Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Контрапункт. Глава 33.

Глава 33

Квартет

 

 

Саундтрек к главе от переводчика:

http://www.youtube.com/watch?v=do1encCa5TU (Gypsy Jazz - "Minor Swing" - Rhythm Future Quartet)

http://www.youtube.com/watch?v=tZ88tbJnj6E (Л.Чебоксарова - Балтийские волны (М. Щербаков))

 

 

 Этот рассказ я слышал несчётное количество раз, на протяжении многих лет. Мои родители познакомились после того, как в анатомичке папа случайно толкнул маму на труп, и она пришла от этого в ярость. Он пригласил её на свидание; в ответ она послала его по всем известному адресу, чем немедленно покорила его сердце. Мать презирала его и, как следствие, не испытывала к нему абсолютно никакого интереса. Для того, чтобы её чувства изменились, потребовалось несколько месяцев, но в конце концов она в него влюбилась. Я знал всю последовательность событий, знал даже то, куда он водил её на первом свидании. Чего я не знал, так это чтó конкретно вызвало перемену в её чувствах, и как она поняла, что её чувства уже не те, что раньше. Это была, возможно, самая важная деталь в истории их любви, а мне до сих пор ни разу не приходило в голову спросить о ней.

 

 Не знаю, почему мне потребовалось так много времени, чтобы связать одно с другим. Раз моя мать влюбилась в моего отца не сразу, а только спустя какое-то время, не было никаких оснований отрицать возможность того, что, спустя какое-то время, и я тоже смогу влюбиться в Кейт. Если чувства мамы по отношению к отцу изменились, была большая вероятность того, что и мои чувства к Кейт тоже изменятся. Возможно, они уже изменились, а я просто пока не понял этого, потому что не представлял, как это бывает. За необходимой информацией – о том, что искать, на что обращать внимание – я решил обратиться к маме.

 

 – Эдвард? – Она ответила на мой телефонный звонок. – Всё в порядке?

 

 – Всё хорошо. Почему ты спрашиваешь?

 

 Даже если мне не удалось обмануть её своим напускным спокойствием, она о своих сомнениях ничего не сказала.

 

 – Ты обычно не звонишь посреди рабочего дня.

 

 – А, точно. Вроде бы не звоню. Но сейчас у меня есть свободное время, и я хотел у тебя кое о чём спросить.

 

 – Можешь спрашивать обо всём, ты же знаешь.

 

 – Это о папе. Ты действительно ненавидела его, когда вы впервые встретились?

 

 – «Ненавидела» – сильное слово, но я бы не соврала, если бы сказала, что он мне очень не нравился.

 

 – Как вышло, что ты изменила своё отношение к нему? Был ли такой момент, когда ты поняла, что твои чувства к нему – уже не просто дружеские?

 

 – Ну, ты даёшь. – Она коротко усмехнулась. – Это вдруг случилось, и всё. Неожиданно.

 

 – Но не совсем неожиданно.

 

 – А, думаю, я понимаю, о чём ты спрашиваешь, – она помолчала, по-видимому, обдумывая ответ. – Мои чувства к твоему отцу менялись с течением времени. Сначала я была к нему равнодушна, потом он мне активно не нравился. Затем я думала, что он – хороший… ну, друг, что ли. Некоторое время мы были друзьями, прежде чем мне вообще пришла в голову мысль подумать о нём в романтическом смысле.

 

 – Когда ты только-только с ним познакомилась, ты предполагала, что всё будет развиваться именно таким образом?

 

 – Нет.

 

 – Как это случилось? Ты просто однажды взглянула на него и поняла, что теперь всё иначе?

 

 – Во многом так оно и было. Романтики настойчиво утверждают, что любовь неизменна. Я думаю, что это идеализированный взгляд на неё. Любовь – это человеческая эмоция, а люди меняются. Это естественно, что наши чувства меняются вместе с нами.

 

 – Ты не думаешь, что любовь – это навсегда?

