Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Игра в прятки. Глава 17

Глава 17

 

2013

 

На парковке отеля была неровно припаркована полицейская машина. Она была развернута в сторону входа. Не отрывая от нее взгляда, Эдвард приблизился в темноте к отелю и облегченно выдохнул. Чем раньше он получит ключи от арендованной машины из рук офицера Бирса, тем скорее сможет уехать из Форкса. Он бродил весь день, пытаясь избежать встречи с людьми, которые могли его узнать. Он не мог вернуться в свой номер, зная, что семья с легкостью найдет его там.

 

Меньше всего он хотел сегодня разговаривать с кем-либо.

 

Он неспешно прошел через парковку, но замер, подойдя к зданию. Дверь распахнулась, на пороге появился человек. Он повернулся к служащему отеля и оказался спиной к Эдварду.

 

- Если вы увидите её, сообщите мне, хорошо?

 

Это точно не офицер Бирс.

 

Голос шефа Свона заставил желудок Эдварда сжаться. Испугавшись, он завернула за угол здания. Он успел спрятаться.

 

- Конечно сообщу, - пообещал клерк. – Спокойной ночи, шеф.

 

- И тебе.

 

Эдвард застыл, плотнее прижимаясь к стене темного отеля, когда зашумел двигатель автомобиля. Он закрыл глаза, прислушиваясь к шороху гравия – машина тронулась с места. Опасное положение.

 

- Кхм-кхм.

 

Эдвард распахнул глаза, когда совсем близко кто-то прокашлялся. Служащий отеля заглянул за угол и теперь не без интереса его рассматривал.

 

- Я… - Эдвард не знал, что сказать. – Просто прячусь от полиции.

 

Это звучало так неправильно.

 

- Теперь можно выйти, - пробормотал он, не ожидая такого объяснения. – Шеф ушел.

 

- Спасибо, - пробормотал он, качая головой. Так глупо. Он ничего не сделал, так какого черта, он ведет себя как преступник в бегах? Да, конечно, ему нужно было убираться из Форкса. – Ко мне кто-нибудь заходил сегодня? Мои ключи…

 

- Да, - перебил его служащий.

 

- Значит… мои ключи у вас?

 

- Нет.

 

- Нет?

 

- В вашей комнате.

 

Эдвард нахмурился.

 

- В моей комнате?

 

- Вы что, глухой? Я же сказал вам.

 

Нотки гнева в его голосе удивили Эдварда. Он знал, что он неприятен этому человеку, но не мог понять откровенную неприязнь.

 

- Подумаешь.

 

Он развернулся, чтобы уйти, когда за спиной раздался язвительный смешок клерка.

 

- Хоть бы поблагодарил. Я мог сказать шефу, но не сделал этого.

 

- Мог сказать, что я здесь? – Эдвард покачал головой. – Я бы удивился, если бы узнал, что он не в курсе.

 

- Я не об этом. И ты знаешь.

 

Эдвард уставился на клерка, когда тот возвращался внутрь, недовольно бормоча себе что-то под нос. Нет, Эдвард понятия не имел, о чем он говорил, но очевидно, клерк не собирался продолжать разговор. Разочарованный, Эдвард отправился в отель прямиком в свой номер. Он вытащил ключ и толкнул открытую дверь. Эдвард вошел. Он оглядел комнату и встал как вкопанный. У него перехватило дыхание. Он несколько раз моргнул, удушье отступило.

 

Вот черт.

 

Теперь он понял. Он понял, что имел в виду тот человек.

 

- Какого черта ты здесь делаешь? – выдавил Эдвард, прикрывая за собой дверь. Он не мог отвести взгляда от Изабеллы, которая сидела на краю незаправленной кровати.

 

Виновато улыбнувшись, она подняла руку – на пальце висел ключ.

 

- Это твое, верно? Райли сказал.

 

- Да, - ответил он, приближаясь к ней и забирая ключ. – Но это не отвечает на мой вопрос. Почему ты здесь?

 

Его резкий тон мгновенно стер её улыбку. Он не хотел казаться грубым, но по выражению её лица он понял, что был груб.

 

- Я просто подумала, что мы могли бы поговорить.

 

- Мы уже говорили, - ответил он. – Мы решили, что будет лучше, если ты забудешь меня.

 

- Нет, это ты решил, - не согласилась она. – Я так не думаю.

 

Вздохнув, Эдвард нервно потер лицо.

 

- Ты все усложняешь.

