Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


КАТАСТРОФА. Глава 7. Ложь

дизайн Иголка


EPOV

Я сделал именно то, что поклялся самому себе никогда не делать по отношению к Белле - я ей солгал и теперь ненавидел себя за это. Я хотел сказать ей правду, но понимал, что сейчас не самый походящий для этого момент. Сначала Белле нужно оправиться от травм.

Когда вчера вечером Чарли позвонил, я крайне удивился; это была его первая и единственная попытка связаться с Беллой с тех пор, как она вернулась домой. Чарли задал самые простые вопросы: все ли с ней в порядке, когда ей в следующий раз идти на обследование, и как она держится. Я ответил ему, что у нее был трудный день, но я могу позвать ее к телефону, чтобы она сама все рассказала. Тут Чарли прервал меня, сказав, что не стоит. В сложившейся ситуации он вел себя, как полный мудак, просто не желая вникать в то, что происходит. Ни за что на свете я бы намеренно не причинил Белле боль, а он хотел, чтобы я сделал именно это. Надо будет еще раз попросить Рене поговорить с ним на эту тему.

Я даже не осознавал, что кричал в трубку, пока Белла не вошла в гостиную и не спросила, не с ее ли отцом я только что разговаривал. Проклятье! Она выглядела такой хрупкой: ссутулившись и обхватив себя руками. Казалось, в этом жесте Белла пыталась найти утешение. Ее лицо опухло от слез, я слышал, как она плакала в своей комнате. Дважды я подходил к ее дверям, чтобы успокоить, но так и не решился войти, не найдя в себе сил даже постучать - ведь Белла плакала из-за меня. Я вел себя как настоящий кретин, когда отвез ее в книжный магазин и фактически чуть не занялся с ней там любовью. Вместо того, чтобы дать ей свободное пространство, позволить как-то освоиться, я начал целовать ее, будто перевозбудившийся подросток. Мне было очень сложно разделить двух разных Белл в своей голове - прежнюю и теперешнюю. Эта девушка выглядела, как моя Белла, пахла, как она, говорила ее словами, но что-то ушло. Белла не ощущала себя целостной, поэтому она не была моей.

Она прищурилась, ища меня глазами в темноте. В тот же миг я замер, ослепленный ею, и не только потому, что я не ожидал увидеть ее здесь. Каждый раз, смотря на Беллу, я никак не мог поверить в то, что эта красивая, умная женщина была моей, или что она все еще была моей, по крайней мере, я надеялся на это. Сегодняшний день всколыхнул во мне большие сомнения в отношении последнего утверждения. Я хотел лишь Беллу и с радостью начал бы все с самого начала, если бы это потребовалось. Мы могли бы создать новые совместные воспоминания и заново открыть друг друга, главное, чтобы она не возражала и позволила нам это сделать.

Белла стояла и смотрела, как струйки дождя сбегают вниз по огромным окнам французских дверей, ведущих на балкон, и мне тут же вспомнилось, как всего несколько недель назад мы занимались там любовью. В тот поздний вечер все произошло спонтанно, и это было просто волшебно. Белла громко выкрикнула мое имя, когда ее накрыл оргазм; и боюсь, что даже прохожие слышали нас. Вспоминая о той ночи, я и не заметил, как с моего языка соскользнули слова с предложением рассказать ей о том, что значил для нас дождь и балкон, и я не успел их остановить. В следующее мгновение мы уже находились на балконе, жадно целуясь и обнимаясь, а ведь я всего лишь намеревался рассказать ей о том, чем мы занимались в тот вечер. Но осознав, что на самом деле показываю ей это, я тут же отстранился. Я был полным идиотом, позволив своим гормонам и любви к ней возобладать и управлять моими действиями. Конечно, я понимал, что должен быть нежным и заботиться о ней, пока она идет на поправку, но это давалось мне с большим трудом, и чем дальше, тем становилось тяжелее. Каждый раз, когда я смотрел на Беллу, мне хотелось обнять ее, прижать к себе, вдохнуть исходивший от нее аромат клубники, как я привык делать это раньше. Для меня всегда было естественным прикасаться к ней, ласкать ее. С самой первой нашей встречи я не отказывал себе в этом удовольствии, и Белла наслаждалась моими маленькими знаками внимания и выражением чувств. Я был совершенно потерян, больше не имея возможности прикасаться к ней, когда мне этого хотелось. Да что там, я был потерян без нее! У меня создавалось впечатление, что вместе с Беллой пострадала и какая-то часть меня самого. Моя душа, мое сердце были разодраны в клочья и кровоточили, и только ей было подвластно их исцелить.

