Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


HOLDING OUT FOR YOU

Chapter 44

Thewedding/ Свадьба

Белла Свон - Блек

Последние две недели лета прошли вместе с Эдвардом и его семьей. Бадди наслаждался временем, проведенным в доме Эдварда, а я решилась заняться делом и посадить цветы на его заднем дворе. И хоть Эдвард был профессионал в этом, я серьезно рассматривала возможность связать его, чтобы не осталось возможности вмешиваться в процесс.

Мы также часто встречались с его родителями, и мне было очень легко общаться с Эсме. Она смеялась, вспоминая смущающие моменты из детства Эдварда. Эдвард всегда находил способ оправдать себя, и я начала замечать, что для него отрицание - самый предпочтительный способ борьбы с трудными ситуациями.

Эдвард и я часто вывозили детей на различные прогулки, прежде чем наступит начало учебного года. Мы ездили в Санта-Крус, где они, стоя на боардволке смогли смотреть на гигантскую медведицу снова и снова, пока им не надоело. После мы спустились к Кембрию, где совершили поездку по замку «Hearst», и оставшуюся часть дня мы провели на пляже, просто играя на песке, а затем поехали домой. Также мы посетили открытие детского музея в Сан – Хосе.

Большинство ночей я и Сет проводили у себя дома, но когда мы оставались на так называемые «ночевки», я всегда делила постель с Эдвардом, а под утро, прежде чем дети проснуться, уходила в комнату для гостей. С ночи после девичника мы не продвинулись ни на шаг в плане физических отношений. У Эдварда была выдержка святого.

С началом учебных занятий наша жизнь превратилась в комфортную рутину: Эдвард забирал детей из школы, а затем я приезжала после работы к ним, чтобы приготовить ужин. Мы играли с детьми, а после я и Сет возвращались домой. Элис была полностью занята приготовлениями к свадьбе, и ей становилось все труднее и труднее помогать нам.

Эсме оказалась заядлым коллекционером декоративных памятных альбомов, и этот её энтузиазм засосал всех нас без исключения. Меня удивило общее количество альбомов, что у неё было. Она показала мне на большую черную переноску и сказала, что никуда без неё не ездит. Альбомы, которые она продемонстрировала мне, были столь же впечатляющие. Она начала показывать мне фотографии своих детей еще со средней школы. Было забавно наблюдать через снимки семейное единство, но, если быть честной, то больше всего я была увлечена разглядыванием фотографии Эдварда-подростка. У Эсме были фотографии с его бейсбольных игр и с других мероприятий, на которых он присутствовал, вместе с фотографиями с выпускного вечера в школе. Я смеялась над снимками девочек с высокими причёсками и пышными рукавами платьев.

Это было наше «Скрапбу́кинг тайм» (п/п вид рукодельного искусства, заключающегося в изготовлении и оформлении семейных или личных фотоальбомов) и еще одна замечательная возможность подключить Лиз, чтобы дать её воспоминаниям о матери проснуться. Я помогала выбрать фотографии, которые она хотела бы видеть в своем памятном альбоме, а Эсме во время наших посиделок помогала ей делать соответствующие надписи. Элис проводила время, делая свой альбом времен ухаживания Джаспера, который она после планировала показать на свадьбе. Я была совершенно бездарна в области искусства, и просто клала фотографии Сета в альбом и писала воспоминания связанные с этим событием.

Отношения с Лиз становились лучше. Я старалась воспользоваться спокойными моментами и спрашивала её о матери. Эдвард усвоил свой урок и оставался, поощряя Тони и Лиз открываться. Сначала было видно, как это трудно для него, и думаю, что он терпел это только, чтобы не расстраивать меня, но чем больше я втягивалась в разговор с Лиз, тем больше он расслаблялся.

Однако не всегда в доме Калленов все было гладко да мягко. У нас было несколько ситуаций, когда все были напряжены, и Лиз не выдерживая этого, начинала биться в истерике, высказывая все, что у неё на уме. Успех заключался в том, что она научилась выражать свои эмоции, а не держать все в себе или обвинять кого-то.

Хайди порекомендовала использовать какой-нибудь знак, который Лиз сможет повесить на дверь спальни в те дни, когда она скучает по матери и не хочет спускаться вниз. Когда она вывесит этот знак, мы будем знать, что не стоит заставлять её говорить и давать ей больше пространства. Мы применили это на практике и прогресс был на лицо. Эдвард и я знали, когда надо быть более осторожными, а мальчишки понимали, когда не нужно её доставать.

Я постоянно подчеркивала, что хочу помочь ей сохранить воспоминания о матери и стать её другом. Хотелось надеться, что когда-нибудь она будет чувствовать себя комфортно, чтобы приехать ко мне за советом, когда будет нуждаться в друге или маме.

Лиз и Сет стали, как родные. Если Сет делал что-то, что её раздражало, она платила той же монетой, как в случаях с Тони. К счастью, это не происходило часто, и я гордилась своим сыном, когда он несколько раз сдерживал свой язык, чтобы избежать скандала.

Перед тем как приехать к Эдварду в день свадьбы, я узнала, что Элис утром позвала Лиз и Роуз в СПА, чтобы подготовиться, поэтому, когда мы с Сетом приехали, обстановка была довольно спокойной.

