Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


КАТАСТРОФА. Глава 1. Что?!
Биип, биип, биип, биип…

Что это было?

Биип, биип, биип, биип…

Х-мм, моя голова.

Биип, биип, биип, биип…

Я отчаянно старалась вырваться на поверхность черной пустоты, в которой сейчас пребывала. Все казалось неправильным, все казалось нереальным. Я попыталась пошевелить рукой, но стало больно. Повернув руку, я почувствовала что-то поверх нее. Это «что-то» резко вонзилось в мою кожу, и я зашипела от боли.

Биип, биип, биип, биип…

- Белла?

Что?!

- Белла, детка, ты слышишь меня?

Что?! Вау, какой красивый низкий голос.

- Я думаю, она слышит тебя. Ее веки подрагивают. Белла, это мама…

Я не поним… постойте… кто такая Белла?

Я не хотела открывать глаза. У меня не было ни малейшего представления о том, что происходит, и о том, где я нахожусь. Я услышала, как «мама» попросила «Красавчика» пойти позвать кого-нибудь. Пока они обменивались фразами, этот непрерывный биип, биип, биип начал по-настоящему действовать мне на нервы, а у меня и так уже все болело. Каждый вздох, который я делала, был похож на то, что я вдыхала огонь, который зарождался в центре груди, медленно растекаясь по всему телу. Я чувствовала себя так, словно меня многократно переехал огромный грузовик; по крайней мере, я думала, что после этого испытываешь именно такие ощущения. Я с трудом открыла глаза, не особо желая видеть, что меня встретит, но в то же время испытывая любопытство. Все расплывалось перед глазами, и свет резал сетчатку – Ауч!

- Белла, дорогая, я здесь. Эдвард пошел позвать врача. Как ты? Тебе больно? Хочешь воды?

-А? – это был единственный ответ, который мне удалось из себя выдавить. Не уверена, означало ли это что-то для нее, но она улыбнулась, и улыбка осветила все ее лицо. Теперь я смогла рассмотреть ее. Она сидела рядом со мной по правую руку, перегнувшись через поручень-ограждение на койке – почему у моей кровати есть поручни? – и осторожно поглаживала мою руку. У нее были огромные глаза - глубокие озера шоколада, которые блестели от нескрываемых слез. На ее щеке была красная болезненная отметина; возможно, отпечаток от поручня? Ее каштановые волосы, рассыпавшиеся по плечам, спутались и явно требовали того, чтобы по ним пробежались расческой.

- Эта женщина спала здесь, со мной? Почему?!

Я была готова попытаться что-нибудь ей сказать, когда услышала шум открывающейся двери и повернула голову, чтобы посмотреть, кто там. Очевидно, я сделала это слишком быстро, потому что тут же все вокруг начало вращаться, и комната закрутилась, словно детский волчок. Я почувствовала руку, – мужскую руку? – которая легла мне на лоб; прохладная ладонь нежно провела по нему, и все это время женщина продолжала гладить меня по руке.

Биип, биип, биип, биип…

- Белла, я - доктор Хейл. Ты понимаешь, где находишься?

Я медленно повернула голову в направлении этого южного тягучего проноса – Что ж, привет, доктор Секси…

- Хм, - боже, даже мой рот болит. – В больнице?

Доктор Секси улыбнулся. – Вау! Мне надо ответить на все вопросы этого теста, потому что его улыбка того стоила. – В нем все было создано для того, чтобы вынудить женщину страстно его желать. Идеальная форма губ розового цвета, волевой подбородок с только что начавшей пробиваться щетиной и выдающийся кадык – все это заставило меня вздохнуть. Его взъерошенные волосы были цвета карамели. Я поняла, что он мне что-то говорил, и попыталась вспомнить его слова.

- Ты помнишь, как попала сюда?

Я покачала головой, что снова вызвало головокружение. Мне пришлось прикрыть глаза, чтобы заставить мир вокруг меня занять устойчивое положение. Я опять почувствовала ладонь на своем лбу. Доктор Секси посветил мне чем-то в глаза. Черт! Уберите это, больно же!

- Ауч! – все, что мне удалось выдавить, но даже этот звук прозвучал слабо.

