Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерзанная/TORN. Глава 32. Часть 2.
Четверг кажется тоскливым – мир окутан серой завесой тумана и дождя. Джаспер и Эммет ради разнообразия едут со мной, а Белла – с Розали и Элис. Эммет немного недоволен такими переменами и бормочет что-то о том, что не хотел отказываться от своего времени с Розали по утрам, хоть и понимает, что Белле намного легче, если в машине нет никого из мужчин.

– Братан, нам нужно повеселиться в эту субботу, – неожиданно говорит Джаспер, когда я паркую машину возле кабриолета Розали.

Я многозначительно смотрю на дождь, а затем поворачиваюсь к нему?

– Что ты предлагаешь, Джас?

Он пожимает плечами.

– Я хотел бы пойти куда-нибудь. К субботе погода должна наладиться. Может, сходим в поход? – с надеждой спрашивает он.

Я ненадолго задумываюсь. Мысль побыть немного в лесу кажется соблазнительной, но в то же время мне совсем не хочется основательно промокнуть.

– Только если будет сухо, – говорю я. – В последний раз, когда мы ходили под дождём, я потом целую неделю болел.

– Ладно, – вздохнув, соглашается Джаспер. – Ты иногда такая девушка, – добавляет он себе под нос.

– Я всё слышал, – открывая дверцу машины, говорю я.

Эммет хихикает.

– Но это правда, Эдвард. Боишься немного промокнуть?

– Я просто не вижу в этом ничего прикольного, – отвечаю я, и, подняв воротник, выскакиваю на холод и бегу к основному зданию школы. Мои братья следуют за мной. Девушки уже под надёжным прикрытием наблюдают за нашим приближением.

Белла переступает с ноги на ногу и натягивает на руки рукава пальто, отчего кажется ещё меньше, чем она есть.

Она смотрит на меня, но как только я ловлю её взгляд, отворачивается.

Похоже, она по-прежнему убеждена, что не является хорошей компанией.

Ну, как я уже сказал ей раньше, я сам буду решать, что лучше для меня.

– Мы можем перед походом заехать в магазин Ньютонов и купить дождевик, – уговаривает меня Джаспер.

Девушки смотрят на него, наверняка интересуясь, о чём он говорит.

– Джаспер, хватит. Если погода будет хорошей, я пойду с тобой.

– Не понимаю тебя, я люблю дождь, – издевается Эммет, а затем быстро качает головой, обрызгивая нас водой, которая собралась в его волосах. Мы отходим, а Элис и Розали визжат, подняв руки, укрываясь от летящих капель.

Краем глаза я вижу, что Белла смотрит на нас и, кажется, воспринимает всё как просмотр кинофильма. Я замечал это за ней и раньше и иногда мне становится интересным, неужели наше взаимодействие на самом деле ново для неё.

Ей нравится наблюдать. Это я знаю точно.

Мы разговариваем немного, а затем звенит звонок, и я вижу, как Белла глубоко вздыхает, и кажется, собирается с силами, после чего кивает сама себе и идёт в класс. Уверен, к этому моменту она знает, куда идти, но, похоже, Розали по-прежнему чувствует необходимость сопровождать Беллу на урок.

Так или иначе, Розали очень изменилась по отношению к Белле. Поначалу я очень переживал, как Белла будет реагировать на резкость и отсутствие терпения Розали, но похоже, у Беллы нет с этим никаких проблем. Думаю, если б я был на месте Беллы, меня бы тоже сводили с ума бесконечные вопросы. Наверное, мне хотелось бы, чтобы кто-то другой взял на себя ответственность и говорил, что делать.

Особенно в таких местах, которые заставляют меня нервничать, таким местом для Беллы является школа.

Я хотел бы отвести её куда-нибудь. Знаю, шансы невелики, что она захочет пойти со мной, но когда-нибудь я хотел бы отвести её туда, где она сможет расслабиться. Она практически не выходит из дома, за исключением школы и поездок за продуктами с мамой. И не думаю, что у неё есть водительские права.

Я должен выяснить, что ей нравится. Потому что она хорошо это скрывает. Словно боится показать нам, что любит. И это снова возвращает меня к вопросу, через какие ужасы ей пришлось пройти, прежде чем она появилась у нас в доме.

Во время первой перемены, когда я пытаюсь пробраться к тихому местечку, где мы стояли с Беллой на этой неделе, ко мне подскакивает Джессика.

Я пытаюсь скрыть своё раздражение, когда она блокирует мне путь, и смотрю через её плечо, где стоят Белла и Элис.

Белла переводит взгляд с меня на Джессику, её лицо ничего не выражает. А затем Элис о чём-то спрашивает Беллу и она поворачивается к моей сестре, чтобы уделить ей всё своё внимание.

И снова меня поражает, что Белла, кажется, готова отдать всю себя. Если вы попросите её внимания, она повернётся к вам, забросив все свои дела. И не только страх заставляет её так действовать. Думаю, здесь играет роль её отзывчивость и забота о других.

