Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Кружится и качается. Глава 40

Глава 40. В целости и сохранности

Эдвард

- Ты опоздал. Роуз уже уехала.

- Спасибо, Господи, – хмыкнул я. – Я так и рассчитывал. В любом случае, лучше поздно, чем никогда, правильно? – я мимолетно улыбнулся и подарил Элис поцелуй в щеку, пока она поджимала губы в насмешливом неодобрении.

- Кроме того, вы, ребята, разве не ездили сегодня на ежегодное ледовое приключение?

- Ты знаешь, что тоже приглашён, – сказала она, закрывая дверь. – Мел была бы счастлива.

- Ага, ну, может, в следующем году. Посмотрим. Так, где моя именинница?

- Дядя Эдвард!

Она подбежала ко мне и стиснула в крепких объятиях.

- Счастливого двенадцатилетия, – смеюсь я. – Я должен тебе подарок.

Она пожала плечами.

- Неважно. Ты должен был пойти на каток с нами сегодня. Это был бы мой подарок.

- Ну как твоя мама, – усмехнулся я, взъерошивая её волосы.

OOOOOOOOOO

Мы вчетвером поиграли в Xbox немного, Мел со своим папой против меня и Элис, и да, эти двое надрали наши с ней задницы.

- Разве ей не время пойти в кровать? – спросил я после очередного эпического поражения.

- Мне двенадцать, и сейчас праздники, и, помимо этого, ты просто хочешь, чтобы я пошла спать, потому что я надула вас, как делала это ваша мама, когда вы были детьми!

- Малышка, ты слишком умна для своего же чёртова блага. Если бы ты жила со мной, то пошла бы в кровать сейчас же, – сказал я.

- Ну, хорошо тогда, что я не живу с тобой, – отбрила она.

- Очень хорошо, – отбил я в ответ.

- Ладно, ладно, – смеётся Элис. – Мел, детка, сейчас действительно поздно.

- Но, мам.

- Никаких «но». Давай, пойдём, уложим тебя.

- Спокойной ночи, дядя Эд, – насмехаясь пропела Мел, показывая мне язык.

- Если бы ты была моим ребёнком, то я бы вырвал твой язык, – дразнил я.

- Хорошо, что я не твой ребёнок.

- Очень хорошо.

Она засмеялась.

- Люблю тебя, дядя Эд.

- Люблю тебя тоже, боль в... – я взглянул на Эл и Джаспера, – заднице.

Когда эти двое ушли, Джаспер исчез на несколько минут, а затем вернулся с двумя стаканами Эгг-нога, передавая мне один, прежде чем взяться за свой контроллер снова. Мы некоторое время играли в тишине. Я попробовал Эгг-ног и скривился. Безалкогольный.

Кажется, Джаспер увидел мою гримасу.

- Когда в последний раз ты пил, Э?

Я вздохнул и уставился в экран, пока не выстрелил ещё в нескольких зомби.

- Не начинай с этим дерьмом.

- Просто вопрос, – сказал он небрежно, тоже смотря в экран.

- Чего ты хочешь от меня? – наконец спросил я. – Я не такой, как ты, Джас.

- Я не прошу тебя быть таким, как я.

- Видишь, ты тот семейный парень, – продолжал я, усмехаясь телевизору, – с женой и дочкой, заботящийся о них всё время. Я как папа. Я забочусь о себе. Ты просто должен смириться с этим.

- Ты не как папа, Эдвард, - сказал Джаспер. Я мог услышать разочарование в его голосе, но я тоже был разочарован и меня уже тошнит от этого. В последнее время почти каждый раз, когда я видел его, было похоже на то, что Джаспер выполнял какую-то миссию, чтобы спасти меня из этого дерьма, когда я не желал и не хотел быть спасённым.

- Знаешь, что тебе нужно, Эдвард? Тебе нужна цель.

- У меня есть цель, – зубоскалил я. – Несколько, на самом деле.

Боковым зрением я видел, как он качает головой.

- Ты не должен был идти по этой дороге.

Я положил контроллер и посмотрел на брата.

- А как я должен был? Завести семью, как ты? Я выгляжу как семьянин, чей-то потенциальный муж? Отец какого-то невезучего ребёнка? – фыркнул я.

- Думаешь, мы с тобой разные? – спросил он, удерживая мой взгляд.

- Я это знаю.

- Ничего ты не знаешь, маленький брат. Возможно, я подскажу тебе однажды.

- Что это должно означать?

Джаспер изучал меня, такие похожие на мои глаза смотрели так, будто хотели испепелить меня.

- Если когда-нибудь что-нибудь случится с Элис и мной…

- Чувак, прекращай говорить это дерьмо, – я отмахнулся от него, поднимая контроллер и возвращаясь к игре. – Сегодня день после Рождества и день рождения твоей дочери. Не говори о подобной херне.

