Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


КАТАСТРОФА. Глава 13. Костюм и галстук
BPOV

Я нервничала, да так сильно, что мои ладони вспотели, а сердце бешено колотилось. Словно мантру, я постоянно повторяла одну и ту же фразу: «Ты сможешь это сделать, ты сможешь это сделать», - ведь через каких-то полчаса мне предстояло встретиться с родителями Эдварда, Карлайлом и Эсми. Вчера, вскоре после того, как мы вылезли из ванны, они позвонили, чтобы напомнить Эдварду про билеты в оперу на сегодняшнее представление. На самом деле этот выход в свет был запланирован уже давно, но сейчас это событие приобретало более важный характер, потому что я не помнила их. Для меня это было равнозначно новому знакомству с родителями своего бойфренда. Могу ли я так описать наши с Эдвардом отношения? Неужели Эдварда следовало называть моим бойфрендом? Это так ему не подходило, ведь мы значили друг для друга гораздо больше. С каждым днем список мучавших меня вопросов становился все длиннее и длиннее, и эта неопределенность начинала меня бесить.

Днем я еще раз попыталась связаться с Эмметтом, но он куда-то запропастился. И никто его не видел с того самого дня, когда мы ужинали у нас дома, и он вынес от нас Розали, перекинув ее через плечо. Единственное сообщение пришло от него вчера и просто гласило: «Спасибо». А мне позарез надо было поговорить с ним о Чарли, но, очевидно, мой братишка был слишком занят, наслаждаясь общением с моим агентом.

Я еще раз нервно пригладила легкий шифон своего вечернего платья глубокого сине-зеленного цвета и вздохнула, глядя в зеркало. Элис сегодня отлично поработала над моей внешностью, истратив на меня весь свой эльфийский запас волшебной пыли. Я была похожа на греческую принцессу. Она накрутила мои красновато-каштановые волосы в мелкие кудряшки и позволила им свободно ниспадать по моей спине, перехватив их спереди тонким золотым ободком. Платье было открытым, без бретелек, почти до пола, а легкая ткань разлеталась вокруг моих ног газовым облаком. Широкий пояс под грудью красиво подчеркивал ее очертания, и я фантазировала о том, что Эдвард с ней сделал бы. После того случая на балконе я поняла, что ему очень нравятся мои плечи, а тщательное изучение своего гардероба, где все вечерние платья оказались без бретелек и рукавов, окончательно убедило меня в этом. Кажется, раньше мне доставляло удовольствие дразнить его таким образом. Должна признаться, что сегодня вечером я очень нравилась сама себе, Элис проделала отличную работу.

Взяв в спальне с комода золотой клатч, я отправилась на поиски своего спутника, мысленно отмечая, что нужно будет поблагодарить Элис за то, что она подобрала к этому платью красивые балетки, и мне не придется волноваться о том, как бы не свернуть себе шею на высоченных каблуках.

Я вошла в гостиную и замерла. Моя челюсть отпала буквально до самого пола. Эдвард был одет в костюм и выглядел чертовски, умопомрачительно красиво. Костюм, явно сшитый на заказ, идеально сидел на нем, подчеркивая его изящную фигуру. Интересно, Элис и ему помогала с выбором одежды? Эдвард возился с галстуком, тихо бурча что-то себе под нос. Он громко выругался, и этот звук вырвал меня из немого созерцания этого полубога. Я тряхнула головой так, что пружинки кудряшек взвились вокруг моего лица, и окончательно вышла из «Эдвард-ступора».

- Детка, не поможешь мне с этой проклятой удавкой?

Он был крайне раздражен, и мне стало интересно, как долго он возился с этим галстуком, пытаясь завязать правильный узел, и всегда ли я ему помогала справиться с этой сложной задачей.

Я подошла к Эдварду, тут же погружаясь в аромат его тяжелого одеколона с нотками сандала, подняла воротничок голубой рубашки, перекинула концы галстука и завязала узел. При этом мои пальцы задевали кожу его шеи, и эти короткие касания вызывали во мне дрожь. Эдвард заметил это. Он напряженно посмотрел на меня, и в его взгляде отразилась вся возникшая между нами сила притяжения. Я улыбнулась, пригладила наконец-то отлично завязанный галстук и застегнула пуговицу на его пиджаке. Изначально мне показалось, что костюм был однотонного черного цвета, но при ближайшем рассмотрении я заметила на нем тонкую синюю полоску. Эдвард аккуратно уложил волосы гелем, зачесав их назад, точно как на фото, висящем в нашей спальне, и я почувствовала легкое сожаление и тоску по тому художественном беспорядку, в котором они обычно пребывали. Мне нравилось запускать пальцы в его волосы и, как он рычал, когда я слегка тянула за них. Сейчас Эдварда что-то тревожило, я могла судить об этом по его напряженному подбородку.