Я проплакал почти всю ночь, стараясь делать это как можно тише, чтобы не услышала Белла. Мне не хотелось, чтобы она винила себя за это, ведь я сам был во всем виноват. Это я вел себя неправильно. Но я очень тосковал по ней, тосковал по нам. Мы идеально подходили друг другу, отдавая себя без остатка, а сейчас я не знал, кто мы друг для друга. И ко всему прочему я сам усложнял ситуацию, набрасываясь на Беллу, несмотря на то, что понимал, как это, должно быть, еще больше сбивает ее с толку.

Розали, агент Беллы, звонила уже несколько раз, чтобы узнать, что сообщить прессе о ее здоровье и процессе восстановления после аварии. Но на самом деле ей не терпелось лично поговорить с Беллой. Сегодня утром спозаранку приехала Элис и предложила Белле пройтись по магазинам. Белла тут же ухватилась за возможность вырваться из четырех стен или сбежать от меня, уж не знаю, какой мотив ей двигал. Я все думал – не перезвонить ли мне Чарли, но в глубине души понимал, что это только осложнит положение. Он скажет мне то же самое, что и вчера вечером, и я снова не соглашусь с ним.

Мне требовалось сбежать от реальности хоть на какое-то время, и лучшим средством для меня всегда служила музыка. Подойдя к двери в углу нашей спальни, я повернул ручку. Я любил эту комнатку. Она всегда была моим убежищем, особенным местом, где я мог играть на рояле и предаваться думам. Здесь на полу лежал паркет из темного дерева, а стены были покрыты краской успокаивающего лазурного цвета. Показывая Белле квартиру, когда мы вернулись из больницы домой, я не упомянул про эту комнату, даже не знаю почему. Возможно, на каком-то подсознательном уровне я понимал, что мне понадобится свое личное укромное местечко, чтобы разобраться в сумбуре, в котором мы пребывали, а может быть, втайне надеялся, что Белла сама вспомнит о существовании моего «кабинета» и найдет эту дверь, но она не вспомнила.

На лакированной поверхности моего рояля, стоящего в углу, играли блики света. Он занимал почти все пространство, но в этой маленькой комнате была неповторимая акустика, и я ни за что не поставил бы его в другое место. Вдоль стен располагались полки с книгами и молескинами, хранящими нотные страницы с моими произведениями. Признаться честно, они были забиты нотными тетрадями и папками с моей музыкой, и на большинство из этих композиций меня вдохновила Белла – моя любовь, моя жизнь. И тут случайно мой взгляд натолкнулся на коробку, стоявшую на верхней полке. Простою черную кожаную коробку. Я попытался проигнорировать притяжение, исходившее от нее, и уселся на скамейку за рояль, медленно открывая крышку клавиатуры. Положив пальцы на клавиши, я приготовился играть, но проклятая коробка звала меня, чаруя, как голос сирены. Я уже хотел было покинуть свой «кабинет» и запереть за собой дверь, но мне просто требовалось заглянуть в эту коробку. Я понимал, что мне будет очень нелегко погрузиться в наше прошлое, но, может быть, эти маленькие вещички помогут моей Белле. Вздохнув, я все же поднялся и, подойдя к дальней стене, встал напротив полок.