 

- Усложняю? – бросила она. – Так вот о чем ты беспокоишься? Кого волнует, как сложно было мне эти годы, да? Ты уехал, забрав ответы на все мои вопросы с собой, а сейчас ты здесь, но не отвечаешь мне, потому что так проще?

 

- Всё не так.

 

- Тогда как? – спросила она, приподняв бровь и бросая ему вызов.

 

- Тебе лучше…

 

- О, ты говоришь так же, как  мой отец, - она резко встала, не договорив. – Все знают, что для меня лучше. Все смотрят на меня так, будто мне шестнадцать, но мне не шестнадцать.

 

- Нет, - сказал Эдвард. – Но не для меня. Я не знаю тебя другую.

 

- Что ж, я не знаю тебя совсем, - выплюнула она. – Я помню лишь немногое. Ты не тот человек, которого я вижу сегодня.

 

Она пронеслась мимо него подобно урагану и схватилась за дверную ручку. Она распахнула дверь и выскочила в коридор. Её враждебность исчезла вместе с его разочарованным стоном.

 

- Белла, постой.

 

Она сомневалась, но повернулась. Её глаза были сужены.

 

- Что?

 

- Пойми, я просто… я не знаю, что ты ожидаешь, чтобы я рассказал тебе. Я не понимаю, что ты хочешь услышать.

 

- Правду.

 

Он сухо рассмеялся.

 

- Ты знаешь правду. Ты знаешь её лучше, чем кто-либо другой. Это одна из немногих вещей, которые я знаю, ты помнишь. В тот день я был там… когда ты рассказывала о произошедшем.

 

- Знаю, - прошептала она. Я видела тебя. Это был последний раз, когда я тебя видела.

 

Так и было. После того дня он не мог видеть её. Он не мог никого видеть.

 

- Тогда какую правду ты хочешь? – тихо спросил он, опустившись на кровать.

 

Мгновение она сомневалась, но все же вернулась в комнату.

 

- Правду о тебе.

 

Правду о нем… Эдвард едва не рассмеялся.

 

- Нечего рассказывать. Я был глупым и не видел, что было прямо перед носом, а ты от этого пострадала.

 

- Это не твоя вина.

 

На этот раз он рассмеялся. В его памяти всплыли слова отца: «Ты можешь думать, что угодно, но правды это не изменит».

 

Он ничего не сказал в ответ. И что он мог сказать? Это была его ошибка.

 

- Расскажи мне о нас, - мягко попросила она, присаживаясь рядом, в нескольких сантиметрах от него. Она оставила дверь распахнутой настежь, легкий ночной бриз проникал в комнату. Он слышал её аромат. «Томми Гёрл». Она до сих пор использовала эти духи.

 

- Однажды я купил тебе духи, - сказал он. – Твой отец не покупал тебе такие вещи… духи, косметику. Он говорил, что ты слишком юна для этого. Он не хотел, чтобы его маленькая девочка взрослела. Но ты хотела какие-нибудь духи, поэтому я взял тебя в магазин. Ты распылила ароматы примерно двадцати тестеров, пока не выбрала наконец «Томми Гёрл».

 

Её глаза расширились.

 

- Я пользуюсь ими до сих пор.

 

- Знаю. Я услышал этот аромат.

 

- О… ничего себе. Я не знала…

 

- В чем-то ты все та же, - сказал он. – Но я? Не уверен. Я изменился давным-давно.

 

- Почему?

 

Почему? Ответ был столь очевиден, но Эдвард не мог подобрать слова. Признаться, что тогда он потерял надежду, было непросто. Он не верил в неё, в себя, потерял надежду в них.

 

- Твой отец выбросил духи, которые я купил, знаешь, - он сменил тему вместо того, чтобы ответить. – Он сказал, что от его дочери не будет пахнуть, как от французской шлюхи. Конечно, виноват был я. Я купил тебе другой флакон. Ты пользовалась духами только у меня дома и душилась только, когда его не было рядом. Я помню, как долго подушки пахли этим ароматом после того… как ты исчезла.

 

- Твои подушки?

 

- Да, когда мы… ну… ты понимаешь…

 

Он хохотнул, заметив выражение её лица. Она была в шоке.

 

- О, - она покраснела. – Мы были вместе… ну… много?

 

Он медленно кивнул.

 

- Я был у тебя первым.

 

- И единственным, - добавила она.

 

Он не без удивления посмотрел на неё.

 

- Ты не встретила никого?

