Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Пересечение (начало)

 

Жанр: Романтика/Драма
Пейринг: Эдвард/Белла
Рейтинг: 18+
Саммари: Я на непотопляемом корабле. Том самом, который, согласно истории, врезался в айсберг и затонул в два двадцать утра 15 апреля 1912 года. Я на «Титанике» - и я путешествовал во времени и пространстве, чтобы спасти ее.
Предупреждение: в фанфе присутствует описание сексуальных сцен.


Запись в журнале 1: 11 Апреля 2033 / 11 Апреля 1912 Время: Сумерки

Эммет, прежде чем я начну, позволь мне просто сказать, что я собираюсь вести эти записи, как разговор, чтобы, когда я вернусь, мы могли подтвердить, что все это произошло на самом деле: что пять лет, которые мы потратили на этот проект, окупились, что мы были успешными и смогли преодолеть гору физических парадоксов.

Мне могут понадобиться доказательства, что я не сумасшедший, что я действительно вернулся в прошлое на сто двадцать лет назад.


Прямо сейчас я прячусь в спасательной шлюпке голый и сжимаю свою маленькую стальную коробку. Температура воздуха снаружи, кажется, около сорока семи градусов по Фаренгейту или около того, но несколько человек прогуливаются по палубе. (прим.ред. – около 47 градусов по Фаренгейту - это около 8 градусов по Цельсию) Если я приземлился в нужный день, корабль отплыл вчера из Саутгемптона, Англия, сделал остановку в Шербуре, Франция, через несколько часов и покинул Квинстаун, Ирландия, несколько часов назад с в общей сложности 2228-ю пассажирами на борту и экипажем (теперь 2229). Теперь мы должны плыть по открытым водам в сторону Нью-Йорка.

Господи, я на непотопляемом корабле, Эм, том, который, согласно истории, врезался в айсберг и затонул в два двадцать утра 15 апреля 1912 года.

Я на Титанике.


Запись в журнале 2: 11 апреля 1912 года время: давно минувшие сумерки.

Я отморозил себе яйца.

Моя грудь болезненно сжимается с каждым вдохом холодного воздуха.

Я выскользнул из шлюпки, когда стемнело, и присел за деревянную скамью на палубе первого класса. Мимо прогуливаются мужчины в смокингах и цилиндрах, женщины в длинных шелковых платьях и с прическами.

Мне нужны шмотки.

Запись в журнале 3: 12 апреля 1912 года Время: 1:43 ночи

Эм, многое произошло с тех пор, как я последний раз писал:

Как раз в тот момент, когда я собирался придать новое значение термину" голубые шары", мимо проходил молодой человек с тросточкой в одной руке и под другую руку с красивой темноволосой девушкой. На середине разговора с ней он посмотрел на скамью и прямо на меня.

Он помог мне подняться, воскликнув:

— Боже мой! Ради всего святого, что с Вами случилось?

Я быстро придумал.

— Двое молодых ребят из третьего класса пристали ко мне и забрали все мое имущество!

Глаза парня расширились. Молодая женщина рядом с ним оглядела меня с головы до груди, ее глаза выпучились, когда она опустила их ниже.

Тем не менее, я могу сказать, что они поверили моей истории. Несмотря на то, что мой член был на виду, я держал подбородок высоко поднятым с аристократичным видом человека, который полностью принадлежал этой части корабля.

Мы хорошо практиковались, Эммет.

— Господи, какое безумие! Элис, любовь моя, пожалуйста, беги внутрь и позови на помощь!

- Нет! В смысле, спасибо, но в этом нет необходимости, — я посмотрел вниз на свое обнаженное тело. — Было бы весьма унизительно признать, что я позволил двум хулиганам из третьего класса оставить меня в таком презренном состоянии.

Понимание отразилось в чертах лица молодого человека.

— Это унижение на самом деле.

— Тем более что вы так хорошо сложены, сэр, — добавила девушка, прежде чем покраснеть и отвести взгляд.

— Да...
очень хорошо,— ухмыльнулся мужчина, —Я полностью понимаю ваше беспокойство. Я Джаспер Уитлок Хейл из бостонских Хейлов, а это моя невеста Мэри Элис Брэндон из мэрилендских Брэндонов. Мы можем что-нибудь для вас сделать?

Джаспер Уитлок Хейл и Мэри Элис Брэндон. Я помню их по нашим исследованиям. Мэри Элис сядет на одну из первых спасательных шлюпок, и хотя Джаспер окажется в ледяной воде, он будет одним из немногих счастливчиков, кого вытащат из воды.

Они немного похожи на голограммы их старых фотографий. Ему около двадцати пяти, рост около шести футов*, худощавого телосложения, светлые волосы и голубые глаза. Она пяти футов* ростом, с черными, как смоль, волосами и карими глазами. (*прим.ред.: 6 футов- 1,83 м, 5 футов -1,52 м)

— Честно говоря, сэр, мне очень холодно, — я указал подбородком на себя южнее. — Может быть, вы не будете возражать, если я одолжу ваше пальто?

Он ухмыльнулся и хлопнул меня по плечу, но быстро вспомнив о моей наготе, тут же отдёрнул руку. Сняв пальто и шляпу, он протянул их мне.

—Скажите нам номер вашей каюты, друг мой, и мы сопроводим вас обратно. Вы путешествуете с семьей или друзьями?

Я почесал затылок и сделал вид, что едва стою на ногах. — Я путешествую один, но думаю, что удар, нанесенный мне этими негодяями, заставил меня забыть номер моей каюты.

Глаза Джаспера сузились от беспокойства. — Вы помните, как вас зовут?

— Хм, да. Меня зовут Эдвард Мейсен, из Чикаго.

Там были чикагские Мейсены, Эм?

— Ах да, чикагские Мейсены. Но вы не помните номер своей каюты, и мы не можем с чистой совестью оставить вас бродить по кораблю, размахивая вашей мужественностью. У меня есть свободная комната в моей каюте, вы можете остаться на ночь. Надеюсь, завтра вы вспомните номер своей каюты. Как вам идея?

Я улыбнулся в знак благодарности.

— Хорошо, что они не забрали ваш личный сейф.

— Прошу прощения?

Джаспер указал на стальную коробку в моей руке. — Это ваш личный сейф, не так ли?

—Да. Да, это мой сейф.

Так что теперь, Эм, у меня есть комната, где я могу остановиться на следующие три ночи, пока не найду эти драгоценности, и пока машина снова не накопит достаточно энергии, чтобы открыть окно, которое вернет меня в настоящее, обратно в 2033 год. Увидимся в 11 вечера четырнадцатого, приятель, как мы и договаривались.

 


Запись в журнале 4: 13 апреля 1912 года Время: 1:23 ночи

Прежде чем я расскажу тебе о своем дне, Эммет, есть кое-что, в чем я должен признаться сейчас, когда нас разделяют тысячи миль и сотня лет.

Когда мы впервые решили, что это будет наш первый тест путешествия во времени, и мы проследили всю историю Титаника, там была фотография, на которую мы наткнулись, и она привлекла мое внимание и некоторым образом позвала меня, и я никогда не смогу объяснить, потому что я все еще не понимаю этого сам.

Это была фотография Изабеллы Дуайер.