Мое зрение прояснилось, и я смогла различить лица, которые выжидающе уставились на меня, как на ребенка, который вот-вот сделает свои первые шаги. Доктор Секси внимательно читал мою карту и делал в ней какие-то пометки, – я бы не возражала, если бы он обратил свое внимание на меня – женщина продолжала сидеть около меня с глазами, полными беспокойства. Я хотела узнать у нее, кто она, и что происходит. Потому что все это совершенно сбивало с толку. Во мне начал расти страх, и я часто задышала. Я находилась в замешательстве и абсолютно растерялась. Мои глаза бегали по комнате, не останавливаясь на чем-то конкретном. Я просто не могла взять ситуацию под контроль. Вдруг, по непонятной причине, мое внимание привлекла дальняя стена. Там, у окна, сминая своей спиной жалюзи, стоял ослепительно красивый мужчина, какого я когда-либо видела в своей жизни. Его глаза, осколки двух изумрудов, были полностью сфокусированы на мне. Интересно, почему? Я знаю его? Он находился здесь, чтобы помочь мне? Я не могла понять, почему он так пристально смотрит на меня. Мое сердце все еще бешено колотилось, и я почувствовала, как мелкая испарина выступает на моем лбу. Он выглядел так, словно подрался в баре: с одной стороны его лицо покрывали порезы. Глубокая рана пересекала его бровь, и на коже вокруг были видны стежки, стягивающие ее. Я оторвала свой взгляд от его лица. По его внешнему виду можно было понять, что он тоже спал здесь. Его бронзовые волосы торчали во все стороны, умоляя, чтобы кто-нибудь пробежал по ним пальцами и пригладил. Должно быть, я была похожа на рыбу, открывающую и закрывающую рот, пытаясь выдавить из себя что-нибудь более или менее связанное. Но, когда он наконец-то заговорил, я подумала, что слышу ангелов…

- Белла, детка, как ты себя чувствуешь?

Черт возьми, и что я теперь должна ответить на это? У меня не было ни малейшего представления, что происходит: почему я здесь, или кто все эти люди. Ну, за исключением доктора Секси. Я попыталась успокоиться, делая медленные глубокие вдохи и выдохи, и ответила единственным доступным мне способом – вопросом на вопрос.

- Я знаю Вас? – это вышло скорее похожим на какой-то скрип, чем на требование, которое я намеревалась произнести.

Все глаза теперь были обращены на меня. – Отлично. – Женщина начала плакать, а Красавчик грациозно оттолкнулся от окна, где под его спиной кривились жалюзи, и медленно, хмурясь, направился ко мне. Он взял мою ладонь в свои. Только сейчас я заметила серый пластиковый зажим, прикрепленный к моему указательному пальцу – Что это? – Должно быть, выражение моего лица отражало смущение и непонимание, потому что доктор Секси просто указал своей рукой на большой прибор в углу палаты. Он сверкал и пикал – А, кардиомонитор, теперь я понимаю, откуда этот звук. – Все настолько плохо?

- Белла, пожалуйста, посмотри на меня, – он ждал, пока наши взгляды встретятся.
– Ты не помнишь меня? Нас? – с каждым словом в его голосе все отчетливее звучала мука. Вау, он сказал «нас»?

Я не знала, что ответить. Этот мужчина выглядел так, будто его сердце разбилось, и что-то подсказывало мне, что мои следующие слова полностью сломят его. Теперь его глаза буравили меня с такой силой, что я была вынуждена отвести взгляд. Однако доктор Секси спас меня и от этих мучений.

-Эдвард, принеси Белле немного воды. Рене, думаю, что Вам надо позвать ее отца и сказать ему, что она пришла в сознание и может говорить.

- О, спасибо, доктор Секси, я с радостью бы носила под сердцем твоих детей.

Эдвард и Рене поплелись к выходу, при этом никто из них не спускал с меня глаз. Оба выглядели обеспокоенными и расстроенными из-за того, что я, очевидно, никого не узнавала. Кажется, между ними шел приглушенный разговор, но мне не удалось уловить из него ни слова. Я цеплялась кончиками пальцами за свой рассудок. Сосредоточившись на дыхании и пытаясь взять ситуацию под контроль, я уставилась на сексуального доктора, изучающего мою карту.

- Кто эти люди, и что, черт возьми, произошло? – настаивала я. Лучше всего было спросить об этом, когда их здесь не было. Может быть, сейчас я получу хоть какие-нибудь ответы. В палате остались только я и он.

Он повесил карту на спинку моей кровати и посмотрел на меня, изучая с головы до пяток. Его волнистые волосы упали ему на глаза, вынуждая его смотреть сквозь медовые пряди. – Он действительно выбрал такой ракурс, «горячий доктор Секси».

- Тебе трудно вспомнить, что произошло? – поинтересовался он. По тому, сколько ему потребовалось времени на ответ, я поняла, что он тщательно подбирал слова. Доктор ни к чему меня не подводил, но и не давал никакого определенного ответа. Я начала волноваться, что бы это могло означать для меня. Насколько все было плохо? Что я должна помнить?

