Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мейт. Глава 1. Часть 1.

Белла

 

- Как дела в школе, милая? - спросила мама.

 

- Все нормально.

 

- Просто нормально?

 

Я вздыхаю в трубку, глядя в окно, за пределами которого снова льет дождь. Все здесь холодное и мокрое. В моей комнате чувствуется сырость и духота, и я даже не могу зажечь свечи, чтобы прогнать гнетущую темноту в углах. Не знаю, что случилось. Мне действительно было хорошо, когда я переехала сюда пару недель назад. Мы с Чарли  прекрасно ладили, и я общалась с сыном его друга, Джейкобом. Я не была в восторге от того, чтобы учиться в новой школе, но все прошло довольно хорошо за исключением того странного инцидента в столовой на ланче в первый день.

 

- Кто они? -  спросила я Джессику и Анжелу, кивая на группу красивых детей, которые вошли в столовую.

 

- Каллены.

 

Затем они продолжили рассказывать грязные истории о приемных детях, которые были "вместе, как вместе", как выразилась Джессика. И тогда вошел он,  самый красивый мальчик, которого я когда-либо видела. Я не могла заставить себя не глазеть.

 

- Кто он? – прошептала я.

 

- Это Эдвард Каллен. Конечно, он великолепен, но, видимо, никто здесь не достаточно хорош дл…

 

Джессика не договорила. Он посмотрел в нашу сторону, а затем его глаза встретились с моими. Я чувствовала, как будто моя диафрагма опустилась в живот, а сердце подпрыгнуло в горло. Невероятно, его золотистые глаза почернели в один миг, и красивая улыбка стерлась с его лица.

 

- Эдвард! Нет!

 

Маленькая темноволосая девочка Каллен уже была на ногах, пробираясь к нему. Из-за охвативших меня тошноты и головокружения ее движения выглядели смазанными.

 

- Потребность.

 

Звук его голоса послал озноб по моему позвоночнику, и я яростно задрожала, пытаясь дышать. Я чувствовала себя в ловушке под его пристальным взглядом, не в состоянии двигаться или говорить. Затем все произошло очень быстро, остальные Каллены были на ногах. Темноволосая девушка кинулась на красивого парня, пытаясь оттолкнуть его назад, но безуспешно. Началась драка – все они против него. Самый крупный из группы, тот, который выглядел как футболист, схватил парня сзади, увлекая его назад в сторону двери на улицу. Все это время парень бился руками и ногами, рассекая воздух на невероятной скорости, в то время как остальные пытались его успокоить. Все это длилось меньше тридцати секунд, которые мне показались несколькими часами. Он ни разу не отвернулся от меня, даже когда его вытащили через двери, и он начал кричать во все горло – глубокий, неистовый и отчаянный рев, который без сомнения я никогда не смогу забыть.

 

Он не вернулся в школу, как и его родственники по мужской линии. В школе сказали, что у него случился сильнейший эпилептический припадок, который вызвал спазм, из-за чего его зрачки расширились настолько, что казались черными. Я слышала, что он проходит лечение в госпитале в Сиэтле, что его приемная мать и братья уехали вместе с ним. Что он не вернется. Инцидент обсуждали в школе в течение двух дней, пока девушка по имени Лорен не была поймана в мужской раздевалке с двумя футболистами, видимо, делая всякие глупости. Потом, похоже, все забыли о приступе Каллена, и вскоре казалось,  будто он вообще никогда не посещал школу. Однако две его сестры все еще учились здесь.

 

Они сидят одни за столом у окна в обед, но я чувствую, как будто вижу их везде. Они на всех уроках в моем классе, и на прошлой неделе, когда я пошла с Чарли в кафе, они все это время стояли снаружи на парковке. Всякий раз, когда я встречаюсь взглядом с малышкой Элис, она улыбается мне, и хотя выражение ее лица всегда дружелюбное, это все-таки жутко. Почему они смотрят на меня? Если бы я была храбрее, я бы подошла к ним и спросила, чего они хотят.

