Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Лучшее, что когда-либо делал. Глава 5.

Если бы у меня была машина времени, я бы хотела вернуться в прошлое и изменить одну вещь. Я бы не стала предотвращать войну, хотя это было бы очень мило с моей стороны. Я бы не стала отговаривать себя делать ту ужасную химическую завивку и окраску волос в конце выпускного класса – и, следовательно, все фотографии в выпускном альбоме были с этой прической – из-за чего я выглядела, словно петух, которого ударило током. Я бы даже не стала мешать ссоре, что была у нас с Эдвардом. Нет, я бы вернулась в прошлое, когда Элис предложила нам шестерым набиться во внедорожник Эма и поехать в пригород, где должны были пожениться Роуз и Эммет, за день до их свадьбы. И сказала бы: «Вот уж дудки!»

Потому что теперь я застряла в машине с пятью другими людьми, один из которых вел машину, а у остальных было свое собственное мнение о книге, которую ни Эдвард, ни я не читали.

- Я действительно думаю, что Джемьен был прав, – сказал Роуз.

- Полагаю, да. Но есть и другая сторона, – ответил Джаспер. – Дэйчел просто пытался помочь.

- Погоди, погоди, погоди, – перебил Эммет, внезапно очнувшийся от дремоты. – Вы о «The Tides of March» говорите?

- Ага! Ты читал? – спросил Джаспер. Я взглянула на Эдварда, сидевшего за рулем, и он, оторвавшись от дороги, одарил меня взглядом, достаточно долгим, чтобы без слов сказать, что он понимает из этого разговора ровно столько же, сколько и я. То есть ничего.

- Ага, читал, – ответил Эммет. – И это не так. Джемьен – козел! Он просто пользуется всеобщей симпатией, потому что он наполовину лемур, и он встал между Кристофелом и Фалулой.

- Что? – взревела Роуз. – Джемьен предназначен для Фалулы! Он почти умер ради нее.

- Он почти умер, потому что он тупой. Фалула нуждается в ком-то смелом как Кристофел.

- Ты вообще книгу читал, МакКарти?

- Не могу поверить, что обручен с кем-то, кому нравится Джемьен, – сказал Эммет. – Вкус у тебя ужасный.

- Ну, я же выхожу замуж за тебя, – ответила Роуз, и они свирепо посмотрели друг на друга, прежде чем одновременно растянуться в улыбках. Они были такими счастливыми и милыми, такими естественными, и от этого меня стало еще больше мутить, помимо того, что меня и так укачивало.

Я подумала, что тема уже исчерпала себя, но обсуждение продолжалось, и, когда Элис случайно проболталась об окончании семнадцатой книги, которую Роуз еще не читала, все зашло слишком далеко, и я не выдержала.

Обернувшись с переднего сидения к этой четверке, мне пришло почти кричать, чтобы привлечь их внимание:

- Как насчет того, чтобы поговорить о чем-нибудь еще?

- Точно, – поддержал Эдвард с водительского места. – Это уже слишком. Я согласен с Беллой.

- О, какая неожиданность! Эдвард согласился с Беллой, – сказала Роуз, та же девушка, с которой неделю назад я обсуждала возможность выйти замуж за её брата. И теперь она заявляла нам такое. Надо сказать, что это её появляющееся в нужный момент лицемерие было одной из моих любимых черт в ней. – Думаю, я должна чувствовать себя преданной. В смысле, мой брат и мой лучший грудь… – она замолчала, и все уставились на нее; её глаза стали похожи на блюдца, когда она поняла, что именно сказала. – В смысле, друг…

- Твой лучший грудь? Серьезно? Серьезно? – поддразнивала я. – Ну, в смысле, если ты хочешь взглянуть на них, ты могла просто попросить, Роуз, – я оттянула ворот рубашки и продемонстрировала ей свой лифчик, пока Элис хохотала до упаду, а Джаспер выглядел так, будто увидел самое шокирующее зрелище за свою жизнь. – Всегда знала, что раскусила тебя, когда предложила стать лесбиянками.