– Привет, красавица. – Встретил меня Эдвард и поцеловал. После он обратился к Сету и протянул кулак для удара–приветствия. – Привет, Шторм, ты выглядишь очень привлекательно. – Я посмотрела на Сета, и он закатил глаза, а затем стукнул своим кулачком по кулаку Эдварда. Потребовалось несколько мучительных часов, прежде чем я уговорила сына надеть белую рубашку и галстук, которые купила специально для свадебной церемонии. – Энтони в своей комнате, если ты ищешь его. – Сет уже выглядел менее напряжённым, когда побежал по лестнице.

– Сет, – крикнула я. Он остановился на второй ступеньке лестницы и повернулся, чтобы посмотреть на меня. – Чтобы никакой грязи и никаких червей. Я хочу, чтобы ты был чистым, когда нам нужно будет выходить, – сказала я. Он кивнул, а затем скрылся наверху. Эдвард повернулся ко мне, его взгляд пропутешествовал по моему телу. Я почувствовала, как под его пристальным взглядом тепло поднимается к моим щекам.

– Любимая, ты на самом деле выглядишь великолепно, – прошептал он. Я взглянула на свое платье, которое купила на прошлой неделе во время похода по магазинам с Элис. Платье было темно синего цвета и более формальным, нежели то, что я надела на свою свадьбу. Оно было без бретелек, красиво облегая грудь, волнами спускаясь вниз. Спина была полностью голой, за исключением двух полосок, которые пересекали друг друга. Я посмотрела в его пылающие зеленые глаза и улыбнулась.

– Спасибо, ты тоже неплохо выглядишь, – сказала я. Он был полностью одет, только не хватало черного пиджака от смокинга. Вместо традиционного галстука-бабочки он надел черный шелковый галстук, который исчезал за жакетом. Я также могла сказать, что он попытался пригладить свои бронзовые локоны, но это выглядело так неправильно. Поэтому я подошла ближе и запустила пальцы в его причёску, мягко пробегаясь по волосам.

– Ты перестарался, – прошептала я. Через некоторое время, закрыв глаза, я наслаждалась ощущением мягкости волос под руками, возвращая их в обычный беспорядок, который, казалось, подходит ему лучше всего. Когда все было сделано, я встала на носочки и поцеловала его в губы. Он выдохнул, заставляя меня улыбнуться, после открыл глаза и взял меня за руку.

– У тебя все готово для поездки? – Спросил он, проводя меня в гостиную.

– Да, я собрала сумку Сету, так что мне нужно удостовериться, что мы вытащили её из машины перед отъездом. И я хочу, чтобы ты мне сказал, куда мы поедем, чтобы знать какие лучше вещи брать с собой, – заскулила я. Он усмехнулся, и потянул меня к себе на диван.

– Я сказал тебе взять с собой то, что ты будешь носить в течение дня и, что-то во что можно будет переодеться к ужину завтрашнего дня. Мы не уедем далеко от места торжества, – сказал он. Сама свадьба и торжество будет проводиться в Нерентле, который располагался на утесе, открывая прекрасный вид на океан в Биг Суре. Лиз и я ездили туда вчера вместе с Элис, чтобы убедиться все ли готово, и это место произвело на меня впечатление.

Я уже несколько недель жила ожиданием поездки. Каждый раз, когда Эдвард отстранялся, когда мы уже были на грани сексуального напряжения, он напоминал мне о нашей поездке. Мы были готовы перевести отношения на следующий уровень, но, постоянно разрываясь между работой и детьми, никак не находили нужное время. Эдвард прижался носом к моей шее и оставил поцелуй под ухом.

– Ты уверен, что Эсме справится с Сетом? – Снова спросила я. И почувствовала его дыхание на свое коже, когда он раздраженно вздохнул, отстраняясь и смотря на меня.

– Белла, моя мать в восторге от того, чтобы испортить еще одного ребенка. Она любит Сета. Перестань беспокоиться, – упрекнул он. – Вероятно, мне нужно с этим как-то бороться, – сказал он. Его губы вступили с моими губами в долгий поцелуй, который заставил меня слегка задыхаться.

Он постучал по лестнице, давая сигнал мальчикам, что пора идти, и я не смогла сдержать умилительный вздох, который слетел с моих губ, когда Тони спустился по лестнице в смокинге, который был уменьшеной копией наряда Эдварда. Сет широко улыбался, в то время как Тони выглядел немного озабоченным.

Я не могла сдержать широкую улыбку, он так мило выглядел. И когда он сошел с нижней ступеньки, я подошла и встала перед ним на колени, завязывая ему галстук. Я осторожно затянула узел и нежно погладила его по груди. Глаза Тони загорелись, и он счастливо улыбнулся, прежде чем потянуть руки к моей талии и обнять меня.

– Спасибо, Белла, – прошептал он. Я погладила его по голове, а затем притянула его ближе. Энтони всегда был хорошим парнем, и я чувствовала себя виноватой, что иногда забывала о нем из-за всей этой драмы с Лиз или из-за проказ Сета.