Я дотянулся до коробки, снял ее с полки, вернулся к роялю, поставил ее на его крышку и сдул с нее пыль. На минутку я закрыл глаза, надеясь, что боль, которая, как я ожидал, охватит меня, как только я открою коробку, не будет слишком сильной. В конце концов, собравшись с духом, я открыл ее. В ней хранились вещицы, которые я собирал в память о каждом знаменательном событии в нашей жизни с семнадцати лет: что-то с каждого нашего свидания, из каждой поездки, что-то, что ассоциировалось с замечательными моментами нашей совместной жизни, - складывая их в эту черную коробку. Усилием воли я открыл глаза, заглянул внутрь и почувствовал, как на моем лице расплывается улыбка. Поверх всего лежала крышка от бутылки. Я взял ее и покрутил между пальцев – такая маленькая, но столько значит! Эта крышка от лимонада лежала на столе рядом с бутылкой Беллы, когда за обедом в школе нас впервые представила друг другу Элис. В тот день я первый раз взглянул в темные озера ее глаз и понял, что эта девушка была той единственной, которую я искал. Я взял эту крышечку со стола и спрятал в карман с намерением сохранить этот сувенир навечно. В память о начале наших отношений.

Я положил ее обратно в коробку, уже точно зная, какой из предметов хочу достать следующим – это было перышко. От моего внимания не ускользнуло, что все эти памятные вещицы в коробке были маленькими и недорогими, фактически они не представляли никакой ценности, кроме как для нас с Беллой. Перебирая вещи в поисках небольшой коробочки из прозрачного пластика, в которой хранилось перышко, я наткнулся на обертку от леденца на палочке, ленточку и, наконец, среди разрозненных предметов нашел его. Для меня это перышко было самим совершенством. В то утро, когда Белла впервые стала моей, я вынул его из ее рассыпавшихся по подушке волос.

Мы хотели, чтобы наш первый раз был необыкновенным и совершенным, поэтому решили не торопиться. В день ее восемнадцатилетия я постарался сделать все идеальным и романтичным, таким, как мы об этом мечтали. Я пригласил ее на ужин и пытался держать в секрете приготовленный для нее сюрприз, чтобы увидеть ее смущение. Так что, когда вынесли праздничный торт, и весь ресторан начал петь ей «Happy Birthday», она вспыхнула и залилась краской. От чего я был в восторге.

Заранее позаботившись о том, чтобы дом остался в полном нашем распоряжении, и украсив всю свою комнату горящими свечами, я привел туда Беллу. Она прослезилась, когда вошла в нее, и прошептала, что именно так она все себе и представляла в своих мечтах. В ту ночь мы идеально подошли друг другу, как два фрагмента пазла, и с тех пор так было всегда.

Я присел на скамейку перед роялем, и воспоминания о том, какое счастье я испытал, проснувшись рядом с ней в одной постели, наводнили мой разум. Казалось, что тогда я смотрел на нее целую вечность, но все равно никак не мог отвести взгляда. Белла отдала мне каждую частичку себя, и этим я буду дорожить всю жизнь. Ее каштановые волосы с махагоновым отливом причудливо скручивались в волнистые локоны на ее щеке и шее, а сквозь слегка приоткрытые губы мне был виден кончик ее розового язычка. Длинные ресницы отбрасывали тени на щеки, покрытые ярким румянцем. Я гладил ее по голому плечу, пока она не начала ерзать. И в этот момент я заметил маленькое перышко, застрявшее у нее в волосах. Должно быть, оно выбилось из подушки, на которой так сладко спала Белла. Я осторожно вынул его, чтобы она не проснулась окончательно, и положил на прикроватную тумбочку. Мое крошечное сокровище, ставшее еще одним напоминанием о нас.

