Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


HOLDING OUT FOR YOU
Глава 2 Anniversaries /Годовщина

Эдвард Каллен

Мой пейджер сработал сотый раз за сегодняшний день. Стянув его с ремня, я увидел, что меня вызывают в отделение «Скорой помощи». Отложив карту своего восьмилетнего пациента, я улыбнулся ему.

– Ну, что ж, Лоран, все твои анализы вернулись из лаборатории с хорошим результатом, а это значит: через пару часов, ты сможешь уйти отсюда, – я посмотрел на его мать.

– Миссис Кроули, у вас есть вопросы, как ухаживать за швами? – Она слегка покачала головой и улыбнулась мне; такую улыбку я видел очень часто. Встав, она подошла ближе, будто ненароком прижимаясь своей грудью к моей руке. Я мысленно закатил глаза, в ответ на её недвусмысленное предложение. Она была всего лишь очередной одинокой молоденькой жёнушкой при престарелом муже, которых в этом городе было немало.

Я шагнул назад, увеличивая дистанцию между нами. От её попыток соблазнения мне становилось тошно, тем более, здесь находился её сын.

– Как я пойму, что с ним что-то не так? – спросила она, слегка надув губы, увеличенные коллагеном.

– У него повысится температура, – сказал я, отходя ещё дальше. – В таком случае, мы будем вынуждены назначить повторный курс антибиотиков. Так что, если температура поднимется выше 38, приводите его к нам. При меньшей температуре организм борется с остаточными проблемами после удаления аппендикса, – я потихоньку приближался к двери, отчаянно желая покинуть эту комнату и женщину, похожую на Памелу Андерссен.

– Если у вас больше нет вопросов, то меня ждут в другом кабинете. – Не дав ей возможности ответить, я быстро вышел за дверь и отдал медицинскую карту Лорана, проходящий мимо медсестре.

– Ты можешь позаботиться об этом для меня, Шавна? – спросил я, не дожидаясь ответа. Старшая медсестра была здесь моим единственным союзником. Она отгоняла от меня молодых медсестер, что бы я мог нормально работать.

С тех пор как погибла Таня, новость о том, что Доктор Каллен свободен, распространилась по больнице со скоростью пожара. Слишком часто я оказывался в неловких ситуациях с чрезмерно кокетливыми медсестрами.

– Да без проблем, Секси доктор, – поддразнила она. Закатив глаза, я обернулся и посмотрел на неё, продолжая шагать спиной. Она широко улыбнулась и подмигнула мне.

– Ну, ты и заноза, Шавна, – сказал я, и быстро повернувшись, помчался в конец коридора, где находился приёмный покой «скорой помощи». «Секси доктором» меня называли между собой медсестры. Когда это достигло ушей Шавны, она быстро позакрывала им рты, и предупредила, что если это повторится, всех ожидает письменный выговор. Однако это не мешало ей самой нещадно дразнить меня.

Я прибыл в приёмный покой под звуки подъезжающей машины скорой помощи.

– Доктор Каллен, – я не успел зайти, как из скорой вылетел врач и сразу же подбежал ко мне. – Женщина, двадцать пять лет, серьезные повреждения верхней части тела и головы. Автокатастрофа. Наибольшую опасность представляют рваные раны на её шее. Реанимационная бригада пытается остановить кровотечение, но у них не получается. – Я кивнул, понимая всю серьезность травмы человека, находящегося в машине «скорой». Это и есть моя жизнь.

Все действовали слаженно, каждый выполнял свою работу, направленную на спасение жизни одного человека. Моя кровь забурлила, адреналин подскочил ввысь. Все чувства и рефлексы обострились.

Женщину вытащили из машины, и, уложив на каталку, повезли в реанимацию. Я уже был там, раздавал указания, находящимся рядом. Переведя взгляд на лежащую на столе женщину, я увидел её широко распахнутые глаза; дышала она с трудом, издавая булькающий звук. Врач скорой все еще прижимал руку к шее девушки, пытаясь остановить кровотечение, но я должен был понять степень повреждений, поэтому быстро убрал его руку, а затем исследовал рану облачёнными в хирургические перчатки пальцами. Повреждения были очень серьезными. Я сильнее нажал на артерию, в надежде замедлить кровотечение.

– Она потеряла много крови, – тихо сказал врач скорой. Такой тон я слышал очень часто. Быстро взглянув на него, я улыбнулся.