– Посмотри, мам, Тони пингвин. Может, ты возьмешь его в аквариум и покормишь рыбой, – проговорил он, смеясь. Я хмуро посмотрела на Сета поверх головы Энтони и хотела уже ответить ему, как услышала смех Эдварда. Посмотрев на Эдварда, я отстранилась от Тони, и заметила широкие улыбки на их лицах. Воздержавшись от своего выговора, я позволила этой безвредной шутке остаться без моих комментариев.

Эдвард повел меня к своей машине, по-хозяйски положив руку мне на спину, а затем направился к моему авто, чтобы достать оттуда наши сумки. Мальчики запрыгнули на заднее сиденье, волнение перед свадьбой сделало их более разговорчивыми, чем обычно. Эдвард помог мне сесть в автомобиль и после обежал его, проскользнул на место водителя.

Эдвард взял меня за руку и положил её на свое колено, пока мы выезжали из Кармиля на первый километр шоссе Биг Сур. Сзади мальчишки что-то весело обсуждали, пока мы наслаждались красивым видом на океан. Когда оставалось примерно десять минут езды до Нерелента, Эдвард сильнее сжал мою руку, заставляя меня посмотреть на него. Его глаза были сосредоточены на дороге, но челюсть оказалась плотно сжатой. Я провела пальцем по его руке, он взглянул на меня и, улыбнувшись виноватой улыбкой, ослабил схватку.

– Ты в порядке? – Спросила я. Не понимая, что произошло с ним. Он кивнул и нерешительно улыбнулся.

– Все хорошо, любимая, – прошептал он, прежде чем поднести мою руку к своим губам и нежно поцеловать. Казалось, он не хотел говорить о том, что его беспокоило, поэтому я не настаивала.

Приехав в Нерентл, Эдвард быстро припарковался и, выйдя первым, открыл мне дверь. Он взял меня за руку, когда я выходила, а затем ухватил под локоть, прежде чем нежно поцеловать в щеку.

– Я уже говорил, что ты потрясающе выглядишь? – Спросил он. Я закатила глаза и покачала головой.

– Потрясающе? Нет. Красивой и Великолепной? Да, – сказала я с улыбкой. Он усмехнулся, проводя меня в сад во внутреннем дворике, где будет происходить церемония. Мальчики бегали по площадке в поисках всяких насекомых, когда я напомнила им, что они должны быть чистыми, иначе очень сильно разочаруют Элис. Большинство мест уже были занято гостями, но передние ряды оставлены свободными для близких родственников. Эдвард повел нас вперед к нашим местам. Когда мы шли по проходу, я заметила Анжелу и Бена. Анжела помахала мне, прежде чем вновь схватить за руку Бена. Эсме и Карлайл уже сидели в первом ряду, и как только я села, Эсме взяла мою руку в знак приветствия.

– Белла, дорогая. Разве это не прекрасно? – Прошептала она восторженным голосом. Я кивнула, улыбаясь так же, как и она, и в это же время в поле моего зрения попали Роуз вместе с Элизабет. Роуз была прекрасна, как и всегда, в своем красном платье. Корсет платья обтягивал каждый изгиб её тела, а ткань была элегантно драпирована над бедрами, доходя до пола. Когда она повернулась, чтобы взять руку Элизабет, я увидела на её спине три диагональных тонких ремешка.

Элизабет выглядело очень красивой с распущенными волосами, чуть подвитыми, и немного походила на Розали. Она надело милое белое платье, юбка которого состояла из нескольких слове тюли с прекрасным украшением из бисера вокруг выреза, талию обхватывал красный атласный пояс. Лиз поймала мой пристальный взгляд и широко улыбнулась, и Роуз повела её к алтарю.

– Эсме, Элли на самом деле очень нервничала, когда мы садись в лимузин, может, пока мы еще не начали, ты поговоришь с ней, – предложила Розали. Эсме кивнула и быстро прошла по проходу к дорожке, которая вела на автостоянку. Прежде чем она успела исчезнуть из поля зрения, женщина обернулась и обратилась к Эдварду.

– Возможно, тебе следует пойти проверить Джаспера. Он выглядел немного взволнованным, когда Карлайл некоторое время назад послал его за напитком в бар, – сказала она, негромко смеясь, и исчезла из виду. Эдвард поцеловал меня в щеку и, быстро встав, поспешил на помощь к своему другу.

– Вы обе такие красивые, – сказала я. Роуз улыбнулась и кивнула в благодарность, прежде чем, извинившись, пошла искать своего мужа. Лиз сидела рядом со мной, Сетом и Тони, рассказывая нам о своем дне, как её причесывали и делали педикюр. Она скинула обувь, что бы показать мне свои пальчики.

Через несколько минут заиграло фортепьяно. Повернувшись, я обнаружила Эдварда, сидящего за красивым роялем, который стоял в патио всего в двух шагах от нашего места. Он посмотрел на меня и, подмигнув, улыбнулся, прежде чем сосредоточиться на мелодии. Я могла сидеть и смотреть, как он играет, хоть всю ночь. Его глаза чуть закрылись, поскольку он чувствовал песню, а пальцы скользили по клавишам. Я узнала эту мелодию, это был Лунный Свет. Он слегка покачивался, сидя на скамье, и я удивлялась его таланту. До этого момента я никогда не слышала, как он играет. Я знала, что он играет, так как была в доме, когда он давал уроки игры на фортепьяно Лиз, но он сам не играл, а учил её, и до этого момента я и не подозревала о его блестящем таланте.