Или, возможно, слишком много думая об этом, я вижу то, чего нет.

Но сейчас мне нужно подумать не о Белле, а о Джессике, по крайней мере, именно она пытается поймать мой взгляд и с разочарованием встаёт на цыпочки, пытаясь оказаться на уровне моих глаз.

Я смотрю на неё и пытаюсь понять, как я мог встречаться с этой девушкой в течение нескольких месяцев. Те крохи чувств, которые я испытывал к ней тогда, исчезли до того, как я расстался с ней.

– Привет, Эдвард, – говорит она. Звучит так, словно она пытается подобрать нужный тон голоса, чтобы стать ко мне ближе, но при этом терпит неудачу, и слова выходят абсолютно безжизненными.

– Джессика.

– Ладно, гм, как дела?

– У меня всё в порядке, – осторожно говорю я. – А у тебя?

– Всё хорошо, – отвечает она и выглядит растерянной.

Тишина кажется неловкой.

– Ну, ты что-то хотела? Или... – я замолкаю.

– Ах, нет, просто хотела узнать, как ты.

Конечно же, я не верю ей.

– Хорошо. Ну, мы выяснили, что я в полном порядке, и значит тебе больше ничего не нужно?

– Ну, – пытается уклониться от ответа Джессика, кусая свою губу. Боже, ужасно раздражает, когда она это делает. В отличие от Беллы. Потому что, когда это делает Белла, это значит, что она думает о том, что сказать.

Ну, к Джессике это также относится, но, как правило, ничего интересного она не говорит. Опять же, в отличие от Беллы. Конечно, не в прямом смысле говорит, но всё же...

– Как дела у Беллы?

Вопрос Джессики кажется настолько неожиданным, что мне необходимо время, чтобы его осознать.

– Она в порядке, – хмурюсь я. – Почему спрашиваешь?

– О, мне просто интересно, Эдвард, – говорит Джессика, но я чувствую резкие нотки в её голосе.

– Действительно, – отвечаю я, но это больше похоже на вопрос.

– Да. Потому что, как ты знаешь, она через многое прошла...

О, так вот к чему это всё идёт.

– Она в порядке. Что-то ещё? – у меня нет никакого желания проводить с ней время. Я так устал от её игр. У неё всегда что-то на уме.

– Знаешь, ты можешь рассказать мне, – говорит Джессика. – Со мной её секрет останется в безопасности, и я уверена, что ей не помешают друзья.

Я с трудом пытаюсь скрыть ужас, который собирается отразиться на моём лице.

– Я не имею права кому-либо рассказывать её историю, – сжав зубы, отвечаю я. – И если Белле необходимы друзья, она сама их себе найдёт.

Мне жаль, что я не могу обвинить её в том, как она ужасно вела себя с Беллой на испанском, но я не присутствовал при этом и не совсем уверен, что же там произошло. Дело в том, что Белла никогда не отрицала, что что-то всё же случилось, однако наотрез отказывается говорить на эту тему, а этого достаточно для того чтобы понять – Джессика была не очень добра к ней.

– Иисусе, Эдвард, не нужно так со мной. После всего, что было... – она имеет в виду наши отношения. Если это можно так назвать.

– И что, Джессика? Как я должен реагировать после всего, что было? – я имею в виду тот факт, что она распустила сплетни обо мне и те любовные записочки, которые вызывали у меня дрожь – всё то, через что она заставила меня пройти только потому, что я любил её недостаточно, чтобы удержать.

Она выглядит озадаченной и снова кусает свою губу. Я борюсь с желанием закатить глаза и жду, когда она снова заговорит.

– Ладно. Гм, мне нужно идти.

Она чуть ли не убегает от меня, и я удивлённо смотрю ей вслед, и это выражение лица видимо не сходит, когда я подхожу к своим братьям и сёстрам.

– И что она хотела? – спрашивает Джаспер, глядя через плечо на Джессику, которая наверняка спешит к Лорен.

– Ничего, – отвечаю я, не желая говорит о Джессике при Белле. Уверен, узнав, что кто-то спрашивал о её прошлом, она начнёт волноваться.

– Ладно, – кивает Джаспер, на время оставив эту тему.

– Всё хорошо здесь? – спрашиваю я, глядя на Элис, но затем перевожу взгляд на Беллу. Она смотрит в пол, и если сравнить её состояние с прошлым понедельником, то она гораздо более расслаблена.

Похоже, она больше не находится в том полубессознательном состоянии, и думаю, что это хороший знак. Из того что я видел и из того, о чём рассказывала мне Элис, учителя хорошо отнеслись к Белле и я рад, что они не усложняют ей жизнь.

Белла через многое прошла и я счастлив, что, по крайней мере пока, школа, кажется, даётся ей относительно легко.

Однако сегодня она чересчур тиха. Она избегает смотреть на нас и даёт минимальные ответы на вопросы. Нет никакой ручки и бумаги и даже Элис, кажется, чувствует, что Белла хочет, чтобы её оставили в покое.