 

 – Я думаю, чтобы длиться вечно, любовь должна меняться. Та любовь, которую я чувствовала к твоему отцу двадцать лет назад, совершенно не похожа на то, как я люблю его сейчас. В то время я думала, что любить сильнее невозможно, и на тот момент это, вероятно, было справедливо. Жизнь меняет наш взгляд на вещи; на любовь и на отношения – в том числе. Я любила твоего отца в день нашей свадьбы и хотела, чтобы он был в моей жизни. Теперь же – он и есть моя жизнь, почти что продолжение меня, часть меня.

 

 – И это я слышу от человека, который всегда твердил мне, что потерять себя в другóм, важном для тебя другóм, это плохая идея?

 

 – Так и есть. Я и сейчас не имею в виду этакое «мне-нужно-быть-с-ним-двадцать-четыре-часа-в-сутки-семь-дней-в-неделю». Ни один из нас не теряет из виду того, кто мы такие, как отдельные личности. Скорее я говорю о том, что мы делимся собою друг с другом. Всё, что есть во мне, принадлежит ему, и наоборот. Всё, что происходит со мной, не совсем реально, пока я не расскажу ему об этом. Когда он чувствует боль, я тоже её чувствую. Такие отношения – это не просто дело случая; чтобы они сформировались, должно пройти время. А если ты вступаешь в новые для себя отношения, ожидая, что они сразу же будут наполнены всем этим, то ты обречён на неудачу.

 

 Она не упоминала ничего конкретного, но я понимал, чтó она подразумевала.

 

 – Ты думаешь, что у меня завышенные ожидания?

 

 – Я думаю, ты привык к тому, что тебе всё даётся быстро. Отношения – это не то же самое, что книги; их нельзя прочесть с помощью скорочтения и постичь быстрым умом, усвоив материал в два раза быстрее остальных. Ах ты чёрт, у меня начинается следующий приём. Я люблю тебя; мы об этом ещё поговорим в ближайшее время.

 

 – Я тоже люблю тебя. Спасибо, мама.

 

 Я по-прежнему не знал, что мне думать, но хотел верить, что это возможно – что я смогу влюбиться в Кейт, если просто позволю себе это.

 

 Семь минут спустя после окончания нашего с мамой телефонного разговора Кейт вернулась с занятий.

 

 – Поверить не могу, что уже пора подавать заявки, с кем ты будешь жить на следующий год. До сентября ещё пять месяцев; за это время столько всего может измениться.

 

 Был одно конкретное изменение, на которое я надеялся больше, чем на что-либо ещё, но я ей об этом не сказал.

 

 – Как я понимаю, Ирина рассказала тебе про их с Майком план?

 

 Идея Майка состояла в том, что мы с ним снова займём одну комнату, но на этот раз в номере на четверых – с Тайлером и Питером во второй спальне. Кейт и Ирина останутся вместе в номере на двоих, что даст Майку возможность более или менее жить с Ириной в нашей с ним спальне, а мне – жить с Кейт в её комнате. Это был хороший план – в теории, но я отказался договариваться с ним, пока не обсужу это с Кейт.

 

 Кейт закатила глаза.

 – Да. Меня абсолютно не беспокоит часть, касающаяся нас, но если Ирина и Майк умудрятся продержаться вместе оставшуюся часть семестра – это будет чудо, не говоря уже про целое лето.

 

 Она отложила свою сумку, и я притянул её к себе на колени.

 

 – Я надеюсь, что они продержатся, – признался я, прежде чем прижаться к её губам своими.

 

 Она поцеловала меня в ответ и потянула за одежду, чтобы снять её с меня, но я не поддержал её действий.

 

 Кейт посмотрела на меня озадаченно.

 – Что-то не так?

 

 – Я хочу любить тебя.

 

 – Окей. Я стараюсь понять, как раздевание тебя может этому помешать, но что-то... не получается.

 

 – Оно и не помешает, – заверил её я. – Я просто не хочу, чтобы моим раздеванием всё и ограничилось.

 

 Я положил руку ей между ног и погладил её сквозь брюки. Я никогда не касался её там – ни одетую, ни ещё как-либо. Она немедленно отреагировала, издав тихий стон.

 

 – Ты возродила во мне жизнь. Я хочу вернуть долг.

 

 – Я не готова к этому.

