Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерзанная/TORN. Глава 51.
Не отрывая от меня взгляда и делая медленные неуверенные шаги, Эдвард подходит ко мне.

– Я могу сесть? – тихо спрашивает он.

Я киваю, понимая, что моё порывистое движение передаёт ту напряжённость, которую я ощущаю.

Он садится рядом со мной и, пытаясь найти более удобное положение, слегка задевает мою руку. В течение долгого времени мы оба смотрим вперёд, потерянные в своих мыслях.

Он делает вдох, чтобы заговорить, но затем передумывает и вновь закрывает рот. Когда он делает это снова, я достаю телефон и пишу.

Поговори со мной.


На его лице появляется кривая улыбка.

– Используешь против меня мои же слова?

Я всё ещё здесь. И хочу услышать, что ты скажешь.


Он опускает взгляд.

– Всё это так странно… И я не знаю, что ещё сказать.

И мы снова сидим в тишине. Он расслаблен, но настороже и только спустя какое-то время я понимаю, что его напряжённость напрямую связана с беспокойством обо мне. Стоит ему почувствовать, что моя нервозность сходит на нет, как он тоже успокаивается.

– Мне нравится находиться в твоей компании, – наконец, говорит он. – Но мне ненавистно, что ты так боишься людей, боишься меня. Мне хочется обнять тебя и показать, что для страха нет никаких причин, но я понимаю, что это не самое лучшее, что я могу сделать. – На последних словах он встречает мой взгляд, и в его глазах я вижу смесь отчаяния и понимания.

Думаю, мне нужно какое-то время.


– Я знаю, – говорит он и, подняв руку, потирает затылок. – Мне просто жаль, что я ничего не могу сделать, чтобы помочь тебе.

Я хочу сказать ему, чтобы он просто продолжал делать то, что делает сейчас, но почему-то не могу.

Твоё терпение иссякнет.


Прочитав мои слова, он смотрит на меня.

– Почему ты так думаешь?

Я пожимаю плечами.

Ты хороший парень. И заслуживаешь хорошей девушки.


Он хмурится.

– Не совсем понимаю, что ты имеешь в виду.

Я не могу дать тебе то, чего ты хочешь.


– Ты уже говорила об этом. И ты неправа, – говорит он и его лицо вновь становится безмятежным. – Ты даже не знаешь, чего я хочу. Вот спроси меня.

Я спрашиваю.

– Я хочу проводить с тобой время, – говорит он, повернувшись ко мне лицом. – Вот и всё.

Я качаю головой.

Это не правда.


Его плечи поникают.

– Жаль, что ты никак не можешь поверить в это.

Я не глупа, Эдвард. И прекрасно знаю, чего хотят мужчины.


В тот момент, когда он читает мои слова, я осознаю всю серьёзность своей ошибки. Сгорая от стыда, я отворачиваюсь от него, пряча лицо за волосами.

Молчание затягивается. Лёгкий ветерок колышет траву на поляне и щекочет волосы на затылке. Ощущение новое и незнакомое и, пытаясь избавиться от него, я сутулю плечи. На миг мне становится интересно, каково это – почувствовать на себе прикосновение любящей руки, но поспешно отодвигаю от себя эту мысль.

– Я не… я не буду… – нарушая тишину, слышится позади меня сбивчивый голос Эдварда. – Белла, пожалуйста, посмотри на меня.

Я отрицательно качаю головой. Прямо сейчас я не могу встретиться с его взглядом. По моему телу пробегает озноб. Я чувствую себя такой грязной и удивляюсь, почему Эдвард до сих пор здесь.

Я напрягаюсь, почувствовав на спине его руку. Прикосновение настолько нежное, что я едва его ощущаю.

– Жаль, что я не знаю, как утешить тебя, – тихо говорит он. – Жаль, что я не знаю, как заставить тебя поверить, что нет никаких причин меня бояться.

Его слова настолько искренни, а голос кажется надломленным. Я склоняюсь под тяжестью его признания, расслабившись от прикосновения его руки. Она медленно движется, выводя успокаивающие круги, но, не ощупывая и не давя. Всё это так ново для меня.

Но я всё ещё не могу смотреть на него.

– Я уже говорил, что не знаю, что произошло с тобой в прошлом, – шепчет он. – Иногда мне даже кажется, что я не хочу знать. Но я хочу, чтобы ты знала – я никогда не стану заставлять тебя что-то делать. Я даже представить себе не могу нечто подобное.

Его рука останавливается.

– Ты сказала, что знаешь, чего хотят мужчины. Но не все мужчины просто берут то, что хотят. Это имеет смысл?

Я коротко киваю. Хотя, это не обязательно должно быть правдой.

Он выдыхает, почти со вздохом, причина которого мне не понятна.

– Ты решила не бежать, когда я сказал, что ты нравишься мне. Надеюсь, это значит, что ты, по крайней мере, готова попытаться впустить меня.

Я не двигаюсь, ожидая, что он собирается ещё сказать. По какой-то странной причине мне очень приятно слышать его мягкий голос.

– Но ты должна помочь мне, – продолжает он. – Я не могу сделать это в одиночку. И не хочу.

Его рука по-прежнему на моей спине и мне кажется, что через ткань пальто, я могу чувствовать тепло его кожи.

– Что касается остального, ты поймёшь, что у меня довольно простые потребности. Я просто хочу проводить с тобой какое-то время. Иногда быть рядом с тобой. Разве я о многом прошу?

Моя голова движется слева-направо, прежде чем я успеваю остановить себя. Я тоже хочу быть с ним. Просто не могу избавиться от беспокойства, что эта моя потребность скоро станет для него в тягость.

Он снова вздыхает, а затем я чувствую, как он прислоняется лбом к моему плечу. Я не отталкиваю его, и как только он это понимает, я более ясно ощущаю тяжесть его головы.

