-то прошла и я. Я была на их месте. Я знала, каково это.

– Ты никогда не думала о том, чтобы стать социальным работником? – спросила она, опуская очки на кончик носа.

– На самом деле, нет, – сказала я, делая глубокий вдох, – ну, я никогда не думала именно об этой работе. Я просто знала, что чувствовала себя немного… бесполезной? Как будто я не была на правильном пути. Я послала документы для поступления на программы, связанные в основном с изучением литературы. И я просто надеялась, что меня никуда не примут, – призналась я. – Но работать здесь стало невероятной возможностью. Думаю, я получаю здесь даже больше, чем отдаю, – добавила я, чувствуя свободу оттого, что могу наконец-то облечь в слова то, что так долго путалось в моих мыслях.

– Это хорошее начало – получать больше, чем отдавать. Работая в этой сфере, ты просто обязана обладать этим качеством. Ты должна подумать об этом. Посмотри магистерские программы, которые здесь есть. Думаю, мне не надо говорить, что та, которую предлагает Гарвард, просто прекрасна, – сказала она с теплой улыбкой. – Ты можешь взять год отдыха, чтобы набрать необходимое количество часов работы волонтером и еще раз оценить, действительно ли это то, что ты хочешь, – посоветовала она.

– Спасибо, Шелли, – ответила я, – я подумаю об этом, – добавила я, прежде чем обнять ее на прощание.

Спустя некоторое время мы встретились с Эдвардом на парковке у больницы, чтобы отправиться домой. Во время поездки я была поглощена своими мыслями.

– Ты очень тихая, – сказал Эдвард, проводя рукой вверх и вниз по моему бедру.

– Просто задумалась, – ответила я, смотря на него и накрывая его руку своей.

– О чем?

– О том, чем хочу заняться после получения диплома. Думаю, я уже знаю, просто мне хочется быть по-настоящему уверенной.

– Это как-то связано с твоей волонтерской работой в педиатрии? – спросил он, украдкой глядя на меня и стараясь не отрывать взгляд от дороги.

– Да. Откуда ты знаешь?

– Думаю, ты просто хороша в этой стихии. Кажется, ты больше удовлетворена несколькими часами здесь, чем днями, проведенными за работой над тезисами к диссертации, – объяснил он.

– Ты прав. Я имею в виду… это просто поразило меня. Я не могу припомнить, когда в последний раз я заканчивала писать диссертацию с улыбкой, – ответила я, наконец-то с облегчением признавая то, что не давало мне покоя уже некоторое время.

Эдвард просто взял меня за руку, переплетая свои пальцы с моими и целуя их по очереди.

– Но эти дети в больнице заставляют меня улыбаться каждый день, – продолжила я, – они заставляют меня смеяться, они заставляют меня плакать… я на самом деле чувствую себя удовлетворенной, потому что тут у меня есть цель, даже если она и состоит в том, чтобы помочь им забыть ненадолго о своих проблемах.

– Жизнь не состоит из простого следования за общими настроениями… это не движение по тому пути, который прямо перед тобой. Я тоже понял это не с первого раза, – сказал он, улыбаясь мне и паркуя машину у нашего дома.

– Ты просто одиноко бродил по жизни, да?

– Да, пока не встретил тебя, – сказал Эдвард с усмешкой, подавая мне руку и помогая выбраться из машины.

– Подлиза, – рассмеялась я, мягко ударив его.

– Мы можем опробовать мои «лизательные» навыки наверху, – улыбнулся он, облизывая верхнюю губу, – давай же, я проголодался, конец смены выдался тяжелым.

Мы поужинали в квартире Эдварда и перебрались в спальню, чтобы немного поваляться и начать готовиться ко сну.

– Хэй, ты обещала сходить со мной на свидание на этих выходных. Все же еще в силе, да? – спросил он, когда мы уже лежали и обнимались.

– Конечно, в силе. Ты выбираешь место, я выбирала в прошлый раз.

– В прошлый раз? Ты имеешь в виду Chez Henri? (п.п. В 11 главе Эдвард и Белла были там перед тем, как провели впервые ночь вместе).

– Да, это было свидание. Я полагаю. Или нет? – спросила я, качая головой.

– Что-то вроде того. Думаю, это было полу-свидание, – ответил он со смехом.

– Это было свидание из разряда «попробуй, прежде чем купить полную версию», – предложила я игриво, кивая головой.

– Покупка стоила потраченных денег? – спросил Эдвард, беря мой подбородок в свои руки.

– Я ничего не заплатила. О чем это говорит тебе? – задала я риторический вопрос, поднимая бровь.

– Но ты же купилась на мою затею, разве нет? – спросил он в ответ, выглядя немного обиженным.