Изабелла Дуайер - невеста Лорда Джеймса Хантингтона, графа Винчестера, человека, укравшего бриллианты, которые я пришёл выкрасть у него. Изабелла Дуайер - дочь и наследница богатства стального магната Филиппа Дуайера.

Изабелла Дуайер, которая вместе со своим женихом и двумя третями пассажиров этого корабля встретила свой конец на дне Атлантики холодной апрельской ночью 1912 года.

Я шокировал тебя до чертиков, Эм, не так ли? Ты думаешь, что я мог рассудок во время перемещения из 2033 в 1912 год. А я - нет. Я знаю, мы договорились, что кроме возврата драгоценностей, я не могу ничего изменить в том, что произошло на корабле той ночью. Но ее образ запечатлелся сам собой в моей памяти, оставался со мной день и ночь.

В моих снах она не черно-белое голограммное изображение ее фотографии. Во сне я пробегаюсь своими пальцами по ее темным каштановым волосам, смотрю в глаза цвета шоколада, чувствую сладкий запах ее кожи и вкус ее мягких, теплых губ. В моих снах все ее лицо светится, когда она улыбается мне.

В моих снах она принадлежит мне.

Это безумие, я знаю это, Эммет. Вот почему я никогда не мог сказать тебе.

Мне известны факты: Граф украл драгоценности, которые его двоюродный брат, король Георг Пятый, намеревался подарить своей будущей жене принцессе Марии в качестве свадебного подарка. Затем он сел на "Титаник" со своей молодой невестой на буксире, надеясь уйти далеко, прежде чем пропажа драгоценностей обнаружится, и они буду считаться безвозвратно утерянными.

Он был далеко, на дне Атлантики, со своими драгоценностями и своей невинной невестой.

И да, я полностью осознаю свои ограниченные возможности здесь, Эм; машина была откалибрована для одного конкретного человека, и она в первую очередь вернет только того же человека, которого она перенесла в 1912 год.

Но, возможно, за те несколько часов, что у меня есть на этом корабле, я смогу завоевать ее доверие. Я смогу сказать ей, кто я, откуда пришел, и что произойдет с этим кораблем чуть более чем через шестьдесят часов.

Возможно, только возможно, я смогу спасти ее.

***   ***   ***

Возвращаясь к своему дню, я провел прошлый вечер в качестве гостя в каюте Джаспера Хейла.

—Как вы себя чувствуете, Эдвард?— спросил он утром.

— Намного лучше, Джаспер, но я все еще не могу вспомнить номер своей каюты.

Джаспер нахмурился. — Тогда, боюсь, мне придется настоять на том, чтобы вы оставались моим гостем до тех пор, пока вы не вспомните или пока мы не прибудем в Нью-Йорк — в зависимости от того, что наступит раньше, — добавил он с дружелюбной усмешкой.

Эммет, все были так доверчивы в эти дни и эту эпоху, или Джаспер просто единственный в своем роде?

Элис и ее мать согласились с Джаспером, когда зашли в каюту немного позже. На Элис было длинное розовое платье с пышными рукавами и шлейфом из кружев, который тянулся за ней. Ее мать была одета в зеленое платье с неудобным воротником, застегнутым до самой шеи. Они обе носили огромные шляпы с большим количеством перьев, торчавшим из них.

Как бы то ни было, Джаспер одолжил мне один из своих дневных костюмов, сшитых специально для него, но Элис и ее мать заверили меня, что я выгляжу довольно «щеголевато и солидно».

Мы позавтракали в обеденном зале, расположенной на палубе "Д", где официанты в белых куртках и перчатках подавали нам все, что душе угодно, буквально на серебряных блюдах. Столы были сервированы дорогим китайским фарфором и столовым серебром. Сверкающие люстры украшали безупречно белые потолки.

Теперь у меня к тебе вопрос, Эммет: Веришь ли ты в судьбу?

Ты смеешься надо мной, придурок, не так ли?

Но с более чем тремястами двадцатью пассажирами первого класса на борту этого корабля, каковы были шансы, что в самом начале моего путешествия, посреди комнаты, полной мужчин и женщин, одетых во все свои утренние наряды, она будет выделяться, как если бы находилась в свете софитов?


Она сидела в конце стола, в нескольких футах от него, в кремовом платье, которое должно было бы сливаться с фоном, но почему-то этого не происходило. (прим.ред.- 1 фут=30,48 см) Она сидела неподвижно, высоко подняв подбородок, со скучающим выражением лица человека, делавшего все это слишком много раз. Белые шнурованные полусапожки выглядывали из-под платья, пока она нетерпеливо покачивала скрещенными ногами. И в отличие от почти всех остальных женщин в этом зале, ее волосы не были подняты; скорее, они свободно ниспадали на спину длинными темно-русыми прядями.

Да, Эммет. В отличие от моих снов, ее волосы темно-русые.

— Дорогая, смотри,— услышал я голос Джаспера. — Изабелла покинула свою каюту. Полагаю, сегодня утром она чувствует себя лучше.

Элис ответила тихим голосом. — На ее месте я скорее предпочла бы придерживаться уловки о морской болезни, чем показываться на людях.

Я прищурил глаза.

—Дорогая, это не очень-то великодушно с твоей стороны, — сказал Джаспер.

—Прости, любовь моя,— ответила Элис. — Но я говорю это ради ее же блага. Она знает, что они будут шептаться о ней до конца плавания.

Мы взяли несколько порций еды, стоявшей перед нами: яйца-пашот, жареная ветчина, печеные яблоки и булочки.

Эмметт, ты когда-нибудь ел яйца-пашот? Они хороши. Я никогда не видел их в качестве опции на iChefs, поэтому я полагаю, что это одна из тех вещей, которые мы должны были бы приготовить самостоятельно, но кто делает это в наше время? (*прим. ред. iChef — компьютерное приложение, оно содержит уже готовую книгу самых популярных рецептов, для приготовления которых можно использовать варочные поверхности и встраиваемую технику. Компьютер позволяет выполнить необходимые настройки: задать температуру приготовления, степень готовности блюда, к какому времени необходимо, чтобы блюдо приготовилось и другие. Алгоритмы приготовления всех рецептов, занесенных в память, отлажены, автоматика сама определяет, сколько потребуется времени на приготовление блюда. Отключение нагрева происходит автоматически.)

В общем, я повернулся к Джасперу и прошептал:

— О чем это вы?

Он посмотрел в сторону Изабеллы. Рядом с ней стоял мужчина: высокий, старше, лет за сорок.

—Это Изабелла Дуайер, дочь покойного Филиппа Дуайера из Нью-Йорка. После его смерти в прошлом году Изабелла унаследовала поместье, но завещание гласит, что она не может унаследовать компанию сама, только, если выйдет замуж.

—Почему? — я сомневался.

—Потому что она женщина, — усмехнулся Джаспер, как будто это было совершенно очевидно. — Мать отправила ее за границу на встречу с Лордом Хантингтоном. Несмотря на то, что ему за сорок, а ей всего двадцать один год, он имеет титул, нуждается в богатой жене и будет преуспевать как новый президент «Дуайер Стил».

—Брак был устроен?