– Мне жаль, что я не могу избавить тебя от беспокойства, – говорит он за моей спиной.

Мы сидим так в течение долгого времени. То, что он прислоняется ко мне, ища комфорта, безумно удивляет. Никогда прежде никто не обращался ко мне за утешением. Ведь для этого нужно, чтобы человек что-то чувствовал ко мне.

И мне сейчас на удивление хорошо.

Когда у меня появляется желание снова заглянуть в его глаза, я двигаюсь, чтобы повернуться к нему лицом. Он отстраняется, поняв, чего я хочу и когда я сажусь по-другому, встречает мой взгляд.

– Привет.

Привет.

В нервном жесте он облизывает губы.

– Ты впустишь меня?

Я кусаю губу. Я хочу – именно по этой причине я осталась. Но теперь, когда нужно принять решение, страх парализует меня, лишая возможности двигаться.

– Ты всё ещё здесь, – тихо говорит он. – Я могу воспринимать это как «да»?

Я сглатываю, а затем киваю.

Его улыбка выдаёт облегчение, но затем он берёт себя в руки.

– Я даже не спросил, чего хочешь ты. Или что чувствуешь. Поскольку я не хочу, чтобы ты думала, будто обязана или что-то в этом роде, понимаешь?

Как же мне приятно это слышать.

– Поговори со мной, – говорит он и вновь улыбается одним уголком губ.

Я печатаю.

Я хочу быть здесь.


Я не могу сказать, что хочу быть с ним. Для меня почти невозможно признаться в подобных эмоциях. Иногда я что-то чувствую, как например, в эти выходные, но стараюсь как можно скорее от этого избавиться, зачастую автоматически.

Осознание обрушивается на меня как тонна кирпичей. Я отодвигаю от себя эмоции, потому что боюсь их. Я боюсь как боли, которую испытывала не так давно, так и счастья, которое чувствую, когда думаю о словах Эдварда и об обещаниях, которые они за собой влекут. Для меня почти невозможно на самом деле впустить его. Смогу ли я когда-нибудь почувствовать что-то к Эдварду, кроме опасений и беспокойства?

– Белла?

Но, как я уже поняла, я хочу быть рядом с ним. Ведь это должно что-то значить, не так ли? Хоть и противоречит тому, что со мной произошло. И вновь непрошенные боль и позор моего прошлого всплывают на поверхность моих мыслей.

Даже если моей вины в этом нет, я всё ещё очень далека от нормального состояния. Грязная, запятнанная. И дело не только в том, что я сдерживаю свои эмоции, я даже не могу нормально реагировать на прикосновения и даже не знаю, изменится это когда-нибудь или нет. К тому же вряд ли кто-то захочет прикоснуться ко мне, когда узнает, что именно со мной произошло.

– Земля вызывает Беллу.

Я несколько раз моргаю и снова сосредотачиваюсь на лице Эдварда. Он улыбается, но его глаза отражают беспокойство.

– Скажи, о чём ты думаешь.

Мои щёки вспыхивают, и я качаю головой.

– Меня это интригует, – дразня, говорит он. – Уверена, что не хочешь поделиться?

Я долго думаю над словами, которые могли бы выразить моё беспокойство. В конце концов, решаю быть прямолинейной, думая, что это заставит меня почувствовать себя менее уязвимой или открытой.

Я не уверена, что когда-нибудь смогу что-то чувствовать.


Читая мои слова, его брови от удивления приподнимаются.

– Позволю себе не согласиться, – говорит он. – Я думаю – ты очень эмоциональный человек. Тебе просто нужно позволить себе впустить всё это. Конечно, если ты хочешь.

Увидев что-то на моём лице, он продолжает меня заверять.

– Я видел тебя грустной, счастливой, испытывающей страх и расслабленной. Белла, когда ты улыбаешься, вся комната освещается. Но иногда мне кажется, что ты боишься проявить свои эмоции. Это правда?

Я киваю, а моя губа исчезает между зубами. Вот почему я научилась отталкивать их. Только сейчас я поняла, что боюсь интенсивности своих эмоций, если не подавляю их.

– Это грустно, – говорит он более тихим голосом. – Для тебя было лучше скрывать их?

Да, всегда.

– Но, знаешь, ты не должна скрывать их от меня.

Я смотрю в его глаза и на миг теряюсь в их зелени. Столько мыслей проносится у меня в голове, столько различных эмоций, но ни одну из них я не могу выделить. Нет, всё же могу: прямо сейчас я хочу быть здесь, с ним. Однако боюсь, что желание это походит на постоянное затаённое чувство, и именно оно придаёт мне силы, чтобы остаться и попытаться.

Под моим пристальным взглядом Эдвард смущённо улыбается.

– Что?

Теперь приходит моя очередь смущаться. Я смотрю вниз, на телефон в своих руках.

– Эй, именно это я сейчас имел в виду. Впусти меня. Не бойся себя показать.

И снова я не могу ответить, и даже когда он наклоняется, отказываюсь встречаться с ним взглядом.

– Белла.

Я глубоко вздыхаю, понимая всю невозможность этой ситуации. А затем пишу.

Твоё терпение скоро иссякнет.


– Нет, ты не права. Это могло произойти давным-давно, прежде чем я захотел на самом деле тебя узнать. Я готов ждать.

Боже, ну как ему объяснить?

Эдвард, я не могу быть твоей девушкой.


Чёрт, получилось совсем неправильно.

Вместо того чтобы сразу отрицать мои слова, он просто смотрит мне в глаза.

– Я не прошу тебя об этом. Всё, что я хочу – проводить с тобой немного времени, но только если ты сама не против. Я хочу, чтобы ты свободно могла сказать «нет», если не горишь желанием видеть меня рядом. Я знаю, что это, должно быть, трудно для тебя.