- Сиськи Беллы! – радостно закричал Эммет. – Я только что видел сиськи Беллы!

- Эй! – сказал Эдвард, явно разочарованный тем, что застрял в кресле водителя и не мог поучаствовать во всем этом. – Это мои сиськи! Прекрати пялиться на мои сиськи!

Видимо, брат и сестра Каллены решили устроить конкурс на самую тупую фразу, и все мы ржали до колик в животе.

Внезапно я поняла, что вряд ли найдется что-то, на что я смогу променять все это. Я любила этих идиотов, хотя и ненавидела за то, как сильно их любила.
 

—|—

 


Когда мы, наконец, добрались до отеля, где через два часа должна была состояться свадьба, мы буквально вывалились из машины. Каждый устремился внутрь, чтобы обосноваться в номере, прежде чем начнут прибывать остальные гости. Некоторые, включая мою маму и мистера МакКарти, уже приехали.

В ту же минуту, как мы вошли в наш номер, Эдвард притянул меня к себе. Он поцеловал меня, что-то говоря… нет, объясняя что-то, и его рот находился в миллиметре от меня. Его губы едва касались моих, пока он нежно удерживал мой подбородок, поглаживая большим пальцем скулу. Когда он отстранился, слегка посасывая мою нижнюю губу, я подумала, что могла бы растечься лужицей на полу.

- Белла…

- Позволь, угадать: тебе жаль, и этого больше не повторится, – сказала я, и он усмехнулся. Со вчерашнего дня он сказал это всего лишь… раз десять: нашептывая мне на ухо перед сном, прежде чем мы сели в машину, и когда остановились выпить кофе.

Он пожал плечами.

- Буду говорить это, пока тебе не станет лучше.

Я наклонилась вперед, приподняла его подбородок и поцеловала маленький шрам, который появился после того, как его ударили по лицу бейсбольной битой.

- Я думаю, это полезно для нас. Нам нужно научиться ссориться.

Он усмехнулся.

- Ага. Мы не очень хороши в этом.

- Ужасны. И ты ведь знаешь, что означает ругаться?

- Что?

Я уже собиралась ответить, когда в дверь постучали. Эдвард дотянулся до дверной ручки и открыл, другой рукой обнимая меня за талию. На пороге была моя мама.

- Привет, Эдвард, – сказала она. Он отстранился, чтобы обнять её и поприветствовать в ответ. – Привет, Белла.

- Привет, мама, – произнесла я, и мы обнялись. Неловкое молчание повисло в комнате, и мы так и стояли втроем, пока Эдвард не прочистил горло.

- Знаете что? Я обещал Роуз помочь с благодарственными презентами до приезда других гостей.

- О, я видела свой презент! Они такие милые, Эдвард. Отличная работа, – похвалила мама.

- Спасибо, Рене. И я тоже фанат вашей работы, – он подмигнул мне, ухмыляясь, и вышел из номера.

Мама рассмеялась:

- Он действительно такой идеальный, каким кажется?

Я закатила глаза, раздраженная тем, что его шарм меня совсем не раздражал.

- Даже лучше.

- Итак…

- Итак… – я прочистила горло и стиснула зубы. – Извини за все это, мам. Я должна была ответить на твои звонки. Я рада, что ты смогла это сделать…

Она пожала плечами:

- Белла, я не идиотка. Я знаю, что мы с тобой не… близки. Я знаю, что между нами есть то, чего уже не изменить. Но это не означает, что мне не жаль, что все так вышло…

Я села на кровать. Я чувствовала себя так странно, что мне почти хотелось сбежать, но я понимала, что нужно с чего-то начать.

- Так… ты и мистер МакКартни, а?

Она улыбнулась:

- Ага. Думаю, все по-настоящему, Белла. Такое ощущение, что это – настоящее.

Я старалась не быть циничной, но не могла отделаться от мысли, что она говорила так каждый раз.

- В самом деле? – спросила я.