Интересно, случилось ли что-то, что заставило её действовать подобным образом или у неё просто плохой день. У всех у нас время от времени бывают такие. Я задаюсь вопросом, могу ли я как-то её развеселить.

Интересно, как она отреагирует на предложение о терапии. И сработает ли это? Она не может говорить, ведь так? Возможно, онлайн-терапия подойдёт ей больше? Я имею в виду, она может печатать. Возможно, ей намного легче писать о том, что её тревожит.

Может, мне стоит поговорить об этом с папой.

Я просиживаю третий и четвёртый урок, делаю записи в тетрадь и стараюсь слишком не зевать. Мне на самом деле нужно ложиться спать немного раньше, но вчера вечером, переживая, я долгое время лежал с открытыми глазами.

К обеду дождь льет не переставая, и я спешу перехватить Беллу на испанском. Завернув за угол, я вижу, что Белла окружена двумя светловолосыми девушками.

О, ради всего святого.

Я даже не хочу знать, что они говорят. Я вижу только одно, что Белле крайне неловко и она напряжена. Я подхожу к ним, спеша спасти Беллу от этих сук.

Белла замечает меня первой и смотрит широко раскрытыми глазами, которые выделяются на бледном, усталом лице. Джессика и Лорен следуют за её взглядом и, повернув головы, смотрят на меня.

– Готова? – спрашиваю я Беллу, не обращая внимания на других девушек.

Она кивает и делает быстрое движение, чтобы следовать за мной.

– Знаешь, если ты будешь продолжать вот так водить её за собой, то она не сможет завести себе здесь никаких друзей, – внезапно говорит Лорен.

Глядя на неё, я вскидываю брови, но в этот момент вставляет своё слово Джессика.

– Или ты пытаешься спрятать её?

Что за...?

И мне что, нужно на это отвечать?

Я быстро придумываю ответ.

– Это не так. Белла, ты хочешь остаться здесь или пойдёшь со мной на ланч?

К моему огромному облегчению, но, никак не удивляя, Белла делает решительный шаг вперёд, отходя от Джессики и Лорен. Я веду её к кафетерию и замечаю благодарный взгляд Элис, когда она видит, что впереди меня идёт Белла.

Эммет вскакивает, чтобы подвинуть стул и, не колеблясь, Белла сразу же садится, слегка улыбнувшись восторженному приветствию Элис.

Чего бы Джесс и Лорен не пытались добиться, похоже, им это не удаётся.

Это делает меня счастливым.

Но я переживаю. Меня волнует, что Джессика и Лорен могут зародить в Белле сомнения. Никогда мне не понять, почему они пытаются убедить её в том, что она нежеланна для нас.

Я решаю поговорить с ней об этом на биологии. Мы снова вместе работаем над заданием. Оно кажется до смешного простым, не в последнюю очередь потому, что Белла на самом деле разбирается в предмете и с лёгкостью выполняет большую часть работы.

Мне становится интересно, как много она на самом деле знает. Я видел, что она читала книгу по астрономии, которую я бы и не пытался понять, однако она, похоже, погружалась в неё полностью. Она ужасно сильна в математике и меня не удивит, если ей легко даются иностранные языки.

Тем не менее, когда речь заходит о социальном взаимодействии, она словно теряется. Не потому, что она неприветлива или необщительна, по крайней мере, она общается, если задать ей правильные вопросы. Но на эту мысль наводит то, с каким пристальным вниманием и восхищением она наблюдает за другими.

Особенно, когда мы подшучиваем друг над другом. Иногда кажется, что ей всё это незнакомо.

Она зритель по жизни во многих отношениях.

Однако нам нужно поговорить. Я даже ещё не извинился за тот инцидент с Ньютоном. Спасибо, что этот мудак больше не подходил, но до выходных ещё есть время.

– Белла?

Она смотрит на меня, и не впервые я вижу вспышку страха в её глазах, прежде чем она маскирует свой взгляд и, обратив всё внимание на меня, даёт понять, что слушает.

– Ну, мм, прости за вчерашнее. Я не должен был говорить за тебя.

Белла немного хмурится, затем пожимает плечами и смотрит вниз.

– Нет, мне, правда, жаль. Но я слышал, как ты говорила «нет», прежде чем...

Она снова поднимает взгляд и в её глазах столько эмоций, что я не могу расшифровать их, вот только грусть распознаётся сразу.

– Кажется, я чувствую, что должен защищать тебя. Прости, если вёл себя снисходительно.

Я отвожу взгляд и сразу же сожалею об этом, так как не вижу сейчас реакцию Беллы.

Когда я снова смотрю на неё, Белла отвернулась и теперь сосредоточена на лабораторной. Мы почти закончили, а ведь не прошло ещё и половины урока.

– Белла?

Она снова поворачивается ко мне, её лицо ничего не выражает.