– Спасибо…, – я посмотрел имя на бейдже. – Шон, ты сделал, что смог. – Я все еще зажимал артерию, медсестры и мой коллега готовились к операции. Посмотрев в глаза женщины, я понял, что медлить больше нельзя. Её глаза теряли жизненный свет, медленно превращаясь из ярких в бледно карие.

– Мы её теряем! – с нажимом воскликнул я, надеясь, что это заставит окружающих меня людей действовать быстрее.

– Держитесь, дорогая. Останьтесь со мной, – уговаривал я, пытаясь разговором привести её в сознание. Но тут раздался звук прямой линии её сердечного показателя, и я понял, что поздно что–либо делать. Она была уже далека от мира живых, а мы оказались не достаточно быстры. Женщина потеряла слишком много крови. Проклятье.

– Сделайте запись, – пробормотал я, обращаясь к доктору Ли, и отпустил артерию.

– Время смерти 12:17, – тихо сказал он. Весь персонал, находящийся в реанимации, перед уходом выдержал минуту молчания. Прежде чем удалиться, доктор Ли, молча похлопал меня по плечу.

Я видел смерть почти каждый день, но от этого мне не становилось легче. Посмотрев на женщину, чью жизнь мы не смогли сохранить, я помолился за неё и её семью. В двадцать пять лет жизнь только начинается, и вот теперь она резко оборвалась. Посмотрев вниз на её руку, я увидел золотое обручальное кольцо на безымянном пальце. Она была чьей-то женой. Возможно, у неё есть дети. У неё были красивые светло клубничные волосы. Как у Тани. Мое сердце на минуту остановилось, когда я вспомнил, какой сегодня день. Три года назад, именно в этот день, из-за пьяного водителя я потерял свою красавицу жену. Снова взглянув на женщину, лежащую на столе, я прекрасно осознавал, что будет чувствовать её муж, когда через несколько минут я выйду из реанимации и сообщу ему, что его жена не выжила.

Почувствовав, как в уголках моих глаз скапливаются горячие слезы, я сдернул перчатки с рук. Запустив пальцы в волосы, я пробежался по ним, страшась того момента, когда буду должен сообщить её семье, что их жизнь изменилась навсегда.

– Доктор Каллен? – медсестра заглянула в приоткрытую дверь. Как долго я уже нахожусь здесь? – Мистер Аллен ждет вас в комнате для родственников. Я кивнул, давая понять, что слышу её, мысленно готовясь к предстоящему разговору.

Уже давно, я понял одну вещь: как бы я не преподнёс печальную новость — это не уменьшит боли. Единственное, что я могу сделать – выразить соболезнования и держать под контролем собственные эмоции.

Прежде, чем сесть в автомобиль, я посмотрел на часы. 4:15. Я открыл телефон и набрал номер Элис.

– Алло?

– Элис, привет, это я. Только сейчас выезжаю из больницы. Вы уже обедаете?

– Нет, мы только вернулись с пляжа. Запускали воздушного змея, так что я еще не думала об обеде.

– И не думай. Я заеду за китайской едой и пиццей для детей.

– Звучит отлично. Скоро увидимся, – перед тем, как она повесила трубку, на заднем фоне раздался смех Энтони

Я улыбнулся сам себе, услышав сладкий смех моего семилетнего мальчугана. Он был так похож на свою мать; такой же открытый, вдумчивый, целеустремлённый, и довольно стеснительный. Тем не менее, он был точной моей копией. Правда, его волосы цвета бронзы были немного ярче моих, но зеленые глаза имели точно такой же оттенок изумруда. Таня часто любила называть его маленьким сердцеедом. Я улыбнулся, вспоминая Таню, сидящую на крыльце нашего дома, как она раскачивалась, прижимая к себе завернутого в шерстяное одеяло Энтони, и читала ему книгу.

Я почувствовал, как одинокая слеза скатилась по щеке, и быстро вытер её. Сейчас не время для эмоций. Мне нужен покой и согласие с самим собой, и я смогу их обрести на берегу океана, чтобы разобраться в своих чувствах, которые нахлынули на меня в этот роковой день. Позже, - сказал я сам себе. После того как отыграю свою роль отца; после я смогу позволить отчаянию этого дня поглотить меня.