Она кивнула и затем, словно тинэйджер, начала рассказывать, каким великолепным был Джек МакКартни, каким милым, забавным и смешным, и я кое-что поняла. Моя мама действительно верила, что это было по-настоящему, и так было каждый раз, когда она выходила замуж. И мне вдруг стало её жаль. Потому что, скорее всего, ей было нелегко, когда все заканчивалось в очередной раз, и потому что с Эдвардом я нашла то, что она искала всю свою жизнь.

И не то, чтобы мои проблемы с мамой магическим образом разрешились в этот момент, но неожиданно я стала понимать её чуть лучше. Я почувствовала, как огромный груз упал с моих плеч. Она продолжала рассказывать, пока не поняла, что запуталась и остановилась, густо покраснев. Это было мило. Она собиралась побыть в городе несколько дней после свадьбы, так что, я планировала провести с ней какое-то время, и это казалось действительно правильным. Всю свою жизнь я не понимала её. Теперь, когда я чувствовала, что понимаю её немного лучше, я смогла осознать, почему мне не давало покоя то, что Эдвард не рассказал мне обо всем.

Я вышла в фойе и обнаружила Эдварда, встречающим прибывающих гостей. Несмотря на бурлящую во мне энергию из-за того, что я, наконец, разобралась с тем, что меня так беспокоило во всей этой ситуации, и могу это четко сформулировать, я спокойно коснулась его плеча, в то время как он разговаривал с дядей Маркусом.

- Можно тебя на секундочку? – спросила я.

Он нахмурился и кивнул, извиняясь перед Маркусом и следуя за мной.

- Что случилось, Белла?

Когда мы оказались в пустом коридоре, я развернула его и положила руки ему на грудь.

- Мы просто были в ссоре.

Он посмотрел по сторонам, будто искал смысл моих слов.

- Окей?

- Мы просто были в ссоре.

Его глаза загорелись от осознания.

- Были?

Я хотела рассказать ему, что поняла. Что причина того, что я не знала, как злиться на него, была в том, что я не злилась на него. В смысле, конечно, меня раздражало, что он утаил это от меня, но это было нечто большее, потому что он принял такое решение, думая, смогу ли я выдержать эти новости, вместо того, чтобы просто дать мне возможность разобраться во всем самой. И это было так не похоже на Эдварда: он не был парнем, который принимал за меня решения. Даже когда мы только начинали наши отношения, и ему приходилось убеждать меня в том, что мы должны быть вместе, он не принуждал меня. Я легко приняла это решение. Он просто преподнес его для меня. Помог мне понять. Так что, я была зла на Эдварда не столько из-за того, что он сделал, сколько из-за того, что это было совершенно на него не похоже.

Поэтому я сказала ему просто и ясно:

- Я не злюсь на тебя, Эдвард. Я злюсь, потому что это был не ты.

Ну, ладно, возможно, это не было просто и ясно.

Он несколько раз моргнул.

- Э… что? – спросил он осторожно, словно опасаясь, что, если скажет что-то не так, я снова уйду.

Я скользнула руками по его плечам и обняла за шею, показывая, что я никуда не уйду, а он тем более.

- Ты не хранишь тайн от меня. Ты всегда мне все рассказываешь как есть, потому что знаешь, что я могу с этим справиться. И из-за того, что ты считаешь, что я могу справиться с этим, я справляюсь. Так что, когда ты посчитал, что я не справлюсь… я засомневалась, смогу ли я.

Он кивнул:

- Мне жаль. Я просто… Я думал о том, чтобы сказать тебе, но дал это глупое обещание Эммету. Я думал, что в первую очередь ты должна поговорить об этом со своей мамой. И мы шутили и смеялись вместе, и мне просто хотелось сохранить эту легкость… Я собирался сказать тебе. Правда. Но я знаю о твоих отношениях с мамой, а затем ты заговорила о браке и предложении, и я просто был… Я просто был так счастлив, если честно! Настолько счастлив, что ты хочешь двигаться дальше, и я не хотел, чтобы все это отпугнуло тебя…

Я улыбнулась. Потому что, конечно, даже если он налажал, то сделал это, потому что слишком сильно меня любил.