С подавляющей грустью я понимаю, что даже если назову её имя пятьдесят раз, она столько же раз повернётся. И готов поспорить, что она никак не проявит своё раздражение, которое, несомненно, будет расти. Она просто мастерски скрывает свои чувства, но я знаю, что они у неё есть.

На самом деле, я думаю, что она очень эмоциональный человек. Но впечатление такое, словно она не позволяет себе чувствовать или показывать свои чувства другим. Тот вечер на кухне, когда она плакала и позволила мне остаться, позволила мне быть рядом и не сдерживала свои слёзы, очень важен для меня. Как и для неё.

Я вспоминаю о словах Элис. Неужели моя связь с Беллой настолько отличается от остальных?

Белла держит мой взгляд и ждёт от меня следующего шага, её карие глаза возвращают меня обратно в реальность.

– Я видел, Джесс и Лорен уже представились тебе, – непоследовательно говорю я, понимая слишком поздно, что мы уже обсуждали это в понедельник, и она знает, что мне уже это известно.

Белла кивает, очевидно, задаваясь вопросом, к чему всё это идёт.

– Я так понял, они хотят быть твоими друзьями?

Она надолго задумывается, возможно, пытаясь придумать ответ, или вообще сомневаясь, что ей нужно это делать. Затем медленно качает головой и смотрит на меня, ожидая реакции.

– Не хотят?

К моему удивлению, Белла пишет.

Они говорят, что хотят быть друзьями.


Я смотрю на записку и предлагаю ей продолжать. Ей требуется много времени, чтобы снова что-то написать. Я не могу даже представить, как может быть настолько трудным передать другим свои слова. Что же такого случилось, что привело её к этому?

Но она пишет.

Я не доверяю им.


Слышать такое от Беллы, по крайней мере, странно, так как она, очевидно, не доверяет никому, но думаю, я понимаю, что она имеет в виду.

И должен сказать, что рад видеть эти слова, потому что она права, а это значит, что она не поддастся на их уловки.

– Почему ты не доверяешь им? – спрашиваю я лишь для того, чтобы поддержать разговор. Кроме того, будет неправильно, если я попрошу Беллу держаться от них подальше, особенно после их намёка, что я специально не подпускаю никого к Белле, хоть и совершенно по другим причинам.

Плохое предчувствие. Они не честны.


Она не рассказывает о них. Она могла бы написать, что они были грубы с ней, потому что я уверен, так оно и было. Но она не дала мне никаких настоящих улик против них.

Это... впечатляет.

– По поводу того, что они сказали, когда я пришёл за тобой... надеюсь, ты знаешь, что это неправда.

Взглянув на её лицо, я понимаю, что она не уверена в том, что я говорю.

– О том, что мы скрываем тебя от других. Я бы хотел увидеть, что ты подружилась с кем-то помимо нас. Просто будь осторожна и обдуманно выбирай себе друзей, ладно? Не все здесь хорошие.

А затем она делает то, что безумно удивляет меня. Она фыркает.

Фыркает.

Она на самом деле издаёт звук, и это насмешка на моё предупреждение, что не все люди хорошие.

Я так потрясён её реакцией, что откидываю голову назад и смеюсь. Громко.

~О~


Мы заканчиваем биологию в тишине, и мне с трудом удаётся сдержать хихиканье, когда я вспоминаю лицо Беллы в ответ на мой смех. Она недоверчиво смотрела на меня и, видимо, не понимала, почему именно я так громко хохотал, что весь класс, в том числе и мистер Бэннер обернулись, чтобы увидеть, что же меня так сильно рассмешило.

Белла скрылась за своими волосами и сосредоточилась на задании, её лицо так сильно покраснело, что я подумал: «Оно сейчас взорвётся».

Конечно, я слишком поздно понял, что на самом деле означала её реакция. Я чувствую себя ужасно до конца урока и понимаю, что не смогу поговорить с ней ещё раз.

К тому же я не знаю, что сказать.

После биологии Белла задерживается у стола и, как мне кажется, с трудом помещает свои книги в рюкзак.

– Я могу помочь? Нам нужно идти, – спрашиваю я, немного нервничая, потому что на очереди у меня испанский, и меня уже ругали за то, что я опаздываю. Если я снова приду поздно, меня оставят после уроков. Когда я попытался объяснить учителю, почему опоздал, она усмехнулась и сказала, что моя новая сестра уже большая девочка и вполне может ходить по школе сама.

Ладно. Будет лучше добраться до класса вовремя.

Белла машет мне рукой и роется в своём рюкзаке. Волосы падают ей на руки, и я не вижу, что она делает.

– Ты сможешь сама добраться до своего следующего класса? – спрашиваю я. Если подумать, я ещё никогда не провожал её после биологии. Думаю, она вполне сможет справиться.

Белла кивает и жестом велит идти на испанский. Сказав быстрое «Пока!», я покидаю класс и практически бегу, так как всё ещё опаздываю и понимаю, что скорей всего в пятницу меня оставят после уроков.

На самом деле, мне бы этого совсем не хотелось.