—Конечно,— нахмурился он, еще раз озадаченно улыбнувшись. — Но Изабелла отказалась от сопровождения на обратном пути в Америку и теперь досаждает матери, деля каюту со своим женихом. Конечно, это лишь одна из больших прогулочных кают, но сплетен хватает.

Я снова посмотрел на Изабеллу.

—Я встретил их вчера и был бы рад представить вас, если хотите,— предложил Джаспер.
Мы извинились и подошли к Изабелле и лорду Джеймсу.
—Лорд Джеймс, Изабелла, как я рад видеть вас сегодня утром! — воскликнул Джаспер.

—Я тоже рада вас видеть, Мистер Хейл, — услышал я слова Изабеллы, ее голос был пронизан пресыщенной скукой. Я воздержался от прямого взгляда на нее.

— Я хотел бы представить вас моему хорошему знакомому, мистеру Эдварду Мэйсену, из Чикаго. Он... э... он…

—Я путешествую с мистером Хейлом и Мисс Брэндон.

—Э-э... да,— быстро согласился Джаспер.

Джеймс потянулся, чтобы пожать мне руку. — Приятно познакомиться, Эдвард.

Словно в замедленной съемке, Изабелла протянула мне свою руку. Я скользнул кончиками пальцев под кончики ее пальцев и, медленно и глубоко вдохнув, позволил себе посмотреть на ее лицо.

Голубые глаза, холодные, как утреннее небо, встретились с моими.

—Большая честь для меня, Мистер Мейсен.

—И для меня большая честь,— пробормотал я.

Она отдернула руку, и я сделал бесшумный вздох в изумлении от очевидных различий между моими мечтами и реальностью.

В любом случае, Эммет, неважно, темные или светлые у нее волосы, ее лицо - давай, смейся - самое красивое, из тех, что я когда-либо видел. Эта старая черно-белая фотография, которую я разглядывал сотни раз, ни капли не отражала действительности.

Мы немного поговорили, а потом лорд Джеймс предложил прогуляться по палубе. Джаспер вернулся к Элис, чтобы сопроводить ее и ее мать к нам, а я остался с Джеймсом и Изабеллой.

— Скажите, Эдвард,— начал Джеймс, — Чем занимается ваша семья?

—Мы... страхованием.

— Очень полезное дело.

—Так и есть,— согласился я. — И если у вас когда-нибудь будет что-нибудь...ценное, что вам нужно будет застраховать, для меня будет честью оказать вам содействие. Конечно, я буду в высшей степени осторожен...

—Мне очень жаль,- перебил меня Джаспер, — Но... э-э... Элис плохо себя чувствует. Она вернулась в свою каюту с матерью и не сможет присоединиться к нам.

Эммет, этот человек не может солгать, даже спасая свою жизнь. Когда я оглянулся, Элис и ее мать выходили из обеденного зала так быстро, как только позволяли их длинные, замысловатые платья.

—Ах да, — сказал лорд Джеймс, — боюсь, что морской воздух плохо переносится многими из наших прекрасных дам. Изабелла страдала от этого до сегодняшнего утра.

Я случайно взглянул на Изабеллу. Она повернула лицо в сторону, пытаясь скрыть ухмылку.

— Не так ли? — предположил Джеймс. Развернувшись вместе с Изабеллой, он повел ее вперед.

***   ***   ***

Когда мы прогуливались, другие пассажиры первого класса делали то же самое, некоторые играли в игры на палубе, пара играла в шаффл-борды ( прим. ред.: Шаффлбо́рд (англ. shuffleboard, shuffle-board) — игра на размеченном столе или корте с использованием киев и шайб, или шайб, которые толкаются рукой, в случае. Шайба должна остановиться в пределах определённых линий, отмеченных на столе или корте). Мальчик снова и снова крутил деревянный шарик на веревочке. Это была странная, примитивная игрушка, но мальчик, казалось, развлекался.

Джаспер и Джеймс вскоре углубились в разговор о суфражистском восстании в Лондоне месяцем ранее, о чем они оба, казалось, имели одинаковые мнения. Признаюсь, я начинаю привязываться к Джасперу, хотя его идеалы немного ошибочны. Я думаю, что это веянье того времени.

Однако, что бы эти мужчины подумали о нашем мире, мире, который процветал в геометрической прогрессии за последние пятнадцать лет или около того с тех пор, как женщины поднялись до руководящих должностей по всему миру?

Но я отвлекся.

Поскольку я не мог поддержать дискуссию, я вскоре приотстал от них и шел один.

До тех пор, пока Изабелла небрежно не убрала руку с локтя Джеймса и, замедляя шаги, не пошла вместе со мной.

—Вы очень молчаливы, Мистер Мейсен,— пробормотала она, проскользнув своей рукой по моей и положив ее мне на изгиб локтя. — Разве вы не разделяете тех же взглядов, что мой жених и ваш друг?

—Пожалуйста, зовите меня Эдвард, и я верю, что женщины так же умны и предприимчивы, как и мужчины.

Она приподняла бровь, ее губы дрогнули от удивления, глаза смотрели вперед.

—Возможно, мне придется посетить Чикаго, прежде чем я произнесу свою клятву. Мне кажется, что это... — она напряженно посмотрела на меня своими голубыми глазами, — просвещенный город, Эдвард. Может быть, вы будете моим сопровождающим, пока я буду там?

Она флиртовала, но мое сердце разбилось, когда она сказала это, Эммет. Я знаю, что теория композиционности говорит, что независимо от того, что я говорю или делаю, я не могу изменить то, что уже произошло; я не могу спасти ее.

Я никогда не влюблялся, ты знаешь это. Даже те два года, что мы с Таней провели вместе, не были тем, что мне было нужно. И нет, я не говорю, что влюблен в Изабеллу. Я только что с ней познакомился. Но я мечтаю о ней, и это должно что-то значить, верно?


Я выдержал ее взгляд с той же силой, крепче держа ее за руку.

— Я буду сопровождать вас, когда вы захотите, Изабелла, но вы не обязаны связывать себя ни с кем - ни на этом корабле,— я тяжело сглотнул и пылко прошептал,— ни вне его. Вашим главным приоритетом всегда должна быть забота о себе. Пожалуйста, запомните это.

Ее большие голубые глаза расширились. Несколько секунд она просто смотрела на меня.

— Я удивлена, что вы осмелились так близко познакомиться со мной, Эдвард. Опять же, я уверена, что все на этом корабле в настоящее время проявляют такое же дружеское отношение в обсуждении моих личных проблем. - Ее тон был игривым, но горечь в своих словах она скрыть не смогла.

Наши шаги замедлились, оставляя приличное расстояние между нами и двумя мужчинами, слишком увлекшимися беседой, чтобы заметить это.

Я наклонил голову ближе к ее лицу. — Я ни с кем не обсуждал ни вас, ни ваши личные проблемы, Изабелла. Но ваш жених не тот человек, каким вы его считаете.

— Не тот человек, каким я его считаю? — она криво усмехнулась. — О, я думаю, что он именно тот, за кого я его принимаю.

—Скажем так, я знаю о нем кое-что, — ухмыльнулся я.

— Неужели? — Ее голос дразнил меня. — Пожалуйста, расскажите.

Мне потребовалась вся моя сила воли, чтобы не вылить на нее все прямо здесь и сейчас.