 

 Я перестал её гладить и положил руку ей на колено.

 

 – Почему? – спросил я. – Я не предлагаю тебе ничего такого, чего бы ты уже не делала для меня.

 

 – Я не хочу, чтобы меня сравнивали с ней. Даже не заикайся о том, что этого не будет, потому что я знаю, что будет – по-иному практически невозможно.

 

 – Но когда это делала ты – прикасалась ко мне, брала в рот – это было как-то по-другому?

 

 – Да, по-другому. Потому что во мне любопытство перевешивало страх. Минет я раньше никогда не делала, зато точно знаю, как ощущается оргазм. Я всё время делаю это для себя.

 

 – Ни секунды не верю.

 

 – Девушки точно так же мастурбируют, как и парни. Это факт. Если сомневаешься, погугли слово «вибратор».

 

 – Я не эту часть твоего утверждения ставлю под сомнение. Кейт, я бы никогда не посмел давить на тебя, заставляя делать то, к чему ты не готова. Я просто чувствую, что ты со мной не откровенна.

 

 – Я не хочу причинить тебе боль.

 

 – Ты никогда не причинишь мне боли.

 

 Она вздохнула.

 – Что-то подсказывает мне, что твои чувства будут задеты, если девушка начнёт плакать, пока ты её ласкаешь. А я боюсь, что именно это и случится – что из-за этого я начну плакать. Делать тебе минет – это иное. Для меня это пока что настолько ново, что мне нужно сосредотачиваться на том, что я делаю. А позволить тебе делать это для меня означает, ну... что моё внимание будет ничем не занято. Как бы я тебя ни любила, как бы я тебя ни хотела – а я хочу тебя, поверь мне – я всегда думала, что это сделает он; что он будет моим первым. Если я позволю тебе прикоснуться ко мне там, если отдам эту часть себя кому-то другому, это будет означать, что он действительно никогда не вернется.

 

 – Ты же на самом деле не веришь, что...

 

 – Нет, но иногда я хочу притвориться, что он вернётся. У тебя наверняка тоже есть подобные фантазии.

 

 Я кивнул.

 

 – Ты готов отказаться от них?

 

 Должен был бы. Я не надеялся, что мы с Беллой ещё когда-нибудь встретимся. Тем не менее, когда мне снилась Белла, это чаще всего были «мокрые» сны. С яркими телесными переживаниями и, казалось, никак не зависящие от моей воли.

 

 – В принципе я уже несколько месяцев как готов, – заверил я её. – Я просто не могу всё время контролировать направление своих мыслей.

 

 Или своих эмоций, если уж на то пошлó. Но я хотел этого. Господи, как я же я этого хотел!

 

 Она закрыла глаза и вздохнула.

 – Вот именно.

 

 Я оставил эту тему и больше её не поднимал. Я прикинул: если – и когда – она почувствует, что готова позволить к ней прикоснуться, то сама мне об этом скажет.

 

*

 

От кого: Дж. Карлайла Каллена IV

Тема: маршрут поездки

Дата: 4 мая 2010 19:04

Кому: Эдварду Каллену

 

 Лондон, Париж, Мюнхен, Вена.

 Всё подготовлено.

 Что планируешь на остальную часть лета? Решил, наконец, с кем будешь жить в будущем году?

 

*

 

От кого: Эдварда Каллена

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 19:32

Кому: Дж. Карлайлу Каллену IV

 

 Всё что угодно, за исключением побережья.

 Официально (для протокола) я буду жить с Майком.

 

*

 

От кого: Дж. Карлайла Каллена IV

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 19:34

Кому: Эдварду Каллену

 

 Означает ли это, что неофициально (не для протокола) ты будешь жить с Кейт?

 

*

 

От кого: Эдварда Каллена

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 19:55

Кому: Дж. Карлайлу Каллену IV

 

 Да. Мы официально вместе. Я даже с её родителями познакомился.

 

*

 

От кого: Дж. Карлайла Каллена IV

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 19:56

Кому: Эдварду Каллену

 

 Ты имеешь в виду, что официально (неофициально) живёшь с ней в комнате в будущем году, или официально что-то еще?