– Окей, Лиз, пришло наше время, нужно подготовиться, Энтони и ты тоже, – быстро проговорила Роуз. Я помогла Лиз поправить её платье, а затем наблюдала, как они занимают свои места. Эсме прибежала через минуту и села рядом со мной.

– Она такая красивая, – прошептала Эсме, и я заметила слезы в её глазах. Джаспер и Эммет вышли вперед и встали рядом со священником. Джаспер должно быть совладал со своими нервами, потому что выглядел фантастически в своем черном смокинге. Он был точно такой же, как и на Эдварде, за исключением того, что у него был белый галстук. Эммет широко улыбнулся мне, Эдвард изменил мелодию на более мягкое звучание, когда Тони и Лиз шли к алтарю. Лиз бросала на пол лепестки красных роз, в то время как Тони спокойным шагом шел рядом с ней. Так они шли по всему проходу, а потом заняли свои места. Мои глаза метнулись в конец прохода, поскольку Розали появилась из-за угла и как раз во время, чтобы заметить, как Эммет подмигнул ей. Когда она дошла до конца, то повернулась, а Эдвард начал играть свадебный марш для своей собственной младшенькой сестренки.

Все гости встали в ожидании, затаив дыхание, пока невеста не появится. Раздались вздохи, когда Элис впервые вышла на публику. Ее обычно торчащие в разные стороны волосы были уложены в гладкую прическу с бриллиантовой заколкой, зажимающей короткую вуаль. На ней было атласное платье «А-силуэта» с украшенным бисером кружевным верхом. Юбка с кружевной вставкой в разрезе тоже была украшена бисером и стелилась позади не очень длинным шлейфом. Но, на мой взгляд, самой великолепной и ошеломляющей оказалась красная лента, опоясывающая ее талию, с концами, спадающими сзади. Она пылала, и любовь, исходящая от Элис к Джасперу, была почти осязаема.

Карлайл выглядел так, будто сейчас лопнет от гордости, держа пальчики дочери в своей руке. Когда они дошли до Джаспера, Карлайл нежно поцеловал её в щеку, слеза сбежала по его щеке, прежде чем он вложил её руку в ладонь человека, которого она любит, а потом занял свое место рядом с Эсме. Я посмотрела на Эдварда, а он пристально смотрел на меня. Невозможно было прервать наш зрительный контакт, даже когда мы все сели он продолжал сидеть за фортепьяно.

Меня всегда забавляло, что на подготовки к этим церемониям уходит несколько месяцев, а сами они длятся всего пятнадцать минут. Джаспер и Элис прочитали клятвы, которые они написали друг другу, и мои глаза затуманились, когда Джаспер, не сдерживая своих слез, выражал свою любовь к Элис. Великолепная обстановка вместе с любящей церемонией сделала это одним из самых красивых событий, которые я когда-либо посещала. Довольно скоро священник объявил их мужем и женой, и Джаспер схватил Элис в объятия и наклонил её назад, прежде чем оставить страстный поцелуй на губах теперь уже своей жены. Эммет был первым, кто заулюлюкал одобряюще, в результате все рассмеялись и принялись аплодировать.

Эдвард играл, пока все гости покидали внутренний дворик. Сет, Энтони и Лиз начали бегать по территории, играя, когда Роуз и Эсме поймали их и сказали, что они могут поиграть после того, как сфотографируются. Я подошла и встала рядом с Эдвардом, он, продолжая играть, переместился на сиденье, оставляя достаточно места, чтобы я села вместе с ним. Я присела, и он улыбнулся, никак не комментируя.

– Это была красивая церемония, – прошептал он. Я кивнула, и мелодия стала подходить к завершению.

– Красивая, – согласилась я. Оглядев внутренний дворик, заметила, что большинство гостей уже уехали в ресторан, где должно было проходить торжество. – Роуз сказала, чтобы ты спустился сфотографироваться, когда закончишь. – Кивнув, он взял последнюю ноту, но его пальцы оставались на клавишах.

– Я написал мелодию. Хочешь послушать?

– С удовольствием, – проговорила я, волнуясь, что мне выпал шанс послушать то, что он сам сочинил. Сначала мелодия была очень навязчивой, но потом быстро изменилась в легкое звучание, которое заставило меня улыбнуться. Это было так замечательно.

– Когда ты написал её? – Спросила я. Он посмотрел на меня и улыбнулся.

– После того как мы начали встречаться. Ты вдохновила меня, – признался Эдвард. От услышанного сердце в груди стало стучать намного быстрее. Он посвятил мне песню.

– Я хотел сыграть её тебе в ночь после командной вечеринки, но так и не получил возможности, – прошептал он. Я почувствовала легкий укол в сердце. Это было в ту ночь, когда я поставила точку в наших отношениях. Он собирался сыграть для меня, а я бросила его. Посмотрев в его зеленые глаза, я почувствовала, как вновь знакомое мне чувство вины окутывает меня. Эдвард выглядел слегка озадаченным.