 

- Белла? Ты еще здесь?

 

Голос мамы вырвал меня из моих мыслей.

 

- Я здесь. Просто устала, извини.

 

- Последнее время ты всегда уставшая, - заботливо говорит она.

 

- Да.

 

Я даже не могу найти силы, чтобы соврать.

 

- Ну, ладно. Я дам тебе поспать. Только звони мне, ладно?

 

- Хорошо. Люблю тебя.

 

- Люблю тебя, милая.

 

Я кладу трубку, снова уставившись в окно. Что со мной не так? Никогда прежде я не чувствовала себя такой подавленной, уставшей, и одновременно расстроенной и встревоженной. Мне нужно что-то, мне необходимо…

 

Потребность.

 

Я слышу его голос во сне, вижу эти глаза, смотрящие на меня, и просыпаюсь вся в поту, с бьющимся сердцем. Не знаю, лжет ли его семья, но для меня это не было похоже на эпилептический припадок. Казалось, что... он хотел добраться до меня. Но зачем ему это? Чтобы сделать мне больно? Это не имеет никакого смысла. И почему я не могу перестать думать о нем? Он давно ушел, и с тех пор я хандрила. Мне стало тяжело улыбаться. Я страстно желаю почувствовать... что-нибудь, что угодно, кроме этой странной пустоты внутри и глубокого чувства грусти, которые вообще не понимаю.

 

Вздохнув еще раз, я заставляю себя скатиться с кровати, усталость делает мои движения медленными и вялыми. Последнее время я чувствую себя ближе к семидесяти, чем к семнадцати, и хотя сейчас только восемь тридцать вечера пятницы, я принимаю душ и переодеваюсь в пижаму, зная, что никуда не пойду. У Майка Ньютона вечеринка, и я была приглашена, но у меня нет желания идти. У меня нет желания вообще что-либо делать. Моя очевидная депрессия вызывает настолько сильное беспокойство у Чарли, что недавно он спросил, не будет ли лучше для меня возвратиться обратно к маме. Признаюсь, я думала об этом. Все началось, когда я переехала сюда. В Финиксе я была счастлива большую часть времени. Я беспокоилась только лишь о том, куда сходить и с кем поговорить. Глубоко вздохнув, я принимаю решение: если до понедельника мое состояние не изменится, я поговорю с Чарли о переезде обратно. В любом случае он не будет сильно по мне скучать. Он много работает и любит проводить выходные на рыбалке, которая меня не прельщает, поэтому я не часто с ним вижусь. Мама тоже часто отсутствовала, но к этому я уже привыкла и не чувствовала себя в Финиксе одинокой. Не так, как здесь.

 

Забравшись обратно в кровать, я сворачиваюсь калачиком и закрываю глаза, слушая звуки дождя, монотонно капающие снаружи. Я дрейфую между сном и явью.

 

Кап, кап, кап.

 

Звук будит меня, и я раздражаюсь от того, что придется встать и поставить ведра, видимо, крыша старого дома Чарли уже не выдерживает постоянного ливня.

 

Кап, кап, кап.

 

Я скидываю одеяло, резко садясь.

 

- О, если бы…

 

Мой голос замирает. Вокруг тишина. Он здесь.

 

Возле моей кровати стоит мальчик Каллен. Он одет в джинсы и футболку, промокшая серая ткань обтягивает широкую грудь и узкую талию. Капельки воды скользят по его голым рукам вниз до сжатых кулаков. Они делают темными его волосы и цепляются за  длинные ресницы. Он дышит глубоко через нос, его тело заметно дрожит. Затем он открывает глаза и смотрит на меня.

 

«О, Боже!»

 

Они черные, но на этот раз он владеет собой. Он неподвижен, как статуя, за исключением быстрого подъема и опадания   груди, пока он наблюдает за мной. Он великолепный и абсолютно ужасающий.