 

*

 

От кого: Эдварда Каллена

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 20:05

Кому: Дж. Карлайлу Каллену IV

 

 В следующем году я буду неофициально жить со своей официальной девушкой.

 

*

 

От кого: Дж. Карлайла Каллена IV

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 20:06

Кому: Эдварду Каллену

 

 То есть, если Кейт – твоя официальная девушка, значит, есть и неофициальные? Где будут жить они? В неофициальном гареме принца Саудовской Аравии?

 

*

 

От кого: Эдварда Каллена

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 20:10

Кому: Дж. Карлайлу Каллену IV

 

 Ха. Ты забавный. Официально (для протокола) заявляю, что не унаследовал твой ген промискуитета [Промискуитет – беспорядочная половая жизнь, многочисленные случайные связи].

 

*

 

От кого: Дж. Карлайла Каллена IV

Тема: Re: маршрут

Дата: 4 мая 2010 20:12

Кому: Эдварду Каллену

 

 Не для протокола, что заставляет тебя думать, что именно я – тот из родителей, от которого ты мог бы его заполучить? ;)

 

*

 

 – Боже ты мой! – во весь голос простонал я.

 

 Кейт подняла на меня глаза, и я зачитал ей последний е-мейл отца.

 

 – Ты уверена, что хочешь поехать в Лондон с папой и со мной? Ты же видишь, у этого мужчины проблемы с тем, чтобы держаться в рамках приличий.

 

 – Ты сказал, что он всегда был твоим лучшим другом. – Она пожала плечами. – Друзья разговаривают между собой прямо. Поскольку я обещала, что всегда буду твоим другом...

 

 Я понял, что сейчас что-то последует.

 

 – ...то чувствую, что должна тебе напомнить: ты не сможешь откладывать это вечно.

 

 – Я понятия не имею, о чём ты говоришь.

 

 – Я знаю, что ты избегаешь поездок домой.

 

 Я вздохнул.

 – Нечестно взваливать на тебя этот разговор.

 

 – Нечестно не дать мне возможности об этом поговорить.

 

– Не буду же я заставлять свою нынешнюю подругу слушать моё нытьё о том, как всё в доме, где я вырос, напоминает мне о моей бывшей.

 

 – Ты прав. Ты не должен ожидать этого от меня. Но сейчас не ты, а я подняла эту проблему. Я подумала, что, возможно, у неё есть решение.

 

 – Избегание? Именно это я и делаю. Там слишком много воспоминаний.

 

 – Создай новые.

 

 Вот так и вышло, что, вместо того, чтобы, сдав сессию, поехать к себе домой в Олд Гринвич [городок примерно в часе езды от Нью-Йорка с очень состоятельным и благополучным населением; вот их типичный особнячок на продажу, миллионов так за пятнадцать], на каникулы Кейт поехала домой ко мне. Семнадцать минут спустя после того, как она вошла в двери нашего дома, стало ясно, что это ничем не будет напоминать визиты Беллы. Кейт попросила отпустить её принять душ, и как только она благополучно оказалась вне пределов слышимости, я повернулся к отцу.

 

 – Почему Кейт поселили в комнате для гостей? Белла спала в моей постели всегда, с самой первой ночёвки. Не поздновато ли проповедовать воздержание?

 

 – Белла была взрослой.

 

 – Так и Кейт тоже взрослая.

 

 – Не надо, Эдвард. Когда Кейт не в колледже, она живет с родителями. Она не принимала решение провести здесь лето самостоятельно; мне пришлось уговаривать её отца, что, с учётом всех обстоятельств, это будет наилучшим выходом для вас обоих. Я не собираюсь терять его доверие ради того, чтобы угодить тебе. Кроме того, не то чтобы я собирался ночами следить за вашими перемещениями по дому. Вам просто придётся делать то, что до этого десятки лет делали молодые люди – пробираться друг к другу тайком. А теперь позволь мне откланяться. Я буду у себя в кабинете.

 

 – Подожди. У меня к тебе ещё одно дело.

 

 – Да?