~О~


Когда мы возвращаемся домой, Белла ускользает в свою комнату, чтобы поспать. Она делает это каждый день, и думаю, школа отнимает у неё намного больше энергии, чем кажется. Я рад, что мама ожидала этого и Белла в основном спит до ужина, после чего мама будит её.

Белла снова спускается, всегда с небольшим румянцем ото сна, с взъерошенными волосами и зачастую с сонными глазами, видимо, всё ещё пытаясь проснуться. Когда может, она помогает готовить, а затем, держа поднос с едой, снова возвращается в свою комнату.

Интересно, как это всё для неё. Не в состоянии есть в окружении других и в итоге, быть вынужденной есть в одиночестве. Это беспокоит её? Я уже знаю, что она не станет есть, даже если её попросить об этом. Это ещё одно, что она не будет делать, как бы вы не просили. И всё же, когда я сделал ей бутерброд и дал почувствовать, что игнорирую её, она поела.

Она ела с кем-нибудь ещё? Да, с мамой, я знаю. И возможно, я мог бы поклясться, что однажды вечером она ела попкорн.

Но с кем-нибудь ещё?

Не знаю. Почти уверен, что нет.

Вечером Элис зовёт Беллу присоединиться к нам, когда мы выполняем домашнее задание. Раньше мы никогда не собирались для этого за кухонным столом, но когда рядом Белла, это кажется вполне нормальным.

Белла помогает Элис с тригонометрией, и с благоговением я наблюдаю, как Белла объясняет предмет. Она делает это так, что Элис понимает её. Где я бы с отчаянием фыркнул, Белла пытается снова. Там где я бы просто сдался, Белла придумывает другие способы сделать тригонометрию более понятной для Элис.

Я стараюсь вовлечь Беллу в разговор, когда Элис, наконец-то начинает сама заниматься тригонометрией, но безрезультатно. Видимо, Белла не в настроении разговаривать. Надеюсь, это не из-за моей неадекватной реакции на биологии.

Наверное, мне нужно извиниться за это. Но я не хочу делать это в присутствии других и не хочу извиняться по электронной почте.

Однако когда я стучу в её дверь, спустя пять минут после того, как мы все пошли наверх, она не отвечает, хоть я и знаю, что она в своей комнате.

Я должен уважать её желания и личные границы. Поэтому я уступаю и поднимаюсь наверх, где быстро принимаю душ и падаю на кровать.

Уставившись в темноту, я понимаю, что не смогу уснуть. Слишком много всего произошло, но я понятия не имею, к чему это приведёт и каким словом это можно назвать. Слова Элис не дают мне покоя, но если честно, не думаю, что наше общение с Беллой какое-то особенное.

Кроме того, очевидно, что она отталкивает меня.

Лучше отступить, пока она не разберётся, с чем именно борется.

Вздохнув, я ложусь на живот, и трение в паху даёт мне идею, которая поможет мне уснуть. Моя рука заползает в свободные пижамные штаны и, обхватив себя ладонью, я наслаждаюсь приятными ощущениями, но в то же время в который раз чувствую разочарование, что мне не с кем их разделить.

Я вызываю в воображении образ безымянной безликой девушки и представляю, что мы могли бы сделать. У меня нет в этом опыта, и я просто пытаюсь представить, как она, обнажённая, прижимается ко мне, как я лежу сверху, а затем она на мне.

В конце концов, это приводит меня к оргазму, но когда я начинаю погружаться в сон, меня снова охватывает пустота. И затем, в последние мгновения сознательной мысли, я понимаю, что у девушки, которую я представлял, были каштановые волосы.

Ха. Обычно я не предпочитаю брюнеток.

~О~


Зима, кажется, началась за одну ночь. Над Форксом обосновался холодный воздушный фронт, и температура резко упала. Я засовываю руки в карманы, когда мы приезжаем на автостоянку, и вижу, что моё дыхание, вырываясь, обретает форму облачка.

– Чёрт, – потирая руки, бормочет Джаспер. – Нужно было взять с собой перчатки.

К нему подходит Элис, обнимает его, и сильно дрожа, кладёт свою голову на сгиб шеи.

– У тебя даже волосы холодные, – жалуется он, но затем смеётся, и мы тоже усмехаемся.

Белла кажется более маленькой, чем обычно в своём слишком большом Burberry и, пытаясь защититься от холода, обхватывает себя руками.

Она из Финикса и привыкла к теплу и солнцу. Очевидно, что она с трудом переносит такую погоду и кажется несчастной, хоть и пытается это скрыть.

Чёрт, кажется, я даже вижу голубой оттенок на её губах.

Так не пойдёт.

Я беру инициативу на себя и, не дожидаясь звонка, веду её в школу, где нахожу место возле стены, у батареи. Постепенно она согревается и немного цвета снова возвращается на её щёки.

Но она слишком напряжена. В её глазах пустота и страх, а губы сильно потрескались от того, что она постоянно их кусает.

Я немного хмурюсь, обеспокоенный её явным дискомфортом.