 

«Это то, что чувствуют самоубийцы? Притягивающие, но все еще отталкивающие свою неминуемую гибель?»

 

Это пугает меня больше всего, хотя я вовсе не удивлена увидеть его здесь, поздно вечером, в уединении моей спальни. Он не должен быть здесь. Он не может быть здесь. Двери заперты и окна тоже. Но он здесь.

 

Я понимаю, что на подсознательном уровне я, должно быть, ждала этого. Какая-то часть меня всегда знала, что это случится, что мы окажемся наедине, чтобы он смог закончить то, что начал в кафетерии. Он здесь, чтобы сделать то, что он хотел в тот день, и теперь нет никого, кто бы мог остановить его, ни его братьев и сестер, ни Чарли, который работает в ночь на этой неделе, и уж точно не я, девушка с отсутствием мышц или боевых навыков.

 

Наконец, мой инстинкт самосохранения, похоже, проснулся, и волна леденящего ужаса окатывает меня от осознания того, что он здесь, чтобы причинить мне боль. Не отрывая от него глаз, я карабкаюсь назад, пока не упираюсь в изголовье моей кровати. Его глаза вспыхивают, устремившись вниз на мои ноги, обнаженные и удивительно бледные на фоне темно-фиолетовой простыни. Я вспоминаю, как мало на мне одежды, просто майка и трусики, и, несмотря на серьезность ситуации,  чувствую смущение, что мое тело находится на обозрении этого красивого мальчика. Медленно его тело наклоняется вперед, когда он кладет руки поверх моего смятого одеяла, а затем его правое колено опускается на кровать. Даже притом, что его тело снова совершенно неподвижно, я могу чувствовать напряжение, вибрирующее сквозь него, когда он наклоняет голову в сторону, внимательно наблюдая за мной. Он готовится к удару, к атаке, а я его добыча. Я резко вздыхаю, когда его правая рука выстреливает вперед, и он оборачивает свои длинные пальцы вокруг моей лодыжки. Он поразительно холодный против моей теплой-после-сна кожи, и я не могу подавить дрожь, когда он ужесточает хватку и неожиданно притягивает меня к себе. У меня даже нет времени, чтобы закричать или бороться; прежде чем я понимаю, что происходит, я лежу на спине, и он присел надо мной, заключив меня в тиски.

 

- Ах!

 

Я задыхаюсь, когда ледяная вода капает с его футболки на мой голый живот, туда,  где задралась майка. Он снова наклоняет голову в сторону, как будто пытается решить головоломку, его глаза дрейфуют от моего лица и вниз по телу. Проходит секунда. Я моргаю, и его рубашка исчезает. Она исчезает!

 

«Я схожу с ума. Этого не может быть. Она просто испарилась с его тела!»

 

Его тело... ой, мамочки. Я не могу описать его каким-либо удовлетворительным образом; слов не хватает. Он не просто красивый. От него захватывает дух. Его сильные, худые руки, удерживающие его надо мной, мышцы живота, пульсирующие, когда он дышит, и его широкая грудь с россыпью волосков делают его старше, чем ученика средней школы. Он мужчина.

 

«Но это все еще он?»

 

Его лицо парит над моим, его черные глаза горят. Он уже победил, я понимаю это. Он сделает все, что захочет сейчас, и я не смогу его остановить. И он это знает.

 

Мое сердце колотится в груди, когда он наклоняется, и я изо всех сил зажмуриваюсь в детской попытке спрятаться от него.

 

- Хрррммм.