 

 Я вынул из кармана свои ключи и показал ему ключ от дверей дома Беллы; я точно знал, что никогда не влюблюсь в Кейт, если сначала не расстанусь с Беллой. Этот ключ вполне мог символизировать саму Беллу – такой же маленький, такой же холодный; и хотя им можно было отомкнуть замок, но для того, чтобы передо мной открылись двери дома, требовалось гораздо больше.

 

 – Не мог бы ты сделать мне одолжение – подержать его у себя? Я понимаю, что вообще не должен хранить его, но я не готов покончить с этим полностью. Не то, чтобы я до сих пор надеялся когда-нибудь снова воспользоваться им; но этот ключ, трусики и несколько фотографий – вот и все доказательства того, что я её вообще любил, что это было на самом деле.

 

 Я попытался снять ключ со связки, но не смог. Чувствуя, что меня что-то удерживает, папа достал из кармана свои ключи.

 

 – Мы ездим на одних и тех же машинах. Почему бы нам просто не обменяться связками?

 

 Он передал мне свои ключи, а я нерешительно протянул ему свои.

 

 – Ты поступаешь правильно.

 

 – Сдаться – значит поступить правильно? Вот уж не думал, что когда-нибудь услышу это от тебя. Или ты имеешь в виду, что я поступаю правильно, выбирая быть с Кейт, а не с Беллой?

 

 – Ты не выбираешь Кейт; ты выбираешь жить дальше. Всегда помни: если ты сам о себе не позаботишься, никто не сделает этого вместо тебя...

 

 – За исключением тебя и мамы.

 

 – Мы не всегда будем рядом.

 

 Мы с отцом не были склонны к физическим демонстрациям нашей дружбы, но по каким-то причинам, не вполне понятным мне самому, я внезапно крепко обнял его.

 

 – Я люблю тебя, папа. Знаю, в последнее время я вёл себя как настоящий говнюк. Прости меня.

 

 – Я тоже тебя люблю. – Он потрепал меня по спине, а точнее, по надетой на неё рубашке, так успокаивающе, что это сняло с моих плеч бóльшую часть вины. – И понимаю. Никогда не забывай, что я тебя пойму – всегда и при любых обстоятельствах.

 

 Внезапно я понял, как проведу лето. Я посвящу это время тем людям, которым был небезразличен, которые защищали мои интересы, были на моей стороне и принимали меня, даже когда я был идиотом, любили меня, даже когда я игнорировал их и был с ними жесток и несправедлив – моим родителям, Эммету, Роуз, Анжеле и Кейт.

 

 В особенности Кейт. Я был уверен, что любил её. Также я был уверен, что никогда не влюблюсь в неё, если не сделаю её своим приоритетом. Этим летом я собирался, наконец, поступать с ней правильно – начиная с нашей поездки в Лондон.

 

 Было довольно-таки удивительно, что папа, казалось, участвовал в этом. Когда он заказывал два люкса в «Савойе», то сказал, что я буду жить с ним, а Кейт одна. Однако, после регистрации в отеле, он велел посыльному занести мой багаж в номер Кейт.

 

 – Что-то я совсем запутался. Ты изменил своим убеждениям? – спросил я, пока мы ехали в лифте на наш этаж.

 

 – Нет. У нас дома Кейт по-прежнему остается в гостевой комнате. А то, что происходит в Лондоне, то в Лондоне и останется. Действуй – только не говори маме. К тебе та же самая просьба, Кейт.

 

 Кейт обняла моего папу.

 – Обещаю, что не проболтаюсь. Спасибо вам, Карлайл – за всё.

 

 Пребывание в Лондоне вместе с Кейт оправдало все мои надежды. Это было новое начало для нас обоих, в городе, где не было ни одного воспоминания ни о Белле, ни о Джейсоне. Мой отец предоставил нас самим себе, и мы с радостью воспользовались возможностью ознакомиться с историей и культурой одного из величайших городов мира.

 

 Годовщина смерти Джейсона прошла так же, как и любой другой день. Кейт не упоминала о ней, но я знал, что она об этом думала. Когда мы шли по музею Виктории и Альберта, она обращала особое внимание на объекты, связанные с трауром, но ничего не говорила ни о них, ни о том, что значит для неё этот день. Лишь на следующий вечер она завела об этом речь.