Громкий стук в дверь прервал полет моих мыслей. Я быстро поместил перышко обратно в коробку и направился смотреть, кто пришел, по пути стряхивая пылинки, прилипшие к рубашке. Быстрый взгляд на монитор интеркома подтвердил мои подозрения. Эмметт. Я сделал глубокий вдох и открыл дверь.

- Привет, чувак. Как поживает наша маленькая «амнезичка»? – погремел он.

Действительно, сложно представить, что Эмметт может вести себя тихо. Его голос эхом разносился по всей квартире, а он вальяжно прошагал внутрь. Его также нельзя было назвать самым тактичным человеком на свете, ведь он всегда предпочитал говорить правду напрямую, независимо от того, насколько резко она могла прозвучать. На лице Эмметта играла широкая улыбка, заставлявшая его карие глаза светиться.

- Прости, Эм, но Белла с Элис отправились по магазинам. Хочешь пива? – спросил я, показывая рукой на холодильник.

В ответ он просто кивнул. Мы с Эмметтом были довольно близки, в конце концов, я встречался с его сестрой уже девять лет, но в этот момент я не знал, как вести себя с ним в отсутствие Беллы, ведь она всегда выступала своеобразным буфером. В больнице наши отношения были натянутыми, так как каждый из нас желал Белле лучшего и понимал это по-своему. Но я решил, что мне необходимо поговорить хоть с кем-то. Я нуждался в помощи, чтобы разобраться в сложившейся ситуации, и Эмметт оказался рядом. Он наверняка мог бы помочь мне.

Эмметт вытянул стул из-под стола, развернул его спинкой к себе и уселся на него верхом. Я подал ему пиво и сел за стол рядом с ним. Я чувствовал, что он оценивает меня взглядом и понимает, что я хочу поговорить с ним. Меня всегда поражало, насколько он был проницательным, хотя по нему этого не скажешь. Он вел себя, как большой ребенок, прыгая вокруг и громко вопя, но это было всего лишь первым впечатлением. Я вздохнул и провел пальцами по своим волосам, представлявшим собой сумасшедший беспорядок.

- Эм, я сильно облажался, я все испортил. Я люблю ее, но не знаю ни что делать, ни куда отсюда сбежать.

На слух даже мне все, что я выдал на одном дыхании, показалось сплошной бессмыслицей, но Эмметт меня понял. Он кивнул и закатал рукава своего красного свитера до локтей, распрямляя при этом свои огромные плечи, словно готовясь к драке, но я знал, что так он всего лишь готовился к серьезному разговору.

- Ну, и как ты облажался? Только, пожалуйста, Эд, не говори мне, что ты причинил ей боль. Знаешь, что случится с тобой, если ты это сделал?

Я в деталях рассказал ему о том, что произошло за эти пару дней, в том числе о том, что мы спим в разных спальнях, и о том, что случилось в книжном магазине и на этом чертовом балконе. Во время своего рассказа я водил пальцами по узорам деревянной текстуры обеденного стола, бросая на него взгляды, лишь когда это было необходимо, боясь увидеть в его глазах отвращение ко мне, которое, возможно, он начал испытывать после всего, что я ему поведал. Я не хотел, чтобы он думал, что я воспользовался ситуацией и состоянием Беллы.

Сдвинув брови, Эмметт просто слушал и старался вникнуть в то, что я пытался ему объяснить. Рассуждения вслух не принесли моей совести облегчения, но и Эмметт не двинул мне в челюсть, так что, возможно, надежда еще оставалась. Закончив свой рассказ, я внимательно посмотрел на него, ожидая ответной реакции. Он поднял руку вверх, и я отшатнулся, подумав, что он все-таки собирается ударить меня, а учитывая размер его кулака, это могло нанести моей физиономии значительный ущерб. Но Эмметт всего лишь взялся за козырек своей бейсболки и надел ее задом наперед.