Джаспер засмеялся.

- Я серьёзно. Когда у тебя будут дети, то ты задумаешься об этих вещах. И, как я сказал, если что-нибудь произойдёт с Элис и мной, мы хотим, чтобы ты позаботился о Мел.

Я фыркаю.

- Да, точно. Теперь моя очередь спросить, когда ты пил в последний раз, – я посмотрел на его лицо.

Он заржал.

- Я серьёзно.

- Что, чёрт возьми, я буду с ней делать? – спросил я, не всерьёз обсуждая это, а просто чёрт знает зачем.

- Ты выяснишь это.

- Ага, отлично, – растянулся в улыбке я. – В любом случае, родители Элис, чёрт, даже Роуз набросятся и заберут её от меня очень быстро.

- Не беспокойся, – возвратил Джаспер уверенную ухмылку. – Они никого не заберут без нашего слова, маленький братец. Мы, возможно, не имеем многого, но мы знаем, как заботиться о нашей дочери. Мы не хотим родителей Эл или даже Роуз. Родители Эл – мудаки, а Роуз… у неё двое детей и новорожденный, и, должен признать, что ублюдок, за которого она вышла замуж, просто тянет её на дно, а я не могу быть уверенным, что она это поймёт когда-нибудь.

- Но ты уверен во мне? – саркастично вопросил я. К этому моменту я снова отбросил контроллер и повернулся лицом к нему.

- Тебе просто нужна цель, Эдвард. Это всё, что тебе нужно. Просто одна цель.

Я пялился на него, а потом закатил глаза, вставая.

- Чувак, перестань нести чушь, – смеюсь я. – Не хочу этого слышать, безалкогольный Эгг-ног в мою задницу, да ты, блять, пьян. И вы с Эл, так или иначе, никуда не собираетесь. Вы будете менять подгузники ваших правнуков, просвещая их, как научить меня играть в «Black Ops».

Джаспер снова посмеялся, делая глоток своего безалкогольного Эгг-нога.

- Твои слова да Богу в уши, маленький братец, твои слова да Богу в уши. А сейчас дай мне, наконец, надрать твою задницу.

OOOOOOOOOO

ПОЛДЕНЬ ВОСКРЕСЕНЬЯ

- Давай, чувак, говорю я Полу. – Взгляни на это. Ты должен просверлить отверстия дальше друг от друга или ты расколешь рамы, я беру дрель и показываю ему, о чём говорю, и каким-то чертовым образом мой палец попадает под сверло – просто быстрое скольжение, но достаточно для боли, как в аду, и чтобы оставить дыру в моём ногте.

- Блять!

Эммет подходит и заглядывает поверх моего плеча.

- Лучше тебе пойти позаботиться об этом.

- Всё нормально.

- Иди и приведи себя в порядок, прежде чем истечёшь кровью на этой кухне. К тому же, ты не очень хорош с повреждённой рукой. Хотя бы наложи повязку.

Другие парни посмеиваются, пока я ухмыляюсь.

Я спускаюсь и достаю аптечку из грузовика, протираю палец бацитрацином, а после забинтовываю его. С глубоким вздохом, я открываю бардачок и добираюсь до последней пачки сигарет.

Эм подходит и обнаруживает, что я прислонился к грузовику, дымя.

- Почти закончил.

- Я тебя не тороплю. У тебя не было сегодня перерыва.

Я не отвечаю. Вместо этого протягиваю пачку ему, но он качает головой.

- Пытаюсь бросить. Думал, ты тоже, ухмыляется он.

Я глубоко затягиваюсь, позволяя дыму заполнить лёгкие, прежде чем медленно выпустить его обратно.

- Ага, ну, я предположил, что это меньшее из двух зол.

- Такой день, хм?

Я киваю.

- Такие выходные. Эм… ты когда-нибудь слышал о проблемах Джаспера с алкоголем?

Эммет хмурится и качает головой, прислоняясь к грузовику рядом со мной.

- Не то чтобы был в курсе. Насколько я знал, он держался подальше от этого дерьма.

- Ага. Я имею в виду, делаю следующую затяжку, я типа вспомнил, что, когда был ребёнком, а ему было, возможно, пятнадцать или шестнадцать, он пару раз приходил домой бухой в стельку, но… не думаю, что это было проблемой. И потом, так или иначе, он встретил Эл, когда я затягиваюсь снова, то позволяю ментолу гореть в моей груди, пока думаю…

- В любом случае, ебать это, я откидываю окурок. – Сейчас никак это не важно.

- Почему ты спрашиваешь?

- Белла хочет детей.