 

- Оу, я встречалась с парнями, - сказала она, - но ни с кем не чувствовала себя достаточно комфортно. Мне было непросто научиться доверять кому-либо после того, что произошло. Я теперь всегда осторожна.

 

- И всё же ты здесь со мной, - сказал он. – Одна.

 

- Верно, - подтвердила она. – Но в тебе что-то есть. Я не могу точно сказать, что это. Но мне кажется, я знаю тебя целую вечность.

 

Они рассмеялись над абсурдностью её слов, но в памяти Эдварда всплыло воспоминание, о котором она не вспомнит.

 

 

- Ты веришь в существование родственных душ? – прошептала Изабелла, обняв Эдварда. Обнаженные, они лежали в постели в лучах полуденного солнца. Он видел каждый дюйм её плоти, каждый изгиб её покрытого потом тела. Так чертовски красива.

 

- Не знаю, - ответил он, нежно погладив её. Если честно, он никогда всерьез не задумывался над этим. – Возможно.

 

- В тебе что-то есть, - сказала она, посмотрев на него. Их тела все еще были переплетены. Её карие глаза сияли, в них плескалась любовь. – Возможно, это глупо, но мне кажется, я знаю тебя целую вечность.

 

Он мягко улыбнулся.

 

- Возможно и знаешь.

 

- Возможно, - согласилась она. – Возможно, мы знали друг друга в прошлой жизни. Но с другой стороны, если ты не веришь в родственные души, то сомневаюсь, что ты веришь в реинкарнацию.

 

Он рассмеялся.

 

- Я не знаю, во что я верю, Белла, кроме как в тебя.

 

- В меня?

 

- Да, в тебя, - хохотнул он, целуя её в макушку. – Я верю в тебя.

 

- Я серьезно, - сказала она, пихнув его. – Думаешь, это возможно?

 

- Наверное, нет ничего невозможного, но думаю, ты ослеплена мною или я как-то убедил тебя, что я – единственный для тебя. Подавлял тебя, пока ты не сдалась.

 

- Я в это не верю, - рассмеялась она. – Думаю, мы всегда были предназначены друг для друга.

 

 

- Однажды мы знали друг друга, - тихо сказал Эдвард. – В прошлой жизни, но уже тогда мы знали друг друга. Вот и всё.

 

Изабелла сузила глаза. Темно-карие глаза мерцали в лунном свете, отчего щемило в груди.

 

- Я тебе не верю.

 

Он покачал головой.

 

- И никогда не верила.

 

Она не успела ответить, телефонный звонок нарушил тишину комнаты. На доли секунды она напряглась прежде, чем достать телефон из кармана. Взглянув на экран, она сбросила вызов.

 

- Мне нужно идти, пока он не разослал на меня ориентировки.

 

Шеф Свон. Эдвард сочувственно улыбнулся.

 

- Уверен, он не знает, что ты здесь.

 

- Да, но это действительно не его дело.

 

Эдвард вспомнил слова, которые сказал шеф недавно сказал клерку. Он не мог знать, что она здесь, но подозревал это.

 

- Что-то подсказывает мне, что он был бы против.

 

- Конечно, - она встала и сделала несколько шагов в сторону выхода. Он остановилась, чтобы посмотреть на него. – Мы можем еще поговорить? Потом?

 

- Я…

 

Я уезжаю. Слова застыли на кончике языка, но её телефон снова зазвонил. Она даже не стала его доставать, лишь закатила глаза.

 

- Завтра, - тихо проговорила она. – Я заскочу к тебе завтра, хорошо?

 

Он посмотрел на ключ, зажатый в кулаке, и вздохнул.

 

- Да, хорошо.

 

Под покровом ночи Эдвард шел по городу к дому своей тёти. Дом был темным, ни в одном из окон не горел свет. Приближалась полночь, поэтому он не был удивлен, но почувствовал облегчение, увидев это безмолвие. Он хотел лишь забрать автомобиль и исчезнуть незамеченным.

 

Он нажал кнопку на брелоке, чтобы разблокировать дверь. На секунду вспыхнули пары, освещая половину квартала. Ругнувшись, он открыл дверь со стороны водителя и хотел было залезть внутрь, как услышал свое имя.

 

- Эдвард!

 

Он оглянулся на голос и покачал головой, заметив Элис, притаившуюся на крыльце дома.

 

- Пытаешься улизнуть?

 

- Я думал, все уже спят, - сказал он, когда она спустилась с крыльца и приблизилась к нему.

 

- Конечно, ты так думал, - ответила она, приподняв бровь и всезнающе улыбаясь, – вот почему ты так долго не приходил.