- Все нормально. Мы справимся, и больше этого не произойдет. Давай сосредоточимся на хорошем.

- На чем именно?

- Ну, теперь, когда у нас была настоящая ссора… У нас также может быть…

- Примирительный секс! – ляпнул он. Его зрачки расширились от предвкушения.

- Да. Именно. У нас никогда не было примирительного секса.

- Ирония, – заметил он, а затем схватил меня и потянул к себе, приподняв, и я расхохоталась. Он нырнул в фойе и направился в наш номер в конце коридора. – Ты знаешь, – проговорил он, задыхаясь, пока неловко тащил меня, – есть еще одна положительная сторона во всем этом.

- Да?

- Да, – он остановился возле нашего номера и поставил меня на ноги. Несмотря на то, что он говорил со мной, он не отрывал взгляда от пола, потирая рукой шею. Он нервничал. – Я не хотел делать предложение, с тем, что стояло между нами. Но теперь, когда ты обо всем знаешь, все разрешилось, и у нас все прекрасно… я могу сделать предложение, – он взглянул на меня. – В смысле, если ты все еще хочешь этого.

Я улыбнулась.

- Я много чего хочу.

- Типа бесплатного сыра в ресторанах по воскресеньям?

Я приложила ладонь к сердцу, делая вид, что невероятно тронута.

- Ты не забыл.

Он фыркнул:

- Ну, ты говорила только об этом примерно месяцев шесть. Я помог тебе выбрать название, помнишь?..

- Чизресенье, – закончила я. Моя рука все еще покоилась на сердце, но я больше не пыталась изображать эмоции. Больше, чем бесплатный сыр, больше, чем свадебный торт, который я помогла выбрать Роуз, больше, чем желание скорее съесть его с того самого момента, больше всего этого я хотела просто быть с ним, всегда. – Конечно, я все еще хочу, чтобы ты сделал предложение. Эдвард…

Я собиралась сказать ему что-то очень сентиментальное, и, видимо, он это почувствовал.

- Нет! – почти прокричал он. Он достал ключ-карту из кармана и открыл дверь в наш номер. – Никаких разговоров, никаких признаний. Примирительный секс! Пожалуйста!

Что ж, поскольку он сказал «пожалуйста»…

 

 

 

—|—

 


После мы валялись в постели, просто смеялись и шутили, пока не поняли, что больше уже не можем. Наши телефоны звонили, не переставая. Определенно, мы были им нужны.

- Вот еще бы примирительного секса… – пробормотал Эдвард, вставая с постели.

- Думаю, нам стоит поругаться еще раз, просто чтобы заняться примирительным сексом, – заметила я, надевая лифчик. – Так что, не мог бы ты поторопиться и сделать мне предложение, чтобы мы могли пожениться и провести всю нашу совместную жизнь, ссорясь друг с другом? А затем мирясь?

Он вытащил голову из выреза футболки, которую только что пытался надеть, и широко улыбнулся.

- Звучит как план.

- Но я немного занята на этих выходных. У моих друзей свадьба. Если бы ты мог назвать желаемые даты для предложения, я могла бы внести тебя в свое расписание, – сказала я, и он рассмеялся, громко и искренне, и совершенно как Эдвард.

- Мои люди созвонятся с твоими людьми.

Я поставила одно колено на кровать и потянулась, чтобы поцеловать его.

- Ты и есть мой человек. И, эй! Есть еще кое-что: теперь мы оба знаем, что ты склонен к невротическим выходкам, как и я.

Он захихикал:

- Отлично, сейчас ты вертишься вокруг меня. Теперь мы оба сумасшедшие.

- Ну, по крайней мере, нам никогда не станет скучно.

—|—

Остаток выходных пролетел незаметно, и когда я это осознала, мы уже стояли возле стойки регистрации.

Розали и Эммет впервые танцевали под… да, песню Тейлор Свифт, в то время как Эсме забилась в угол. Я же сидела бочком на своем стуле и наблюдала, как остальные гости потихоньку присоединились к ним на танцполе. Это также помогло мне заполучить кусок торта, и я следила за ним словно лев, охраняющий свою добычу, с тех пор, как села. Наклонившись вперед, Эдвард обнял меня, и я откинулась на его грудь.