Я подъехал к гаражу. У меня был красивый дом, расположенный на краю невысокого утеса, возвышающегося над пляжем Кармила. Окруженный кипарисами Монтерея, растения характерного для этой области, он отлично вписывался в окружающий пейзаж. Внешне он был похож на маленький очаровательный домик, но это обманчивое впечатление. Общая площадь составляла более трех тысяч квадратных метров. Определенно не коттедж, но, так как он стоял на краю утеса, то казался намного меньше. Таня любила этот дом. Она потратила кучу времени и усилий, обустраивая его. Каждая деталь кричала о Кармиле. Терраса из древесины тика была обставлена по периметру клумбами из Кармильского Камня с распустившимися цветами. Внутри дом украшали картины местных художников и скульпторов, это придавало ему современности.

Я открыл французские двери со стороны внутреннего двора и вошел в дом, опуская принесённый обед на стойку. Энтони и Элизабет выбежали из гостиной.

– Папочка, ты дома! – воскликнул Энтони, как только оказался в моих объятиях.

– Привет, малыш. Как день прошел?

– Мы ходили с тетей Элис на пляж пускать воздушных змеев, и мой взлетел выше всех, – сказал он и посмотрел на сестру, стоящую в дверях. Я тоже перевёл взгляд на Элизабет, ожидая язвительную речь, которая должна была последовать после слов брата, она часто дразнила его. Но её не последовало. Вместо этого, она просто закатила глаза и вернулась обратно в комнату Элис.

Обычно каждый мелкий проступок вызывал в ней вспышку гнева. Её было шесть, когда её мать так жестоко забрали у нас. Ей понадобилось много времени, чтобы примириться с этим. Однако в последнее время я замечал некоторое улучшение с её стороны по отношение ко мне и Энтони. Раньше она вела себя просто отвратительно и обозлено, возлагая всю вину за смерть матери на меня, ведь я был за рулем в день аварии. Возможно, она, наконец, готова забыть о череде горестных событий, свалившихся на нашу семью за последние три года.

– Итак, ты кого-нибудь спас сегодня, папа? – спросил Энтони с волнением в голосе. Я весь внутренне сжался от его вопроса. Давным-давно я дал себе клятву – моя работа останется на работе. В ответ я просто улыбнулся и кивнул головой.

– Конечно, чемпион1.

- Вот круто! – он вырвался из моих рук и открыл коробку с пиццей, доставая два кусочка и направляясь к кухонному столу. Вскоре, Элизабет и Элис присоединились к обеду.

– Ммммм, пахнет вкусно, – заметила Элис, открывая коробку и доставая маленькую порцию для себя.

– Какие планы на сегодняшний вечер? – она мельком взглянула на меня, разделяя китайские палочки и с аппетитом принимаясь за еду.

Они с Эмметом названивали целый день, проверяя всё ли в порядке под различными предлогами. Интересуясь, всё ли в порядке или докладывая о поведение детей, но я то понимал, к чему всё это. Этот день был трудным не только из-за смерти Тани, он был тяжёлым ещё и потому, что сегодня годовщина моего возвращения к жизни. Первые два года после аварии я замкнулся сам в себе, моей семье пришлось заботиться о детях, пока я лелеял своё горе. Но в том году я поменял свои планы. Снова вернулся на работу, пытаясь двигать дальше. По большей части это работало, но я знал, как только окажусь, дома и дети, наигравшись, лягут спать, одиночество снова настигнет меня.

– Хм … я подумал, возможно, мы с Энтони могли бы пойти во двор и потренировать его подачу перед отборочными играми на следующей неделе. – Энтони подпрыгнул на своем стуле, услышав моё предложение.

– Да! – воскликнул он, отсалютовав мне знаком победы, в который сложились его пальчики. Этот ребенок временами удивлял меня. Для семилетнего игрока у него была великолепная подача, он быстро бегал и обладал достаточной силой воли, чтобы когда-нибудь стать лучшим игроком в лиге. Но ему не доставало практики, и мне приходилось порой противостоять его рвению, чтобы он не изматывал себя.

– Пап, – проскулила Элизабет. – Ты обещал, что останешься дома. Или ты забыл, что сегодня день, когда погибла мама? – её голос был полон яда.

После слов Элизабет все надежды Энтони провести время со мной один на один рухнули.

– Конечно же, я помню, какой сегодня день, – заявил я, все еще находясь в шоке от её обвинений.

– Ну, тогда, если бы ты действительно любил её, то не пошел бы играть в бейсбол. А остался бы дома и думал о маме весь день, как я.