- В чем дело, зеленоглазый мой? – мягко спросила я.

Желваки на его челюсти задвигались, и стало ясно, что он еще сильнее сжал зубы. Он выглядел просто восхитительно, когда делал так, но сейчас меня заботило совершенно не это. Неужели он тоже волновался из-за предстоящего вечера?

- Ни в чем, - угрюмо выдавил он.

Эдвард лгал. Язык тела выдавал его. Он вел себя так, будто его что-то сильно беспокоило, и, кажется, я знала причину его нервозности. Схватив за галстук, я резко притянула его к себе и накрыла его рот поцелуем, агрессивно врываясь внутрь своим языком и начиная игру с его. Как только Эдвард ответил мне на поцелуй и расслабился, я оторвалась от него, загадочно улыбаясь, но не выпуская натянутый галстук из рук. Он обнял меня за талию, прижимая к своему телу, закатил глаза и признался:

- Ну, хорошо. Я чертовски нервничаю потому, что боюсь, как бы мои родители не подумали, что я недостаточно хорошо о тебе забочусь. Они еще не видели тебя после аварии, и, несмотря на то, что ты очень быстро поправляешься, я все еще считаю, что ты - очень бледна. И честно говоря, Белла, ты выглядишь так охренительно сексуально, что единственное место, где я бы хотел сейчас оказаться, - это под твоим платьем.

Вау! Должна признаться, что похотливая Белла сейчас тоже была бы не прочь развлечься, но время для этого было совершенно неподходящее. Наша жизнь протекала и за пределами этой квартиры, вокруг существовали люди, которых я бы хотела увидеть.

Продлевая этот момент, я снова потянула за галстук, придвигаясь ближе к Эдварду. Бабочки в моем животе принялись танцевать меренге, отчего у меня закружилась голова. Его губы находились так близко к моим, что я ощутила, как участилась его дыхание, и чтобы окончательно развеять все его сомнения, я прошептала, практически касаясь их:

- Тебе не составит никакого труда оказаться под этим платьем, принимая во внимание то, какие тоненькие стринги заставила меня надеть под него Элис. Можешь быть уверен в том, что я окажу тебе любезность и позволю убедиться в этом, когда мы вернемся домой.

Я чуть не рассмеялась, когда от этих слов глаза Эдварда, как у мультяшного героя, чуть не вылезли из орбит. Он быстро наклонился и грубо поцеловал меня, а затем, дразнясь, прорычал:

- Изабелла, зачем же нам ждать возвращения домой. Знаешь, у Калленов в театре забронирована собственная ложа.

Я почувствовала, как моя кожа вспыхнула, а между ног стало разливаться знакомое тепло. Мои мысли совершенно спутались. Эдвард точно знал, что делал, отпуская такие двусмысленные комментарии, и, честно признаться, я была просто счастлива оказаться той женщиной, которую он собирался соблазнить.

*~*~*~*~*~*~*~*~*~*


Как только мы приехали в театр, на мои уши обрушился страшный гул. Повсюду находились люди, со всех сторон слышались голоса и смех. Моя вчерашняя головная боль за это время ничуть не утихла, а сегодня в течение дня только усиливалась, но до этого момента ее хотя бы можно было терпеть. А сейчас я уже не представляла, как смогу высидеть «Кармен» без анальгетиков. Опера - явно не та вещь, которая хорошо сочетается с мигренью. Тем не менее, мне не хотелось портить сегодняшний вечер, так что я натянула улыбку, превозмогая боль, и ухватила Эдварда под локоть, столь любезно им предложенный.

Он накрыл мою руку ладонью и наклонился спросить, все ли в порядке. Я едва слышала его сквозь царивший шум и гам, поэтому просто кивнула ему в ответ в надежде, что это его успокоит. В моей сумочке лежали болеутоляющие таблетки, и я решила, что приму их, как только мы окажемся в ложе.