- Это значит, что нашей свадебной песней может быть «Thong Song»? – спросила я.

- То есть никакой Тэйлор Свифт, но «Сиско» сойдет? – переспросил он.

Я пожала плечами.

- Девушка имеет право на свои собственные стандарты.

Он рассмеялся.

- Я люблю тебя, – тихонько шепнул он мне в ухо.

Я переплела наши пальцы вместе.

- Мне кажется, я еще никогда не была так счастлива.

Я почувствовала щекой его улыбку.

– Да? Так ты хочешь сказать, что это идеальный момент? Идеальный момент для какого-нибудь события, например?

Его интонация не оставила меня равнодушной. Я повернулась в его руках, а мои глаза широко распахнулись.

- Ты имеешь в виду… О мой Бог. Ты… сейчас?

Он улыбнулся, а его взгляд скользнул на тарелку передо мной.

- Где кольцо? В моем торте? – спросила я. – Потому что, в смысле, если это значит, что я должна съесть весь кусок, я сделаю это.

Он пожал плечами и слегка ухмыльнулся:

- Может быть.

Я набросилась на торт: это был красный вельвет с великолепной масляной глазурью. Вероятно, это было грубо и абсолютно непривлекательно, то, как я поедала эту штуку. Но причиной моего жуткого поведения было то, что я надену кольцо, и тогда Эдвард не сможет передумать жениться на девушке, которая засовывала в себя куски торта размером с бейсбольный шар. За считанные секунды торт был уничтожен, но в нем не было никакого кольца (я знала это, потому жевала очень тщательно, боясь проглотить собственное обручальное кольцо), и на тарелке его тоже не оказалось.

Я повернулась к Эдварду.

- Где кольцо?

Он рассмеялся:

- Я не клал кольцо в торт!

- Нет? Но я же спросила тебя, и ты сказал…

- Ну, я знал, как сильно ты хотела съесть этот торт, так что, просто предоставил тебе оправдание для этого.

Я изобразила, что чуть не заплакала.

- Ты и правда меня любишь.

- Так же сильно, как Стив Кэрел любит лампы, – он встал, протянул мне руку и повел на танцпол.

Я хмурилась, обнимая его за шею, и мы начали слегка раскачиваться.

- Уверена, ты можешь придумать что-нибудь получше.

Он крутанул меня один раз.

- Так же сильно, как я любил замок на двери своей спальни в старшей школе.

Когда я снова оказалась лицом к нему, я высунула язык в отвращении:

- Фууу…

- Ну ладно, позволь мне попытаться еще раз, – сказал он. Его рука снова легла мне на спину, выводя восхитительные круги большим пальцем. – Тебе знакомо чувство, когда ты ждешь чего-то так долго, что возможно, это уже никогда не случится, а затем это вдруг происходит? И даже превосходит ожидания? Это полностью пробуждает тебя во всех отношениях.

Я улыбнулась.

- Ты любишь меня так же, как это чувство?

- Ты и есть это чувство.

 

 

 

 

 

—|—

 


- Чем ты хочешь заниматься весь день? – спрашиваю я тебя. Мы только что оба отпросились с работы, сославшись на болезнь, решив, что если мы не можем сделать это в тот день, когда обручились – в день нашей первой годовщины – когда мы сможем?

Ты плюхаешься обратно на кровать, к сожалению, полностью одетая и пожимаешь плечами.

- Не знаю. Быть помолвленной.

Я падаю рядом с тобой и поднимаю твою руку перед своим лицом. На тебе мое кольцо, и, Боже, оно так тебе идет!.. Я целую твой палец, а затем слегка прикусываю, заставляя тебя вздрогнуть.

- Размышляешь о том, как дорого пришлось потратиться? – спрашиваешь ты, откровенно подшучивая, поскольку знаю, что ты прекрасно осведомлена о том, что оно фамильное.

- На самом деле, размышляю о том, сколько приобрел.

