Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


HOLDING OUT FOR YOU

Chapter 34 / Глава 34

Breakthroughs / Успехи

ЭдвардКаллен

После того как Белла выбежала из комнаты, я посмотрел на Джейка, удобно развалившегося на диване, как будто он принадлежал ему. Каждый мускул моего тела требовал выдернуть его с дивана и вышвырнуть за дверь. Я не хотел оставлять Беллу с ним даже на десять секунд, не говоря уже о целой ночи. На мгновение, испепелив его взглядом, я сказал Энтони идти к машине.

Тони кивнул и одной рукой крепко обнял Сета, в другой он держал аквариум с рептилиями, после помахал Джейку и вышел из комнаты. Пару секунд я раздумывал, стоит ли зайти к Белле и извиниться за свою грубость, но потом решил, что лучше оставить все как есть. Попрощавшись с Сетом, я пошел к двери, мне хотелось сбежать, прежде чем я скажу что-то, что он может использовать против меня.

– Эдвард? – Голос Джейка звучал спокойно, будто он произнес мое имя с неохотой. Стиснув зубы, думал, стоит ли говорить с ним или нет. Немного повернувшись, я увидел, что он смотрит на нас из окна.

– Я знаю, вероятно, тебе не хочется слышать этого, но спасибо, – сказал он. Я пристально посмотрел на его лицо, чтобы понять, какую игру он затеял. Он поднял руки, будто сдаваясь, при этом слегка улыбаясь. – Серьезно, парень, спасибо, что научил Сета игре в мяч. Я могу сказать, что он действительно наслаждается этим, и поскольку меня не было рядом, чтобы обучить его, я рад, что есть кто-то заинтересованный в его обучении, – я слегка кивнул, не совсем уверенный, как воспринимать его похвалу. Вероятно, он не стал бы мне угрожать, так как я и Белла больше не были вместе.

– Сет великолепный ученик. Мне не доставляет хлопот обучать его, – тихо сказал я.

– Ну, все равно спасибо, – сказал он. Я кивнул и пошел к машине. Когда мы подъехали к дому, Тони и Лиз сразу побежали домой, оставляя меня подумать о том, как плохо я вел себя в доме Беллы. Прислонившись лбом к рулю, я глубоко вздохнул. Я вел себе, как полный идиот. Еще никогда я не чувствовал себя выше кого-то, когда Джейк спросил о моем занятии. Мне нравилось думать, что я был достаточно скромным, когда меня спрашивали о профессии, но тогда мне так хотелось утереть ему нос, что, вероятно, я был в четыре раза хуже, чем он год назад. На моем фоне он выглядел хорошо. Громко застонав, я ударил головой по рулю.

OoOoOoOoOoOoOoOoOoO

Эти несколько недель были очень длинными. Я не видел и не говорил с Беллой с тех пор, как она выбежала из комнаты, когда Джейк был в городе. Каждый раз поднимая трубку, чтобы позвонить ей, я клал её обратно. Сет уехал, и больше не было повода случайно позвонить. Придя домой после долгого дня, я услышал как Тони и Лиз ссорятся наверху. Я прислушался на мгновение, чтобы понять, разберутся ли они сами, или нужно вмешаться.

– Это все ты виновата! – Кричал Энтони. Я театрально закатил глаза.

– Нет, не виновата. Папа сказал, что она сама решила уйти, – плакала Лиз.

– Она ушла, потому что ты плохо относилась к ней. Я хочу, чтобы Белла была здесь, а ты заставила её уйти.

У меня началась кружиться голова от злобы, которую я слышал в голосе Тони. Он редко сердился, но когда это происходило, обычно имело серьезные на то основания.

– Нет, я не заставляла, – я мог слышать слезы в голосе Лиз. Пробежав мимо Элис, которая вышла из своей комнаты, чтобы посмотреть из-за чего шум. Я поднялся по лестнице и увидел Тони и Лиз, стоящих в дверях комнаты.

– Что происходит? – спросил я. Сначала мне нужны были объяснения, прежде чем я сделаю неправильный вывод. Энтони опустил голову и посмотрел на свои ботинки. Лиз продолжала плакать, я подошел к ней и обнял её за плечи. Она уткнулась лицом мне в рубашку и зарыдала сильнее. Посмотрев на Энтони, я повторил свой вопрос.

– Я хочу, чтобы Белла приехала и осталась с нами, но Лиз так плохо себя ведет с ней, что она не станет возвращаться, – заявил он. Я покачал головой и посмотрел на него с разочарованием.