– Что с тобой? – Спросил он, продолжая водить пальцами по клавишам.

– Когда я ушла, то причинила одни страдания нам обоим. Прости меня, – сказала я, задыхаясь от рыданий. Он перестал нажимать на клавиши, и тут же притянул меня в свои объятия.

– Никогда не извиняйся за то, что ты сделала, это было необходимо. Если бы ты тогда не ушла, не думаю, что вдруг озаботился бы тем, чтобы все наладить, – прошептал он мне в волосы. – Ты была моей движущей силой. Я не хотел давать тебе что-то меньшее, чем сто процентов, и не думаю, что дошел бы до этого, если бы ты не бросила меня, – сказал он. Я посмотрела на него, и наши губы встретились в сладком поцелуи. Отстранившись, Эдвард смотрел на мое лицо, медленно гладя по щеке.

– Белла, я... – начал он, но был прерван Энтони, бегущим по проходу к нам.

– Пап! Пап! Тетя Элли сказала, что тебе стоит поднять свою… эм… – Тони остановился, пытаясь найти нужное слово, чтобы не попасть в неудобное положение. – Эм … Она сказала, что тебе нужно поторопиться, – закончил он. Эдвард выглядел слегка разочарованным, но потом улыбнулся и встал, протягивая мне руку.

На фотографии всего, что хотела запечатлеть Элис, ушло около часа. Было так мило наблюдать, как она и Джаспер дурачились, а фотограф старался уловить самые дурацкие моменты. Все мужчины Каллен и жених сделали несколько фотографий, и тогда я узнала, что никто из семьи Джаспера не приехал на церемонию. Его родители погибли, когда ему едва исполнилось двадцать, больше родственников у него не было. Я переживала, пока не увидела, что хоть у него и нет близких родственников, он все же Каллен.

– Иди к нам, Белла. – Махала мне рукой Элис, чтобы я присоединилась к фотографированию. Я никак не могла решиться, пока Лиз не взяла меня за руку и не потянула к Эдварду. Он обнял меня за талию, Лиз встала перед ним, прижимаясь спиной к ногам отца, рядом с ней примостились Сет и Энтони. Когда фотограф стал работать с нами, он не постеснялся прокомментировать, какая мы красивая семья. Я почувствовала, как начала краснеть, Эдвард повернулся ко мне и улыбнулся. Мне понравилась идея, что многие видят нас счастливой семьей.

Наконец-то мы оказались на приеме, и я радовалась, что Эдвард не должен стоять и приветствовать гостей, ведь технически он не был частью свадебной вечеринки.

Когда он повел меня к нашему столику, то пожилой седовласый джентльмен и высокая красивая женщина с клубничным цветом волос поприветствовали его. Эдвард, извиняясь, посмотрел на меня и подвел к паре, на лицах которых расцвели широкие улыбки.

– Эдвард, так хорошо снова встретить тебя, – сказала женщина, обнимая его. Когда она отстранилась, то мужчина крепко обнял Эдварда, а после они оба повернулись и выжидающе посмотрели на меня.

– Простите, – начал Эдвард. – Кармен, Элезар, это Белла, – сказал он. – Белла, это...

– Бабушка! Дедушка! – Тони, смеясь, бросился в объятия Элезара, и я смогла сложить два плюс два вместе.

– Родители Тани, – закончил Эдвард. Кармен обернулась ко мне с сияющей улыбкой на устах и взяла за руку в знак приветствия.

– Для нас огромная радость познакомиться с тобой, дорогая, – сказала она. Её улыбка была такой настоящей, а глаза блестели. Я улыбнулась и ответила на её приветствие, а Тони начал рассказывать свои бейсбольные истории, приключившиеся в этом сезоне.

– А кто этот симпатичный молодой человек? – Спросила Кармен, когда Сет подошел и встал рядом со мной. Я положила руку на его плечо и выдвинула сына немного вперед.

– Сет мой лучший друг, в один прекрасный день мы собираемся стать братьями, – заявил Энтони, как будто это был уже решенный факт. Кармен, глядя на меня, подняла вверх свою совершенную бровь. А потом вопросительно посмотрела на Эдварда.

– Белла и я встречаемся, и мальчишки относятся к этому чуть более ревностно, – ответил он на её немой вопрос. Я вдруг почувствовала себя лишней, мне тут же захотелось начать оправдываться. Кармен обратила на меня все свое внимание, по её лицу невозможно было прочитать, как она отнеслась к этому. Наконец, она заговорила.

– Он хороший человек, – проговорила она, кивая в сторону Эдварда. – И я рада видеть, что он нашел хорошую женщину. – Я могла заметить, как её глаза наполняются слезами, прежде чем она печально улыбнулась и взяла мужа за руку. Странное чувство нахлынуло на меня, когда родители умершей жены моего друга приняли меня в свой круг, но в то же время я почувствовала облегчение и немного страха из-за того, что это произошло так легко. Я посмотрела на Эдварда, неуверенный взгляд исчез, его сменила улыбка, и это заставило мое сердце замереть.

– Как долго вы будете в городе? – Спросил Эдвард у Элезара.

– Только на свадьбе, сегодня же уедем домой, – ответил он.