Ты улыбаешься мне.

- Это такой потрясающий ответ.

И я предпринимаю попытку:

- Серьезно? В смысле, будь я тобой, и скажи я такие слова себе, я бы набросился на себя со всей страстью.

Ты пожимаешь плечами:

- Ладно, – и буквально запрыгиваешь на меня.

Ты покрываешь поцелуями мой живот, сантиметр за сантиметром, задирая мою футболку. Когда я сажусь, чтобы снять её, ты заставляешь меня перевернуться и снова начинаешь целовать, от поясницы до самых плеч. Ты тянешь время, и это сводит меня с ума, больше всего потому, что я желаю, чтобы ты продолжала тянуть время именно так – скользя губами по моей коже, что дарит невероятные ощущения. Но затем ты слегка приоткрывать губы, и я чувствую твой язык, слегка прикасающийся к моей коже, что вынуждает меня прекратить это прямо сейчас. Но в то же мгновение ты чуть не убиваешь меня, когда останавливаешься и поднимаешь голову.

- Знаешь, что мы должны делать?

О, да! Друг друга! Мы определенно должны делать то, чем мы только что занимались!

- Что-то неприличное.

- Знаешь, иногда ты все еще говоришь как мальчишка, которым ты был в пятнадцать, и у которого был секс только с самим собой.

- Белла, глубоко внутри я всегда буду тем мальчишкой, которым я был в пятнадцать, и который имел секс только с самим собой, – говорю я тебе. Это шутка, но отчасти правда. Я делаю резкое движение, чтобы перевернуться и посмотреть тебе в глаза. – Чем мы должны заняться?

- Мы должны обзвонить всех и сообщить, что обручились.

Я люблю секс. Я очень люблю секс, и я очень люблю секс с тобой. Но слушать, как ты звонишь и рассказываешь всем, кого мы знаем, что согласилась выйти за меня, что каким-то образом я стал тем счастливчиком, который может исполнить твои и мои клятвы и при этом наслаждаться твоим безумием, – о, я этого реально хочу.

Я заставляю тебя говорить каждому, что мы обручены, каждый раз, потому что я люблю слышать эти слова. Даже после того, как мы обзвонили двадцать человек, я все еще парю в небесах. Я – Лео из «Титаника». Я – король мира. Я – Клин Иствуд в «Грязном Гарри», и, черт, да! «Карты в руки и вперед!»

Прямо сейчас, мы на громкой связи с Элис и Джаспером. Элис желает знать о каждой детали, конечно, после того, как она повторила об этом раз восемьсот. Она не очень хорошо восприняла помолвку, но я и не ожидал этого от нее. Она – это не мы.

- О, Господи, Белла. Самый большой эмоциональный циник в мире теперь будущая невеста, – говорит она. – Это одновременно убивает и приводит в восторг.

- Эй! – вмешиваюсь я. – Она не самый эмоциональный циник в мире.

- Спасибо, – улыбаясь, благодаришь ты.

- Это правда, – соглашается Джаспер. – Ала́нис Нади́н Мо́риссетт все еще жива, да?

- Ха-ха-ха, – отвечаешь ты с сарказмом.

Но Элис уже на десять шагов впереди:

- Белла, мы должны выбрать тебе платье! Я забронирую время в свадебном салоне. И ты собираешься выбрать Роуз подружкой невесты? Потому что тогда я выберу тебя свой подружкой невесты, и это будет идеально! Мы все станем подружками невест! И где ты хочешь провести свадьбу? Как много подружек невесты ты собираешься пригласить? Ты хочешь свадьбу в гостинице или в церкви?

И как только она начала перечислять, твои глаза становятся все больше и больше, и я быстро прощаюсь и вешаю трубку, прежде чем Элис своими разговорами лишит меня жены.

- Это… – как зомби бормочешь ты, все еще выглядя шокированной после натиска Элис, – не ты…

Я привык не понимать большую часть того, что ты говоришь, а затем расшифровывать, но вот это я просто не могу понять.

- Что?

- Это то, чего я боялась в обручении и свадьбе… А не того, что это будет с тобой.