– Энтони, мы уже говорили об этом. Иди в свою комнату, я буду там через минуту, – прошептал я. Быстро развернувшись, он ушел. Проводив Лиз в её комнату, я опустился на кровать и усадил дочь к себе на колени.

– Милая, пожалуйста, перестань плакать, – успокаивал я. – Тони просто расстроен, что Сет уехал. Я уверен, что он не имел виду то, что сказал.

– Нет, он, правда, так думает. Я плохо вела себя с Беллой, и теперь ты несчастлив из-за того, что она больше не твоя подруга. – Дети настолько проницательны. Даже при том, что я усадил их и рассказал о нашем расставании, сказав, что на то имеются взрослые причины, они все же смогли сложить два плюс два.

– Элизабет, посмотри на меня, – сказал я, поднимая её подборок, чтобы она могла смотреть мне в глаза. Её голубые глаза были наполнены слезами, когда она встретилась с моим пристальным взглядом. – Белле и мне нужно побыть какое-то время врозь. Но это не из-за тебя, или из-за того, что ты сделала. Иногда, когда ты вырастаешь, то должен принимать очень трудные решения. Иногда ты должен сделать то, что ты не хочешь делать, – она покачала головой, а когда я отпустил её подбородок, то она снова спрятала лицо у меня на груди.

– Тони прав. Это моя вина. Папа, я не хочу, чтобы ты грустил. Я обещаю, что буду хорошо себя вести с ней. – Неужели это было настолько очевидно? Мне было очень плохо от того, что Белла ушла, но я пытался казаться сильным в этой ужасной ситуации. Я и не знал, что мои дети могут видеть меня насквозь.

– Сет уехал в Вашингтон, таким образом, мы не увидим Беллу еще долгое время, – она кивнула и посмотрела на меня.

– Папа, я буду стараться, – мне показалась, что она сразу так сильно выросла, произнеся эти слова, и я начал надеяться, что, возможно, моя дочь приходит в себя. Может быть, пройдет не так много времени, когда я смогу попытаться убедить Беллу вернуться ко мне. Поцеловав Лиз в лоб, я оставил ее, чтобы она обдумала своё обещание.

Подойдя к комнате Тони, я услышал, как он плачет. Открыв дверь, я увидел, что он свернулся калачиком на своей постели, спиной ко мне. Войдя, сел на кровать и начал нежно гладить сына по спине. Я хотел сделать ему выговор за то, что он причинил боль своей сестре, но я понимал, что он говорил только правду, поэтому было невозможно начать этот разговор так.

– Я скучаю по Белле и Сету, – прошептал Тони между рыданиями.

– Я знаю, чемпион. Я тоже, – спокойно сказал я. Он повернулся и посмотрел на меня.

– Тогда иди за ней, – заявил он. Если бы все было так просто. Я покачал головой.

– Я не могу.

– Почему? – спросил он. Я вздохнул, услышав его прямой вопрос.

– Просто не могу, – сказал я, надеюсь, что он прекратит допрашивать.

– Но я хочу, чтобы она стала моей мамой, – прошептал он, шокируя меня своими словами. – Она сказала, что любит меня, и я люблю её, и она должна быть здесь с нами. Сет говорит, что она все время грустная, как и ты. Ты не грустил, когда она была здесь. Теперь, когда Сет уехал, кто составляет ей компанию?

– Не знаю.

– Папа, пожалуйста. Я хочу, чтобы Белла была с нами, – его заявления разбивали мое сердце. Он переживал гораздо больше, чем я думал. Я чувствовал себя худшим родителем на планете. Ему, вероятно, следует посетить несколько сеансов терапии вместе с Лиз, я не думал, что ему нужна какая-либо помощь, потому что он не показывал каких-либо внешних признаков отчаяния. Я обнял Тони и начал укачивать его.

– Понимаю, Тони. – Мне хотелось сказать ему, что я собираюсь вернуть Беллу, но не хотел давать ему ложных надежд, если она не согласится. Лиз по-прежнему нуждалась в помощи. И хотя, мне казалась, что ей становилось лучше, меня беспокоило то, что её решение хорошо вести себя с Беллой было вызвано чувством вины, а не желанием, чтобы Белла была с нами. Я убаюкивал Тони, пока он не заснул, а затем осторожно уложил его на кровать.