- Прямо сейчас? – посмеивается он.

- Нет, не прямо сейчас, но позже.

- И?

- И… я не знаю, сделаю ли это.

Я чувствую его взгляд на себе.

- Не знаю, что сказать тут, чувак, так что… тебе придётся дать мне инфу самостоятельно.

- Это дерьмо, я жёстко тру ладонью подбородок. – Оно в моей крови. Я передам это детям. И, в любом случае, сердито хмурюсь я, каким отцом мог бы быть?

- Не знаю, пожимает плечами он. – А ты?

- Я тоже не знаю.

- Ну, ты отец для Мел сейчас.

- Это другое.

- Почему?

Я разочаровано вздыхаю, передумывая поднимать с ним этот вопрос.

- У меня не было выбора.

От отходит от грузовика и встаёт напротив меня.

- Позволь у тебя кой-чего спросить. Опустим тот факт, что ты растишь Мел, потому что её родителей больше нет. Ты сожалеешь об этом?

- Нет! – я провожу рукой по волосам. – Белла получила возможность профессионального роста, и, Эммет, не просто так – она хороша. Она чертовски хороша. Я думал, что она хочет продолжать, пока может это делать.

- Ты уверен, что находишься в правильном веке? – смеётся он надо мной. – Сегодня женщины делают кучу вещей, имея детей!

Я закатываю глаза.

- Я знаю. И ты понимаешь, они дорогие, как весь ад – одежда и еда, и… колледж, и прочее дерьмо. То есть, я понимаю, что дела у нас идут получше, но, не пойми меня неправильно, я не считаю, что могу позволить себе всё это сейчас.

- Ну, знаешь, вы вместе будете за всё платить. И, насколько я осведомлен, они не идут в колледж и не едят слишком много на первых порах, - его губы подёргиваются.

- Ты не воспринимаешь всерьёз это дерьмо, чувак, - злюсь я, а он хохочет.

- Прости, прости! – говорит он, ещё посмеиваясь. – Слушай, я собираюсь быть честен с тобой, я с трудом представляю карьеру Беллы или твоё текущее финансовое положение как препятствия для ваших будущих возможностей зачать ребёнка. Даже я понимаю, что Белла практически была рождена, чтобы быть матерью, а что касается твоего финансового статуса, то да, сейчас могло бы быть и лучше, но, Эд, чувак, ты теперь прораб, и ты видел, сколько предложений за последнее время мы получили. Мне пришлось отказаться от некоторых заказов. Отказаться, приятель! – фыркает он. – Потому что мы полностью расписаны на ближайшее будущее!

- Что до твоего страха передать свою болезнь, Эд, как много людей в этом мире имеют болезни, которые они сознательно или бессознательно передают своим детям? Это часть жизни, - пожимает плечами он. – Просто будь здесь для своего ребёнка. Всё.

- Всё? – фыркаю я, скрещивая руки на груди. – Так легко, да?

- Хочешь сделать это тяжёлым – пожалуйста, - пожимает плечами он. – Если ты спрашиваешь меня, то ты – отец уже целый год, и чертовски хороший. Да, трудно иногда, но если ты достаточно заботишься, то справляешься с этим. Посмотри на кусок дерьма, именуемый мужем твоей сестры. Он не алкоголик, не передал болячек, о которых мы знаем, у него хорошая работа, а ещё он не был рядом со своими детьми даже один проклятый день своей жизни, - хмурится он. – И три ребёнка… им нужен отец. Это никакого отношения не имеет к их генам или происхождению. Им просто нужен отец. Ты думаешь, что его классное здоровье и хорошее происхождение автоматически значит, что он более хороший отец, чем ты?

- Ты подпишешься на такую «должность»? – я спрашиваю теперь, когда это выливается наружу. Я хотел знать, и, ну, сейчас он расскажет мне.

- Возможно, - он скрещивает руки на груди. – Но скажу тебе, что если не сделаю этого, то это не будет иметь ничего общего с детьми. Я стал бы их отцом в одно мгновение, но их мама и я должны выяснить, сможем ли мы правильно друг другу подойти. Правильно, потому что дети не заслуживают иметь ещё один призрак папы, вошедшего и покинувшего их жизни. Всё, что удерживает меня – необходимость убедиться, что между мной и Роуз всё так, как надо. Но ты… - он нахмуривается. – Чувак, ты знаешь. Ты знаешь, что между тобой и Беллой всё верно. И она уже почти потрясающая мать, а ты – отец, так что если ты реально не видишь себя в этой роли, то должен обязательно дать ей это знать.

- Ты думаешь, что я трус.

- Я думаю, что ты позволяешь старым страхам управлять собой. Это не то же самое, что быть трусом. Поговори с ней сегодня.