— Я не могу, Изабелла. Не сейчас. Но скоро.

Она остановилась и наклонила голову набок, пригвождая меня своим холодным голубым взглядом.

— Ваши слова, Эдвард, создают впечатление, что вы предполагаете, что мы с вами проведем время вместе... наедине…

Ее пальцы внезапно крепко сжали мою руку, и все нервные окончания в моем теле запели. Я протянул руку и погладил ее по щеке.

— Я хочу быть честным с вами,— вздохнул я.

Она задумчиво посмотрела на меня.

— Раз уж вы так откровенны со мной, Эдвард, я буду откровенна с вами. Лорду Джеймсу нужны деньги моей семьи, а мне нужно имя его семьи. Несмотря на то, насколько либеральными кажутся чикагцы, в моей части мира у меня не так много вариантов – если я хочу то, что по праву принадлежит мне.

Когда ее взгляд опустился на мой рот, ее пальцы выводили круги на моей руке. Она облизала свою верхнюю губу, прежде чем подняться на кончики пальцев ног, ее лицо было всего лишь в дюйме или около того от моего.

—Но вы, конечно, можете поделиться со мной своими секретами, Эдвард, и, возможно... — она посмотрела на меня сквозь длинные изогнутые ресницы, — ...прежде чем это плавание закончится, я поделюсь с вами своими.

И с этими словами она отстранилась от меня и ушла.

***   ***   ***
Мы с Джаспером приняли приглашение в бассейн от Джеймса и Джей Джей Астора.

(Да, это Джей Джей Астор*).

(*прим. ред.: Джон Джейкоб Астор IV, американский потомственный миллионер и изобретатель (патент на велосипедный тормоз, пневматическую дорожку, за которую получил приз на Чикагской всемирной ярмарке в 1893 году), автор фантастического романа "Путешествие в иные миры", построил вместе с братом в Нью-Йорке отель "Уолдорф-Астория». В ночь крушения «Титаника» свою молодую беременную жену посадил в спасательную шлюпку, а сам погиб на затонувшем корабле).


К счастью, у Джаспера был запасной купальный костюм, чтобы одолжить мне.

Я вышел из спальни в очень узких черных боксерских трусах и облегающей черной майке.

Я знаю, что ты снова смеешься надо мной, придурок.

Возможно, я не выглядел так нелепо, как ты думаешь. Элис, которая была в гостиной с Джаспером, когда я вышел, оглядела меня головы до ног.


— Эдвард, на днях я не заметила, какой вы… крепкий, — Она прикусила губу. — На самом деле это довольно... жаль, что вы не помните номер своей каюты, так как ваши собственные плавательные шорты, вероятно, не так плотно облегают вас в некоторых местах

Джаспер громко откашлялся.

Заметка на полях: На днях была статья в Times, в которой говорилось, что средний размер пениса мужчины вырос на дюйм или около того за последние сто лет. Я упоминаю об этом только потому, что ты не можешь винить бедняжку Элис.

Когда мы все вышли из каюты, я сжал зубы.

—Что такое? — Спросил Джаспер.

—Не возражаете, если я догоню вас у бассейна? Мне нужно в ванную комнату.

—Нет проблем,— ухмыльнулся Джаспер, хлопая меня по плечу. — Не торопитесь, друг мой.

Такой доверчивый.

***   ***   ***

 

 

Я пропустил причудливый лифт и вместо этого поднялся по лестнице на один пролет на палубу B, где были шесть кают с частными прогулочными террасами. Изабелла и лорд Джеймс были одними из немногих счастливчиков, которые могли позволить себе такую каюту.

Я выглянул в коридор из-за лестничной двери, убедившись, что вокруг никого нет, прежде чем выйти. Глубоко вздохнув, я уверенно пошел по коридорам. Если бы кто-нибудь увидел меня, они бы решили, что я просто еще один член привилегированной элиты.

Мое сердце тревожно забилось в груди, когда я осторожно приложил ухо к двери Изабеллы и лорда Джеймса. После тридцати секунд тишины я взял шпильку, тайком украденную из тщательно уложенных волос Элис, и вставил ее в замочную скважину. Примитивные замки такими и были, в течение нескольких секунд я открыл их.

Каюта была одним из самых роскошных отражений привилегий и богатства, которые я когда-либо видел: стены из дорогих темных деревянных панелей, золотые светильники, бесценные картины, мебель Викторианской эпохи - все это придавало комнате ощущение музея.

Сначала я проверил комнату Изабеллы. Ее шкафы были полны дорогих халатов и пеньюаров, в ящиках лежали все предметы, которые считались необходимыми для леди в эти дни и эту эпоху: панталоны и трусики, ночные рубашки и лифчики, корсеты и подвязки…

Заметка на полях: А женщины в наше время вообще помнят, что такое трусики? Я никогда не был с женщиной, которая носила их или носила "бюстгальтер", кроме маленьких чашечек, спрятанных под каждой грудью.

Однако, это были красивые предметы одежды, Эм, и, если быть честным, я стоял там в течение нескольких секунд, любуясь ими.

Да, да, давай, посмейся надо мной снова. В наши дни женщины ходят без каких-либо ограничений в одежде, и я фантазирую о нижнем белье, которое заняло бы у меня полчаса, чтобы снять его.


Потом я нашёл комнату Джеймса, но там тоже ничего не было. Мне бы действительно очень пригодился сейчас мой рентген-сканер, если бы я смог взять его с собой; жаль, что такие игрушки не могут пересечь границу времени (*прим. ред.: в оригинале iX-Ray – в настоящее время такой рентген-сканер есть в виртуальных играх для поиска сокровищ, у автора он применяется в 2033 году в Америке для поиска драгоценностей).

Я попытался заглянуть в огромный гардероб, в одной половине которого висели красивые платья Изабеллы, а в другой - костюмы и смокинги Джеймса. В центре комнаты стоял большой черный шкаф. С правой стороны шкафа располагались ящики, но с левой стороны была большая дверь. Когда я открыл ее, внутри меня ждал большой черный сейф.

Блядь!

Да, я знаю, ты научил меня открывать сейфы, но я был в этой комнате уже пятнадцать минут. Джаспер и Джеймс ждали меня. Я понятия не имел, когда один из обитателей этой комнаты решит вернуться. Мне придется прийти сюда снова, когда я буду знать, что мне не помешают.

Я закрыл за собой дверь каюты и сделал около четырех шагов, когда Изабелла завернула за угол, одетая в белый махровый халат, открытый спереди – и дала мне ясное представление о своём купальнике.

Он был ярко-красным, и хотя в это время он закрывал гораздо больше тела, чем купальники в наши дни, то, как он обтягивал ее, достаточно четко очерчивая ее фигуру песочных часов, захватывало дух. Черная плавательная шапочка скрывала ее волосы.

Выражение ее лица было холодным и спокойным, когда она протянула руку и сняла шапочку, встряхивая длинные, темно-русые волосы, пока она шла ко мне и остановилась всего в футе или около того.

— Эдвард, — ее глаза беззастенчиво блуждали вверх и вниз по моему телу, выгибая идеально ухоженную бровь.— Приятно увидеть вас снова.

— Изабелла, мне очень приятно.