О, кажется, я сейчас умру от стыда. Я опускаю голову, пытаясь скрыть за волосами свои покрасневшие щёки.

– Именно это я и имею в виду, – говорит он, невесело усмехаясь. – Я на самом деле пытаюсь понять тебя сейчас, но честно, не могу прочесть твои эмоции.

Удивляя его, я смотрю на него с улыбкой.

Я и сама себя не понимаю.


Он смеётся – с облегчением – счастливым смехом. Когда он откидывает голову назад, я вижу, как поддёргивается его кадык.

– Значит, мы должны попытаться понять тебя вместе? – Когда он говорит, я вижу блеск в его глазах.

Шивон сказала, что я должна вновь открыть себя.


– Возможно, она права, – говорит он, прочитав моё сообщение. – И думаю, ты уже к этому готова. Тебе лишь необходимо немного настроить своё программное обеспечение.

Я понятия не имела, что ты так много знаешь о компьютерах.


– Я не знаю, – с лёгкостью говорит он. – Но очень хочу узнать тебя.

В его взгляде вдруг появляется такая пылкость, что я отворачиваюсь. Конечно, я опять краснею, и он слегка посмеивается.

– Я не хотел заставить тебя краснеть, хоть и должен сказать, что мне нравится, когда ты делаешь это по правильным причинам.

О, злой человек. Моё лицо просто горит и, пытаясь избавиться от этого ощущения, я подношу к щекам холодные руки.

Он снова смеётся – тихо и нежно.

– Прости.

Когда я понимаю, что моё лицо вновь обрело обычный цвет, неуверенно оглядываюсь, чтобы встретиться с его взглядом.

– Я не хотел заставить тебя покраснеть, – говорит он, с нежностью глядя на меня. – В основном я хочу сделать тебя счастливой, заставить тебя улыбаться.

Ты уже это делаешь.


– Я хочу делать это чаще. Как я уже говорил, мне очень больно осознавать, что ты боишься меня. Если я неожиданно прикасаюсь к тебе, ты отстраняешься. Я не хочу тебя пугать. Страх в твоих глазах разбивает мне сердце, особенно если по какой-то причине вызвал его я.

Он знает, сколько значат для меня его слова? Думаю, если бы он собирался взять то, что хочет, не переживал бы о том, как я себя чувствую. И, кажется, он действительно хочет, чтобы я была счастлива. Но всё же это ничего не решает.

Я не уверена, что это когда-нибудь пройдёт.


В его глазах вспыхивает боль.

– Я знаю. Я понимаю это.

Тогда почему ты здесь, ждёшь чего-то, что может никогда не произойти?


Он встречает мой взгляд своими проникающими в самую душу зелёными глазами.

– Просто скажи, чувствуешь ли ты то же самое и хочешь ли того же. Если это так, я готов попробовать. Вопрос в том, готова ли ты?

Кусая губы, я обдумываю его вопрос. Не так-то просто на него ответить.

– Белла?

Беспокойство в его голосе затрагивает мои глубочайшие чувства, и я снова смотрю в его глаза, пытаясь успокоить своим взглядом. Думаю, он видит что-то стоящее, потому что выражение его лица смягчается.

– Я знаю – это тяжело. Или, нет, не знаю, но могу себе представить. И могу только надеяться, что ты здесь, со мной, потому что хочешь, а не потому что думаешь, что этого хочу я.

Ты так хорошо меня знаешь.


– Вовсе нет, – говорит он с грустной улыбкой. – Но я пытаюсь. Итак, ты здесь потому, что сама хочешь? Или потому что этого хочу я?

Я уже сказала тебе, что сама хочу быть здесь. Иначе я бы просто ушла.


– Хочешь? – спрашивает он и его глаза сужаются. – Правда?

Я сглатываю, ощутив на себе его пристальный взгляд.

Я здесь. Я не вру.


– Хорошо, – говорит он и его плечи расслабляются. – Мне нужно, чтобы ты была честна со мной. Мысль о том, что ты будешь делать то, чего не хочешь, лишь бы угодить мне – просто невыносима.

От его слов останавливается моё дыхание, и я снова отворачиваюсь. От эмоций и воспоминаний, которые вызвали его слова, в груди бешено бьётся сердце. Сглотнув неожиданный ком в горле, я обнимаю себя, тщетно пытаясь обрести хоть какой-то комфорт.

– Раньше тебе приходилось это делать?

Мой кивок еле заметен. Я часто моргаю, стараясь сдержать глупые слёзы.

– Мне так жаль. Именно поэтому я не хочу, чтобы ты делала что-то против своей воли. Моё сердце разбивается, когда я вижу тебя такой.

Какое-то время он молчит, и я сосредотачиваюсь на своём дыхании, пытаясь снова взять себя в руки.

– Эй, – говорит он, привлекая к себе моё внимание. – Ты сказала, что на самом деле хочешь быть здесь. На данный момент этого достаточно, разве нет? Во всяком случае, для меня.

Я киваю. Очень медленно, убедившись, что я знаю о его намерениях, он тянется ко мне и осторожно убирает мои руки, крепко обхватившие тело.

– Вероятно, иногда я буду совершать ошибки, – серьёзно говорит он, но в его глазах появляется озорной блеск. – И возможно, сказать тебе о своих чувствах после напряжённых выходных, которые были у тебя – это не самая лучшая идея.

Я хочу перебить его, но улыбнувшись, он меня останавливает.

– Я подумал, что лучше быть честным. Но ошибок мне не избежать. И вероятно, более чем один раз ты будешь отталкивать меня. – Он держит мой взгляд. – Мы просто постараемся избегать всяких правил. Единственное правило, которому я всегда буду следовать, заключается в том, что я буду целиком и полностью уважать тебя. И попытаюсь не слишком тебя подталкивать. Обещаю.