Свет в спальне Лиз был выключен, и я заглянул внутрь, убедиться, что с ней все хорошо. Её глубокое дыхание, говорило о том, что она крепко спала, поэтому я тихо закрыл дверь. Спустившись вниз, я увидел Элис, сидящей за столом с пинтой мороженого и ложкой.

– Итак, что это было? – спросила она, отправляя большой кусок мороженого в рот.

– Тони и Лиз поругались.

– Из-за чего?

– Из-за Беллы. – Элис непонимающе посмотрела на меня. – Тони сказал Лиз, что это она виновата в том, что Белла ушла.

– Нет, это была твоя глупая ошибка, – язвительно сказала Элис, прежде чем еще раз ткнуть ложкой в мороженное. Мне хотелось просто игнорировать её насмешки. Она часто кидалась в меня ими с той ночи, когда Белла оставила меня на скамейке запасных.

– Итак, несколько недель назад я услышала некоторые новости и не была уверена, стоит ли тебе рассказывать, – она продолжала, водить ложкой по мороженому, избегая моего пристального взгляда. – Но, видя, как ты избегаешь Беллу, думаю, это не повредит. Ну, не совсем так, я уверена, что это будет очень больно.

– Говори уже, Элис, – прорычал я.

– У нас в IT-отделе появился новый сотрудник, – начала она, внимательно смотря на меня, прежде чем продолжить. – И вот однажды он пришел, чтобы установить новое программное обеспечение на мой компьютер и не прекращал говорить о красивой брюнетке, с которой у него было свидание. – Из всей этой сплетни я уловил словосочетание «красивая брюнетка». Нет-нет-нет-нет, она не говорит о Белле. Белла не будет двигаться так быстро, ведь так?

– Когда я спросила, о ком он говорит, он рассказал мне, что чинил компьютер одной девушке из отдела научных исследований. – Нет-нет-нет-нет! – Он пригласил её на свидание, и она согласилась. Это была Белла… – Элис замолчала, наблюдая за моей реакцией. Я прошелся рукой по волосам и отвернулся, прежде чем она увидит боль в моих глазах. Сделав глубокий вздох, я медленно выдохнул, переваривая все, что она только что сказала. Белла пошла дальше.

– Ты уверена, что это была Белла?

– Да, – сказала она, протягивая «а». Я стоял неподвижно в течение нескольких минут, чувствуя боль в груди. Это было постоянным напоминанием о потери Беллы, но сейчас я чувствовал такую боль, будто сердце вырвали из груди. Сжав переносицу, я несколько раз вздохнул, чтобы привести в норму дыхание и повернулся к Элис.

- Как идет подготовка к свадьбе? – Мне нужно было поговорить о чем-то другом. Элис посмотрела на меня, как будто я только что попросил её выпрыгнуть из движущегося автомобиля. Она бросила ложку в полупустой контейнер и ударила им по столу.

– Ты должно быть шутишь. Я только что сказала тебе, что любовь твоей жизни ходила на свидание, а ты хочешь поговорить о моей свадьбе? – закипела она. – Что, черт возьми, с тобой происходит.

– Элис, пожалуйста…

– Не надо «Элис, пожалуйста»! Я не говорю тебе это, чтобы причинить боль. Я рассказала тебе о свидании Беллы, чтобы распинать твою задницу и заставить сделать тебя хоть что-то. Что-нибудь! – Она покачала головой и пристально посмотрела на меня. – Ты просто хочешь сделать вид, что этого не происходит? Что если засунуть голову в песок, то это не причинит боль?

– Конечно, мне чертовски больно! – закричал я, больше не сдерживаясь. – Мне так больно, что ты даже не можешь себе представить. Я ничего не хочу так сильно, как прибежать к ней и сказать, что люблю и попросить переехать жить ко мне в дом! Я всегда хочу её, Элис!

– Наконец-то! – вскинула она руки вверх с небольшой улыбкой на лице. – Реакция, а теперь иди к ней и скажи все то, что только что сказал мне.

– Я не могу, – пробормотал я.

– Ты не можешь или не будешь? – стала выяснять Элис.

– Все зависит от Элизабет. Как только все уладиться с ней, то я попытаюсь наладить отношения с Беллой.

– А если уже будет поздно? – Её замечание причинило мне острую боль. Покачав головой, я вышел из кухни. Мне было трудно иметь дело с Элис и её постоянным давлением. У меня был план, и он должен сработать.

Если не будет слишком поздно.