– Да, твой пенис стал хорошей платой.

– У нас может хоть раз быть разговор, который не будет включать намеков о сексе? – вздохнул Эдвард.

Я не смогла сдержаться и рассмеялась. Он задал мне тот же вопрос, что и я ему, когда мы только познакомились. Слово «иронично» даже самую малость на описывало сложившуюся ситуацию.

– Места, Эдвард. Мы просто поменялись местами.

– И теперь ты не скрываешь, что у тебя на уме?

– Ты и сам видишь. И это самое лучшее мое решение. Навсегда, – сказала я, прежде чем наклониться к нему и нежно поцеловать.

– Хм, я должен с этим согласиться. И поскольку мы решили, что то полу-свидание было поворотным в наших отношениях, как насчет того, чтобы опробовать его полную версию? Как насчет энчиладас? И не говори, что будешь наполнена одним буррито, потому что я в любом случае тебя наполню, – произнес Эдвард, подмигивая.

– Ох, прекрати, ты убиваешь все веселье. Давай пойдем в субботу. В пятницу Элис и Роуз хотели со мной увидеться. Кажется, они приглашали меня на ночевку, а я уже давно им отказывала, – сказала я со вздохом.

– Правда? Мне казалось, тебе нравилось проводить с ними время.

– Да, но они всегда хотели пойти на шумные вечеринки, полные выпивки, курева и обдолбанных однокурсников. Я, по возможности, всегда старалась избегать таких мероприятий.

– Х-м-м. Я больше люблю заведения типа баров или пабов. И еще я люблю играть в пул.

– Ох, боже. Никакого пула. В последний раз я кому-то чуть глаз не выколола кием. Девочки вообще отказались играть со мной.

– Хорошо, думаю, дартс тоже отпадает.

– Конечно! – уверенно произнесла я.

– Когда моя мама была жива, мы часто играли в боулинг. Было весело. И в этой игре нет никакого вреда или опасности убить кого-то рядом. Думаю, где-нибудь неподалеку должен быть боулинг-клуб, – предложил Эдвард.

Я не знала, смеяться или плакать от услышанного. Мне понравилось, что он упомянул свою маму в разговоре, и мне не пришлось просить об этом. Мне понравилось, что теперь он мог оглядываться в прошлое и находить то, что делало его счастливым, и что он хотел попробовать это… со мной. Это на самом деле растрогало меня до слез. Я хотела поговорить об этом подробнее, но решила оставить все как было. Эдвард сделал то, о чем я не просила, и это уже дорогого стоило.

– Это звучит весело. Я скажу Элис и Роуз об этом, – улыбнулась я.

– Будь уверена, я попрошу оградить твою дорожку от других, чтобы твой шар уж точно ни в кого не попал. И тебе, вероятно, придется надеть резиновые сапоги, чтобы увеличить трение и не поскользнуться, когда будешь кидать его, – посоветовал он, подмигивая.

– Ох, ты такой забавный, – сказала я с сарказмом, показывая ему язык.

– Итак, настоящее свидание в субботу? – спросил Эдвард еще раз, гладя меня по спине.

– Настоящее. Ты выбираешь. Я прихожу, – подтвердила я.

– Прекрасно.

– Ты выглядишь уставшим, – сказала я ему, заметив, как он зевал.

Эдвард рассмеялся, когда я вместо него прикрыла его рот рукой.

– Прости, – он улыбнулся, целуя мою ладонь.

– Все в порядке. Помогать появляться на свет «арахисовым» детям – очень тяжелая работа.

– Ты это помнишь? Ребенка, которого я назвал Арахисом? (п.п. В главе 6 Эдвард назвал новорожденную «Арахис» в честь шоколадного батончика, который тогда съел) – спросил он, проводя большим пальцем по тому месту, которое только что поцеловал.

– Эдвард, – сказала я, закатывая глаза, – девушки не забывают подобные истории. Они слишком милые. И делают тебя очень милым, хотя твое эго и так слишком раздуто.

– Ничего не могу поделать, Кареглазка. Ты превратила все мои недостатки в мои преимущества, – ответил он, кладя мою руку себе на грудь.

– А что насчет меня? Что ты делаешь для меня? – спросила я.

– Надеюсь… помогаю становиться тебе еще лучше, если такое возможно, – сказал Эдвард, еще раз звучно зевнув и проведя рукой по моим волосам.

Я легко рассмеялась и тоже зевнула.

– И спасибо тебе, что освободила для меня немного места тут, – добавил он, прикасаясь к моему виску указательным пальцем.