 

 Свет был выключен, и я ждал её в постели. Мои глаза уже готовы были закрыться, когда она забралась под одеяло и прижалась ко мне всем телом. Все мысли о сне оставил меня, когда я понял, что она абсолютно голая. Я перевернулся на бок и положил ладонь ей на щеку.

 

 – В викторианскую эпоху типичный траур длился год и один день. Даже по их меркам это было достаточно долго. – Она взяла мою руку и поместила её у себя между ног. – Я готова.

 

 – Ты уверена? Это не то, что мы сможем отменить.

 

 – Я не действуют под влиянием импульса. Я обдумывала это достаточно долго... Даже упаковала в багаж презервативы. Я хочу, чтобы это был ты. Просто... – Она вздохнула. – Не сердись на меня, если я сделаю что-то неправильно.

 

 – Ты никогда не сделаешь ничего неправильного.

 

 – Посмотрим, что ты скажешь спустя пятнадцать минут.

 

 – Пятнадцать минут? Дай мне побольше времени.

 

 – А ты можешь в первый раз не затягивать? Я думаю, что тогда это будет не так больно.

 

 Я понимал, что она говорила сейчас не о потере девственности.

 

 – Я бы хотел, чтобы ты кончила.

 

 – Лучше не надо. Я сейчас такая взвинченная, сомневаюсь, что я смогу. Может быть, потом. – Она просунула руки под пояс моих боксеров и спустила их по моим ногам.

 

 Переместив руку на её попку и вжавшись эрекцией в её бёдра, я поцеловал её и постарался не вспоминать о своём первом разе с Беллой. Тогда я отдавал всего себя женщине, которую любил, про которую думал, что и она меня любила. В ту ночь мой путь к оргазму не напоминал бег с препятствиями.

 

 Если верить закону средних чисел, к этому времени Белла, вероятно, уже переспала с тремя новыми партнерами. Она не заслуживала того, чтобы я вспоминал о ней, занимаясь любовью с Кейт – и это было именно то, что я был полон решимости сделать. Я не собирался забрать девственность Кейт в процессе ничего не значащего, бессмысленного траха, как Белла забрала мою. Я любил Кейт заботливой любовью и – вопреки тому, что сейчас я причиню ей физическую боль – вся сегодняшняя ночь станет выражением этого. И поэтому тоже, мне – несмотря на её просьбы, вопреки им – нужно было, чтобы она кончила.

 

 – Где твои презервативы? – спросил я.

 

 – Я положила один на твою тумбочку.

 

 Я сделал себе мысленную заметку об этом и, когда Кейт легла на спину, начал поглаживать её клитор.

 

 – Ты должна быть влажной, – объяснил я. – Я знаю, что ты нервничаешь, малышка. Постарайся расслабиться.

 

 – А если я заплачу?

 

 Если бы она заплакала, мне было бы обидно – в этом я не сомневался. Но я не мог упрекать её за это, учитывая тот факт, что три минуты назад сам думал о Белле, которую по-прежнему бесконечно любил, несмотря на то, что она призналась в своей неспособности ответить на мои чувства. Кейт, наоборот, умела любить. Если бы она заплакала, в моих глазах её слезы стали бы всего лишь ещё одним доказательством этого.

 

 – Я пойму.

 

 Она, казалось, расслабилась и откинулась на подушку.

 – Икс любит Игрека.

 

 – Игрек любит Икс. Игрек очень хочет показать Икс, как сильна его любовь.

 

 – Икс тоже этого хочет.

 

 Я продолжал потирать её, и она задышала глубже, а затем, когда я скользнул внутрь неё одним пальцем, её дыхание перешло в тихие стоны.

 

 Её тепло удивило меня, так же как очевидная узость её входа, который стал ещё ýже, когда она кончила. Когда её дыхание успокоилось, и я потянулся к презервативу, я увидел, что она плачет.

 

 – Я ведь не сделал тебе больно?

 

 – Нет.

 

 – Ты по-прежнему...

 

 – Да.