Эдвард галантно сопроводил меня вверх по лестнице, звук наших шагов тонул в мягком ворсе ковра. Как только я открыла дверь в частную ложу Калленов, меня сразу же поприветствовала обворожительная женщина, выглядевшая так, словно только что сошла с киноэкрана, - сплошная красота и грация. Без сомнения это была Эсми, мама Эдварда. Ее глаза, точно такого же оттенка, как у сына, с беспокойством оглядывали меня, словно изучая мою реакцию. Она немного наклонила голову, отбросив через плечо свои светлые волосы цвета карамели, и мне стало понятно, от кого у Элис эти высокие скулы супер-модели. Эсми тепло улыбнулась мне и протянула руки, желая обнять. Я была смущена и колебалась, не понимая, что именно мне следует сделать. Эдвард, подбадривая меня, положил руку мне талию.

Я осторожно направилась к ней, и ладонь Эдварда соскользнула вниз. Еще пару шагов, и меня окутал цветочный аромат ее духов. Запах был очень приятным и вызвал у меня в голове образ летнего луга и журчащего неподалеку ручья (п.п.: Ах, эти милые аллюзии к «Сумеркам» hang1 ). Она заговорила прямо, без обиняков:

- Мы соскучились по тебе, дорогая. Как ты? Ты…

- Мам! - прервал ее Эдвард. Эсми озадаченно посмотрела на него, и он, неловко переминаясь, склонился к ней и прошептал на ухо: «Она не помнит вас с папой».

Меня раздражало то, что он озвучивал вполне очевидные факты. Мне не требовалось напоминаний об этом, впрочем, как и Эсми. На ее лице возникла извиняющаяся улыбка, и она продолжила говорить своим мягким голосом:

- Прости меня, дорогая. Я немного увлеклась. Как у тебя дела?

- Хм, я в порядке, спасибо, - ответила я, запинаясь.

- Белла! – прервал меня громкий голос.

В небольшую ложу вошел великолепный блондин, и я тут же поняла, что это Карлайл. Неудивительно, что у этой пары получились такие красивые дети, они унаследовали первоклассные гены. Лицо Карлайла напоминало римские скульптуры – те же безупречные прямые черты. Его волосы, немного длиннее, чем обычно носили мужчины его возраста, были все еще густыми и блестящими, а глаза – проницательными и ярко-голубыми, как у Элис.

Я надеялась, что как только увижу Карлайла и Эсми, то сразу вспомню их, но они остались для меня таким же белым пятном, как и Эдвард. Я протянула Карлайлу руку для рукопожатия, и он озадаченно посмотрел на нее, прежде чем осторожно пожать. Значит, мы не так обычно здоровались? Мы что, вообще не касались при этом друг друга? Я ругала себя за то, что предварительно не спросила об этом Эдварда. Я так хотела, чтобы сегодня вечером все прошло правильно, но, похоже, вместо этого я выставила себя полной дурой.

Карлайл покачал головой и улыбнулся:

- Как у вас дела?

- Я только что спросила Беллу об этом же. Должно быть, все вокруг пугает тебя, это ужасно - не помнить своего окружения, людей и события прошлого.

В голосе Эсми сквозила забота и понимание. Я сразу почувствовала, что она меня любит. Ее беспокойство обо мне было очевидным, от чего я почувствовала себя вполне комфортно в ее присутствии.

- Мне гораздо лучше, спасибо. Конечно, многое ставит меня в тупик и даже пугает, но Эдвард мне очень помогает. Он – фантастический и очень терпелив со мной.

- А как же иначе, - прямо заявил Карлайл, передавая мне бокал вина. Я понюхала его и скривилась от резкого алкогольного духа. Я даже не знала, любила ли я раньше вино, но запах был отвратительным. Кажется, что в «прошлой» жизни я не пила, но Карлайл передал мне бокал, не спрашивая о моих предпочтениях, так что я посчитала, что вино было тем напитком, который я обычно потребляла в таких случаях. Мне действительно не хотелось его пробовать, тем более запах меня оттолкнул, и я, поблагодарив Карлайла, поставила бокал на маленький столик, стоящий между стульями, туго обитыми бархатом.