Я киваю.

OOOOOOOOOO

ВЕЧЕР ВОСКРЕСЕНЬЯ

Я в пути к бабушке и дедушке Мел. Я всё пытаюсь дозвониться до неё, но меня скидывает на голосовую почту, и я в ярости прерываю вызов.

Между тем, Белла осталась у нас дома, пока Сью с Чарли туда не доберутся. Они останутся там на случай, если Мел вернётся домой, а Белла присоединится ко мне в случае, если она не появится дома до этого момента.

Пожалуйста, пусть Мел окажется дома.

- Мел, перезвони мне, - прошу я её голосовую почту примерно в двадцатый раз. – Давай, - я вздыхаю. – Мы очень беспокоимся, а Белла почти на грани. Возвращайся домой или позвони мне. Пожалуйста, Мел.

Разочарованный от того, что снова ничего не получаю, кроме голосовой почты, я со стуком бросаю телефон на консоль, и почти сразу же, как я это делаю, он начинает звонить. Я быстро добираюсь до него и проверяю номер звонящего, но это Роуз.

- Привет? – спрашивает она.

- Роуз, ты ничего не слышала от Мел, да?

- Что? Нет, а что такое?

- Блять, – выдыхаю я. – Слушай… Я должен сказать тебе кое-что, но тебе надо оставаться спокойной, ладно?

- Эдвард, что такое? Что случилось?

- Мел сбежала.

- Что?

- Она была у родителей Элис и уклонилась от какого-то бранча, а когда они вернулись домой, она уже ушла. Это всё, что я знаю.

- О, Боже мой, – вздыхает Роуз. – Боже мой. Где ты?

- Еду к Брендонам выяснить, что, чёрт возьми, произошло, и почему они сообщили мне об этом почти через полчаса после того, как она должна была вернуться домой!

- Белла осталась дома на случай, если она вернётся? – её голос дрожит, и, могу сказать, она на грани слёз.

- Да. Её родители едут, а как только окажутся там, Белла присоединится ко мне.

- Ладно. Я заеду и заберу её, а потом мы с тобой встретимся.

- Роуз, у тебя дети. Оставайся дома. Я буду держать тебя в курсе.

- Дерьмо, Эдвард! – говорит она, и, уверен, сейчас она плачет. – Ты отвечаешь за Мел, да, но она всё ещё моя племянница! Я приеду.

- Ладно, – выдыхаю я, сжимая в кулаке волосы на затылке. – Ладно, – я даю ей адрес Брендонов и быстро кладу трубку, потому что мой телефон снова вибрирует. В этот раз звонит Карлайл.

- Да, Карлайл, спасибо, что перезвонил.

- В твоём сообщении говорилось, что это срочно. Что происходит?

- Мел сбежала.

- Что?

- Она была у бабушки и дедушки.

- Но почему?

- Я понятия не имею. Она была молчаливой с годовщины, но я не думал… в любом случае, я еду туда, чтобы узнать, что случилось. Я звоню ей, а Белла осталась дома просто на всякий случай, и я поговорил с Роуз.

- Ты связался с полицией?

- У Чарли есть парочка друзей в восемьдесят четвёртом отделе. Он звонит им. Белла с ним и прояснит в чём дело.

- Отлично, хорошо. Можешь предположить, куда она могла пойти?

- Я думал, возможно, к Роуз, но та ничего не слышала от неё.

- У тебя есть контакты её друзей?

- Белла звонит им.

- Что на счёт кладбища?

- Я не знаю, – я разочарованно провожу рукой по лицу. – Я не знаю, – вздыхаю. – Ей всё ещё некомфортно ходить туда, но… может быть.

- Ладно, мы с Эсме съездим проверить туда, и, если мы не найдем её, мы пройдемся по остальной части квартала. Что думаешь?

- Думаю, это хорошая идея. Спасибо, Карлайл.

- Нет проблем, Эдвард. Ты знаешь, как давно она ушла?

- Несколько часов, не знаю, – шиплю я сквозь стиснутые зубы. – Я только узнал, потому что её бабушка и дедушка надеялись, что она появится у нас.

- Это просто… смехотворно. Должны случиться какие-то последствия после произошедшего, но сейчас давай сфокусируемся на поиске Мел.

Я глубоко вздыхаю.

- Хорошо.

OOOOOOOOOO

Грёбанные Брэндоны даже не имеют чёртова приличия, чтобы самостоятельно мне позвонить, вместо этого у них есть проклятый мудак-адвокат Аро Волт, звонящий мне.

Когда я добираюсь в Центральный восточный парк, меня ждёт какой-то парень в костюме, как и сказал Волт. Я отдаю ему ключи от грузовика, и он сообщает, что позаботится об этом. Начинает улыбаться и нести какую-то херню о том, что парковку найти невозможно, но один мой взгляд заставляет его завалить ебало.