Я вдыхаю его слова, позволяя им обосноваться у меня в душе.

– И единственное правило, которого должна придерживаться ты, заключается в том, что ты не будешь делать то, чего не хочешь. Я хочу, чтобы ты могла сказать «нет». Я не буду использовать это против тебя. Никогда.

Я не могу отвести взгляд от его глаз и чувствую, будто он смотрит сквозь меня, видя всё, что я так долго пыталась крыть. Но это не тревожит меня. Это так... хорошо.

– Ничего не изменится. Я просто... я надеюсь, что время от времени ты позволишь мне держать тебя за руку. – Подчёркивая свои слова, он слегка сжимает мою руку, после чего они, сомкнутые, покоятся на моих коленях.

Я перевожу взгляд с наших рук к его глазам и счастье, прежде никогда не испытанное, вскипая, находит свой выход.

Я улыбаюсь так ярко, как никогда в своей жизни.

~О~


Весь следующий день улыбка не сходит с моего лица. Каждый раз, когда Эдвард ловит мой взгляд, он улыбается в ответ – искренней улыбкой, которая достигает его глаз. Как и обещал, он не стал вести себя по-другому. Он не ищет постоянного контакта. Он также надёжен, как и всегда, и если честно, это меня удивляет.

После вчерашних откровений моё лёгкое беспокойство по поводу того, что по пути в Порт-Анджелес я в течение часа буду с ним наедине абсолютно напрасно. Он расслаблен и спокоен и, как всегда, услышав по радио одну из своих любимых песен, делает громче звук.

Он спрашивает, какая музыка нравится мне.

Я понимаю, что не могу ему ответить, и не только потому, что во время движения у него не получится прочесть мои слова. Я никогда не позволяла себе сильно привязываться к чему-то и как таковой, любимой музыки у меня нет. Хоть мне очень нравится тот CD, который он записал для меня.

Эдвард предлагает мне просмотреть небольшую коллекцию дисков у него в машине. Знакомой музыки я нахожу совсем немного и понимаю, как мало знаю о мире. Мало того, что в течение долгого времени я держалась в стороне, я практически скрывалась от всего, что меня окружало.

Вскоре мы стоим возле кабинета моего психотерапевта. Эдвард говорит, что хочет сходить в библиотеку, но обещает вернуться вовремя. Перед тем как завернуть за угол, он ярко улыбается.

Во время сеанса я ужасно отвлечена. Погрузившись в свои мысли, и вновь переживая то, что произошло вчера и в прошлую пятницу, я не спеша отвечаю на вопросы Шивон.

– Так, насколько я понимаю, наша следующая встреча будет проходить в Эквадоре? – спрашивает она.

Я киваю и только затем осознаю её слова. Несколько раз моргнув, и пытаясь прояснить свои мысли, я с удивлением смотрю на неё.

Она смеётся.

– Вот оно как. Почему ты так рассеяна?

Я надуваю щёки и выдыхаю.

– Поговори со мной, – уговаривает Шивон. – На прошлой неделе наши встречи были для тебя на самом деле тяжелы. Как ты чувствовала себя после этого?

Она с такой лёгкостью ссылается на произошедшее, и я говорю, что оставшуюся часть дня провела, практически приклеившись к Эсме. И добавляю о своём новом открытии, что, судя по всему, даже не осознавая этого, я стараюсь избегать лишних эмоций. Что просто боюсь их впустить.

– Это механизм выживания, – говорит она. – Ты должна снова научиться чувствовать свои эмоции, чтобы позволить им влиять на твоё настроение. Возможно, это страшно, потому что эмоции могут быть довольно сильными. Они заставят тебя почувствовать себя так, словно ты не контролируешь собой. Что ты ощущала в прошлую пятницу?

После этого она обсуждает со мной мои эмоции, помогает мне вспомнить их и снова пережить. Она говорит, что грусть, которая вместо нескольких часов может длиться неделями, вовсе не является признаком слабости.

Она говорит, что после крещения, через которое я прошла в прошлую пятницу, вполне нормально оплакивать детство, которого я была лишена.

– Вероятно, тебе придётся пройти через несколько этапов. На данный момент ты справляешься, игнорируя это, как можно меньше стараясь думать о произошедшем. Я права?

Я киваю.

– Ты знаешь, что ничего не изменится и никуда не исчезнет, пока ты не позволишь этому случиться. Ты, вероятно, чувствуешь грусть, отчаяние и гнев на людей, которые причинили тебе столько боли. И это нормально.

Я смотрю на неё так, словно у неё выросла вторая голова. Я знаю, что мне лучше не злиться на них.

– Вспомни, что ты чувствовала, когда Стефан приходил к тебе по ночам? Был ли это просто страх?

Нет, понимаю я. Также я испытывала ненависть. Я просто мастерски скрывала это, потому что если бы он заметил, что я зла или раздражена, мне был бы конец.

– Это будет долгий путь, – продолжает она. – Но ты уже сделала первые шаги, и справляешься намного успешней, чем другие люди, пережившие подобное. Я думаю, тебе могла бы пойти на пользу групповая терапия. Но только если ты этого хочешь.

Мысль о групповой терапии шокирует меня. Сидеть с другими людьми и говорить с ними о своём прошлом? Нет уж, спасибо.

– Как у нас обстоят дела с Эдвардом? – неожиданно спрашивает она.

Ее вопрос ловит меня врасплох, и я чуть не захлёбываюсь своим кофе.

– Я видела, как он улыбнулся тебе перед уходом. Ты приняла его дружбу?