OoOoOoOoOoOoOoOoOoO

Следующая неделя была заполнена работой, и был назначен сеанс терапии. Алек не вспоминал о Белле на прошлых сеансах, но я думал, что это был лишь вопрос времени, когда он снова спросит о ней, так и случилось. Зайдя в его кабинет, я плюхнулся в кресло напротив него.

– Привет, Эдвард, – встретил он меня. – Как прошла неделя?

– Замечательно.

– У тебя была возможность воспользоваться советами, что я дал тебе на прошлой неделе? – Алек и я обсуждали различные способы, которые могли бы мне помочь открыться Лиз и поговорить о матери. Мы также поговорили о том, как лучше установить границы, касающиеся её поведения. Сначала она вела себя хорошо, но когда у неё случилась вспышка, и мне впервые пришлось применить новые правила, она воспротивилась системе, которую мы согласовали. Это произошло еще пару раз, прежде чем она поняла, что я не собирался сдаваться.

– Да, и Элизабет восприняла все гораздо лучше, чем мы ожидали, - он кивнул в ответ.

– Отлично-отлично, – счастливо сказал он. – Тогда я хочу затронуть некоторые темы, которые могут быть немного болезненными, но я думаю, ты должен это изучить, – я кивнул, что бы он продолжал.

– Я хотел, чтобы ты рассказал мне об аварии, – я сразу напрягся.

– Я бы не хотел, – сказал я, стиснув зубы.

– Я понимаю, если не захочешь, но думаю, ты должен поговорить об этом, – подталкивал Алек.

– Нет, я так не думаю. – Поведение Алека сразу изменилось, когда он понял, что я не собираюсь обсуждать эту тему.

– Мы не обязаны начинать обсуждение этой темы сейчас, но я боюсь, что если ты будешь продолжать откладывать неизбежное, то принесет гораздо больше боли, когда ты, наконец, отпустишь это.

– Я ценю твоё понимание, но не думаю, что готов говорить об этом.

– Ладно, – сказал он. Меня удивило, что он так легко отступил. – Тогда давай поговорим о твоих знакомствах.

–Ну… эм… Я встречался с одной женщиной некоторое время,– тихо сказал я. – Но мы расстались месяц назад

– Расскажешь мне о ней? – Спросил он.

– Она красивая и заботливая. У неё есть маленький сын, которого я обожаю, а также он лучший друг Тони, – я начал говорить о Белле и понял, что хочу рассказать ему все. Я хотел рассказать ему о забавных вещах, которые она говорила во время сна, как плясали чёртики в её карих глазах, когда Белла дразнила меня, или, что она ненавидела шпинат, но обожала салат из шпината. Но все-таки решил рассказать основное.

– Белла удивительная. Она морской биолог в аквариуме и очень умна. Она невероятная мать и самоотверженная, – бессвязно говорил я. После нескольких минут Алек попытался перевернуть мои ответы, превратив их в вопросы.

– Так почему вы расстались? Очевидно, что ты очень сильно забоишься о ней. – Я объяснил проблемы, которые у нас возникли с Лиз, и как она восприняла Беллу. Алек терпеливо слушал, пока я рассказывал все подробности ужасного отношения Элизабет к Белле. Когда я закончил, он сидел тихо, будто раздумывая.

– Итак, вы расстались, чтобы помочь Лиз? – спросил он.

– Нет, Белла бросила меня, что бы я помог Лиз, – поправил я. Он медленно кивнул.

– Как ты отнесся к этому? – Я провел пальцами по волосам.

– Плохо, – честно ответил я. – Белла первая женщина, к которой я почувствовал что-то после Тани. Но Лиз для меня сейчас главный приоритет.

– Ты любишь её? – спросил он. Я кивнул, почувствовав, как в горле начал образовываться комок.

– Да. Очень сильно, но я боюсь, что она начала двигаться дальше, – прошептал я.

– Почему ты так думаешь?

– Моя сестра узнала, что она ходила на свидание с коллегой по работе, – тихо сказал я.

– Что ты собираешься делать?

– Что, черт возьми, я должен делать? – гнев, что я сдерживал в начале, начал прорываться на поверхность.

Он переформулировал свой вопрос. – Что бы ты хотел сделать?

– Я хочу приехать к ней, сказать, как сильно я её люблю, и уговорить принять меня обратно, – честно ответил я.

– И что тебе мешает? – спросил он. Я посмотрел на него так, как будто у него стало две головы.

– Элизабет, – сказал я. Он медленно покачал головой.