 

 Натянув презерватив, я устроился у неё между ног и вошёл в неё. Она была горячей и тугой, и мне потребовалась вся моя сдержанность, чтобы остаться там неподвижно, пока я не понял, что издаваемые ею звуки – стоны не удовольствия, но боли.

 

 Я взял её лицо в свои руки.

 – Ты в порядке?

 

 – Я в порядке, можешь продолжать.

 

 Я сцеловал её слезы и начал двигаться внутри неё. Я не продержался долго, но она не возражала. Когда мы закончили, она пошла в ванную, чтобы помыться.

 

 – У тебя идёт кровь? – спросил я испуганно, когда она вернулась в постель.

 

 – Немного. Я даже удивлена. Думала, что достаточно ездила верхом, чтобы этого не произошло.

 

 – Прости.

 

 Она пожала плечами.

 – Тут уж ничего не поделаешь.

 

 – Потом станет лучше.

 

 – Надеюсь.

 

 Мы больше не заниматься сексом, пока не настал наш последний вечер в Лондоне. Этот раз обошёлся без слёз, и она утверждала, что было не больно. Хотя она не кончила, когда я был внутри неё, я несколько раз довёл её до оргазма ртом. Через несколько недель нам предстояло вновь увидеть друг друга, и мы с нетерпением ждали нового старта, после того как оба сделали всё возможное, чтобы отпустить прошлое. Когда я проснулся в Париже в день своего восемнадцатилетия, я ждал, что почувствую себя мужчиной. Вместо этого я чувствовал себя новичком.

 

 Я провел этот день в Лувре с папой, и к тому времени, как мы вернулись в отель, приехала моя мама. Мы пошли на ужин всей семьёй, затем отец настоял, чтобы я с ним выпил. Я завалился спать утомлённый, но полный оптимизма.

 

 Проснувшись на следующее утро, я понял, что не проверял электронную почту с самого Лондона. Я достал ноутбук, нашёл Wi-Fi отеля и забрался обратно в постель, чтобы, посмотрев почту, спать дальше. Ничто в мире не могло подготовить меня к тому, что я обнаружил в своём почтовом ящике.

 

*

 

От кого: Кэтрин Флери

Тема: Х скучает по Y

Дата: 20 июня 2010 12:12

Кому: Эдварду Каллену

 

 Поздравляю с днем рождения. Отдохни как следует со своей семьей; я знаю, как эта поездка важна для всех вас. Я буду здесь, когда ты вернёшься. Мне не очень-то улыбается спать в одиночестве и использовать собственную руку. Если я не потрачусь на покупку кое-каких игрушек, то к твоему возвращению, наверное, заработаю растяжение запястья.

 Поблагодари от меня своих родителей ещё раз за позволение присоединиться к вам в Лондоне. Я запланировала кое-что особенное, когда вы все вернетесь домой.

 Люблю тебя,

 Х

 

*

 

От кого: Майклa Ньютонa

Тема: песня для тебя...

Дата: 20 июня 2010 13:32

Кому: Эдварду Каллену

 

 Я облизал так много кисок, о дааа. Я облизал так много кисок, о дааа. Я облизал так много кисок, о дааа. О, да! Я облизал так много кисок.

 (Когда я пою это, звучит лучше)

 

*

 

От кого: Изабеллы Свон

Тема: Без темы

Дата: 20 июня 2010 14:14

Кому: Эдварду Каллену

 

 Дорогой Эдвард,

 После всего, что я заставила тебя пережить, ты имеешь полное право удалить это письмо не читая. И я бы это заслужила. Я не заслуживаю, чтобы ты его прочитал, дав мне возможность раскрыть свою душу. Если мне предстоит вечно испытывать вину и стыд за то, как я с тобой поступила, это всё равно будет мéньшим наказанием, чем я заслуживаю. Если бы меня приковали к скале, как Прометея, и орёл раздирал мою печень каждый день вечности, я бы всё равно считала своё наказание мягким.