– Эй, что с тобой? – тихо спрашиваю я, едва услышанный из-за болтовни других учеников.

Она смотрит на меня в течение долгого времени и, клянусь, я вижу тоску в её глазах, но затем завеса снова опускается и, качая головой, Белла делает шаг назад.

Звенит звонок, и мне не остаётся ничего другого кроме как отпустить её, и она уходит с Розали на свой урок.

Во время первой перемены она всё такая же, и несколько раз я обмениваюсь взглядом с Элис. Она тоже это заметила.

На обеденной перемене ничего не меняется. Стоит мне лишь взглянуть на неё, меня охватывает беспокойство, и я чувствую, что что-то происходит. Но если она не скажет в чём дело, я ничем не смогу помочь.

Впечатление такое, что в животе закручивается спираль, и я не знаю, что мне с этим делать. Напряжение исходит от Беллы волнами, но она не хочет говорить об этом ни со мной, ни с Элис.

Когда я спрашиваю её на биологии, она утверждает, что всё в порядке.

– Я вижу, что ты напряжена, Белла. Что с тобой? – настаиваю я, но её ответ короток и впервые я чувствую раздражение в её сообщение.

Ничего. Забудь об этом. Пожалуйста.


То, что она просит меня забыть, только подтверждает, что на самом деле что-то не так, но после её просьбы, всё, что я могу сделать – только повиноваться.

В конце урока к нашему столу подходит мудак по имени Майк Ньютон.

– Белла, – глядя на неё сверху вниз, медленно говорит он, и, вероятно, пытается улыбнуться, но это больше напоминает ухмылку. – Сейчас ведь у тебя урок физкультуры?

Я замираю, услышав что-то за его словами. Белла рядом со мной полностью напряжена и смотрит на Майка расширившимися глазами.

– Почему бы тебе не пойти со мной? Ведь, кажется, ты так и не смогла найти спортзал?

Что-то щёлкает у меня в голове, и я моргаю. Белла пропускала физкультуру. Всё её задержки в этом классе в течение всей недели, все старания, чтобы я не знал, куда она пойдёт, наконец, обретают для меня смысл.

Почему она не хочет идти в спортзал?

– Ну же, – говорит Майк. – У меня сейчас тоже физкультура. Пойдем вместе и я покажу тебе путь.

Я сглатываю и вижу, что Белла встаёт, все её движения кажутся механическими. Мне кажется, она даже не дышит.

Я бы хотел что-то сделать, но как я могу остановить Майка, если у него такой же урок, как и у Беллы? По какой причине, кроме как «Белла боится», я могу отослать его? И, кроме того, Белла не хочет, чтобы другие знали о её страхах? Использовав этот аргумент, я предам её доверие ужасным способом.

Поэтому я беспомощно наблюдаю, как Майк выводит Беллу из класса. Кажется таким неправильным позволить ей вот так уйти, но, честно, я не знаю, что ещё я могу сделать.

На своём следующем уроке я испытываю ужасное беспокойство. Белла пропускала физкультуру всю эту неделю и не сказала нам почему. Очевидно, этот урок вызывает у неё огромный стресс, а я отпустил её с самым большим придурком нашей школы.

Именно поэтому я даже не удивлён, когда спустя двадцать минут после начала урока я получаю сообщение от Элис.

Приходи в спортзал. Что-то не так с Беллой.


Я смотрю на преподавателя испанского языка, которая сидит за своим столом, пока мы должны работать над заданием. Я знаю, она будет против моего ухода, но я должен.

Я быстро собираю свой рюкзак, не ожидая больше вернуться, и подхожу к её столу.

– Простите, сеньора, но возникла чрезвычайная ситуация. Это касается Беллы. Мне нужно идти.

Она смотрит на меня со всей строгостью.

– И как ты узнал об этой чрезвычайной ситуации? – тихо спрашивает она.

– Я получил сообщение, – говорю я, признавая, что проверял свой телефон во время урока.

– И что это за чрезвычайная ситуация? – спрашивает она, и я понимаю, что теряю время, пока она пытается проверить мою историю.

– Я не знаю, сеньора, но Элис только что прислала мне сообщение и я на самом деле думаю, что мне нужно сейчас бежать в спортзал.

Момент, когда она пытается передать мне что-то своим взглядом, кажется, тянется целую вечность.

Наконец, я нарушаю молчание.

– Сеньора, я ухожу. Вы можете оставить меня потом после уроков, меня это не волнует. Но сейчас мне нужно к Белле.

Я даже не дожидаюсь ответа и просто ухожу. Если честно, мне плевать, буду ли я наказан. Это будет того стоить, если сейчас я смогу помочь Белле, потому что очевидно, это намного важнее урока испанского, который дается мне с такой лёгкостью.

Мчась по пустым коридорам, я быстро оказываюсь у спортзала. Я понятия не имею, где Белла, поэтому решаю войти в спортзал через мужскую раздевалку.