- Послушай, братишка, она – моя сестра, и я люблю ее, но это чертовски трудное испытание для вас обоих, через которое вам придется пройти. Ты нужен Белле, но ни при каких обстоятельствах тебе не стоит терять головы и вытворять дерьмо, подобное тому, что произошло на балконе.

Я скривился и покачал головой. Конечно, Эмметт всегда в первую очередь заботился о том, что было бы лучше для его сестры, впрочем, как и я по отношению к Элис, но мы - друзья, и я надеялся, что он попытается помочь нам обоим. Я столько всего держал в себе, что обращаясь к нему за советом, рассчитывал на его поддержку.

- Я так понимаю, что ты не рассказал Белле обо всем? Черт, ребята, а вы вообще серьезно разговаривали после аварии? – спросил Эмметт таким тоном, словно заранее знал ответ на свой вопрос. Сейчас он вошел в раж и продолжил выказывать словами свое отношение к происходящему. - Знаешь, я несколько лет наблюдал за вами с Беллой и всегда завидовал вашим отношениям. Вы - идеальная пара, любой мечтал бы иметь то, что было между вами, ребята. Постарайся сейчас не облажаться, потому что, если ты это сделаешь, у тебя не будет возможности все исправить. Ты слышишь меня?

Я кивнул и поднял голову, встречаясь с ним взглядом. Я понимал, что он хотел мне сказать: испоганишь все сейчас – и это будет концом ваших отношений. Навсегда. Мне следовало сделать все правильно, и, как я и подозревал, оставался только один вариант - начать все с самого начала. Я потер лицо, ощущая, как реалистичность подобного исхода давит мне на плечи, и подождал, пока Эмметт сделает глоток пива, а потом спокойно ответил ему:

- Нам придется начать все сначала, так ведь, Эм?

Посмотрев на меня, он нахмурился, и его темные брови практически сошлись на переносице. То, как он при этом сморщил свой нос, напомнило мне Беллу, она делала точно также, и я был вынужден отвести взгляд. Меня пронзила невыносимая боль и от этого сходства, и особенно от того, что я наконец осознал, что нам придется начать все заново.

- Вот черт, я реально не знаю, как тебе поступить, но, чувак, тебе обязательно надо поговорить с Белз. Ребята, вам следует во всем разобраться, - он выдохнул так, словно его моральные силы истощились.
Эмметт привык напрямую выражать свое мнение, и я полагал, что ему трудно понять, почему мы с Беллой так осторожно ходим вокруг друг друга, словно по битому стеклу.

Я услышал на лестничной клетке голоса, громкий смех и хихиканье, приближающиеся к нашей входной двери, а затем раздался звук поворачиваемого в замке ключа. Белла. Этим утром между нами возникло напряжение, поэтому я совсем не знал, как я должен ее встречать. Я просто ждал, уставившись на дверь и пробегая рукой по своим волосам.

Дверь распахнулась, и вот на пороге появились два человечка, которых я любил больше всего в этом мире. Черт, да что там, они и являлись моим миром. Элис протанцевала внутрь, ее глаза лучились задором. Сегодня ее волосы не топорщились привычным «ежиком», а были гладко уложены, что придавало лицу Элис озорное и шаловливое выражение, а обе ее руки были заняты разноцветными пакетами с покупками. Она подошла ко мне, обняла и чмокнула в щеку, шепнув: «С ней все будет в порядке».

Я никогда не понимал, да и не смогу понять, откуда Элис знала подобные вещи, и по правде говоря, уж давно перестал пытаться. Я посмотрел на Беллу, которая выкрутилась из медвежьих объятий Эмметта и поставила свою сумочку на стол. В обществе Эмметта и Элис она была счастлива. В их компании ей удавалось абстрагироваться от того, что произошло, и просто быть самой собой, а я тихо завидовал, наблюдая за тем, как им хорошо вместе, и тосковал по моей Белле. Со дня катастрофы, когда доктор сказал нам, что, возможно, память никогда не вернется к ней, в моей груди поселилась ноющая боль, которая теперь сопровождала меня повсюду, временами затмевая собой все другие страдания. И сейчас был именно один из таких моментов. Я дико скучал по ней.