– За исключением того, что мы ходили с тетей Элис на пляж запускать воздушных змеев, – поправил её Энтони. Она бросила на него такой испепеляющий взгляд, который заставил бы любого взрослого съежиться, но Энтони продолжал невинно смотреть на неё.

– Заткнись! – выплюнула она

– Элизабет Энн, в этом доме запрещено разговаривать таким неуважительным тоном. Ты должна извиниться, прямо сейчас. – Прежде чем встать из-за стола и убежать из комнаты, она посмотрела на меня глазами полными слез.

- Я ненавижу тебя, мне жаль, что умерла мама, а не ты! – крикнула она, убегая в свою комнату. Дверь спальни захлопнулась с таким громким стуком, что все окна в доме задребезжали. Я тяжело выдохнул и покачал головой. Пора прекращать обманывать себя тем, что она меняется.

Элис встала и пошла следом. – Я поговорю с ней, – сказала она, выходя в холл.

– Пап? Мы можем не идти на поле сегодня, давай пойдём завтра, – я протянул руку и взъерошил его волосы.

- Ты не возражаешь? – спросил я его.

– Неа, – он улыбнулся, но потом его лицо сделалось печальным.

- Что случилось малыш? – осторожно спросил я. Он вздохнул, прежде чем посмотреть на меня.

- Я совсем не помню её. Знаю, что у неё были голубые глаза и светлые волосы, как у Лиззи, но я не могу вспомнить её лицо или как звучит её голос. И от этого мне очень грустно, – сказал он, по его щеке скатилась слезинка. Я пересадил его к себе на колени и погладил по спине.

- Я понимаю, Энтони. Иногда я тоже забываю это, но у нас много фотографий и даже видео, которое ты можешь посмотреть в любое время, когда захочешь. – Уткнувшись мне в грудь, он вздохнул и кивнул головой.

– Как думаешь, мама наблюдает за нами, вот Трэвис сказал, что его бабушка присматривает за ним, и было бы замечательно знать, что мама видит, как сильно мы скучаем по ней, – я боролся со слезами, вызванными неприкрытой тоской в словах моего маленького мальчика. Сжав его крепче в своих объятьях, я опустил подбородок на его макушку.

– Моя няня Эсме, однажды сказала мне, что мы никогда не теряем тех, кого любим. Находясь на небесах, они просто ждут и готовятся к встрече, чтобы снова быть вместе с нами. Полагаю, что небеса не были бы небесами, если бы живущие там не могли видеть тех, кого любят, до той поры, пока мы не воссоединимся с ними, – после моего ответа его тело немного расслабилось, и я прижал его к себе сильнее.

– Я люблю тебя, папа, - тихо прошептал он.

– Я тоже люблю тебя, Энтони. – Спустя несколько минут, Элис вернулась в комнату.

– Можем мы поговорить?

– Конечно. Энтони, почему бы тебе ни пойти, не посмотреть телевизор?

- Или не почитать книгу, – предложила Элис, одаривая меня строгим взглядом. Я лишь пожал плечами. Энтони слез с моих колен и побежал в гостиную.

– Она скорей всего просидит в своей комнате весь оставшийся вечер. Лиззи понимает, что не должна была говорить такие слова, но она слишком гордая, что бы признать свою неправоту. – Я кивнул, медленно прокручивая в голове слова Элис. Этимонабылапохожанаменя

Нежный голос разнёсся по дому из гостиной. Я закрыл глаза, внимательно прислушиваясь, пока её ласковые, полные любви слова окутывали меня.

– Пойду, попрошу его, выключить, – быстро произнесла Элис и развернулась по направлению к гостиной.

– Нет, Элис. Не надо. Ему надо слышать её голос. – Встав из-за стола, я пошел в гостиную. Там, на плоском экране телевизора, была Таня. Боже, как она была великолепна в своем длинном белом свадебном платье. Нежно улыбаясь мне, она повторяла слова клятвы, связывающей нас навечно, на всю жизнь. Я почувствовал теплоту, распространяющуюся по моему телу, когда она говорила о своей вечной любви ко мне, и что единственная цель её жизни – сделать меня счастливым.

Элис подошла ко мне и, взяв за руку, нежно сжала её. Я почувствовал слезы на моей щеке, это было нехорошо, нельзя, чтобы Энтони видел меня в таком состоянии, поэтому я попятился из комнаты.

– Эдвард? – смущённо обратилась ко мне Элис, когда я убрал её руку.