 Я солгала тебе на День Благодарения, Эдвард. Я любила тебя тогда, люблю и сейчас, наверное, больше, чем могу выразить. Я не собираюсь оправдывать свои действия, потому что мне нет оправдания. Однако, я хочу, чтобы ты знал, что я прохожу терапию и работаю над своими проблемами. Я не могу забрать назад сказанное в тот вечер, но хочу, чтобы ты знал: я буду сожалеть о причинённой тебе боли, пока дышу.

 А любить тебя я буду ещё дольше.

 

*

 

 Это было для меня слишком много, слишком непостижимо; так что я даже не пытался это понять. Я закрыл ноутбук и плакал до тех пор, пока сон снова не одолел меня.

 

______________

Перевод:   leverina
Редакция: dolce_vikki

 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1803-68
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: dolce_vikki (31.08.2015) | Автор: Перевод: leverina
Просмотров: 722 | Комментарии: 33 | Рейтинг: 5.0/36
Всего комментариев: 331 2 3 »
avatar
0
33
Наконец-то Белла призналась Эду в своих чувствах.  dance4  Это неплохой подарок на день рождения, только уместен ли он теперь, когда Эдя решил завязать серьезные отношения с Кейт  giri05036
avatar
1
29
Спасибо за перевод!
Как-то Эдвард целеноправленно поставил себе задачу "влюбиться в Кейт". Он ведь романтическая натура. Там могут быть уважение, дружба, понимание и сочетание в близости. Но он сам понимает, что он влюблен, но не любит Кейт. Включить мозг, чтобы влюбиться. Ну, посмотрим, к чему это приведет.
avatar
1
28
Вот умеет человек вовремя объявиться!
Думаю Эду стоит строить отношения с Кейт, хоть Белла и написала, что соврала тогда они не смогут вернуться к прежним отношениям. Да и откуда ему знать, что она не наврала о том, что соврала на день Благодарения!)))
avatar
1
27
я в ступоре  12
avatar
1
26
Соль на рану! Эдвард будет дураком, если не даст ей второй шанс, а он ведь не дурак. Кейт умна и все поймет.
avatar
25
И что теперь?
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
24
Так странно в любви Эдварда и Беллы - все время говорится про секс и их половую жизнь. Сами чувства у обоих из за этого кажутся не совсем реальными.
Понятно что любимый человек вызывает желание, но тут все воспоминания и времяпрепровождение - о сексе. И у "озабоченной" Белле и у юного Эдварда.

Ясно что Белла дала отставку Эдварду аналогично героям саги (только тут наоборот) и он так же бодро поверил, но из за их постоянной физической озабоченности чувствам веришь не очень, так как они пракитически не описаны, кроме слов, что чувства
есть...
avatar
1
30
Если честно, гениальность Эдварда тоже не существует за пределами слов, что она есть.
avatar
0
31
он очень умненький, способненький и натасканный, но описывать это в художественном тексте неинтересно. А в плане отношений с людьми - совсем не подкованный, не развитый и не зрелый. Может, потому и в остальной его ум не очень верится. 
Большое спасибо за комментарий!
avatar
0
32
Это ужасно интересно замечено. Может, в этом и была их ошибка, что они оба верили, будто классного секса им будет достаточно... что он в конце концов не решит, так замажет все остальные проблемы...
Мне кажется, они друг друга действительно любили - ценили, сочувствовали... Но обоим не хватило умения и храбрости пойти дальше, стать ближе, различить опасности для своих отношений.
Все воспоминания Эдварда о сексе - потому что это почти единственное, что ему вспоминать не больно. Где оба были на высоте... Оба старались, менялись, справлялись...
avatar
1
23
Ну, вот! Только Эдвард собрался строить с Кейт новую любовь, как тут, как тут и Белла объявилась со своей любовью - опять до слез довела бедного мальчика! cray
avatar
1
22
:slezy:просто ручьем, как же он заблуждается с Кейт. Пора уже увидеть Беллу JC_flirt
avatar
2
21
как же хорошо,что она написала ему! пусть она не смогла сказать это ему в лицо, через письмо даже лучше. У них с кейт не любовь,а взаимопомощь. Надеюсь,что Эдвард все обдумает и сделает правильный выбор,ведь теперь ход за ним. спасибо! good
1-10 11-20 21-28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]