Она понимающе усмехнулась. — Ваша каюта на этом этаже? Я не помню, чтобы видела вас здесь раньше…

— Нет, она не на этом этаже,— Стараясь не смотреть на ее тело, я добавил: — Вижу, вы вернулись из бассейна.

— Да, когда проходят мужчины, дамы должны уйти. Мы же не хотим, чтобы мужчины и женщины плавали вместе, не так ли?

Я ухмыльнулся.

— Разве нет?

Она громко рассмеялась, и Боже, Эммет, как я хотел рассказать ей все. Но как сказать кому-то, что ты ученый, путешествующий во времени, для того чтобы найти украденные драгоценности, спрятанные в ее комнате, и да, кстати, этот корабль столкнется с айсбергом через пару дней, и ей суждено умереть на нем?

— Знаете, мистер Мейсен, мы на этом корабле всего несколько дней, так что если вы хотите сказать мне что-то конкретное... — она приподнялась на цыпочки и прижалась губами к моему уху, — Что-то, что вы хотите сделать... я бы посоветовала вам заняться этим. Как можно скорее, — выдохнула она, заставляя покалывать кожу под волосами на моей голове.

С этими словами она обошла меня и направилась в свою каюту.

 

 

***   ***   ***

После купания мы договорились встретиться с Лордом Джеймсом и Изабеллой за обедом, а потом вернулись в каюту, чтобы Джаспер мог одолжить мне другой костюм.

Да, мы снова переодевались, Эм. Давай, смейся над этим.

Затем Джаспер ушел, чтобы забрать Элис, но вскоре вернулся один.

— Эмм... Элис чувствует себя не очень хорошо. Она будет обедать в своей каюте, и...я не хочу оставлять ее одну.

Я уже упоминал, какой дерьмовый лжец Джаспер? Ему так повезло, что в то время не существовало iTruths, иначе моя пищалка поймала бы его на крючок. (прим.ред. – предполагаю, что iTruths – это гаджет в 2033 г., который реагирует на ложь, подавая звуковой сигнал владельцу)

Я ухмыльнулся ему в напольное зеркало, поправляя галстук.

—Элис не нравится Изабелла, не так ли?

Джаспер нахмурился.

— Она не одобряет некоторые поступки Изабеллы.

Волна негодования пробежала по моему позвоночнику.

— Я думаю, что это довольно лицемерно, когда то же самое общество, которое ограничивает ее выбор, имеет наглость, чтобы презирать ее, когда она делает то, что она должна сделать, чтобы выжить в этом мире!

Джаспер уставился на меня.

— Эдвард, я не осуждаю Изабеллу, и я сказал Элис, что не согласен с ее избеганием этой юной леди. Да, наше общество ограничивает женщин, и в некоторых случаях это несправедливо. Но, нравится нам это или нет, это то общество, в котором мы живем.

— Значит, мы должны принять его таким, какое оно есть?

Джаспер вздохнул.

— Эдвард, в каждом обществе есть свои правила, и если мы не будем жить по ним, нам придется иметь дело с последствиями. Вопрос не в том, справедливы эти правила или нет.

Я не ответил ему, потому что он был прав.

Он уныло улыбнулся.

— Кто знает, может быть, через сто лет все будет по-другому.

Если бы он только знал.

 

 

***   ***   ***

Когда я пришел в кафе "Паризьен", маленькое заведение по образцу французского уличного кафе, мне сообщили, что моя группа еще не прибыла, и я сел и стал ждать.

Пятнадцать минут спустя появилась Изабелла, одетая в бледно-желтое кружевное платье и подходящую к нему желтую широкополую шляпу, сдвинутую набок так, что она закрывала один из ее холодных голубых глаз.

Заметка на полях: Серьезно, сколько одежды было привезено на этом корабле?

Официант подвел ее к моему столику. Я встал и взял ее за руку в перчатке, пока официант отодвигал для нее стул.

— А где лорд Джеймс?

— Он получил более заманчивое предложение от мистера Астора. Где мистер Хейл и Мисс Брэндон?

— Элис все еще плохо себя чувствует, и Джаспер сопровождает ее до тех пор, пока...

— Пока она не ослабит хватку вокруг его штанов, — она усмехнулась.

—Не очень-то мило, Изабелла,— упрекнул я, но губы мои дрогнули от веселья. — Джаспер и Элис - хорошие люди.

—Я в этом уверена, — усмехнулась она. — Но я обнаружила, что нахождение в таком ограниченном, замкнутом пространстве, как корабль, имеет тенденцию еще больше сужать сознание людей.

— Возможно,— согласился я.

Она потянулась за стаканом воды и сделала глоток, глядя на меня поверх края бокала.

— Это также имеет тенденцию... расковывать людей... зная, что вы, скорее всего, никогда не увидите друг друга снова, как только вы высадитесь на берег.

Молчание.

Мы ели тихо, и хотя я не знал, что у нее было на уме, я не мог отделаться от мысли о ее близости ко мне.

— Почему вы выходите за него?— наконец-то спросил я. — Вы его не любите, это очевидно. Если вы должны выйти замуж, чтобы получить наследство, почему бы не подождать, чтобы найти кого-то, кого вы могли бы полюбить?

Она пристально посмотрела на меня голубыми глазами и отпила вина, прежде чем ответить.

— Какая разница, за кого я выйду замуж, Эдвард? Каждый мужчина будет видеть во мне только мое состояние.

— Это неправда.

Она хихикнула.

— В обществе, к которому мы с вами принадлежим, женятся не по любви, а ради выгоды.

—А как насчет Джаспера и Элис? Они любят друг друга.

—Если бы Элис была бедна, неужели ты думаешь, что Джаспер любил бы ее хотя бы вполовину так, как любит?

—Думаю, да.

—Тогда вы, Эдвард, либо крайне наивны, либо самый лучший человек на корабле. Возможно, я должна выйти замуж за вас,— дразнила она с улыбкой. — Видите ли, — она наклонилась ближе и понизила голос. — Проблема в том, что я не хочу выходить замуж ни за кого. Но у меня нет выбора, не так ли?

— Я хочу, чтобы вы... – я набрал полные легкие воздуха. — Чтобы вы принимали решения, основываясь на том, что лучше для вас. Вы никогда не должны рисковать собой ради ожиданий общества.

Она сузила глаза, с любопытством глядя на меня, как будто я вдруг сбил ее с толку. На секунду, Эмметт, тот отчужденный, высокомерный вид, с которым она держалась, исчез, и глаза, смотревшие на меня, были печальными и так чертовски потерянными.

Я наклонился над столом и взял ее руку в свою, переплетая наши пальцы. Она крепко держалась за них, как будто уже проваливалась глубоко в холодный океан.

Наши глаза остановились друг на друге на мимолётное мгновение.

— Чего вы хотите от меня, Эдвард? — прошептала она.

Я громко сглотнул.

— Изабелла, я хочу... я должен сказать вам…

Но слова не приходили.

Она покачала головой.

— Мне нужно идти.

Ее стул скрипнул по полу, а потом она исчезла.


13 апреля 1912 года Время: 14:38

Джаспер, должно быть, разговаривал с Элис вчера вечером, потому что сегодня утром, когда Изабелла и Джеймс вошли в обеденный зал, и он позвал их к нашему столу, Элис удалось убедительно улыбнуться.