– Мне надо прогуляться. Я ненадолго. – Она подошла ко мне и крепко обняла, и я позволил ей взять часть своей боли.

– Все будет хорошо, Эдвард. Скоро все изменится в лучшую сторону, – отстранившись от меня, сказала она.

– Спасибо, – поцеловав её в щеку, я вышел через заднюю дверь, ведущую к пляжу.

Элис с поразительной чуткостью взяла на себя часть моих забот. Закрыв свой бизнес по организации вечеринок, она переехала ко мне после гибели Тани, чтобы заботиться о Лиз и Тони. И только в прошлом году она устроилась на неполный рабочий день в Аквариум на должность координатора мероприятий. Также она оказывала помощь в подготовке свадеб и различных корпоративных вечеринок; час такой вечеринки мог позволить ей оплатить её шопинг, к которому она испытывала непреодолимую страсть. Благодаря гибкому рабочему графику она могла забирать детей из школы и возить их по различным, спортивным секциям.

Помимо заботы о моей семье, она стала моей эмоциональной поддержкой, в которой я особо нуждался в самый тяжелый первый год без Тани. После аварии я взял на работе бессрочный отпуск, пытаясь помочь детям придти в себя, но в действительности нам всем помогла Элис.

По каменным ступенькам я спустился к пляжу. Вечер был замечательным, солнце висело над самой линией горизонта, но я едва ли замечал окружающую красоту. Неторопливо прогуливаясь, я наслаждался звуками волн, накатывающихся на берег.

Таня? Неужели ты действительно можешь слышать меня? Я чувствовал себя глупо, но слова Тони проникли мне в душу. Может быть, она слышит меня. Может быть, она подскажет, что мне делать. Как жить дальше? Ты была единственной, всегда знала, как поступить. Я чувствую, что терплю неудачи во всем. Лиззи ненавидит меня…но не больше, чем я ненавижу себя сам. Миллион раз я прокручивал в своей голове, пытаясь понять, как всё произошло. Почему ты так внезапно покинула нас? Если Бог существует, как он допустил весь этот ужас? Я почувствовал слезы на своих щеках и рассеянно смахнул их.

Энтони ужасно скучает без тебя. Черт, да мы все ужасно скучаем без тебя. Элизабет жалеет, что не я, а ты погибла в той аварии. И я согласен с ней. Острая боль кольнула прямо в сердце. Почему это был не я? У тебя бы не было таких проблем. Из нас двоих ты всегда была сильнее. Черт побери! Почему? Я смотрел на океан и глубоко вздыхал, пытаясь вернуть хоть толику самообладания.

Мне так чертовски одиноко без тебя. Если бы ни Тони и Лиз, я бы уже давно присоединился к тебе. Я коснулся обручального кольца, которое носил, как постоянное напоминание о моей любви. Покрутив кольцо, я подумал, что одиннадцать лет не снимал его. Элис постоянно повторяет, что пора расставаться с прошлым. Что мне нужно начать новую жизнь и идти дальше. Но я не знаю, смогу ли я. Помоги мне, детка, дай мне знать, что делать, как поступить, чтобы всё сделать правильно.

Я отпустился на песок и спрятал лицо в ладони. Я плакал, и ощущал, как эти очищающие слёзы смывают боль и напряжение прошедшего дня. Не знаю, как долго просидел на песке, но когда поднял голову, солнце медленно опускалось за горизонт. Смахнув слезы, я улыбнулся, завидев, как ко мне весело мчится красивый, золотистый ретривер; он подбежал и лизнул мою руку

– Эй, парень, – сказал я, почёсывая его за ушами, благодарный, что он отвлёк меня от грустных мыслей. Встав, я стряхнул песок с брюк, собака принялась бегать вокруг меня. Я громко рассмеялся, почти физически ощущая энергию, исходящую от него. В отдалении раздался слабый свист, и собака, сорвавшись, понеслась по пляжу.

Вдали я увидел невысокую женщину с темно каштановыми волосами. Собака резко остановилась на полпути между нами, а потом развернулась, и из всех сил кинулась обратно ко мне, он лаял и кружился вокруг, словно играл в игру.

Она снова свистнула, но пёс лишь повёл ушами, подбегая ко мне и легонько толкая мою руку, призывая погладить его. В нескольких метрах от меня лежал обломок ветки, прибитый к берегу приливом, я взял его, поводил им перед собакой, привлекая внимание. Пёс присел и гавкнул в знак согласия. Я замахнулся и кинул палку в сторону, откуда приближалась женщина, надеясь, что её собака побежит к ней; но заметил, что ретривер, пробежав немного, опустился на песок.