Там всего несколько человек, учителя среди них нет. Атмосфера явно напряжённая.

Я бегу в спортзал.

– Белла, – кто-то показывает в сторону раздевалки девушек.

Я подхожу, но не решаюсь войти, и, прежде чем заглянуть в открытую дверь, громко стучу в дверной косяк, чтобы дать знать о своём присутствии.

Ну, понимаете, это всё же раздевалка для девушек.

Чёрт.

– Эдвард, иди сюда, – слышу я голос Элис среди болтовни других девушек, которые толпятся в углу зала.

Я пытаюсь протиснуться сквозь толпу учеников, в основном девушек, которые не отступают ни на шаг и не позволяют мне пройти.

– Дайте пройти, – резко говорю я, и когда подхожу к Анджеле, она сразу же отходит в сторону.

И я вижу Беллу, которая сидит на полу, спрятав голову в своих руках, максимально напряжённая. Мне даже не нужно спрашивать, закрыта ли она, потому что я уверен, что это так.

В этот момент тренер Клэпп, наконец, приходит в себя.

– Всем выйти! – строго говорит он и неохотно и очень, очень медленно толпа рассеивается, пока, наконец, все не уходят.

Анджела задерживается.

– Позвони мне, если что-то будет нужно, – тихо говорит она Элис, которая сидит на корточках возле Беллы, пытаясь оказаться как можно ближе к ней, но в то же время не касаясь.

Элис кивает, девушки обмениваются взглядами и Анджела уходит. В этот момент возвращается учитель.

– Я в полной растерянности. Вам, ребята, лучше позвонить своей матери.

– Я уже позвонила, – не отворачиваясь от Беллы, говорит Элис. Спустя какое-то время она поднимает взгляд. – Вы знаете, что произошло?

Выглядя потерянным, тренер Клэпп качает головой.

– Нет. Девушки долго не выходили из раздевалки, а затем один ученик позвал меня сюда. Когда я пришёл, все они... толпились на одном месте. Я увидел Беллу. Она была уже в таком состоянии. Она ни на что не реагирует.

– Такое уже происходило раньше. Мама будут здесь минут через двадцать, – говорит Элис. – Вы не против, если мы подождём здесь с Беллой?

– Может, будет лучше доставить её в кабинет медсестры? Я могу отнести её.

– Нет, – говорю я, более резко, чем того хотел. – Не трогайте её. Лучше не беспокоить её сейчас.

Учитель приподнимает брови, услышав мой тон, и он имеет на это право.

– Простите, – сразу же извиняюсь я. Последнее, что я сейчас хочу, так это чтобы меня выгнали отсюда.

– Хорошо. Думаю, вам лучше знать. Сообщите мне, когда приедет ваша мать. Сейчас мне нужно идти на урок.

– Мы позовём вас, – улыбается Элис, и тренер Клэпп уходит, оставляя нас с напряжённой Беллой, которая заперта в своём разуме, имея в качестве компаньонов только свои страхи.

– Белла? – тихо спрашивает Элис и пододвигается чуть ближе к ней. – Мы здесь. Эдвард и я. Ничего не случится. Скоро приедет мама, и ты сможешь поехать домой.

Никакой реакции.

– Я знаю, ты слышишь меня, где бы ты не находилась. Послушай, я уверена, ты закрылась по причине и из-за этого никто не станет плохо думать о тебе.

Пауза и Элис смотрит на меня расширившимися глазами, заполненными слезами и беспокойством. Я сажусь на холодный кафельный пол рядом с Элис и беру инициативу на себя. Не знаю, смогу ли я чего-то добиться, но мне нужно попробовать.

– Почему ты не сказала нам, что не хочешь ходить на физкультуру? – тихо, осторожно спрашиваю я, пытаясь не допустить никакого осуждения в тон своего голоса, потому что я на самом деле не сужу.

Элис резко оборачивается и смотрит на меня. Это тоже стало для неё новостью.

– Ты должна была рассказать нам, тогда спасла бы себя от такого стресса. Ты ведь знаешь, что можешь прийти к нам с этим, верно?

Боже, мне трудно разговаривать с Беллой, которая только кивает и качает головой, но когда она совершенно никак не реагирует, чёрт, это просто невозможно.

– Что случилось? Майк сделал какую-нибудь глупость? – это смутное предположение.

Желчь поднимается в горле, когда её тело сильно вздрагивает, и она обхватывает себя руками с большей силой, крепче обнимая себя за талию.

– О, Боже, – выдыхаю я, встречаясь взглядом с крайне потрясённой Элис.

Мы оба это знаем. Мы знаем. Мы просто никогда не говорили об этом вслух, боясь признаться.

Я сглатываю, потеряв дар речи на мгновение.

Элис, как обычно более сильная, берёт инициативу на себя.

– Теперь ты в безопасности, Белла. Ты с нами. Если физкультура вызывает у тебя стресс, уверена, мы найдём способ, чтобы избавить тебя от этого.

Никакой реакции.