Я предложил Изабелле свое место рядом с Элис и опустился на стул, молча слушая, как обе женщины обмениваются официальными любезностями. Я взять вилкой кусок ветчины, но вместо этого шумно процарапал зубьями по дорогому китайскому фарфору, когда чья-то рука внезапно приземлилась мне на бедро.

Сначала рука двигалась небольшими круговыми движениями, постепенно расширяя периметр, медленно приближаясь к внутренней стороне моего бедра…

— Эдвард, Джаспер, как насчет сегодняшней игры в сквош? — спросил Джеймс.

Пальцы Изабеллы упорно продолжали движения, медленно поднимаясь все выше...

— Звучит прекрасно, — сумел согласиться я, смутно расслышав согласие Джаспера.

Вокруг нас продолжался разговор. Столовое серебро и посуда шумно звенели. Музыка тихо играла на заднем плане... и рука Изабеллы поднималась все выше и выше – а затем обхватила мой член.

У меня перехватило дыхание.

— С вами все в порядке, Эдвард? — Спросил Джаспер.

— Да, я в порядке, — слабо улыбнулся я.

В течение следующих пятнадцати минут Изабелла вела непринужденную беседу со всеми за столом, в то время как гладила рукой по моим штанам.

К тому времени, как завтрак закончился, я едва дышал.

Когда ее рука внезапно отдернулась, я глубоко и судорожно вздохнул.

Изабелла встала и вежливо попрощалась со всеми, заверив Джеймса, что они встретятся после сквоша. Не взглянув на меня, она вышла из столовой.

Я ждал около пяти минут, сердце колотилось в груди, а палатка в штанах сдулась.

— Боюсь, сегодня утром меня немного тошнит. Думаю, я немного отдохну, а потом догоню вас, джентльмены.

Я вышел из столовой, практически не замечая никого, кто проходил мимо, пока не увидел ее в нескольких футах впереди, ожидающую меня. Она ухмыльнулась и скользнула в небольшое пространство, меж тремя стенами и дверью с надписью "Только для сотрудников", к которой я прижал ее, когда врезался своим ртом в ее.

Она нетерпеливо открылась мне, ее язык быстро скользнул в мой рот, а ее руки сжали мои волосы. Я скользнул руками вниз к ее бедрам и приподнял ее. Когда я это сделал, она прижалась ко мне грудью.

— Что ты со мной делаешь? — спросила я, мой голос срывался. — Ты заставляешь меня забыть... ты заставляешь меня хотеть…

—Заставляю тебя хотеть что? — произнесла она напротив моих губ. — Чего ты хочешь, Эдвард?

— Это не... это не то, ради чего я здесь.

Она крепче сжала мои волосы.

— Зачем ты здесь?

— Я хочу спасти тебя.

Она попятилась, пока ее голубые глаза не встретились с моими.

— Я не нуждаюсь в спасении.

—Нуждаешься.

Стук с другой стороны двери испугал нас. Я быстро опустил Изабеллу, отодвинув ее в сторону, чтобы один из сотрудников мог пройти. Он ухмыльнулся нам, прежде чем продолжить своё движение.

Когда я повернулся к Изабелле, она уже открыла свой зонтик.

— Увидимся позже, Эдвард.
— Изабелла, подожди!

Но она догнала другую даму, и, обменявшись воздушными поцелуями в знак приветствия, они ушли.

Запись в журнале 5: 14 Апреля, 1912 время: 1:06 ночи

Элис старалась быть дружелюбнее с Изабеллой за ужином, но Изабелла была отстраненной и отчужденной, холодно улыбалась или отделывалась короткими односложными ответами.

Она построила вокруг себя стену, и я не уверен, что знал, что потребуется, чтобы взломать ее, чтобы обойти стену, достаточно предупредить Изабеллу.

Нет, Эммет, я не забыл про драгоценности. Я знаю, что должен их забрать. Королевская семья спонсировала наши исследования, и я знаю, что они не обрадуются, если я вернусь с пустыми руками.

— Ну, джентльмены, что скажете, если мы сопроводим леди в библиотеку или чайную, а потом выпьем портвейна и выкурим сигары в клубе? — предложил Джеймс после ужина.

Я видел в этом шанс поговорить с Изабеллой, сказать ей правду.

Но она обратила холодные голубые глаза на Джеймса.

— Мне не нужен эскорт, спасибо. Сегодня вечером у меня сильно болит голова, и я попрошу Джейн приготовить мне чай перед тем, как лечь спать пораньше. Всем спокойной ночи.

У меня заканчивается время, Эм.

Запись в журнале 6: 15 Апреля, 1912 время: 1:16 ночи

Я все еще здесь, яростно строчу, в то время как мир привилегированных и мир простых людей сближаются и одинаково рушатся. Ни одна из сфер их жизни не будет иметь значения чуть более чем через час, потому что почти все они будут под водой.

Я не знаю, что пошло не так. Я даже не знаю, прочитаешь ли ты когда-нибудь это, Эммет. Возможно, этот дневник будет реликвией, найденной через шестьдесят лет под водой, с неразборчивыми чернильными пятнами, уничтоженными временем и соленой водой. Никто никогда не узнает, чего мы с тобой смогли достичь в маленькой лаборатории в Нью-Йорке; никто никогда не узнает правду об Изабелле.

Но я должен рассказать об этом.

И у меня не так много времени.

 

 

***   ***   ***

Мы пошли в церковь воскресным утром, соблюдая традиции независимо от религии – хотя все еще помня о классовых различиях. После этого я последовал за Изабеллой. Она снова ждала меня у нашего потайного угла, и я снова толкнул ее к двери.


—Изабелла... — простонал я, облизывая ее ключицу, в то время как она обвилась вокруг меня и обнимала мое лицо, направляя меня в ложбинку между своими грудями.

— Не оставайся с ним на ночь, Изабелла, — умолял я ее.

Она подняла мою голову, ее грудь вздымалась, она спокойно и пристально смотрела на меня.

—Скажи мне, что, по-твоему, ты знаешь о Джеймсе.

В моих мечтах она теплая и нежная; ее темные глаза напряжены, но добры.

Я сузил глаза и изо всех сил пытался разглядеть Изабеллу из своих снов.

—Он уничтожит тебя,— прорычал я.

Она засмеялась.

Я начал трясти ее, схватив за плечи.

— Послушай меня! Не жертвуй собой ради него! Спаси Себя! Ты слышишь меня?

—О чем ты говоришь, Эдвард? — спросила она, растерянно нахмурившись. — Спасти себя от чего?

—Не позволяй ему забрать тебя с собой,— умолял я. — Я... я должен тебе кое-что сказать, но мне нужно, чтобы ты мне доверяла.

Она смотрела мне в глаза одно долгое мгновение, а затем оставила нежный поцелуй на моих губах.

—Эдвард, после ужина Джеймс будет курить сигары до самого утра, как обычно. Я вернусь в наши комнаты и отошлю слуг на ночь. Приходи ко мне, Эдвард.

Мое сердце болезненно забилось между ребер, Эммет. Я хотел ее, не буду отрицать, но какой в этом был смысл? Спасу я ее или нет, мы с ней никогда не сможем быть вместе. Я не знал - любовь или похоть связывала меня с ней, но знал, что задолжал ей правду.