Думаю, Эдвард ценил то, что я думала о нем, хотя это и было слегка абсурдным, поскольку я ни на минуту не могла перестать думать о нем, как бы ни старалась.

– И здесь… – сказала я, беря его руку и кладя ее над моим сердцем. Он посмотрел на меня и улыбнулся. Я улыбнулась в ответ, а затем прищурилась, – просто скажи. Я знаю, что ты хочешь, – пожурила его я.

– И прямо здесь, – сказал Эдвард с огромной улыбкой, накрывая ладонью мои трусики.

– Спокойной ночи, Прижиматель, – пробормотала я.

– Спокойной ночи, Кареглазка, – пробормотал он в ответ.

– Я люблю тебя, Эдвард.

– Я люблю тебя, Белла.

И хотя образ Эдварда с ребенком на руках должен был напугать меня, на самом деле он нарисовал широкую улыбку на моем лице, пока я погружалась в сон.

***

В пятницу вечером я встретилась с Элис и Розали, и мы втроем направились к ближайшему метро, чтобы добраться до боулинг-клуба, который посоветовал нам Эдвард. Он сам собирался приехать после работы, а Джас с Эмметом – поймать машину сразу после окончания своих занятий.

– Итак, Белла, – спросила Элис, пока мы ждали поезд, – как дела у вас с доктором Любовь?

– Вы, ненормальные, наконец-то признались друг другу в том, что все уже давно знали, – констатировала Роуз, садясь на сидение рядом со мной.

Я никогда не стояла в движущемся вагоне – вы же понимаете, насколько эта идея была плоха.

– Спасибо Господу за это, – ответила Элис, качая головой, – вы, ребята, были самой ненастоящей настоящей парой. Вы так усиленно притворялись, что… стали реальной парой.

– Это даже не имеет смысла, Элис, – сказала я, убирая руки в карманы пальто и отворачиваясь от нее.

– Конечно. В этом совершенно не было смысла. Но сейчас есть, потому что ты наконец-то поняла, что Эдвард – тот, кто нужен тебе, даже если ты никогда и не думала, что тебе
кто-то нужен. И его твердолобая черепушка наконец-то осознала, что ты – та девушка,
о которой он всегда мечтал, даже если и сам об этом не подозревал, – беспечно ответила она.

– Все именно так и было! – прокричала Роуз, ударяя рукой по ноге.

– Видишь? Я же говорила, что все так и будет, – сказала Элис, кивая в подтверждение своих слов.

Я просто откинула голову на спинку сидения. Как будто бы эти две были теми, кто хоть что-то смыслил в настоящих отношениях!

Вскоре мы вшестером втиснулись в дверь небольшого заведения, которое именовало себя боулинг-клубом. Прошли годы с тех пор, как я последний раз играла в боулинг… и я не припоминала, что когда-нибудь сбила хоть одну кеглю. Но я старалась сильно об этом не беспокоиться и не причинять еще больше страданий своей гордости.

Эдвард пребывал в своей стихии, шутя с Эмметом и Джаспером и совершая идеальные броски, каждый из которых поражал большинство кеглей. Брошенные им шары катились по полированному деревянному полу, создавая идеальную прямую линию, упирающуюся прямо в центральную кеглю.

– Ты так хорош в этом, – сказала я, садясь к Эдварду на колени после того, как он сделал очередной удачный бросок.

– Все дело в движении запястья, Кареглазка. Тут дело в умении, а не в силе.

Мысли о руке Эдварда, которой он махал прямо перед моим лицом, показывая, как надо ей работать, заставили меня думать совсем не о боулинге... Совсем...

– Тебе просто нравится работать рукой, Эдвард. Не лги, – подразнила я.

Он притянул меня ближе, крепче обнимая за талию. Я не смогла удержаться и провела носом за его ухом, вдыхая запах шампуня, смешанного с мужским запахом Эдварда, и оставляя там быстрые поцелуи.

– М-м-м, особенно для тебя. Всегда для тебя, – прошептал он, сжав руки на талии и повернув меня так, что теперь я сидела лицом к нему, а мои ноги были по обе стороны от его бедер.

Эдвард легко шлепнул меня по попе и спросил, устраивала ли меня такая работа рукой. Что? Конечно… Конечно, устраивала!

– Ты хочешь, чтобы я поработала своей рукой? – промурлыкала я в его ухо.

– Боже, – простонал он, притягивая мое лицо и глубоко меня целуя.

Я просто на смогла справиться с собой и тоже громко простонала, отвечая на его поцелуй и жестко проводя рукой по его эрекции.