– И почему Элизабет тебе мешает?

– Потому что она нуждается во мне прямо сейчас, – Он что, вообще тупой. Все что я делаю – я делаю для Элизабет.

– Я собираюсь быть честным с тобой, Эдвард. У всех отношений есть взлеты и падения, особенно, когда пытаются смешать две семьи вместе. Думаю, тебе нужно проанализировать ситуацию немного глубже, почему ты готов отпустить её?

Я сидел напротив и злился от его заявления, что позволил Белле уйти из моей жизни из-за пустяковой проблемы. Элизабет – мой приоритет. Но также была маленькая искра надежды, на которую он мне тут намекал. Могли бы мы строить наши отношения, и в то же время помогать Элизабет? Алек на мгновение посмотрел на меня, потом на часы.

– Наступило время твоей ежемесячной встречи с Хайди. Один из стажеров поиграет с Лиз, пока ты будешь говорить с Хайди, – пояснил он. Он проводил меня к её кабинету, как раз когда Лиз выходила оттуда вместе со стажером. Она широко улыбнулась мне, немного пританцовывая, прежде чем пропасть из виду.

– Эдвард, – встретила меня Хайди с улыбкой. Она немного отодвинулась, освобождая место рядом с собой, в то время как Алек всегда садился напротив клиента.

– Во-первых, я хочу сказать, что Элизабет восхитительный ребенок, – начала она. Я кивнул в знак согласия, и она продолжила. – Она очень упряма и преданна, особенно когда это касается памяти о матери. Пройдёт не очень много времени, прежде чем она откроется.

– Также из наших разговоров я поняла, что ты не очень много говоришь о Тане дома, – я кивнул, это было то, над чем я сейчас работаю с Алеком.

– Я не говорил о ней, только лишь потому, что не хотел причинять ей боль. Сейчас я работаю над устранением этой проблемы.

– Отлично, – она улыбнулась, прежде чем снова стать серьезной. – У Элизабет есть патологический страх перед отказом. Она потеряла мать, и ты был рядом так часто, как не был до смерти Тани, – когда она упомянула это, я вспомнил о Рози и девочках. – Теперь её тетя собирается выйти замуж и уехать из дома, и твоя подруга больше не появляется в доме, – последняя часть меня удивила.

– Лиз говорила о том, что Белла ушла? – Хайди посмотрела на меня, и на мгновение мне показалась, что она колеблется, выбирая, что стоит рассказать мне.

– Она говорила о ней, но ты должен понять, я не обсуждаю то, о чем мы говорим на наших сеансах, – сказала она, напоминая мне о привилегиях доктор-клиент. Я кивнул, но мне стало любопытно.

– Также я поняла, что у вас в доме не очень хорошая дисциплина, – сказала она. Я согласился и сказал, что мы с Алеком работаем над установлением границ для Лиз.

– Я заметила, что многие выжившие после аварии пациенты, заглаживают свою вину тем, что становятся более мягкими к проступкам детей. В большинстве случаев они стараются стать больше другом, чем родителем. Элизабет нуждается в четких границах, поэтому я рекомендую тебе продолжать следовать плану, который вы с Алеком разработали. Только помни, что ей нужно постоянство. Если она заметит, что ты колеблешься, то тут же воспользуется моментом. – Я кивнул, вспоминая, как она перешла границу, когда я начал следовать новым правилам.

– Дети могут очень сильно оберегать своих родителей. Если Элизабет знает, что разговоры о Тане тебя расстраивают, она не будет поднимать вопрос о своей скорби или расспрашивать о её смерти. Это делает её более уязвимой и одинокой в своем горе. Элизабет должна понимать, что ничего страшно не случится, если она поговорить о маме, – сказала она. Я вспомнил некоторые вещи, которые делал, чтобы она больше узнала о матери.

– Хорошо. Теперь нам необходимо решить, как помочь ей справиться со страхом отказа. Во-первых, быть с ней честным, открытым и понятным. Она должна знать, что может подойти к тебе, и ты не откажешь ей. Далее, не нужно избегать тем, которые она поднимает, и быть готовым к обсуждению той же детали снова и снова. Иногда дети должны слышать те же самые факты каждый раз, пока они обрабатывают информацию. Крайне важно, чтобы ты всегда был доступен, надежен и предсказуем. – Хайди посмотрела на свои записи, потом на меня.