Прежде чем я смог ответить, я услышал вздох и поднял глаза.

Элис в шоке смотрела на нас.

Изабелла фыркнула и, повернувшись ко мне, поцеловала меня в щеку, наклонившись к уху.

—Я буду ждать тебя сегодня вечером.

С улыбкой, направленной в сторону Элис, она ушла.

Элис повернулась и пошла к перилам, уставившись на прозрачные воды океана. Я последовал за ней.

— Она помолвлена, Эдвард.

—Она в ловушке.

— Если она недовольна своим положением, она может изменить его.

—Элис... это сложно.

—Вы любите ее?

—Я едва ее знаю.

Несколько минут она молчала.

—Эдвард, я всегда... видела разные вещи. И чувствовала их. У меня плохое предчувствие насчет сегодняшнего вечера, Эдвард. Я не думаю, что вы должны... — она на мгновение закрыла глаза. – Вы с ней не подходите друг другу...

Я наполнил легкие до отказа прохладным океанским воздухом. — Возможно, в другой жизни у нас бы получилось.

Элис повернулась и положила руку мне на плечо.

—Нет, Эдвард. Я не представляю это даже в другой жизни. Что бы вы не думали, то, что вы чувствуете к Изабелле - это не реально.

—Вы судите ее по ситуации с Джеймсом.

Она улыбнулась и прижалась к моей щеке.

— Нет, Эдвард. Я сужу по тому, что вижу в ее душе. Спасайтесь, пока она вас не утопила.

 

 

***   ***   ***
Остаток дня прошел как в тумане.

За обедом Изабелла вела себя гораздо дружелюбнее, чем обычно, хотя Элис отказывалась смотреть в ее сторону в течение всего ужина.

— Вы все еще плохо себя чувствуете? — спросил меня Джаспер, когда мы закончили есть.

—Да, на самом деле да. Думаю, сегодня я лягу спать пораньше.

Я почувствовал боль от осознания того, что это будет последний раз, когда я вижу Джаспера, что через несколько часов он будет бороться за свою жизнь в холодных водах под нами.

Мы встали, и я пожал ему руку, крепко сжимая ее обеими ладонями.

—Джаспер... вы были мне хорошим другом. Позаботьтесь о себе и об Элис. Я знаю, что у вас будет долгая и счастливая совместная жизнь.

Он озадаченно посмотрел на меня.

— Я вспомнил номер своей каюты, — слабо усмехнулся я.

—Ах! — он усмехнулся в ответ. — Отличные новости, друг мой! Тогда утром мы с Элис нанесем вам визит.

—Звучит здо́рово,— улыбнулся я и, глядя на свой одолженный смокинг, добавил: — Я почищу ваш смокинг, прежде чем вернуть его.

Он рассмеялся и, хлопнув меня по плечу, ушел.

Я пришел в каюту Изабеллы в 9:30 вечера, принес металлический коробку, чтобы отдать ей, потому что... Эм, я решил, что Изабелле нужны эти драгоценности больше, чем Виндзорам Англии. Я собирался рассказать ей все, а затем убедить ее взять драгоценности сегодня вечером, использовать их так, как она сможет. Может быть, она могла бы обменять их на место на одной из первых спасательных шлюпок или использовать их, чтобы сбежать из своего мира, как только она сойдет с этого корабля; чтобы начать новую жизнь для себя вдали от всех тех, кто будет держать ее угнетенной и связанной ненавистными ей обязательствами.

Но все мои мысли, все мои планы - все вскоре ускользнуло от меня.

Помнишь те предметы одежды, о которых я тебе говорил, что нашел в ее ящиках?


Изабелла открыла мне дверь в длинном черном шелковом халате, сквозь который виднелись кремовый корсет и подвязки на бедрах.

Она громко закрыла за нами дверь, и я вышел на середину гостиной. Ее рука задела мою спину, когда она наклонилась ко мне сзади, шепча на ухо.

—Ты не должен нервничать, Эдвард. Джеймса не будет несколько часов.

—Изабелла, я должен тебе кое-что сказать.

Она медленно улыбнулась, предлагая мне маленький стакан, наполненный до краев.

— Выпей. Это тебя успокоит.

Глубоко вздохнув, я взял стакан и выпил его залпом. Она улыбнулась и подала мне другой. Когда она начала наливать еще один, я запротестовал.

Пока она не откинула голову назад, не сделала глоток из стакана и не прильнула губами ко мне, позволяя теплой жидкости просочиться из ее рта в мой.

Я прижал ее к себе и дико поцеловал, а ее руки сжались в моих волосах.

—Эдвард... — простонала она.

Ее халат упал с плеч, обнажив ее кремовую грудь. Я опустил голову, засасывая в рот её сосок. Она тихо вскрикнула, в то время как мой рот скользнул по ее коже взад и вперед, от одного холмика к другому. Потом она повернулась и выгнула спину у меня на груди.

— Освободи меня,— выдохнула она.

Я сделал пару вдохов, пытаясь думать, Эм, но это было так тяжело, потому что у меня кружилась голова.

Я схватил ее за грудь, обхватил ее руками, прижал к себе и прошептал ей на ухо:

— Мы должны поговорить, Изабелла.

Она хихикнула, впиваясь в мой член.

— Позже.

Все, что я видел - только ее, Эмметт. Все, что я попробовал - только ее кожу. Все, что я чувствовал - только запах ее желания. Я не знаю, как мне удалось развязать ее корсет, но вскоре он упал на пол, оставив ее только в белых чулках до бедер.

Она снова врезалась в меня, и когда наши языки соединились, ее рука опустилась к моей ширинке. Она быстро расстегнула её, выпустив мой пульсирующий член и погладив его от основания к головке, потянула меня вперед, пока не приземлилась на диван в викторианском стиле. Она широко расставила ноги в чулках и стала ждать.

Я упал на нее и скользнул внутрь одним длинным толчком.

Когда она закричала, ее бедра прижались к моим. Она сняла с меня куртку, рубашку и галстук, а затем ее рот посасывал мою открытую кожу, пока ее киска поглощала меня целиком.

— Да, Эдвард. Да... — убеждала она меня, обхватывая ногами.

Когда она взяла меня глубже, я застонал, слепо всасывая каждую часть ее тела, до которой мог дотянуться. Мир вокруг стал размытым с приглушенными красками и отдаленными звуками. Существовали только ощущения, чувство, что я погребен внутри нее целиком и полностью.

—Белла... противозачаточные.

Она издала гортанный смешок.

— У меня колпачок* (*прим. ред. – шейный колпачок для шейки матки, как средство женской контрацепции был изобретен в 1908 г). Я не планирую заводить детей в ближайшее время.

Своим затуманенным разумом я помню, как сильно вреза́лся в нее, снова и снова, и, почувствовав, что ее стеночки сжимаются вокруг меня, еще сильнее толкнулся, прежде чем опустошить себя внутри нее с протяжным стоном.

Потом я блуждал в черном пространстве, где не было ничего, кроме нее, но это была не она, не та, с холодными голубыми глазами, а другая - из моих снов.

Моя голова раскалывалась, тело вдруг... содрогнулось.