Пойти в театр сегодня было плохой идеей. От расспросов и постоянного шума у меня дико раскалывалась голова. Эдвард рассказывал родителям подробности моих посещений больницы и того, что говорил нам Джаспер. Завтра они собирались познакомиться с ним лично и с нетерпением ждали этого. Эсми была очень рада, что у ее дочери кто-то появился, и она даже пошутила, что у Элис пропал интерес к шоппингу после того, как она встретила этого доктора. Я посмеивалась – конечно, у Элис с Джаспером все было серьезно, но навряд ли он смог бы излечить ее от шоппоголизма. Магазины бы начали страдать от рецессии, если бы это произошло. Только я собралась извиниться и пойти в дамскую комнату, надеясь хоть на минутку сбежать от шума, как увидела, что Эсми жестом показывает нам занимать свои места. Я подошла к ней, и она взяла мою руку в свои нежные ладони.

- Ты очень красива сегодня, дорогая. Я так волновалась за тебя. Когда Эдвард позвонил нам и сказал о том, что произошло, мы не находили себе места. Я знаю, что ты не помнишь этого, но мы были с тобой очень близки, и ты делилась со мной всеми своими проблемами. Я хочу, чтобы ты доверяла мне, Белла. Ты расскажешь мне, как на самом деле чувствуешь себя?

- Миссис Каллен, со мной все в порядке…

- Ты всегда звала меня Эсми, - она на секунду задумалась, нежно потирая мою ладонь своими руками. – Я говорила с Элис, и она тоже волнуется за тебя. К сожалению, амнезия не лечится лекарствами. Полагаю, что сейчас весь мир для тебя сплошная загадка?

Я кивнула. Зеленые глаза Эсми сосредоточились на мне, а ее душевные переживания были написаны у нее на лице. Я старалась подавить всхлипы, до такой степени меня растрогало ее сострадание. Я понимала, почему доверяла ей до катастрофы – Эсми обладала безграничной материнской любовью. Я поморщилась от пульсирующей боли в голове, которая все усиливалась. Было ощущение, что с обратной стороны мне в глаза впиваются сотни осколков. Надеясь, что Эсми не заметит этого, я пыталась сильно зажмуриться, но боль ушла также быстро, как и появилась.

- Я - рядом, если тебе понадобится наша помощь, и Карлайл тоже. Ты нам - как дочь. Ты очень долго была частью нашей жизни, и если мы можем облегчить твой путь к выздоровлению, то обязательно это сделаем. Все, что требуется - только сказать нам, что тебе нужна помощь.

Я сглотнула комок в горле и ответила:

- Я очень стараюсь справиться с этим, Эсми. Эдвард пытается оставаться оптимистом, но иногда это очень сложно. Он видит во мне ту девушку, которой я была, а я ничего не знаю о ней. Иногда я думаю, что для него все это гораздо тяжелее, чем для меня. Мы много разговариваем, и наши беседы во многом мне помогают.

- О, так он все-таки рассказал тебе? Слава Богу. Я считала, что скрывать это от тебя было неправильно, но у Эдварда имелось иное мнение…

Что? Что он должен был мне рассказать? Только я раскрыла рот, чтобы спросить ее, в чем дело, свет в зале начал затухать, а огромный занавес, скрывающий сцену, стал разъезжаться. Зрители захлопали, и мой вопрос потонул в аплодисментах. Эдвард занял свое место рядом со мной и сжал мою руку, лежавшую на коленях. Я искоса взглянула на него, но он сосредоточил свое внимание на сцене, намереваясь насладиться «Кармен».
В моей голове роилось множество мыслей и вопросов. Сейчас я была озадачена, как никогда. Неужели Эдвард что-то скрывал от меня? Кто еще в курсе этой тайны, и так ли это важно?

Я не заметила, как закончился первый акт, все действие прошло мимо меня. Во мне бушевали сомнения. Что же я упускала из виду?

Вновь раздались аплодисменты, извещая о начале второго акта оперы. На сцене Кармен пела со своими друзьями, но по мере того, как музыкальная идея развивалась, ритм увеличивался, и моя головная боль превращалась в пытку. Я положила свою голову Эдварду на плечо. Каждый раз, когда раздавалась барабанная дробь или голоса взлетали к высоким нотам, я вздрагивала. Почувствовав, как Эдвард повернул ко мне голову, чтобы посмотреть, что со мной происходит, я постаралась взять себя в руки. Он наслаждался музыкой, и я не собиралась портить ему вечер. Это была всего лишь мигрень. Всего лишь чертова мигрень.