 

Звук появляется где-то глубоко в груди в тот момент, когда мы соприкасаемся, он трется щекой о мою, и его легкая щетина покалывает мою кожу. Глубоко вдыхая, он снова произносит этот звук – вроде удовлетворительного мурлыканья – и переключается на другую сторону, выдыхая свое прохладное, сладкое дыхание на мое лицо. Я лежу неподвижно, на пределе моих человеческих возможностей, сжимая простынь в кулаках   так, что костяшки, должно быть, побелели, моя грудь поднимается и опускается, пока я задыхаюсь под ним. Это та часть, где я должна кричать и вопить, драться и пинаться. Но я этого не делаю. Я чувствую. Впервые за неделю я чувствую себя по-настоящему живой, мой разум и тело больше не вялые и апатичные. И хотя я боюсь, но остаюсь неподвижной, позволяя ему вторгнуться в мое личное пространство так, как никто никогда не делал раньше.

 

Я дергаюсь от неожиданности, когда он слегка меняет положение своего тела, а потом его рука оказывается на моем голом бедре, в опасной близости от края моих трусиков.

 

- Ммм… тепло, - шепчет он мне на ухо.

 

Мои глаза распахиваются, когда правой рукой он неожиданно тянет меня за волосы, вынуждая запрокинуть голову назад, а его левая рука путешествует от моего бедра к груди. Он тяжело дышит мне в шею, ощущение прохлады вновь заставляет меня дрожать, и я чувствую, что мои соски каменеют под его большой ладонью. Он тоже должен это чувствовать, потому что следующее, что я знаю, он снова сидит на коленях, стягивает лямки моей майки вниз. Он может опустить ее только до локтей, поэтому, дернув ткань, за секунду разрывает ее посередине (так легко, будто она сделана из папиросной бумаги), оставляя верхнюю часть моего тела совершенно беззащитной перед ним.

 

Его взгляд перемещается вверх и вниз по моему телу, и я наблюдаю, как он потирает себя через джинсы, и  вижу, что он напряжен под ширинкой. Затем он снова наклоняется ко мне, и на этот раз я не закрываю глаза.

 

- Мейт.

 

В этом нет сомнения. Это утверждение.

 

«О, Боже. Он хочет?..»

 

Он здесь не для того, чтобы причинить мне боль. Он здесь, чтобы заняться со мной сексом. Я чувствую слабость. Мне страшно. Я чувствую... благоговение. Он хочет меня.

 

- М-мейт? – пискнула я, услышав, как испуганно прозвучал мой голос.

 

Он смотрит на меня несколько секунд, его брови нахмурены. Я представляю, как должна сейчас выглядеть перед ним: прижатая к матрасу, с порванной майкой и с глазами, вероятно, размером с блюдца. Он тихо хнычет, наклоняясь, и снова его лицо напротив моего.

 

- Мейт, - на этот раз это звучит как мольба.

 

Он смотрит на меня, разочарование искривляет его прекрасные черты. Он тянется ко мне, медлит секунду, а потом берет мою руку и поднимает ее к своему лицу. Когда он наклоняется к моему прикосновению, я загипнотизирована внезапным появлением вкрапления золотого между черным в его радужках. Это похоже на волшебство.

 

«Я на самом деле схожу с ума. Или это все просто очень яркий сон?»

 

Он пристально смотрит в мои глаза, золото ярко горит среди оникса. Он сглатывает, и я чувствую, что он борется с чем-то, прежде чем кладет руку на мою грудь, прямо над сердцем.

 

- Белла, - шепчет он.

 

Мое сердце запинается под его ладонью. Он знает мое имя!

 

- Э-Эдвард, - удается выдавить мне.

 

Его взгляд устремлен на мой рот, а затем снова наверх в мои глаза. Он так близко, я чувствую его дыхание на своей коже, а потом он наклоняется, нежно прижавшись губами к моим в сладком поцелуе, из-за чего моя кожа вспыхивает, а сердце ускоряется. Слишком скоро он отстраняется, глядя на меня.

 

- Прости… меня, - говорит он сдавленным голосом, его руки тянутся, чтобы прикрыть меня, и он тянет мой порванный топ на место.