Я открыл глаза, смущенный. Моргнул несколько раз, мое зрение медленно фокусировалось; очертания обрели краски, цветовые пятна сформировались в предметы.

Изабелла сидела на стуле напротив меня, одетая в темно-синее сверкающее платье.

И читала мой дневник.

Я попытался броситься за ним, но мое тело было тяжелым и мне не подчинялось. Она дернулась от меня, держа журнал в одной руке, а другой направила на меня пистолет.

Да, Эммет, чертов пистолет.

—Что ты делаешь? — спросил я в недоумении.

—Думаю, это мне следует спросить тебя об этом. Хотя, судя по этому дневнику, ты путешествуешь во времени и пространстве, и одновременно пытаешься спасти меня и мои драгоценности.

Мне было трудно разобрать ее слова. Я обхватил голову руками.

—Сколько сейчас времени?

Она ничего не ответила.

—Черт побери, который час?! — взвыл я.

— Одиннадцать пятьдесят вечера. Если ты не ошибся, твое - как ты назвал его - Окно, — она усмехнулась.

У меня подкосились ноги. Я опустился на пол, все еще держа голову в руках.

— Расслабься, Эдвард. Ты же не утонешь на Титанике. Ты просто сумасшедший.

Я вскинул голову, от резкого движения все внутри моего мозга загремело.

В ее глазах не было эмоций, Эм, ни грамма.

— Что ты имела в виду под словами "моими драгоценностями"? — спросил я.

Вопросы и мысли перемешались в моей голове.

— Я имела в виду именно это, мои драгоценности,— ответила она, направив пистолет прямо мне в грудь. И вдруг все стало ясно.

— Ты знала о драгоценностях.

—Неужели ты считаешь, что такой придурок, как Джеймс, мог такое придумать?

—Почему, Изабелла? У тебя есть деньги.

—У меня есть деньги моего отца! — она кричала. — У меня есть наследство, которое достанется мне, только если я выйду замуж!

—А Джеймс знает о твоём плане сбежать с драгоценностями?

Она фыркнула.

— Это мои драгоценности, и, конечно, нет.

Я на секунду закрыл глаза и наполнил легкие.

— Изабелла, меньше чем через два часа будет неважно, у кого эти драгоценности. Ничего из этого не будет иметь значения.

— Ты ведь следователь, не так ли?

— Что?

Она смотрела на меня своим глубоким проницательным взглядом. Все это время она расценивала меня как потенциальное препятствие, и не более того.

—Как ты узнал о драгоценностях? — требовательно спросила она.

— Ты знаешь, как.

Она снова изучала меня.

— Ты действительно веришь всему, что здесь написал?

— Опусти пистолет.

Она не сделала этого.

— Изабелла, пожалуйста, опусти пистолет.

Теперь я чувствовал себя более быстрым и сильным, поэтому еще раз ринулся за пистолетом, но она выронила дневник и держала пистолет, захватив обеими руками, взводя курок.

— Не совершай ошибку, думая, что я не спущу курок, Эдвард.

— Я знаю, что ты это сделаешь.

— Потому что ты так хорошо меня знаешь, не так ли? — она усмехнулась. — Ты изучал меня месяцами, глядя на мои старые – как ты их назвал – голограммы? Оправдала ли я ваши ожидания, Мистер Мейсен? Я оправдала твои мечты заняться со мной любовью?

— Это не было занятием любовью. Ты накачала меня наркотиками. И я никогда не говорил, что мечтал заняться с тобой любовью.

—Это написано между строк, Эдвард! Расскажи мне, как все прошло?

— Бывало и лучше,— прошипел я.

По виду, больше негодование, чем боль, исказило черты ее лица, но она тотчас отшутилась.

— Я могу представить, как у вас бывает с женщинами вашего времени, которые привыкли управлять миром, перестали носить нижнее белье, и более приспособлены к мужскому пенису, выросшему за последние сто лет или около того. Секс в две тысячи тридцать третьем году, должно быть, действительно восхитителен. — Она смеялась.

— Изабелла, послушай меня, ты почувствовала дрожь несколько минут назад? Это корабль врезался в айсберг.

Ее улыбка ненадолго дрогнула.

— Это был лишь звук вращающегося мотора, и ничего больше.

-Нет! — Я закричал. — Более двух третей людей на этом корабле умрут сегодня, когда корабль затонет!

— Ты сошёл с ума! Этот корабль непотопляем!

— Он затонет! Пять из шести водонепроницаемых отсеков заполнятся, и корабль не сможет оставаться на плаву!

- Откуда ты это знаешь? — она насмехалась. — Потому что ты путешествуешь во времени из 2033 года?

— Я знаю, это звучит безумно, но это правда! Откуда еще мне знать об айсберге, или о драгоценностях, или о...

Я остановился.

— О чём? О моей предполагаемой смерти? — Ее руки сжались вокруг пистолета. — Ты планировал убить меня, Эдвард? Это часть твоего безумного плана?

— Изабелла, черт возьми, послушай меня! Я пытался предупредить тебя, пытался заставить поверить мне.

— Как? Переспав со мной? — она вскрикнула. — Я должна верить тебе, когда ты говоришь, что я умру сегодня, просто потому, что допустила тебя к себе между ног?

— Нет! Да! Я не знаю! Все, что я знаю, это то, что я не могу позволить тебе умереть!

— Почему? Потому что ты влюблен в меня?— она хихикнула. — Это то, что ты собираешься сказать мне дальше?

— Нет. Мы оба знаем, что это было бы ложью. Но мне нужно, чтобы ты выжила, это все, что я знаю!

Мы услышали шум снаружи. Ее взгляд метнулся в сторону двери, распахнутый и смущенный.

— Если бы все это было правдой, — ее голос дрожал, — Ты бы утонул, как и все мы. Ты пропустил свое окно,— насмехалась она.

Я сглотнул.

—Да. Так и есть. Но теперь, возможно, я смогу спасти тебя.

— Я уже говорила тебе, Эдвард, меня не нужно ни от чего спасать!

Раздались три резких стука в дверь каюты, и мы услышали, как она открылась.

— Мисс Дуайер, Лорд Хантингтон? Здесь кто-нибудь есть?

Она не сводила с меня глаз, направив пистолет мне в грудь, и нетерпеливо откликнулась:

— Да, что такое?

— Мисс Дуайер, мне поручено попросить вас и графа надеть спасательные жилеты и собраться на палубе для дальнейших инструкций.

Ее глаза расширились от ужаса.

— Почему? Что случилось?

— Это просто предосторожность. Это все, что я сейчас знаю, мисс. Пожалуйста, наденьте спасательный жилет как можно скорее, и пройдите на палубу!
 



Источник: http://robsten.ru/forum/84-3138-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Виточка (20.03.2019)
Просмотров: 641 | Комментарии: 3 | Теги: Сумерки, Исторический Romantic, Конкурс, Фанфик | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 3
1
3  
  Ничего себе воображение... girl_wacko

4
2  
  Терпеть не могу историю Титаника, одноименный фильм и всех героев, что в нем были, но эту историю полюбила с первых строк. Бегу читать дальше. Это круто!

3
1  
  Удачи в конкурсе. Необычная Белла. Перевод хорош.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]