Не знаю, сколько прошло времени, но в какой-то момент перед моими глазами все поплыло, а когда пение становилось слишком громким, я начинала видеть черные пятна. Я уже не могла различать, что происходит на сцене, не говоря о том, чтобы следить за развитием действия. Меня охватила паника. Дыхание участилось и стало поверхностным, меня бросило в жар. И в этот момент в моем мозгу замелькали яркие вспышки. Это было похоже на сон: быстрые кадры сменяли друг друга.

Скрежет и крик. Стекло врезается в мою кожу.

Я сильнее прижалась к Эдварду, потому что казалось, что он являлся той единственной ниточкой, которая связывала меня с реальностью во время этой пытки. Я сморщилась от боли, когда стремительная атака на мой измученный мозг продолжилась.

Боль. Резкая, жгучая боль, пробирающая до мозга костей. «Белла, родная, держись, скорая уже в пути!»

Эдвард поцеловал меня в макушку и погладил бедро. Мой желудок сжался в спазме.

Кровь. Я чувствую тошнотворный запах крови. Кровь повсюду, ее слишком много. «Сэр, отойдите! О ней позаботятся. Шеф Свон просит Вас не мешать тут, он хочет поговорить с Вами и ждет Вас вон там!»

Я схватилась за голову, стараясь сжать виски и не дать ей рассыпаться на части, мне казалось, что еще одна подобная вспышка, и она точно расколется пополам. Я слышала, как стон сорвался с моих губ.

Яркие огни, мелькающие перед моими глазами, и этот противный писк вернулись ко мне. Крики. Кричало много людей. «У нее прерывистый пульс, но состояние достаточно стабильное, чтобы сделать компьютерную томографию. Мистер Каллен, Вам придется подождать здесь!»

«Боже, Белла, я люблю тебя. Мне так жаль!»

- Белла! Белла!

Эдвард. Он подхватил меня, водя руками по моему лицу, пытаясь вырвать меня из этого транса, но боль была слишком сильной и поглощала меня. Моя голова упала на грудь, она была слишком тяжелой, и у меня не осталось сил держать ее прямо. Сейчас эти картинки проносились с такой скоростью, что я не могла остановить их и рассмотреть детально. Синие вспышки маячков. Вой сирен. Какого черта со мной происходит? Эдвард весь в крови. Выкрикивает мое имя охрипшим голосом. У меня что, нервный срыв? Элис вся в слезах. Все это уже слишком для меня? Неужели я сошла с ума?

Сердце выпрыгивало из груди, я все покрылась пОтом. Я слышала, как Эсми и Карлайл что-то жарко обсуждали, и чувствовала чью-то прохладную руку у меня на лбу. Кто-то гладил меня по руке. В этот момент все мои органы чувств были напряжены до предела, и я услышала, как закричала. Я просила, чтобы кто-нибудь облегчил сжигавшую меня боль, а вокруг уже начал сгущаться сумрак. Я уже была здесь раньше, я знала, как здесь спокойно. У меня не было сил, да и не хотелось бороться с подступавшим туманом, и я просто позволила ему окутать меня.
~*~


Кажется, началось...

Источник: http://robsten.ru/forum/19-1279-17
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: white (09.03.2013)
Просмотров: 1527 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 4.9/29
Всего комментариев: 151 2 »
0
15  
  могу предположить, что Белла была беременна и потеряла ребенка

0
14  
  Да что же это за история скрывается от Беллы?  taktak 
Неужели у Беллы произошел срыв и она потеряла сознание, но надеюсь последствия этого срыва будут обнадеживающими, а не плачевными...  JC_flirt

13  
  Спасибо!)))

12  
  Ну, что, к Белле возвращается память, причиняя безумную боль... Как же иначе?

11  
  Обалдеть.. cray cray Бедная Белочка..такая боль и ужасные воспоминания.. 4 Внеплановое посещение доктора ей обеспечено.
Спасибо за великолепный перевод! lovi06015

10  
  А вот и первые вспышки...
И возможно слишком всё сразу навалилось...
Спасибо большое за проду.....

9  
  Возможно, Белла скоро сама вспомнит то, что от нее скрыл Эдвард. И как она на это отреагирует - никому не известно.

8  
  от нее что- то скрывают. и ее это не обрадует, это явно.... и вот опять ей стало плохо... все только вроде наладилось.... спасибо за главу!!!

7  
  Спасибо за главу!

6  
  Спасибо за главу. Жаль Эдвард сам не рассказал, как думала Эсми. Назревает скандал.

1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]