Другой парень в длинном пальто и шляпе открывает мне дверь в здание, с осторожностью за мной наблюдая.

- Эдвард Каллен. Мне нужно увидеть Брэндонов.

- Конечно, сэр. Я проинформирую их, что вы здесь, – он звонит, тихо говоря в телефон.

- Следуйте за мной, сэр, – говорит он, ведя меня к лифтам. Всё так, как описывала мне Мел пару раз. Швейцар поворачивает ключ в лифте, снова смотрит на меня, равнодушно улыбаясь.

- Наслаждайтесь вашим вечером, сэр.

«Ебать тебя», – хочу сказать я, но сохраняю свою злость для других.

Двери лифта открываются, выводя меня прямо во что-то, похожее на огромную гостиную со старинной обстановкой, которая кажется более уместной для музея, а не для чьего-то жилья. Сразу же я вижу эту старую каргу, которая выглядит как более дряхлая, жёсткая и озлобленная версия Элис и Мел, по-царски сидящую на одном из этих музейных стульев с обивкой. Её муж сидит на другом стуле напротив неё, а Аро Волт, отрава моего существования, непоколебимо стоит за их стульями.

Он приближается ко мне с неуместной ухмылкой на лице, протягивая руку.

- Мистер Каллен.

Я на пару секунд опускаю взгляд на его руку, а затем иду мимо него прямиком к двум старым уёбкам.

- Что, чёрт подери, произошло, и почему я не был проинформирован сразу же, как она пропала?

Мэри Брэндон встречает мой взгляд и изучает меня так, как я представляю себе, что учёный изучает плотву.

- Эдвард, мы только обнаружили, что она исчезла, когда мы с Александром вернулись с бранча. Она заявила, что чувствует себя не очень хорошо и попросила нас позволить ей остаться дома вместо похода в церковь этим утром. Можешь представить, как мы были удивлены, когда вернулись и узнали от швейцара, что она ушла практически сразу же после нас, утверждая, что мы дали ей разрешение «потусоваться» в Центральном парке. Как будто мы когда-нибудь делаем такое? – зубоскалит она. – Хотя он действительно должен был лучше знать, ты так не думаешь, Александр? – последнюю часть она адресует своему мужу.

- Да, моя дорогая.

- Пожалуйста, не забудь поговорить с администрацией здания о нём, – инструктирует она его, высоко держа подбородок. – Я хочу, чтобы он понёс ответственность.

- Я поговорю, дорогая.

- Как только вы вернулись из церкви или с бранча, или оттуда, где вы, чёрт возьми, были, вы увидели, что её нет, – шиплю я, – вы должны были мне позвонить! – я указываю пальцем в свою грудь. – Я – её официальный опекун. Она – мой ребёнок. В течение нескольких часов она находится сама по себе! Вы звонили копам?

- Мы не посчитали, что на данный момент это будет уместно. Её нет лишь несколько часов, а если кто-нибудь прознает, что случилось, то для нас с Александром это станет большим смущением.

- Вы охерели? С ней могло что-то произойти! Вас вообще волнует это? – ору я.

Я скорее чувствую, чем вижу, что Аро приближается ко мне сзади, и я правда надеюсь, что этот сукин сын не планирует ко мне сейчас прикасаться.

- Мы воспользовались некоторой частной помощью в её поиске, мистер Каллен.

- Покажи ему записку, Аро, – инструктирует Мэри.

Он протягивает мне кусок бумаги, и я хватаю его. Здесь просто несколько слов, написанных почерком Мел.

«Скажи тёте Белле и дяде Эдварду, что я люблю их, и что мне жаль».

Моё горло панически сжимается. Я засовываю кулак в рот, чтобы заглушить бушующую волну эмоций.

Никогда я не нуждался в выпивке так сильно, как в этот момент.

- В ней слишком много отца и матери, – сухо отвечает Мэри, пожимая плечами, пока машет рукой, украшенной драгоценностями в мою сторону. – Полная драмы и невозможная для контроля. О, мы пытались весь прошлый год превратить её в приличную юную леди, но она отказывается сотрудничать.

- Что за херня, вы, блять, сумасшедшие? – я перевожу взгляд между ними. Мэри в шоке пялится на меня, пока Александр сохраняет глаза прикованными к своей жене. – Это действительно всё, что вас заботит? Найти кого-то, кого сможете вписать в форму, от которой отказалась Элис? Вы думаете, это то, чего хотела бы ваша дочь?

Глаза старой суки вспыхивают, и она мрачно смотрит на меня.