– Мы бы очень хотели взять детей к себе на ближайшие выходные, если это, конечно, удобно? – Спросила Кармен.

– Да, пап, это будет так классно, – воскликнул Тони, поворачиваясь в руках деда. – А что насчет Сета? Может ли он поехать с нами тоже? – Я начала протестовать, говоря, что им нужно провести время с бабушкой и дедушкой наедине, когда Кармен прервала меня.

– Конечно, Сет тоже может поехать, – сказала она, улыбаясь. Я не была уверена, что чувствовала в этот момент, и была благодарна звону бокалов, что вернул все наше внимание к вечеринке.

– Итак, прошу всех занять свои места, – раздался голос Эммета. – Сейчас мы произнесем первый тост, ну а затем жених и невеста станцуют свой танец.

Эдвард взял Тони от деда и, схватив меня за руку, повел к нашему столику. После тоста от Эммета и Розали, который довел Элис и Джаспера до слез, они раздели свой первый танец вместе, как супружеская пара. Когда песня закончилась, все зазвенели ложками по бокалам с шампанским, пока Джаспер и Элис целовались.

Вскоре танцпол уже был переполнен людьми, соперничающими за внимание счастливой пары, и Эдвард протянул мне руку.

– Пойдем со мной? – Попросил он. Я улыбнулась и вложила свою ладонь в его, и он осторожно вытащил меня из-за стола. Проведя мимо всех гостей, танцующих на площадке, открыл боковую дверь, ведущую в патио, где раньше происходила церемония венчания Элис и Джаспера. Стулья были убраны, и мягкие белые огоньки мерцали вокруг деревьев. До нас доносились звуки вечеринки, и Эдвард притянул меня к себе.

Его пальцы ласково перемещались по моей спине, пока он медленно двигался по каменному полу. Я не была хорошим танцором, но с Эдвардом все казалось таким легким. Рука, лежащая у меня на спине, мягко надавила на неё, заставляя двигаться - он хотел вести. Я никогда раньше не танцевала с тем, кто знает, как вести. Его теплое дыхание дразнило мне ухо, когда он вместе с группой начал напивать песню, крепче прижимая меня к себе.

Я не хочу пропустить ни одной улыбки,

Я не хочу пропустить ни один поцелуй,

Я просто хочу быть с тобой,

Именно здесь с тобой, также как сейчас.

Я просто хочу обнимать тебя крепко,

Чувствовать твое сердце так близко с моим.

И просто остаться здесь в этот момент.

Пусть время идет для остальных.

Слова, что были в этой песни, заставили меня улыбаться. Эдвард отстранился и посмотрел на меня своими красивыми изумрудными глазами. Все в этом мужчине заставляло мое сердце трепетать.

– Белла, – выдохнул он. Его глаза пропутешествовали по моему лицу, будто он хотел запомнить каждую деталь. – Я должен рассказать тебе о том, что на моем сердце. Уже в течение долго времени, но я все никак не находил правильный момент, – прошептал он. У меня перехватило дыхание, когда я поняла, что это могло означать. – Я люблю тебя, Изабелла. Каждой клеточкой своего тела, я люблю тебя.

Это его простое заявление заставило мое сердце биться быстрее, и я почувствовала, как слезы стали формироваться в уголках моих глаз. То, что я увидела на его лице, прекрасно отражало то, что я итак знала. Убрав руку с его шеи, я погладила Эдварда по щеке, и он внимательно посмотрел на меня.

– Ох, Эдвард, – прошептала я. – У меня такое чувство, что я всегда любила тебя. – Как только он услышал мои слова, его улыбка расширилась, и он притянул меня ближе. Медленно его губы нашли мои. Я вздохнула, и внезапно вся значимость момента нахлынула на меня.

– Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя, – быстро шептал он снова и снова возле моих губ, прежде чем углубить поцелуй. Я была полностью растворена в этом моменте. Его пальцы обхватили мою шею, пока не зарылись в волосы. Он слегка надавил на мои губы, его язык скользнул мне в рот, нежно лаская мой. Я притянула Эдварда ещё ближе, с не меньшей страстью отвечая на поцелуй.

Каждая часть моего тела покалывала от нетерпения. Что это значит для наших отношений? Что дальше? Нелепые сомнения о том, займу ли я когда-нибудь место в его сердце, начали исчезать. Когда мы только начали встречаться, я сказала, что хотела бы, чтобы он просто освободил кусочек в своем сердце для меня, но в середине пути я начала терять из виду тот факт, что он все еще может любить Таню, как и любить меня. Моя неуверенность в своей способности сказать ему, что было у меня на сердце, сказалась на моей самооценке.

Я знала, что он никогда не сказал бы этих трех слов, если бы он на самом деле не чувствовал этого, и что ему просто понадобилось больше времени, чтобы понять свои чувства. Это просто показывало, что он боролся гораздо сильнее, чем я думала с чувством вины, что продолжает жить и строить новые отношения.

Эдвард разорвал поцелуй и прижался ко мне лбом, медленно открывая свои глаза, мы пристально смотрели друг на друга.

– Я ничего не делаю наполовину, – прошептал он. – Я буду бороться со всем, но я должен сделать тебя счастливой.