- Честно говоря, доктор Сек…,то есть, доктор Хейл, я вообще ничего не помню. Единственное, что я знаю: меня зовут Белла, - и то, потому, что все вы называете меня этим именем, – смущенно сказала я. В этот момент моя растерянность начала превращаться в истерику, до меня дошла вся реальность ситуации. Слезы побежали с нарастающей скоростью, палата начала затуманиваться, я не знала, за что ухватиться, и чувствовала себя ужасно потерянной; все было такое чужое.

Я начала тонуть в этом звуке биип, биип. Он становился все быстрее, совершенно отвлекая меня. Теперь я ревела навзрыд, всхлипывая так, что внутри все переворачивалось. Я знала, что доктор пытается меня успокоить, но его голос был каким-то шумом на заднем плане, и легко игнорировала его. А потом я почувствовала это; сначала немножко, но потом все сильнее. Это было похоже на то, что воздух вокруг меня наполнился электричеством, заставляя волоски на руках встать дыбом. Я слегка подпрыгнула, когда по обе стороны моего зареванного лица опустились ладони, пытающиеся меня успокоить.

- Белла, маленькая моя, посмотри на меня. Открой глаза и посмотри на меня!

Мои глаза подчинились, будто у меня не было своей воли. Мое тело знало этого человека, ему нужно было увидеть его, даже несмотря на то, что мой разум его не узнавал. Я пыталась сосредоточиться на том, чтобы держать глаза открытыми. Слезы все еще обильно струились по моему лицу, падая на грудь. – Точно, выгляжу дерьмово. – Я продолжала быстро моргать, стараясь прояснить зрение от слез, наполнявших мои глаза.

- Белла, просто взгляни на меня на минутку и постарайся успокоиться, – он напряженно смотрел на меня, его брови сдвинулись, образуя маленькую морщинку между ними. Мне ужасно захотелось дотянуться и мягко разгладить ее своим пальцем. Почему?! Пикающий звук замедлился, звон, стоящий в моих ушах, стал тише, и я почувствовала, что комната сжалась до размеров нас с Эдвардом. Все мое тело обмякло от этого прикосновения. Его присутствие принесло успокоение моим натянутым нервам. – Вздох. О, мой Бог, неужели я на самом деле сделала это громко?! – Я почувствовала, как он тихонько засмеялся; вибрация передалась через его пальцы к моему лицу.

- Лучше? – спросил он. Я не знала, что на это ответить. Все мое существо ощущало себя лучше рядом с ним, когда он держал меня, прикасался ко мне, смотрел на меня так, как может только он, но мой мозг не понимал, почему. Я медленно кивнула, не отрывая своих глаз от глаз Эдварда. Он криво улыбнулся на это. – Вау, проси меня что угодно, и я сделаю это, особенно, если получу в ответ такую вот усмешку.

Доктор Секси кашлянул, разрушая чары.

- Белла, ты получила тяжелую травму головы, и, вероятно, некоторые воспоминания пропали. Это часто случается в подобных обстоятельствах. Мы будем тщательно наблюдать за тобой. У меня есть дела, требующие моего участия, но я скоро вернусь, и мы все обсудим, – деловито заявил он.

Эдвард едва кивнул, не отрывая взгляда от моего лица. Дверь хлопнула, закрываясь за доктором Хейлом, и мы остались вдвоем, только я и Эдвард. Мысль о том, что я осталась с ним наедине, что мы сидим так близко друг к другу, лишала меня присутствия духа. Он был незнакомцем для меня. Слезы высыхали на моем лице, оставляя неприятное ощущение стянутости.

- Что ты помнишь, Белла? Расскажи мне о самом последнем моменте, который ты помнишь, – настойчиво попросил Эдвард.

Я покопалась в себе, пытаясь уловить хоть один маленький кусочек информации, который прорвал бы плотину и дал возможность остальным воспоминаниям наводнить мой мозг, но в памяти ничего не всплывало. Ничего, за исключением …

- Я помню, как падаю с лестницы, и как разбивается стекло – окно, о! О, вот почему я здесь? Насколько сильно я пострадала? Где Элис? – у меня закружилась голова от этого воспоминания. Моя память не покинула меня. Я вспомнила Элис, мою лучшую подругу, и испытала облегчение. Но почему Эдвард и мама остаются загадкой?

В этот миг я увидела его шокированное лицо, и он опустил свои руки. Я незамедлительно почувствовала потерю. Успокаивающее влияние улетучилось. Ошеломлённый, он сел на стул и пробежал пальцами по своим и так уже растрепанным волосам.

- Ты помнишь Элис, но не меня? – он произнес это так, будто слова застревали у него в горле, и я не понимала, почему. Зеленые озера, полные страдания и муки, искали что-то на моем лице; его плечи опустились, как бы признавая поражение.

- Белла, тебе было семнадцать, когда ты упала с той лестницы и сломала ногу в трех местах; это было ужасно, – тихо объяснил он, но в его голосе звучала боль.