Внезапно я почувствовала, что на нас смотрят, как если бы глаза людей сверлили в нас маленькие дырочки. Эдвард и я повернулись в том направлении, которое нас встревожило, заметив четыре лица, взгляды которых были устремлены прямо на нас. Они принадлежали четверым нашим друзьям.

Я старалась подавить нервный смешок, но нижняя губа Эдварда все еще была зажата между моими зубами, представляя собой теплую и сладкую ириску для меня.

Существовало PDA (п.п. публичное проявление чувств), а также то, чем мы сейчас занимались, – публичное демонстрирование секса на сухую.

Четверо наших шокированных друзей смотрели на нас немного смущенно… и даже чуть с отвращением. На лице Розали больше, чем на других, были написаны эти чувства. Внезапно она дала Эммету подзатыльник.

– ВОТ ТАК! – прокричала она, указав на Эдварда и на меня. – Почему ты так не можешь?

– Чего, детка… – ответил Эммет, выглядя растерянным, – заниматься сексом на сухую? Мы постоянно это делаем! – возмутился он.

Это был не самый мудрый ответ Эммета, потому как Роуз снова его ударила.

– Я не это имела в виду! Просто быть таким милым, влюбленным и нежным... Посмотри на нашу Прунеллу!

Она была права. Я улыбалась, как дурочка. И все из-за Эдварда.

– Да, он заставляет меня улыбаться, – вздохнула я, положив руку на щеку Эдварда и снова его поцеловав.

Я знала, было кое-что еще, что я хотела сказать, но сначала мне надо было поцеловать Эдварда... простой выбор приоритетов.

– И не называй меня Прунеллой, Роуз, ты знаешь, что я это ненавижу, – сказала я.

Мне хотелось еще на нее посердиться, но рядом были потрясающие губы, которые так и требовали, чтобы их поцеловали, поэтому я повернулась обратно и с улыбкой еще раз поцеловала Эдварда.

– Посмотри, Джас, они такие счастлиииииивые, – произнесла Элис, хлопая в ладоши, как дурочка.

– Хватит растягивать слова Элис, как будто у тебя с головой не все в порядке, – фыркнула я.

– Ой, Белла, просто заткнись и наслаждайся, пока Эдвард делает всю работу за тебя, – сказала Роуз, насупившись вместе с Элис.

– Ох, я ненавижу вас обеих, – ответила я, пока мы накидывали пальто, готовясь разойтись по домам.

Джаспер «поблагодарил» Эдварда за то, что теперь ему придется очень постараться, чтобы хоть как-то впечатлить Элис после нашего сегодняшнего представления. Парни еще раз пожали друг другу руки, пока я, Элис и Роуз обнялись на прощанье.

Мы с Эдвардом вышли из клуба, наслаждаясь прохладным зимним воздухом и направляясь к машине, когда я заметила, что он не может оторвать взгляд от своего телефона, сосредоточившись на экране.

– Все в порядке? – спросила я, заметив, что он нахмурился.

– Да, все хорошо, – ответил он, как будто растерявшись и все еще пытаясь идти и читать одновременно.

– Что-то с пациентом? Я могу доехать с ребятами, если тебе нужно в больницу, – предложила я, начиная волноваться.

– Нет. Это может подождать до завтра… и да, это связано с пациентом, но не моим, – объяснил Эдвард таинственно.

– Не твоим? – повторила я, смутившись. – Но это кто-то, кого ты знаешь?

– Моя бабушка. У нее был сердечный приступ, но она в порядке. Ее перевезли в мою больницу.


Дорогие читатели! Приносим свои извинения за задержку главы, однако с нетерпением будем ждать ваши отзывы, комментарии и впечатления под главой и на форуме  http://robsten.ru/forum/96-2051-1#1420953



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2051-1#1420953
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: valery3078 (13.04.2017) | Автор: Justine
Просмотров: 577 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 12
avatar
0
8
Большое спасибо за замечательный перевод! good  lovi06032
avatar
0
12
Благодарим Сашу (Justine)...
avatar
0
7
вышли на публику и вынесли всё своё "добро"  fund02002
avatar
0
11
Так долго скрывали свои чувства от других, а главное - от самих себя, что теперь нет сил сдерживаться, фонтан прям...
avatar
0
6
Эдвард и Белла очень милые JC_flirt
avatar
0
10
Ну, а какими ещё могут быть по-настоящему влюблённые...
avatar
0
5
Спасибо за новую главу) завтра отпишусь ))
avatar
0
9
Пожалуйста. Ждём-ждём...
avatar
0
2
Встреча с бабушкой , надеюсь, не испортит ничего что сложилось между ними.
avatar
0
3
Посмотрим. Ответы - в продолжении...
avatar
0
1
avatar
0
4
Спасибо за Ваш интерес!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]