– Мама скоро придёт. Она отвезёт тебя домой, и ты вернёшься в школу, как только почувствуешь, что готова. Она не будет сердиться.

Никакой реакции.

– Держись, – говорю я после долгой паузы. – Мы никуда не уйдём.

Спустя ещё несколько минут, наполненных напряжённой тишиной и тихими заверениями, мы слышим какой-то шум и вскоре, встревоженная и ужасно обеспокоенная, в раздевалку вбегает мама.

– Белла? – спрашивает она.

Прежде чем мы успеваем встать, она становится на колени рядом с нами, и с беспокойством взглянув на Беллу, смотрит на нас. Элис быстро рассказывает всё, что знает.

– Уверен, она слышит нас, – добавляю я. – Я сказал что-то о Майке и она отреагировала.

Мама медленно кивает, принимая эту информацию. Затем медленно поворачивается к Белле.

– Белла, дорогая, ты меня слышишь? Я уже здесь. Давай, я отвезу тебя домой? Не волнуйся, я не сержусь.

– Я найду тренера, – встав, тихо говорит Элис. – Но попрошу его немного подождать.

Я киваю, и Элис тихо выходит из комнаты.

– Я думаю, Белла вплоть до сегодняшнего дня пропускала физкультуру, – тихо говорю я. Мне не хочется предавать Беллу, но мама должна это знать. – А затем к нам подошёл Майк Ньютон и предложил отвести её в спортзал, и она уже тогда стала ужасно напряжённой. Я должен был остановить его.

– Ты не мог знать, – тихо говорит мама. Затем снова смотрит на Беллу. – Не беспокойся об уроках физкультуры, Белла. Ты не должна этого делать. Мне следовало знать, что ты этого не захочешь. Всё в порядке, милая. Не беспокойся об этом. Ты правильно делала, что не ходила. Я снова подвела тебя. Но мы всё решим. Со всем разберёмся. Теперь ты в безопасности.

И снова никакой реакции, но всё же немного напряжения, кажется, покидает её тело.

– Ты меня слышишь, Белла? Теперь ты в безопасности. Тебе больше не нужно закрываться. Я не злюсь, и Карлайл не будет. Обещаю. Один, ты в порядке. Два, ты в раздевалке спортзала...

Мама затихает и тянет руку над полом к абсолютно не реагирующей Белле, отчаянно желая стать ближе к девочке, которая не может воспринимать прикосновения.

– Впусти нас, – шепчет мама, её голос дрожит. – Пожалуйста, позволь нам помочь тебе.

Бесконечно медленно Белла убирает одну руку со своего тела, другой рукой всё ещё скрывая за волосами своё лицо. Свободная рука опускается нерешительно, почти нехотя, пока не касается пола, всего лишь в дюйме от руки мамы.

После того что походит на вечность, рука Беллы скользит вперёд и касается мамы.

Моё дыхание останавливается, так как я становлюсь свидетелем того, как Белла вступает в контакт.

Когда мама медленно, осторожно двигает руку, чтобы Белле было проще касаться её, рука Беллы движется вслед, словно сама по себе, а затем, неожиданно, она сжимает руку, пальцы белеют от той силы, с которой она пытается удержать маму.

Я чувствую себя придурком, но у меня комок в горле.

И краем глаза я вижу, что из маминых глаз падают слёзы.

~О~


Ох... Эдвард многословен)))
Мы ждём вас на форуме


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1397-84
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (11.09.2013)
Просмотров: 2027 | Комментарии: 40 | Рейтинг: 5.0/54
Всего комментариев: 401 2 3 4 »
0
40   [Материал]
  Что там Майкл натворил?

0
39   [Материал]
  Ньютона на эшафот!

0
38   [Материал]
  Ух ты Эдвард, весь переживая оу беспокоясь и взволнован ее поведением........................
Эмм, такой занудный и люб/поддевать его и Белла вся, нуждаясь в поддержке, ох мучаясь от опустошения..................
М мерзкий слизняк и неприятный тип ох, добился своего ну вот, довел Беллу до потрясения оу Эдвард придя, взывал к ней да предупредив, Эсме понемногу успокоила ее............................

37   [Материал]
  cray :cray: cray :cray: cray :cray: cray

36   [Материал]
  Как же жаль ее,она так молода,но уже столько вынесла.Удивителько,как она вообще еще сохраняет свой разум.

35   [Материал]
  пальцы белеют от той силы, с которой она пытается удержать маму - Ох  cray

34   [Материал]
  Спасибо.

33   [Материал]
  Она просто испуганная до смерти маленькая девочка... ей так нужна эта забота, эта ласка и тепло. cray И именно Каллены ей это дают. Я так рада, что она старается идти на встречу!
Спасибо за главу! lovi06015

32   [Материал]
  Уф,Белла вышла на контакт,но что же все таки произошло?!

31   [Материал]
  Думаю, всё образуется, ведь Белла пошла на контакт с Эсми.
Спасибо за перевод.

1-10 11-20 21-30 31-40
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]