- Не знаю, что наговорил твой брат моей дочери, чтобы промыть ей мозг сначала покинуть нас, а потом оставить ребёнка тебе, но, по крайней мере, она была достаточно умна, чтобы поставить условие о пребывании ребёнка у нас раз в месяц! Она хотела, чтобы ребёнок остался с нами, но твой брат провёл её!

- Хуета! – громче кричу я. – Я мирился с этим дерьмом год! Элис отдала вам одни выходные в месяц, потому что до самого конца она надеялась, что однажды вы поймёте, что упустили и постараетесь исправиться через вашу внучку. И сердце Элис было столь велико, – я подавляю эмоции и заканчиваю свозь стиснутые зубы. – Сердце Элис было столь велико, что до самого конца она была готова дать вам шанс!

Аро подходит снова и протягивает руку, как бы сдерживая меня.

- Мистер Каллен, я прошу вас успокоиться, если вы хотите остаться здесь.

- Аро, кладя руку на меня, тебе лучше быть готовым к её потере, – предупреждаю я, не сводя глаз с не моргающей Мэри Брэндон.

Он опускает руку.

- Что бы вы ни сказали Мел, это должно было так сильно расстроить её, что она самостоятельно ушла, – сжимая зубы говорю я, указывая рукой на дверь.

- Что мы сказали ей? – глумится Мэри. – Мистер Коуп рассказал мне, что Мелоди плакала все выходные. Что бы ни расстроило её, Эдвард, это произошло в твоё время.

Я откидываю голову назад.

- Факт в том, – улыбается Мэри Брэндон, – что Мелоди не хотела возвращаться домой сегодня. Вот почему она сбежала.

- Херня, – говорю я снова. – Она счастлива с нами.

- Сейчас она счастлива? Как она может быть счастлива в той жизни, которую ты ей даёшь? Ей едва исполнилось тринадцать, и уже она должна работать, – говорит она с явным отвращением.

- После школы в танцевальной студии моей невесты, – хмыкаю я, – так она сможет научиться некоторой ответственности.

- С алкоголиком в качестве дяди, – презрительно выплевывает она, – и с его шлюхой-девушкой.

- Не смей называть Беллу этим словом снова, – я жёстко тру челюсть и указываю на Александра. – Тебе необходимо контролировать свою жену.

Он даже не смотрит на меня.

- Твой брат промыл мозги нашей дочери, а сейчас ты и твоя невеста пытаетесь сделать то же самое с Мелоди!

Я трясу головой, не в состоянии верить в то дерьмо, которое слышу.

- Я больше не собираюсь тратить на тебя время, пока моя племянница находится там, одинокая и напуганная. Хочешь знать кое-что ещё? Вы не потеряли Эл, потому что Джаспер прополоскал её мозг. Вы потеряли её, потому что она встретила кого-то, кто показал ей, что настоящая, безусловная любовь, действительно есть. Любовь, которая не судит и ничего не ожидает; любовь, которая просто принимает. Это то, как Белла и я любим Мел.

Спина Мэри выпрямляется. Она смотрит на меня глазами такого же цвета, как у Элис и Мел, но всё же отличающимися от их глаз.

- Элис и Мел получили всё от этого генофонда, и как только я найду свою племянницу, я поговорю с адвокатом.

Я разворачиваюсь, чтобы уйти.

- Постойте минуту, мистер Каллен, – говорит Аро, блокируя мой путь, но он, должно быть, видит что-то в выражении моего лица, потому что быстро отодвигается.

OOOOOOOOOO

Когда я спускаюсь, парень в костюме стоит снаружи здания.

- Где моя чёртова машина?

С широко раскрытыми глазами он отдает мне ключи и указывает подбородком в сторону конца квартала. Я хватаю у него ключи и быстро иду туда.

- Эдвард!

Моё сердце замирает. Когда я поворачиваюсь, Белла бежит ко мне. Я захватываю её в свои руки, давая себе две секунды поупиваться её теплом и ароматом. А потом это просто ударяет меня: несколько месяцев назад я бы направился в ближайших магазин спиртных напитков, дабы справиться с этим. Но сейчас… с ней…

С глубоким вздохом я заставляю себя отступить.

- Что-нибудь? – спрашиваю я.

Она качает головой.

- А у тебя?

Я также качаю головой.

- Её бабушка и дедушка ещё даже большие мудаки, чем я вообще подозревал. Они не позвонили копам, потому что не хотят оказаться в смущающей ситуации.

Белла с отвращением трясёт головой. Её глаза покраснели, уверен, что какое-то время она плакала. Я только сейчас замечаю Чарли и Эммета позади неё.

- Ну, зато у нас есть копы с восемьдесят четвёртого участка, – заверяет меня Чарли, похлопывая по плечу в попытке утешить. – И я поговорю со своим приятелем, мы вовлечём сюда также городских полицейских. Мы найдем ее, сынок, не переживай.