 

- Значит, ты ждала меня? – спросил он, отлично зная, что последует дальше. Ему следовало бы знать, что так просто не получится сбежать. Она делала точно так же, когда он бежал из Форкса в прошлый раз. – Это немного по-сталкерски, не находишь?

 

- Ты собираешься получить запретительный приказ? – пошутила она. – Я бы на это посмотрела… ты идешь в полицейский участок, чтобы подать заявление. Для шефа наступило бы рождественское утро.

 

Он покачал головой на её подколку.

 

- Ладно, сдаюсь.

 

- Значит, ты уезжаешь? – спросила она. – Возвращаешься в Чикаго?

 

Он засомневался.

 

- Не сегодня ночью.

 

- Когда?

 

- Я не знаю, - он замолчал. Он все еще стоял там, продолжая придерживать дверь автомобиля. Затем он захлопнул её и подошёл к Элис.

 

- Ты когда-нибудь пыталась поговорить с ней, Элис?

 

От неожиданности её глаза расширились.

 

- С Изабеллой?

 

- Да.

 

- Нет.

 

- Почему нет?

 

Он пожала плечами.

 

- Вначале я пыталась, но думаю, я пугала её больше, чем что-либо. Джаспер сказал, что мне лучше не вмешиваться, так я и сделала. Она через многое прошла.

 

Эдвард так и понял, но он был удивлен, что его кузина проявила такую сдержанность. Как правило, Элис не держала ни с кем расстояние и не знала никаких границ. Она за всё бралась с энтузиазмом.

 

Вздохнув, Эдвард пошел мимо нее и уселся на крыльцо дома. Элис последовала его примеру и села рядом.

 

- Я говорил с ней сегодня.

 

Она уставилась на него.

 

- Правда?

 

- Она знает, кто я, но хочет меня узнать, - пробормотал он. – Она хочет услышать ответы, но я не думаю, что я тот, кто должен их давать. Может ты…

 

- О, нет, дружище, - перебила она его. – У нее было почти десять лет, что получить ответы от меня, если бы она захотела. Но я не могу ей ничего сказать, чего бы она не знала.

 

- Я тоже.

 

- Не говори ерунды! – выпалила она.

 

- Она знает, что произошло, - ответил он. Его лицо напряглось на этих словах. – Она знает… знает, что он сделал. Она помнит, что он сделал. Из всего того, что она могла бы помнить, она помнит это.

 

- Ретроградная амнезия, - сказала Элис. – Стерто больше года её жизни. Что-то она помнит… я слышала, иногда она вспоминает какие-то фрагменты… но большая часть – пятно. И вероятно, так будет всегда. (п.п. ретроградная амнезия - нарушение памяти о событиях, предшествовавших приступу заболевания либо травмирующему событию. Проявляется при многих неврологических заболеваниях, а также при травмах головного мозга или при внезапном возникновении травматического шока. Характеризуется потерей памяти о событиях, непосредственно предшествовавших поражению мозга)

 

- Это несправедливо, - сказал он. – Почему она не может помнить что-нибудь хорошее? Почему помнит только плохое?

 

Некоторое время Элис молчала.

 

- Хорошо, что она помнит плохое.

 

Его глаза сузились.

 

- Почему?

 

- Потому что если бы она не помнила, он избежал бы наказания.

 

- Нет, не избежал бы, - безапелляционно сказал Эдвард. – Потому что рано или поздно, я бы во всем разобрался и заставил бы его заплатить за все, что он сделал.

 

 

От переводчика: Как ни печально, но на этом повествование заканчивается. Более двух лет читатели ждали продолжения. В начале июня 2015 г. kharizzmatik удалила эту историю.

 

От автора: «Игра в прятки» удалена. К сожалению, фанфик не будет закончен. Знаю… это отстой. Порой, когда оказываешься в тупике, ты не можешь подобрать слова. Я давно остыла к этой истории, и после попыток вернуться к ней барьер стал только больше. Спасибо всем, кто надеялся. Беллу похитил Карлайл. Джаспер её нашел. В настоящее время она никогда не сможет вспомнить все, но они решат попробовать все сначала. Жили они долго и счастливо и всё такое».



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1445-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Dreamy_Girl (18.07.2015)
Просмотров: 423 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 3
avatar
1
3
Спасибо, но жаль что у этой истории не будет конца.
avatar
2
2
Можно узнать где он ее держал и знала ли Эсми об етом
avatar
2
1
Спасибо  lovi06032 good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]