Если кто-то и может помочь мне с этим, так это Шивон, думаю я. И поэтому рассказываю ей о поляне и о том, что Эдвард сказал мне, что я нравлюсь ему больше чем следовало. А также о своём беспокойстве, что мои эмоции каким-то образом повреждены или ослаблены и о своём страхе перед тем, что я могу чувствовать.

– Тогда давай сосредоточимся на этом: что ты чувствуешь, когда думаешь, что нравишься ему?

Страх. Беспокойство.


– Это всё?

Это подавляет остальное.


– А что именно?

Втайне я счастлива. Но боюсь, что не могу дать ему то, что он хочет.


Шивон улыбается на первую часть моего ответа.

– Ты ему сказала об этом?

Да. И он пообещал, что не будет давить на меня.


– С твоей стороны было очень смело обсудить это с ним. Что ты почувствовала, когда он это пообещал?

Обещания легко нарушить. Вскоре он потеряет терпение. Не похоже, что я когда-нибудь смогу стать нормальной, не говоря уже о том, чтобы стать его девушкой.


– Ты и правда, так думаешь?

Да. И даже не пишу почему. Шивон это известно так же хорошо, как и мне.

– И не менее важно, Эдвард, по-твоему, тоже так думает?

Я недоверчиво смотрю на неё. Конечно, да.

Шивон нежно улыбается.

– Он знает тебя, так как ты живёшь с его семьёй. Он знает тебя, но всё же именно ты привлекла его внимание.

Ох, как мне ненавистно, что в её словах всё же есть определённый смысл.

– Он знает о твоём прошлом?

Кое-что.


– Ты ему рассказала?

Я отрицательно качаю головой.

Он догадался, а я не отрицала.


– Тогда почему ты переживаешь? Я не знаю Эдварда, но мне он представляется хорошим искренним парнем, который любит безоговорочно.

Если он узнает всё, то с отвращением отвернётся от меня.


Пытаясь акцентировать свои слова, Шивон слегка наклоняется вперёд.

– А я думаю, что он этого не сделает. А если сделает, значит, он не стоит твоего внимания.

Опять же, она права. Мы завершаем наш сеанс терапии, обсуждая какие-то упражнения, которые с большей лёгкостью помогут мне разобраться со своими эмоциями. Каждый раз, когда на меня нахлынет какое-либо чувство, мне нужно будет позволить ему полностью завладеть мной и постараться понять, как это влияет на меня, вместо того, чтобы пытаться контролировать.

Как обычно, выйдя из кабинета терапии, моя голова полна разнообразных мыслей. Эдвард сразу же встаёт, готовый отвезти меня домой.

– Как всё прошло? – спрашивает он, пока мы идём к машине.

Напечатав ответ на своём телефоне, я передаю устройство ему. Когда он забирает у меня телефон, его пальцы слегка касаются моих, и странное порхающее чувство возникает у меня в животе. Ох.

Мы говорили о тебе.


Бросив на меня взгляд, он видит мою озорную улыбку и усмехается.

– Надеюсь, только хорошее.

До сих пор не было ничего плохого, что я могла бы сказать о тебе.


Я сильно краснею после своего смелого выступления, но он тоже выглядит смущённым. Какое-то время мы идём оба потерянные. Тишина кажется немного неловкой, но это не напрягает.

– Я так голоден, – вдруг объявляет он. – Хочешь, купим чего-нибудь вкусного?

А как же ужин?


Он пожимает плечами.

– Я ничего не скажу, если ты нас не выдашь.

Сжав губы, я показываю, что буду молчать, и он резко разворачивается направо, заставив меня споткнуться в своей попытке следовать за ним. Он ведёт меня к крошечному магазинчику, практически скрытому за домами. Только завидев витрину, я понимаю, что там продают.

Эдвард открывает для меня дверь и, смущённо прикусив губу, я прохожу мимо него. В магазине продаются все виды орехов. Моё внимание сразу же привлекают покрытые медовой коркой орехи пекан. И я беру их себе, а Эдвард покупает пакетик с орешками макадамии.

Мы идём обратно к машине. Мой пакетик с орешками кажется немного тёплым в кармане пальто. На улице становится солнечнее, и я понимаю, что вскоре мне придётся купить новую куртку, если я не смогу снова носить Burberry, которое носила осенью.

Невероятно, но я живу с Калленами уже полгода. А похоже, что целую жизнь.

Эдвард открывает для меня дверцу машины. Я бросаю на него слегка недоверчивый взгляд. Он смущённо посмеивается.

– Позволь мне сделать это для тебя.

Я качаю головой, пытаясь дать ему понять, что это не должно его беспокоить.

Взгляд в его глазах можно назвать лишь покоряющим.

– Побалуй меня.

Ну, если это делает его счастливым...

– В субботу утром мы собираемся поехать в садовый центр, – говорит он, когда мы, жуя орешки, едем домой. – Парник подвезут к трём часам дня. Поэтому, когда мама получит все эти растения, она не будет знать, что с ними делать. – Он улыбается, предвкушая удовольствие от обмана Эсме.

– Я предполагаю, что все мы преподнесём ей какой-то личный подарок, – продолжает он. – Ты знаешь, что хотела бы купить для неё? Если хочешь, я могу помочь.

Когда он смотрит на меня, я качаю головой, и он снова переводит всё своё внимание на дорогу.

– Ладно, – улыбаясь, говорит он. – Уверен, что бы ты ей не подарила, ей понравится.

Я улыбаюсь. Карлайл на днях сказал почти то же самое.

Разговор подходит к концу, когда с неба начинают падать тяжёлые капли дождя. Сузив глаза, Эдвард внимательно смотрит на дорогу и привозит нас домой в целости и сохранности.

Мне нужно как-то отблагодарить его.

Остальная часть недели проходит просто замечательно. Согласно совету Шивон, я пытаюсь сосредоточиться на том, что чувствую. Когда мне хорошо или я грущу, я пытаюсь позволить эмоциям обосноваться в моей душе, вместо того, чтобы бороться с ними и мысленно отстраняться.