- Эдвард, у Беллы есть для тебя потрясающая новость. Она кое-что вспомнила! – пропела Элис, подпрыгивая на месте от восторга.

Я остолбенел. Что?! Что сделала Белла?! Я быстро перевел взгляд на Беллу. Ее щеки вспыхнули, а большие карие, как у олененка, глаза остановились в испуге на мне. Эмметт в ожидании новостей переминался с ноги на ногу.

- Что ты вспомнила, Белла? – в конце концов, удалось выдавить мне хриплым голосом. Мое сердце заколотилось в бешеном темпе, а на лбу выступила испарина. Почему я так разволновался из-за того, что она собиралась мне сообщить? Она вспомнила что-то хорошее или одну из наших ссор? И теперь считает меня полным мудаком?

Застенчиво улыбаясь, Белла снимала свою голубую утепленную курточку:

- На самом деле, ничего уж такого существенного. Элис просто раздула значение этого события. Я всего лишь вспомнила, что ненавижу шоппинг, но слишком поздно, мы уже находились в торговом центре.

И это все? Элис кашлянула, прервав зарождение разочарования во мне.

- Белла! – грозно произнесла она, подталкивая ее продолжать. Да что происходит между этими двумя девчонками?!

Следующие слова Белла произнесла так тихо, что я с трудом их расслышал:

- Я вспомнила, что у тебя день рождения в следующем месяце.

Она ждала моей реакции, но я был настолько ошеломлен, что не мог вымолвить ни слова. Она вспомнила что-то обо мне. Совсем крошечную деталь, но она относилась ко мне. И для меня это имело огромное значение. Я в три шага подскочил к ней, приподнял за талию и закружил, крепко прижимая к себе. Я слышал, как она хихикала, а потом выдохнула мне прямо в шею. В этот момент мне захотелось утащить ее из гостиной и слушать, как она судорожно вздыхает, но уже совсем по другим причинам. Черт подери, Эдвард! Не сейчас же! Я понимал, что Элис и Эмметт смотрят на нас, но сам видел только Беллу. Она улыбалась, обвив руками мою шею.

Я пребывал в абсолютной эйфории: это должно было стать новым началом наших отношений. Моя Белла возвращалась ко мне.

~*~


Ladies, с наступающим всех Новым Годом!!! Желаю Вам всего самого нового, самого необычного, самого непредсказуемого и нереального!!!)))
Надеюсь, что эта глава порадует Вас накануне НГ и в следующем году Вы не оставите вниманием наш ФФ))

P.S. За обложку к этой главе благодарим обворожительную Машу-Иголку!


Источник: http://robsten.ru/forum/19-1279-1#815784
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: white (31.12.2012)
Просмотров: 1839 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/30
Всего комментариев: 181 2 »
0
18  
  И всё-таки не понимаю, почему Эдвард делает из мухи слона - к воспоминаниям надо идти последовательно, надо подталкивать в нужном направлении, а он расклеивается на каждом шагу. Ну вот какой из Эммета советчик?! Он приземленный чувак

0
17  
  Замечательно, что хоть что-то, но началось проясняться в голове Беллы  fund02002

16  
  Спасибо.

15  
  Вспомнила или Элитс ее направила на воспоминания?!
Эдвард счастлив!

14  
  Пусть хоть маааленькая... но частичка.... так приятно)))))))

13  
  спасибо за главу! безумно хочется, чтобы у них все было хорошо!!

12  
  спасибо за главу! маленькое воспоминания,это уже начало большого!

11  
  lovi06032 спасибо за главу!

10  
  Спасибо за главу!
Ну вот, что-то уже вспомнила! Надеюсь это только начало! )))

9  
  Спасибо за главу!

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]