- Спасибо, Чарли.

Белла кивает, глядя на меня, но её губы подрагивают.

- Она ушла утром, – я протягиваю записку Белле. Она берёт её и заливается слезами, прижимая руку ко рту.

- Я знала, что должна была проводить с ней больше времени в этом месяце. Я хотела, но это грёбанное шоу, и потом я…

- Белла, прекрати, – я удерживаю её за плечи. – Даже не думай обвинять себя.

- Эдвард прав, Белла, – говорит Эммет. – Кроме того, сейчас мы все сосредоточены на том, чтобы найти её. Тогда вы, ребята, сможете выяснить, почему она ушла.

Я согласно киваю.

- Сью, Роуз и дети вернулись к вам, – говорит мне Эм, – просто на случай, если Мел покажется.

- И Энджи с Беном оглядывают окрестности, – добавляет Белла.

- Так же, как и Карлайл с Эсми.

- Знаю, я говорила с ними, – подтверждает Белла.

- Я думал проверить парк, – сообщаю я всем. – Туда она предположительно собиралась, когда ушла.

- Ладно, ты и Белла идёте в парк, а я и Эммет сделаем несколько звонков.

- Хорошо.

Мы с Беллой бежим в парк. Уже совсем темно. Сегодня нет луны, только свет от фонарей, бросающих тёмные тени на пару шагов вперёд.

- Мел! Мел! – зовём мы, но ответа нет. Мы пытаемся дозвониться снова и снова. Мы говорим с Роуз и Чарли, но никто ничего от неё не слышал. Карлайл говорит, что они поискали на кладбище, и было не похоже на то, словно там кто-то был. Они пробыли там какое-то время, но никто не появился. Сейчас он ищет на улицах Бруклина. Как и Бен с Энджи. Мы спрашиваем гуляющих и бегающих людей, не видели ли они девочку на фото, которое показывает им на телефоне Белла, но никто её не видел.

Я не уверен, сколько времени прошло, когда Белла тяжело садится на деревянную парковую лавочку. Она опускает голову, но я вижу, как слёзы стекают по её лицу.

Моя голова и сердце отчаянно колотятся, руки дрожат. В другой жизни я знаю, что заставило бы их перестать подрагивать.

Я предлагаю ей свою руку, и она берёт её, вставая и растворяясь в моих объятиях, всхлипывая.

- Мы найдём её, детка, – я пытаюсь успокоить её, хотя весь мой организм охвачен ужасом. – Мы найдём её. Шшш.

- Все эти глупые вещи, – она тихо плачет, качая головой. – Элай и Рената, и Феликс. Такие бессмысленные.

Я понимаю, о чём она.

- Давай найдём твоего папу и тех копов и посмотрим, надо ли нам вернуться в Бруклин. Возможно, она уже в пути домой, – говорю я и даже не могу унять дрожи в голосе. – Возможно, она поняла, что в безопасности там.

Белла подавленно кивает, но потом резко поднимает голову.

- О, мой Бог, – плачет она. – Боже мой, где она в безопасности. Эдвард, – вздыхает она, её карие глаза сверкают, – я знаю, где она.

OOOOOOOOOO

Дверь легко открывается, хотя должна быть закрыта. Весь свет выключен. Я быстро иду к первой студии, и Белла следует сразу же за мной. Там они впервые танцевали вместе, там Мел училась кружиться и качаться, там она провела день годовщины смерти своих родителей…

И там же она лежит в углу, в безопасности, спящая и свернувшаяся калачиком.

Когда я включаю свет, Белла вздыхает, после чего громкий всхлип вырывается из неё, и Мел подскакивает, кажется, немного дезориентированная поначалу, но потом смотрит на нас широко раскрытыми глазами.

Она начинает плакать.

Я бросаюсь к ней, облегчение, благодарность и замешательство накрывают меня волнами.

Когда я подхватываю её, она оборачивается вокруг меня точно так, как делала это, будучи маленькой девочкой, находящейся в целости и сохранности со своими родителями, а я просто приходил к ней в гости. Она плачет, уткнувшись в мою шею.

- Ты в порядке, ты в безопасности, – вздыхаю я, как для неё, так и для себя. – Ты в безопасности, – повторяю я.

- Прости, дядя Эдвард, – плачет она. – Прости.

- Почему? – спрашиваю я, мой голос хрипит. – Почему ты это сделала?

Она отрывается и смотрит на меня самыми грустными голубыми глазами, которые я когда-либо видел.