Морской бриз донёс до меня её голос. Она всё ещё пыталась уговорить собаку вернуться к ней. Когда она приблизилась к псу, я подумал, что у неё получилось поймать его, и, развернувшись, пошёл в сторону дома. Но следующее, что заметил – всё того же золотистого ретривера, наматывающего круги вокруг меня. Я пробежался руками по волосам, откидывая чёлку с глаз.

– Да, что ты делаешь, парень? Кое-кто хочет, что бы ты вернулся, – сказал я, и погладил успокоившегося пса, застывшего возле моих ног. Подняв голову, я увидел, как невысокая брюнетка подошла ближе. Её щеки слегка раскраснелись, океанский бриз играл с волосами.

– Это ваш пес? – вежливо спросил я, когда она подошла достаточно близко, что бы услышать меня.

– Да, мне очень жаль, надеюсь, он не доставил вам хлопот, – она подошла к своей собаке, и зацепила поводок за ошейник.

– Нет, нет, он забавный. Гипер дружелюбный, но все равно милый, – я посмотрел ей в глаза и увидел, что девушка рассматривает меня. Она быстро перевела взгляд на собаку, но я заметил, как её щеки покрылись румянцем.

– Ну, что, Бадди, нашел себе нового друга? – спросила она собаку, поглаживая его голову.

Я легко рассмеялся, услышав кличку собаки. Она вопросительно посмотрела на меня.

– Бадди? Это оригинально, – она рассмеялась в ответ на мой немного саркастический комментарий.

– Мой сын любит «Король воздуха», – объяснила она, я кивнул. Это объясняет имя собаки.

– Мои дети, тоже любят этот фильм, – ответил я.

– Ну, мне пора идти. Солнце уже почти село, - мне показалось, в её голосе проскользнуло нежелание.

– Хорошего вам вечера, – сказал я, когда она уже уходила. Медленно, она обернулась.

– Вам тоже, – сказала она негромко, и ветер донёс её слова до меня; Бадди практически тащил её за собой по пляжу. Я улыбнулся, наблюдая за ними. Уверен, собака весит, почти столько же, сколько и хозяйка.

Возвращаясь домой, я чувствовал необычайную лёгкость. Мои мысли вернулись к недавней встрече с незнакомкой и её собакой. Может быть, и мне стоит завести собаку.

__________________________________________________________________________________________________

От автора: Ну вот, на эту главу меня вдохновила песня Still Holding Out – SheDaisy. На моём сайте есть видео к ней. Каждый раз, когда я слушаю её, плачу. Она так же послужила названием для этой истории. Однако фик называется так по целому ряду причин (утрата Эдварда – лишь только одна из них).

ЖДУ ОТЗЫВОВ.

1 В оригинале использовано Slugger – бейсбольный термин, обозначающий игрока с сильной подачей.




Источник: http://robsten.ru/forum/19-519-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Лисбет (03.07.2011) | Автор: Lady_winter. Тэя
Просмотров: 2799 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.9/28
Всего комментариев: 7
0
7   [Материал]
  да... дочка в возрасте отрицания и настроена враждебно... придётся ещё хлебнуть с ней проблем

0
6   [Материал]
  Cпасибо.

5   [Материал]
  Я думаю Таня с небес помогает своему мужу вновь обрести любовь в лице Беллы) lovi06032

4   [Материал]
  good

3   [Материал]
  Ох, сколько же боли у Эдврда cray cray cray Гибель жены cray да и работа в реанимации - постоянно сталкиваться со смертью cray cray cray cray cray Очень тяжело cray Я тоже подумала, что появление собаки и её хозяйки fund02002 - это знак для новой жизни Эдварду JC_flirt JC_flirt А золотистый ретривер - мечта hang1 hang1

2   [Материал]
  Красивая,нежная и очень грустная глава! Спасибо! good lovi06032

1   [Материал]
  Ну, вот и Эдвард... очень жалко его, он так тяжело переживает смерть жены, а ещё и дочь-подросток озлобленная на весь мир и на отца. Но по-моему сильней чем он сейчас винит себя, никто винить его не сможет.

Помоги мне, детка, дай мне знать, что делать, как поступить, чтобы всё сделать правильно. можно ли считать знаком, что вскоре после этого появилась собака, приведшая за собой девушку? ))))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]