Я открыла рот от удивления, ловя воздух, - семнадцать?! Полагаю, сейчас мне не семнадцать. - Так сколько мне лет? Какая же часть меня исчезла, была вымыта из памяти этими травмами? Я снова почувствовала, что срываюсь, мое дыхание участилось, и частота пиканья на мониторе возросла.

Меня мучили свет, звуки и запахи. Это была атака на все мои чувства. Всё стало слишком ярко. Мои ноздри горели каждый раз, когда я вдыхала запах антисептика. Я хотела, чтобы забвенье сна поглотило меня целиком, позволило затеряться в своем собственном теле. Я больше не могла выносить всю эту ситуацию. Я не желала знать, сколько мне лет, или какая часть моей жизни испарилась. Я искала то безопасное место, где нет боли, где память ничего не значит. Теперь мое дыхание стало прерывистым, а сознание покидало меня.

- Белла, останься со мной. Дыши медленно, – умолял Эдвард.

Я слышала его голос, прорезающийся сквозь толстый, окружавший меня туман. Он добрался до моего сознания и ласкал, медленно вытягивая наверх, на чистый воздух. Кто-то обязательно должен придумать, как поместить этот голос во флакон, чтобы сохранить его. Он был настолько совершенен, что заставлял меня таять. Его пальцы снова гладили мое лицо; и я пыталась раствориться в ощущении его кожи на моей, в легких, как прикосновение перышка, касаниях, и в успокаивающих словах, слетающих с его губ. Я чувствовала, как все мое тело расслабляется, вздыхая от его прикосновений.

Как ощущения могли быть такими идеальными, и, в то же время, настолько запутанными? Мне нужны ответы. Я должна быть сильной. Мне надо сорвать этот пластырь неведения и начать справляться с последствиями того, что, черт возьми, там ни произошло.

- Ладно, мне не семнадцать. Скажи мне… скажи мне, что случилось, скажи мне, кто я, скажи мне, кто ты … и … кто мы друг для друга, – прошептала я, ужасно боясь говорить громче.

В этот момент я увидела их – слезы. Эдвард плакал. Молча плакал. Из-за меня? Он выглядел смущенным, потерянным и совершенно разбитым. Если бы глаза могли показать, как выглядит разбитое сердце, то это были бы его глаза. На его щеках оставались следы от слез, скатывающихся вниз, но он даже не пытался стереть их. Казалось, ему была нужна эта пытка, терзающая его. Он медленно поднял голову, бессильно убирая руки с моего лица. Печаль накрыла его, и взгляд этих потрясающих глаз, сейчас совершенно несчастных, встретился с моим. Я чувствовала себя такой виноватой из-за того, что заставила этого мужчину сломаться прямо передо мной. Возникало ощущение, что это я была всему виной, и только я могу все исправить, но не знала, как.

Его локти упирались в кровать, и я видела, как дрожали его израненные руки.

- Белла, тебе 26. Элис – моя сестра. Мы с тобой начали встречаться в старших классах школы, когда тебе было 17, практически сразу после того случая с лестницей. У нас была прекрасная жизнь, чудесный дом, и три дня назад я попросил тебя стать моей женой. Через полтора часа после этого ты оказалась здесь, борясь за свою жизнь. По дороге из ресторана домой в нашу машину врезалась другая. Я думал … о, Боже правый, я думал, что ты… - все тело Эдварда перекосилось от боли, а голос стал потерянным и безжизненным.

- Белла, мне так жаль…

~*~


P.S. Подразумевается, что слова, выделенные курсивом, это мысленные монологи Беллы

Источник: http://robsten.ru/forum/19-1279-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: white (11.11.2012) | Автор: white
Просмотров: 3029 | Комментарии: 28 | Рейтинг: 4.9/58
Всего комментариев: 281 2 3 »
0
28  
  девушка пришла в себя, рядом родные и оберегающие люди, путь к выздоровлению открыт - нечего плакать!

0
27  
  Им придется заново строить свои отношения  giri05036

26  
  Спасибо.

25  
  Спасибо!!!!! good

24  
  Сильно ее вырубило!Но подсознание тянется к Нему...

23  
  вот это жесть!!! не приведи Господи... cray

22  
  Господи,
Первая глава, а у меня уже слезы на глазах cray

21  
  ндаааа... такого я ещё не читала... 4

20  
  P.S. Подразумевается, что слова, выделенные курсивом, это мысленные монологи Беллы -да ладно, было бы забавно произноси она это вслух fund02002
Спасибо за новую историю, возьмёте в ПЧ???? 1_012

19  
  Интересное начало!!! good

1-10 11-20 21-28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]