Я становлюсь прилипчивой. Это действует мне на нервы, но Эсме, вроде бы, совсем не против моего нового желания близости. Когда кажется, что мне отчаянно не хватает контакта, я лишь слегка прикасаюсь к её локтю, и она с радостью отвечает мне. Иногда – это объятия, а иногда – просто взгляд. Иногда она просит, чтобы я снова посидела с ней на диване. Я не всегда липну к ней, но на самом деле мы очень много времени проводим вместе. Я не скрываю лицо в сгибе её шеи, как делала это в первый раз, но мне так хорошо просто находиться с ней рядом.

И поведение остальных тоже стало отличаться. Они кажутся более непринуждёнными. Я провожу много времени с Элис. Она работает над какой-то одеждой, а я изо всех сил стараюсь успеть закончить одеяло для Эсме.

Так как сон стал роскошью, которую я не могу себе позволить из-за преследуемых жутких ночных кошмаров, по ночам я занимаюсь ручным шитьём. Однажды я даже прокрадываюсь в библиотеку, где с одеялом на коленях, сижу на подоконнике и смотрю на залитый лунным светом сад.

Но происходит невероятное – я прямо там засыпаю, и наследующее утро меня будит Джаспер.

– Она здесь, – кричит он через плечо. Когда он поворачивается ко мне, я вижу беспокойство в его глазах. – Ты опоздала на завтрак, и тебя не было в постели. Дверь в твою комнату была не заперта. И мы поспешили с выводами.

В библиотеку врывается Элис.

– Мы подумали, что ты сбежала, – прямо говорит она.

Но быстро принимает решение и помогает мне скрыть стёганое одеяло, буквально за секунду до того, как на пороге появляется заплаканная Эсме.

– О, Боже, с тобой всё в порядке, – говорит она со вздохом облегчения.

Я встаю на ноги и позволяю ей обнять меня. Я вдыхаю тонкий аромат её духов и обнимаю в ответ. Я бы не убежала отсюда. Зачем мне это?

В пятницу Эсме присылает мне сообщение, что моя встреча с Шивон отменена, потому что мой психотерапевт заболела.

Возвращаясь домой с Эдвардом, Элис и Джаспером, я немного потеряна в своих мыслях. Джессика и Лорен сегодня снова были в своем репертуаре и выдавали неприятные комментарии. Что из-за моей немоты у меня никогда не появится парень, и что даже если бы я говорила, то в любом случае слишком уродлива, чтобы меня кто-то полюбил.

Почему их слова причиняют мне боль, я не знаю. Несколько недель назад я бы приняла их за правду и просто проигнорировала. Но теперь, когда Эдвард так очевидно счастлив после того как в понедельник провёл со мной время на поляне, я начинаю сомневаться.

Но я скорее умру, чем спрошу кого-нибудь, на самом ли деле я так уродлива. Я думаю, что да, и, наверное, этого вполне достаточно.

Когда мы приезжаем домой, Эсме сразу просит Элис и Джаспера помочь ей закупить продуктов.

– Ты слишком устала, – говорит она мне, когда я бросаю на неё вопросительный взгляд.

Может она и права. Я еле держусь на ногах. Дурацкие сны.

Как только автомобиль покидает гараж, в доме воцаряется полная тишина. Внезапно я понимаю, что осталась только с Эдвардом. Он открывает холодильник и ищет себе что-то попить. Когда он смотрит на меня, его лицо выражает беспокойство, но он не спрашивает у меня, что не так.

Вместо этого его глаза загораются, и он делает шаг мне навстречу.

– У меня идея, – говорит он. Он берет меня за руку и ведёт к роялю, где приглашает сесть справа от него.

Всё ещё отвлечённая тем, как он взял меня за руку, я не сразу понимаю, на что, как он думает, я должна обратить внимание. Он играет несколько нот, судя по всему безумно трудных, а затем просит, чтобы я повторила их.

Я смотрю на него расширившимися глазами, и он смеётся над выражением моего лица.

– Я сделаю это снова. Смотри, – говорит он и на этот раз играет намного медленней. Теперь мне проще уследить за порядком нот.

Он заканчивает музыкальную фразу и снова просит меня повторить за ним. Он указывает на первую нужную мне ноту, и я нажимаю на клавишу.

Несомненно, это самый громкий звук, который за очень долгое время я создала преднамеренно – и в шоке, я просто замираю. Эдвард посмеивается.

– Знаешь, так и должно быть, – говорит он, слегка дразнящим тоном. – Попробуй ещё раз.

Моё дыхание сбивается, когда он берёт мою руку и кладёт её обратно на клавиши. Нерешительно я снова беру нужную ноту. А затем ещё одну и ещё, воспроизводя мелодию, которой учит меня Эдвард.

Я пропускаю несколько нот, но он снова и снова повторяет их вместе со мной, пока я не начинаю играть мелодию почти безупречно. И только когда он велит мне играть её, а сам начинает аккомпанировать, я понимаю, какую он преследовал цель.

Музыка кажется такой красивой, что я теряю ритм и останавливаюсь, мои щёки вспыхивают от этого провала.

– Всё нормально. Давай попробуем ещё раз, – говорит Эдвард. Он даёт мне знак начинать, и мы играем снова, снова и снова, пока это не превращается в нежную мелодию, воспроизведённую в четыре руки.

Я не могу в это поверить.

– Красиво, – когда мы заканчиваем, неожиданно позади нас говорит Розали. – У тебя талант, Белла.

Покраснев, я опускаю голову.

– Но это не вся композиция. Там ведь есть ещё и вторая часть? – спрашивает Розали.