Я рассмеялся:

- Вот что скажу тебе: когда мы на самом деле соберемся пожениться, мы можем завалить Элис горой поддельной информации о ненастоящей свадьбе, а затем просто устроить свадьбу так, как мы этого хотим.

- Нет, дело не в этом. А в том, что каждый человек, которому мы звонили, каждый раз, когда я говорила кому-то, что мы обручились, они очень удивлялись. Типа «О, мой Бог, Белла – такая высокомерная сучка. Ей даже не хватило энтузиазма рассказать о своих отношениях, чтобы заставить нас думать, что они фактически последние».

Я не могу перестать думать о том, что кто-то заставляет тебя чувствовать, что ты такая, потому что это не так. Поэтому я даю тебе тот совет, что однажды дал мне мой отец:

- Чужие мнения – как задницы.

- У всех есть?

- Да… и они часто полны дерьма.

Я притягиваю тебя к себе и целую в лоб.

- Это, правда, беспокоит тебя? Знаешь, я никогда не беспокоился ни о чем из этого; на самом деле, я никогда даже не задумывался об этом.

Ты скептически смотришь на меня.

- Так ты говоришь, что за все эти годы, что мы были друзьями, ты ни разу не думал о том, насколько странно, что у меня никогда не было серьезных отношений?

- Нет, не думал, – я, и правда, не думал. Какое-то мгновение я думаю о том, что мне бы очень не понравилось, если бы у тебя были серьезные отношения, но затем осознаю, что смотрю на это не как твой друг, а как жених. Так что, не думаю, что это беспокоило бы меня тогда, когда мы были просто друзьями.

- И ты не согласен, когда люди называют меня лишенной эмоций?

Я закатываю глаза.

- Лишенной эмоций? Сломав ногу, ты ревела от благодарности, когда я принес тебе пончики из «Chino's».

- Еда раскрывает лучшее во мне, – я гневно фыркаю. – Еда и ты, конечно.

Я улыбаюсь, успокоившись, а затем хмурюсь на самого себя.

- Господи, я зануда…

Выражение твоего лица смягчается, и ты нежно проводишь носом вдоль моей челюсти. Это вызывает мурашки по телу, и я пытаюсь не выдать себя, но ты замечаешь в любом случае. И я замечаю, что ты заметила, и то, как ты смотришь на меня, – словно просить о большем, чем я, ты и не смеешь. Твои глаза горят, они заводят меня, они озаряют меня.

Очень тихо, почти робко, ты отвечаешь:

- Мне действительно нравится, что ты зануда.

И когда ты говоришь что-то подобное, я не хочу быть Лео или Грязным Гарри. Я – самый счастливый на всем свете, прямо здесь, рядом с тобой. И когда ты наклоняешься и целуешь меня нежно, посасывая мою нижнюю губу и прикусывая её лишь слегка, пока прижимаешься ко мне всем телом, мне действительно нравится быть занудой.

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1371-4#915540
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: DashaZh (14.02.2013) | Автор: DashaZh
Просмотров: 1528 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 4.9/51
Всего комментариев: 131 2 »
avatar
0
13
они прямо-таки упали друг другу в руки - теплые, спелые, почти родные  giri05003
avatar
12
Они идеальны в своем мирке! danc2 СПАСИБО!!! sval1
avatar
11
как же я люблю эту парочку! Самые лучшие! obozhau
avatar
10
Большое спасибо за перевод!
avatar
9
Я не удивляюсь, что у Беллы не было серьезных отношений giri05003 Потому что понять ее может только Эдвард, потому что сам такой же fund02002 Клевые донельзя good
Спасибо за перевод lovi06032
avatar
8
Спасибо))) Возможно у Белле не было серьезных отношений, т. к. она подсознательно знала,что Эдвард идеальный парень для нее и другие просто не дотягивали до его уровня
avatar
7
Спасибо
avatar
6
Спасибо за перевод! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
5
Вау это что то!!! Как они общаются друг с другом- ну просто отпад!!!
avatar
4
lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]