- Я слышала тебя и тётю Беллу той ночью. Ты никогда не хотел быть отцом, а Белла никогда не хотела быть ответственной за меня. Мне жаль, что я так усложняю всё для вас обоих, но мне некуда идти. Мне жаль!

Чувствуется так, будто кто-то сильно стискивает мою грудь. Горло жжёт, когда я сглатываю.

- Мел… – я трясу головой, обнимая её щёчки, тогда как слёзы продолжают литься. – Маленькая девочка, – мой голос ломается. – Ты слышала только половину нашего разговора, Мел.

- Но ты сказал…

- Да, я сказал, что не уверен, что когда-нибудь хотел бы детей. А Белла сказала, что не искала никого из нас в тот день, когда мы вошли в её жизнь, – она всхлипывает, и я удерживаю её подбородок между своих пальцев.

- Но что ты не слышала, так это то, что мы говорили после. Ты не слышала, как я говорил, насколько я был счастлив последние несколько месяцев с тобой, с вами обеими, и ты не слышала, как Белла говорила, что любит тебя всем сердцем и душой.

Она непонимающе моргает.

- Мел… – я пробегаюсь рукой по её длинным волосам. – Мел, я не говорил тебе это долгое, долгое время, так как ты была младше, и единственная моя работа заключалась в том, чтобы заставить тебя засмеяться время от времени и позволить тебе лишний час посмотреть телевизор, когда твои родители оставляли меня приглядеть за тобой, но, Мел… я люблю тебя, – она плачет сильнее, её глаза крепко сжаты, а слёзы катятся по щёчкам. – Я люблю тебя даже больше, чем тогда, потому что, хоть ты навсегда останешься маминой и папиной, теперь ты и моя тоже. Ты так же и моя дочь. И нет, я никогда этого не просил, Мел. Я не просил потери своего брата и твоей мамы, я никогда не просил ответственности за тринадцатилетнюю, и Белла тоже этого не делала, – я беру её руки и кладу на своё сердце. – Но, если бы ты могла видеть, что творится здесь, и если бы услышала остальную часть нашего разговора, который не должна была слушать вовсе, – на её лице вспыхивает проблеск улыбки, – тогда ты бы поняла, что значишь для меня, и услышала бы, что Белла не променяла бы тебя ни за что на свете, хоть и говорила, что не просила этого. Мел, любовь Беллы к тебе объединила нас всех вместе. Если бы она не полюбила тебя так, ничего бы между нами не сработало, потому что ты моя настолько, будто бы родилась моею. Ты понимаешь меня?

Она медленно кивает, как бы впитывая каждое отдельное слово, а потом снова обнимает меня.

- Я тоже тебя люблю, дядя Эд.

Я чувствую Беллу позади нас, и Мел, должно быть, тоже, потому что она отстраняется и бросается в Беллины объятия. Они обе ревут.

- Мел, всё, что сказал твой дядя… Я бы не сказала лучше, – хмыкает она. – Я люблю тебя так, как если бы ты была моей. Ты – моя. Ты – наша, Мел, – она прижимает её к себе снова. – Ты – наша, – Белла улыбается сквозь слёзы. – А мы – твои. Ты застряла с нами, малышка.

Мел хихикает.

- Я люблю тебя тоже, тётя Белла.

Я делаю несколько неровных вздохов, а потом загребаю их обеих в свои руки. Моя семья, и внезапно это чувствуется так, как если бы… как если бы я мог бы сделать это ещё тысячу раз, если они будут со мной.

Я чувствую себя наполненным и счастливым, как никогда за всю свою жизнь.

- И ты наказана, пока тебе не исполнится сорок.

Мел смеётся, но впервые не спорит со мной.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-1998-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: freedom_91 (12.06.2019)
Просмотров: 480 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 141 2 »
0
14  
  good Большое спасибо за главу, родителей Элис нельзя подпускать к детям, но у Эдварда, Беллы и Мел такой рогательный разговор получился, здорово, что все налаживается  fund02016

0
13  
  Спасибо за продолжение! lovi06032

12  
  Спасибо за главу!

0
11  
  Капец, вот это, блин, бабуля с дедулей. Идиотов кусок. Я в шоке просто.
Как обычно, сыграл на руку подростковый максимализм, но я рада, что глава закончилась на такой позитивной ноте! Это чертовски круто!
Спасибо за главу и флэшбек к ней!

0
10  
  Спасибо))) lovi06015  lovi06015  lovi06015

0
9  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

2
8  
  У бабушки с дедушкой Вообще нет совести.

1
7  
  Спасибо за перевод!
Радует, что у Эдварда столько неравнодушных помощников в экстренной ситуации, и что он сумел найти для племянницы нужные слова в нужный момент.

0
6  
  Спасибо большое за главу! lovi06032

0
5  
  Спасибо за главу)

1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]