– Есть, – отвечает Эдвард. – Хочешь выучить её? – спрашивает он меня.

Встретившись с его взглядом, я пытаюсь найти какой-то признак того, что ему надоело, а затем медленно киваю. И поэтому Эдвард учит меня играть полностью всю композицию. Мы настолько поглощены игрой, что я даже не слышу, как Эсме возвращается домой. Когда мы играем в последний раз и мелодия подходит к концу, она, Элис и Джаспер аплодируют.

– Удивительно, – сияя от счастья, говорит Эсме.

Смущаясь от её похвалы, я отворачиваюсь и, встав, помогаю ей с продуктами. Завтра она празднует свой день рождения и думаю, что сегодня вечером захочет заняться выпечкой.

Когда мы на кухне готовим несколько сладких и солёных закусок, Эсме говорит мне о том, кто должен приехать завтра. Она так и не позволила мне испечь ко дню её рождения специальный торт, а настояла на том, чтобы мы вместе испекли пироги.

– Если завтра ты почувствуешь, что тебе слишком тесно, просто можешь на какое-то время отойти, – тихо говорит она. – Я попросила Элис и Розали помочь мне, так что не чувствуй себя обязанной. Я знаю, ты не любишь находиться в окружении неизвестных тебе людей.

И хоть приятно знать, что она думает обо мне, впечатление такое, что она со мной нянчится. Но я принимаю её слова близко к сердцу и после того как мы заканчиваем с нашими приготовлениями, сажусь рядом с ней на диван и мы смотрим по телевизору какую-то комедию.

Ночью я заканчиваю шить стёганое одеяло и заворачиваю его в красочную обёрточную бумагу, которую дала мне Элис. Насколько я знаю, у каждого имеется свой персональный подарок для матери, помимо огромного количества растений, которые в субботу утром мы покупаем и привозим на джипе Эммета.

У всех моих приёмных братьев и сестёр довольные усмешки на лицах, когда они видят, что Эсме в полной растерянности Она пытается казаться счастливой, получив все эти растения, но ясно, что она понятия не имеет, что с ними делать. Тем не менее, она благодарит всех нас, и я безумно удивляюсь, когда она обнимает меня и целует в щёку.

Я смотрю на неё широко раскрытыми глазами, в шоке от этого нового вида привязанности.

– Всё хорошо? – осторожно и очень тихо спрашивает она.

Я могу только кивнуть.

На самом деле очень, очень хорошо.

Предполагалось, что во время празднования я на какое-то время ускользну из дома, но понимаю, что моё желание ослабевает, когда вижу, что Эммет куда-то уходит с Джеймсом, а Эдвард и Джаспер играют во дворе в футбол с Джейкобом и Сетом.

В гостиной так много людей, что из кухни были взяты дополнительные стулья. Не все гости мне знакомы. Среди них есть родственники Эсме, которые, как она говорит мне, когда мы в кухне наполняем подносы угощениями, приезжают только раз в год.

Также я вижу Чарли, много людей из резервации и кое-кого из больницы. Я узнаю Сью Клироутер и подругу Эсме – Кейт.

Некоторые люди слишком заинтересованы во мне, пытаются привлечь моё внимание и завести со мной разговор. Но Элис и Розали – мои ангелы хранители, находятся постоянно начеку и не раз помогают мне и избавляют от лишней неловкости.

Мне нужно будет как-то поблагодарить их за это. Когда я встречаюсь с их взглядом, они просто счастливо улыбаются.

Когда часы бьют три, Карлайл объявляет, что хочет, чтобы Эсме вышла с ним на крыльцо. Главное событие дня началось. Эсме берёт его под руку, и они вместе выходят из дома. Мы все следуем за ними. Я иду последней, не желая, чтобы незнакомые люди шли позади меня.

Карлайл указывает на пустое место в саду и спрашивает Эсме, какой подарок она больше всего хочет.

– Я не смею просить, – говорит она, своей застенчивостью напоминая девочку.

– Проси, – приободряет её он.

– Теплицу? – В её голосе слышится робость, доказывая, что она на самом деле едва отваживается произнести это вслух.

– Теплица, конечно, – говорит он и в этот момент в конце дороги появляется грузовик.

– О, дорогой! – восклицает Эсме и, закинув руки на шею Карлайла, целует его. Он приподнимает её с земли и к большому развлечению зрителей, они начинают самозабвенно целоваться.

– Насколько я понимаю, ты счастлива? – спрашивает он, обхватив ладонями её лицо.

Она широко улыбается ему, а затем чуть ли не бегом спускается по лестнице, спеша встретить свой подарок.

– Это лишь часть материала, – говорит мне Джаспер. – Остальное, я думаю, привезут в понедельник. Даже один грузовик в выходные дни обходится слишком дорого.

Я киваю ему в ответ и вновь сосредотачиваюсь на Эсме, которая начинает перечислять, что хотела бы иметь в своей теплице, в промежутках благодаря нас за то, что мы снабдили её таким количеством растений.

К концу дня большинство гостей разъезжаются по домам. Остаются несколько человек из резервации, Кейт и Чарли.

Я помогаю Эсме накрыть стол для ужина. Когда все сыты, Джаспер неожиданно встаёт из-за стола и говорит своей матери, что у него есть что-то для неё. Он вручает ей красиво упакованную коробку, и когда Эсме открывает её, он показывает ей несколько фотографий в рамках, которые снял своей камерой.

Все в комнате восхищаются фотографиями, хваля Джаспера и его умение. Когда Эсме хочет встать, чтобы принести всем чай, Эммет объявляет, что у него тоже есть подарок – первый выпуск книги, которая, должно быть, много значит для Эсме, поскольку она вытирает в уголке глаза слезу.