Я трепетала от его слов, но смогла заставить себя лишь кивнуть, когда он проговорил это. Эдвард еще раз нежно поцеловал меня, прежде чем отстраниться.

– Давай уйдем отсюда, – проговорил он, когда мы возвращались в зал. – Я не хочу делить тебя ни с кем в течение следующих двух дней. – Он подвел меня прямо к нашему столику, где Карлайл и Эсме сидели вместе с детьми. Карлайл был полностью вовлечен в дискуссию с Энтони и Сетом, которые слушали его очень внимательно.

– И она была настолько инфицирована, что они ползали по всей ране, – заявил Карлайл, мальчишки сморщили лица, показывая, как им противно. Меня не должен был удивить вопрос Сета, но все же удивил.

– У вас на самом деле есть фотографии? Это круто. Я хотел бы посмотреть на них, – заявил он. Энтони энергично закивал в знак согласия. Я вздрогнула, стараясь избавиться от изображения, которое появилось у меня в голове. Если я планирую провести всю свою оставшуюся жизнь с Эдвардом, вероятно, мне лучше привыкнуть к рассказам аля «Никогда не угадаешь, что я видел в ER (амер. драматический сериал о врачах) сегодня?». Прожить всю жизнь с Эдвардом. Эта мысль заставила меня улыбнуться.

– Папа, пожалуйста, придержи все грязные подробности при себе. Мне не хочется потом объяснять учителю Тони, как он узнал про личинки и открытые раны. – Я почувствовала, как дрожь отвращения пробежала по моему телу, когда Эдвард подтвердил то, о чём я и думала. Каким, к чёрту, образом мы пришли от признаний в нашей любви и всего такого прекрасного и романтичного к открытым ранам и личинкам? Ах, да. Подумала я саркастически. Пожинаю плоды того, что воспитываю сына и встречаюсь с доктором.

Эдвард наклонился и поцеловал Эсме в щеку, затем подвинулся и поцеловал Элизабет.

– Белла и я собираемся уезжать. Ты помнишь, мы говорили об этом, не так ли? – Спросил Эдвард у Лиз. Она кивнула, затем обняла его за шею и потянула вниз, чтобы прошептать что-то ему на ухо. Через минуту Эдвард поднялся и взял её за руку. Посмотрев на меня, улыбнулся и нежно поцеловал меня в щеку.

– Я обещал Лиз танец, а потом мы поедем, – прошептал он. Улыбнувшись, я помахала им. Я наблюдала, как он подошел к Кармен и Элезару и минутку поговорил с ними. Кармен обняла его, а затем Элезар крепко пожал ему руку, что-то говоря, что заставило Эдварда улыбнуться и кивнуть. После он повел Лиз на танцпол, поставил её ноги себе на ноги, начиная танцевать.

– Белла, присядь, – сказала Эсме. Она схватила меня за руку и потянула на свободное место Лиз. – Разве эта церемония не прекрасна? – Спросила она, когда Карлайл опять начал рассказывать мальчишкам свои отвратительные истории, которые случились с ним, пока он был врачом.

– Очень красиво. Элис выглядит великолепно. И оформление, и место проведения удивительные, – проговорила я, оглядываясь.

– Лиз, кажется, очень хорошо отнеслась к вашей поездке на выходные. – Она посмотрела на танцпол, и мой взгляд повторил её, и я увидела, что Эдвард решил поднять Лиз, и теперь, когда они танцевали, её ноги раскачивались в воздухе.

– В начале недели мы сели и поговорили с детьми о том, что собираемся уехать. По большей части мы держим наши отношения в себе, но мы чувствуем, что пришло время позволить им узнать, что вещи между нами начали изменяться, - сказала я.

– И как они отреагировали?

– Мальчики были в восторге, – сказала я, смеясь. – Не уверена, что это не потому, что они получили возможность остаться у тебя с Карлайлом. – Эсме улыбнулась и посмотрела на мальчиков, по-прежнему полностью увлеченных разговором с Карлайлом.

– Сет на самом деле великолепный ребенок, – сказала она. За прошлый месяц я заметила, что Эсме рассматривает Сета, как будто он был еще одним из её внуков. Я даже один раз слышала, как Сет при случае называл её бабушкой. – Как Лиз отнеслась к этой новости? – С этим вопросом было несколько сложнее.

В течение трех дней после того, как мы сказали ей, она держала знак на своей двери и не снимала, пока несколько дней назад не приехала ко мне.

– Сначала было тяжело. Она не рассердилась или что-то в этом роде, – быстро сказала я, желая оправдать Лиз. – Просто она не хотела разговаривать с нами в течение нескольких дней. Эдвард и я чуть не отменили нашу поездку, но потом она, казалось, смирилась. – Эсме нахмурилась и покачала головой.

– Вы не можете позволять ей руководить вашими отношениями, – сказала она. Эсме произнесла это таким голосом, что я почувствовала себя подростком, застуканным за неправильным занятием. – Конечно, необходимо учитывать чувства детей, но иногда просто нужно сесть с ними и сообщить все новости, а они пусть принимают, – поговорила Эсме. – Если вы позволите Лиз проявлять власть, в конечном счете, она всегда будет управлять вами.