– Самая большая проблема Лиз, то, что ей нужно контролировать ситуацию, в которой она находится. Сейчас она чувствует, что все находится вне её контроля, поэтому ты видишь её вспышки. Найди способы, которые помогут ей взять каждую ситуацию под контроль. Если ты собираешься на свидание, пускай она поучаствует в выборе места. Это даст ей возможность знать время, когда ты вернешься. Твоя сестра уже делает эти вещи, так как позволяет Лиз помочь ей в подготовке свадьбы. Больше привлекайте её к участию в решение проблем. Поступая таким образом, ты покажешь ей, что она является частью твоей жизни, и что она имеет значение для тебя, – сказала Хайди. Немного задумавшись, она продолжила. – Я скажу тебе, что большинство проблем, которые у тебя были с последними отношениями и Лиз, были вызваны из-за малого общения с дочерью.

Откинувшись в кресле, я обдумывал то, что она сказала. Когда я отступил, все вещи, которые касались Беллы, я старался держать в себе. Только когда она застала нас целующимися на стадионе, она поняла, что между мной и Беллой нечто большее. Чем больше я думал о её вспышках, тем больше понимал смысл. Будто лампочка загорелась у меня над головой. Я наклонился вперед, кладя руки на колени.

– Таким образом, все, что я должен сделать, это больше времени уделять общению с Элизабет, и тогда она примет Беллу? – спросил я, надеясь на прямой ответ. Она грустно улыбнулась и покачала головой.

– Я не могу сказать тебе этого, Эдвард. Но скажу, что Лиз обожает Беллу.( п/п да-да-да вы все правильно прочли ) Она только не знает, как совместить верность к своей матери и желание видеть Беллу в своей жизни, – тихо сказала она. Меня очень удивило, что Лиз испытывала к Белле более ласковые чувства.

Проблема Лиз была мне очень хорошо знакома. У меня были те же самые чувства, когда я начал встречаться с Беллой, и, наверное, до сих пор они остались. Как я и думал, Хайди сказала то же, что Алек долбил мне с начала наших сеансов. Время от времени чувство вины становилось сильнее. Поэтому я и позволил Белле уйти без борьбы? Я постоянно говорил себе, что все, что я делаю – это ради Лиз, но так ли это? Я отложил этот вопрос в памяти, чтобы подумать позже, когда я смог бы посвятить ему все внимание, и выдохнул.

– У тебя есть еще вопросы? – спросила Хайди, вытаскивая меня из мыслей. Я покачал головой.

– Нет, ты дала мне много пищи для размышлений, – сказал я.

– Элизабет очень взрослая для своего возраста. На самом деле большинство её проблем быстро решится. Только за прошедшие недели я увидела большой прогресс. – Впервые за эту неделю, я искренне улыбнулся.

– Огромное спасибо за помощь. Думаю, что должен привести и Энтони, чтобы он поговорил с кем-нибудь, – сказал я, пожимая её руку.

– Думаю, это хорошая идея, – согласилась она.

Выйдя из кабинета Хайди, я забрал Лиз у стажера, после отвез её в кафе для наших еженедельных свиданий папа-дочка. Она болтала о своем друге, а затем мы поговорили о её матери. Чем больше мы говорили о Тане, тем больше я понимал, что все наладится. По дороге домой Элизабет заснула, слушая айпод, пока я думал о вещах, сказанных Хайди и Алеком. Могу ли я вернуть Беллу в наш круг? Будет ли Лиз хорошо к ней относиться? Позволил ли я уйти Белле из-за чувства вины? Будет ли она все еще свободна, когда я справлюсь со всеми своими проблемами? Или будет уже слишком поздно?



Источник: http://robsten.ru/forum/19-519-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Лисбет (17.07.2011) | Автор: Lady_winter. Тэя
Просмотров: 2247 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 4.9/18
Всего комментариев: 5
0
5   [Материал]
  зря вообще затевали всю эту котовасию  at

0
4   [Материал]
  Cпасибо за главу.

3   [Материал]
  Вот теперь думай, думай Эдвард и принимай правильные решения piar03
Спасибо за главу! lovi06032 lovi06032 lovi06032

2   [Материал]
  Но скажу, что Лиз обожает Беллу.( п/п да-да-да вы все правильно прочли ) Ндаа... неожиданно... 12

1   [Материал]
  Но скажу, что Лиз обожает Беллу.( п/п да-да-да вы все правильно прочли ) 12 Мда, я эту строчку перечитывала раз 10, не веря в увиденное.... JC_flirt

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]