Получается, как и говорил Эдвард, у всех нас есть для неё свой особенный подарок. Эдвард выучил новую композицию и играет её на гитаре. Роуз нарисовала потрясающе красивый эскиз с фотографии Карлайла и Эсме. Элис сшила своей матери элегантный жакет.

Я понимаю, что слишком смущена, чтобы принести своё стёганое одеяло и сижу до того момента, пока Элис не подталкивает меня.

– Оно ей понравится, не сомневайся.

Стыдясь преподнести свой подарок при всех людях, собравшихся в этой комнате, я всё же поднимаюсь к себе и возвращаюсь с самым большим свёртком. Глаза Эсме блестят, когда она принимает его у меня, успокаивая своим взглядом.

Когда Эсме разворачивает бумагу и раскрывает одеяло, то в комнате слышатся восхищённые вздохи. Я пыталась использовать цвета, которые, как я думала, ей понравятся и, взглянув на её лицо, понимаю, что мне это удалось.

Она разворачивает одеяло и, восхищаясь моей работой, кладёт его к себе на колени.

– Ты сама это сделала? – спрашивает она, но я знаю, что ей известен ответ.

Но я всё равно киваю, и ещё одна волна благоговения проходит через комнату.

– Как красиво, – шепчет она. – Боже, это так красиво. – Она замолкает и убегает в кухню, оправдывая себя тем, что должна проверить ужин.

Я знаю, что там нечего проверять и обеспокоенная, следую за ней. Она стоит у кухонной стойки, прижимая к глазам платок.

Слегка коснувшись её локтя, я пытаюсь понять, что так внезапно расстроило её. Эсме встречается с моим взглядом, и я вижу в уголках её глаз слёзы.

– Не беспокойся, – улыбаясь, говорит она. – Я просто ошеломлена. Это одеяло так красиво, Белла. Это слишком. Спасибо.

Как мне дать ей понять, что чтобы я ни подарила ей, этого никогда не будет достаточно после того что она сделала для меня?

– Это даёт мне надежду, что ты начинаешь чувствовать себя здесь как дома, – продолжает Эсме, отвлекая меня от мыслей. Она ловит мой взгляд. – Ведь я могу на это надеяться?

Когда я киваю, она больше не сдерживает слёзы. И я, наконец, понимаю, что она плачет от счастья.

И также я понимаю, что возможно, не смогла бы сделать ничего лучшего, чтобы выразить свою благодарность, отплатить ей и дать понять, что я счастлива здесь.

Потому что это так. Я здесь счастлива.

Мне кажется, что я сейчас лопну от переполняющих меня эмоций. И прислушавшись к совету Шивон, я позволяю им заполнить меня, пока мои глаза не закрываются, губы не растягиваются в широкой улыбке, а голова по собственной воле снова не находит своё место в сгибе шеи Эсме.

~О~


Мы ждём вас на ФОРУМЕ))


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1397-137
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (12.03.2014)
Просмотров: 2116 | Комментарии: 45 | Рейтинг: 5.0/63
Всего комментариев: 451 2 3 4 5 »
0
45   [Материал]
  Красиво написано

0
44   [Материал]
  Да уж, столько усилий приложить и терпения проявить, пришлось Эдварду дабы заверить Беллу в бескорыстности его чувств, еще развеять ее предвзятость..................................................................... .
К счастью она, сумела понемногу осознать/ вникнуть в его слова и они вдвоем, пришли к согласию.......................................................................
Он доволен и рад принятому им решению, да следуя неукоснительно ну, это впечатлило Беллу еще Эдвард, с нею уважителен/трепетно отнесся.............................................................. 
Ну а Шивон, открыто обсуждая и побуждает ее воспринять, все благоприятно ох ОН,  вызнал у нее после чего, немного подкрепились да еще разговорились.............................................................    
Белла, видимо от возродившихся чувств ох, совсем потеряна и исчезнув взяла да, напугала всех но все обошлось, оу теперь еще, она временно лишена возможности обговорить пережитое с Шивон ................................................................................. ...
Ну эти тупые и презренные сучки да, досаждают Белле  ох, она внимала им ну а Эдвард, после нескольких с ним упражнений ох, у нее получилось чему все рады                       
Да они еще, успели отыграть ее вторую часть и она подсобит Эсме но она, старается ее не перегружать оу позже, Э/Б устроили себе сеанс кино еще, она упаковала рукоделие...........................................................
Вот и ее дети завалили ее саженцами для посадки и они иронизируя в ожидании ну а, она отпрянув с радостью, оу Беллу приобняв/целует................................................................ 
Ну тут Карл выводит ее дабы, одарить ее местом для выращивания растений и она вся, счастливая, расцеловывая его ну приезжие гости да к себе, ох каждый из детей преподносит свой подарок.......................................................................... ...................
Белла вся смущена и никак не решилась бы, но Элис заверила ее в лучшем да, подтолкнув для вручения, ох получив, Эсме растрогана/воодушевлена/трепетая ее великодушием ну а, Белла впервые поддается приятным вспыхнувш/чувствам......................................................................... .....

0
43   [Материал]
  ...................................................!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

42   [Материал]
  Взаимодействие Беллы и Эсме всегда заставляет меня плакать  cray

41   [Материал]
  Спасибо огромное за главу!  lovi06032

40   [Материал]
  Это удивительно трогательно... cray Даже не знаю, что больше... И отношения с Эдвардом, и их игра на рояле, и, конечно же, день рождения Эсми...
Спасибо большое за продолжение! lovi06032

39   [Материал]
  Спасибо за чудесную главу))

38   [Материал]
  Спасибо за главу)))

37   [Материал]
  Спасибо! Очень трогательно читать при ДР Эсме, прямо до слез. И это слезы радости lovi06015

36   [Материал]
  Чудесный перевод, спасибо!

1-10 11-20 21-30 31-40 41-45
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]