Из прошлого опыта с Сетом, я понимала, что она права. По ошибке я как-то купилась на его нытье в продуктовом магазине, когда ему было примерно три года, и с тех пор он ныл всегда, когда мы заходили в магазин. Много раз мне приходилось набивать полную телегу бакалеи, потому что он не принимал «нет» за ответ. Потребовалось несколько раз покидать магазин и сажать его на стул, когда мы возвращались домой, прежде чем он понял, что его истерики больше не работают.

– Полностью согласна. На самом деле, мы говорили с Эдвардом об этом. Однако это был первый большой шаг, который мы сделали, чтобы показать детям, что мы снова вместе, так что мы чувствовали, что нам нужно быть более осторожными, – сказала я. Эсме кивнула и, извинившись, улыбнулась мне.

– Прости, дорогая. Я не хотела критиковать, – извинилась она. Может ли эта женщина быть более совершенной? Она была доброй, веселой, заботливой и скромной.

– Нет, пожалуйста, не извиняйся. Я высоко ценю твою мудрость и проницательность. Я только надеюсь, что мне удаться воспитать Сета так, чтобы он вырос хотя бы в половину похожим на Эдварда, – проговорила я с ободряющей улыбкой. Эсме притянула меня в объятия.

– Спасибо, Белла, – прошептала она мне на ухо. – Я вижу, как изменился мой сын, когда ты пришла в его жизнь. – Она отстранилась и схватила салфетку со стола, что бы промокнуть глаза. Я немного подскочила, когда почувствовала руки Эдварда на своих плечах.

– Ты готова, любимая? – Я кивнула и протянула ему руку, чтобы он помог мне подняться на ноги. Как только я встала, Лиз обняла меня за талию.

– Повеселитесь с папой. Но не позволяй ему забыть о сюрпризе, – прошептала она заговорщицки. – Я помогала ему выбрать, – с гордостью произнесла она, отпуская мою талию. Теперь мое любопытство разгорелось с новой силой. Мы попрощались с мальчиками, которые уделили нам минуту внимания, и затем Эдвард повел меня к главному столику.

– Сестренка, мы собираемся уезжать, – сказал Эдвард, перегибаясь через стол и целуя Элис в щеку. Он вся светилась, в то время как Джаспер держал её за руку поверх стола.

– В чем дело, Эдди? Ты не можешь дождаться, когда затащишь свою душечку в этот фантастический отель? – Спросил Эммет. Я почувствовала, как начала краснеть. Любое напоминание о меде ( п/п honey – можно перевести, как душечка, так и мед) обычно заставляло сменить меня три оттенка красного, даже если это было не в том контексте, который я представляла. Эдвард не удостоил дразнящий комментарий Эммета ответом, поэтому тот обратился ко мне.

– Послушай, Белла, – начал Эммет. – Когда он достанет биту, следи за его ударом. Прошло уже некоторое время, как он этим не занимался. В его возрасте наносить удары уже тяжелее, так что не отправляйся сразу на скамейку запасных. Тебе, возможно, придется применить десять правил и взять дело в свои руки.

– Эммет, остановись, – зарычал Эдвард. Я не могла понять, зачем Эммет давал мне бейсбольные советы. Большой брат сердечно рассмеялся, когда Эдвард взял меня за руку.

– Просто игнорируй Эммета, как я, – прошептал он, но мне было любопытно, какого черта, он имел в виду.

– Почему он давал мне бейсбольные советы? У меня нет намерений, играть в бейсбол, – спросила я, а потом вспомнила, что я понятия не имею, куда мы едем.

– Если, конечно, ты не везешь меня на игру? – Эдвард усмехнулся. Он держал меня за руку, пока мы шли к машине.

– Нет, я обещаю. Никакого бейсбола на выходных.

– Хорошо, ну тогда, о чем он говорил? – Спрашивала я. Эдвард вздохнул, помогая мне сесть в машину.

– Эммет любит использовать бейсбол, как сексуальные метафоры, – проговорил Эдвард, усаживаясь на кожаное сиденье.

– Так что же означают: удар, выйти из игры и десять правил? – Спросила я, желая понять, о чем говорил Эммет.

– Ты на самом деле не захочешь этого знать, – проговорил Эдвард. Я закатила глаза и посмотрела на него выжидающе. Он выехал на шоссе и взглянул на меня. – Хорошо, ты хочешь знать? – Спросил он. Я кивнула, терпеливо ожидая ответа.

– Он дразнил, что возможно у меня ничего не получится, как раньше, и если так и случится, тебе придется самой позаботиться о собственных нуждах, – объяснил Эдвард, прежде чем добавить несколько бранных слов вместе с «Эммет» и «брат», объясняя все до конца. Я начала смеяться.

Я любила его семью.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-519-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Лисбет (17.07.2011) | Автор: Lady_winter. Тэя
Просмотров: 2177 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 4
0
4   [Материал]
  считай, уже полноценная семья готова  daj_5

3   [Материал]
  Какие признания в любви! hang1 hang1 hang1 Я рада, что они наконец, открылись друг другу!
Спасибо за главу!
lovi06032

2   [Материал]
  Я любила его семью. giri05003 good good good

1   [Материал]
  fund02002

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]