 

Я вижу, как он поднимается с меня и поворачивается лицом к окну. Он перемещается на край кровати, его тело дергается и дрожит. Затем неуловимым движением он вдруг снова оказывается на мне. Глаза полностью черные, а губы искривлены в дикую усмешку.

 

- Мейт! - он рычит, прижимая меня к матрасу.

 

Его губы на моих, но на этот раз они не мягкие и сладкие. Его поцелуй настойчивый, его холодный язык вторгается в мой рот, и я уступаю, не предпринимая никаких попыток сопротивляться его ласкам. Двигаясь вниз к моей шее, он облизывает пульсирующую венку, слегка дрожа, прежде чем поцеловать меня там. На долю секунды мне кажется, что я чувствую боль, но потом все проходит, заменяясь удовольствием. Его руки путешествуют по моему телу, нежно касаясь и лаская мои бедра, живот, руки и грудь.

 

- Мейт, -  мурлычет он, облизывая мою шею,  поднимается и раскрывает мои ноги, чтобы расположиться напротив меня.

 

Он соблазняет меня, и это работает. Я никогда не была с парнем раньше, но прикасалась  к себе и знаю, что происходит с моим телом. Но то, что я чувствую сейчас, оставляет мои тихие самопознания с позором позади.

 

- Ммм, Мейт, - напевает он, убирая оставшуюся ткань моего топа в стороны, обхватывает ладонями мою грудь и поднимает их вверх, прежде чем его рот спускается туда.

 

- О, Боже, - я стону, выгибаясь, когда он облизывает мои соски, дразня их жесткие пики.

 

«Я не могу поверить, что это происходит!»

 

Он прикусывает их зубами, заставляя меня шипеть, прежде чем начинает сосать. Мои глаза закатываются назад, и я чувствую, что мои бедра поднимаются с кровати, ища трения. Он останавливается через несколько секунд, поднимая голову, чтобы посмотреть на меня, а его язык щелкает по его нижней губе. Я не знаю, что он видит, но ему, должно быть, нравится, потому что одна сторона его рта приподнимается в ухмылке. Он глубоко вдыхает через нос, приподнимается на руках и коленях, а затем его глаза дрейфуют вниз к моим расставленным бедрам.

 

«Боже мой, Боже мой…»

 

Следующее, что я знаю, он спускается вниз, прижимаясь губами к влажной ткани моих трусиков, и стонет, когда начинает облизывать меня там. Я в ужасе и так возбуждена, что с трудом могу вытерпеть. Не знаю, как ему это удается, но вдруг я чувствую его дыхание на своей обнаженной, перегретой коже, и понимаю, что мое нижнее белье исчезло. С первым движением его языка я вскрикиваю, выгибаясь на кровати. Его предупреждающее рычание посылает дрожь страха вверх по моему позвоночнику, но почему-то это только делает меня более нуждающейся. Я полностью сдаюсь, когда он удерживает меня своими сильными руками, а его рот вновь опускается вниз. Понятие времени теряет  всякий смысл, и мне больше не известно ничего, кроме того, что он делает со мной. Его руки плавно движутся по всему телу, массируя мои груди, а затем скользят под меня и мнут мои ягодицы. Я кричу, когда кончаю, задыхаюсь и судорожно хватаю ртом воздух, когда он перемещает свой рот к моему входу, аккуратно слизывая влагу, а затем он возвращается к клитору, и все начинается снова. В какой-то момент я чувствую, как его палец аккуратно проталкивается внутрь меня, касаясь  внутри так, как будто он делал это миллион раз прежде, точно зная, где погладить, чтобы заставить меня увидеть звезды.

 

Я зарываюсь руками в его волосы, действительно трогая его впервые, и задыхаюсь от острого, резкого укуса на внутренней поверхности бедра, где его рот плавит мою нежную кожу. Его пальцы двигаются быстрее, а затем я чувствую давление на несколько сантиметров ниже, когда он проникает в то место, которое, по своей наивности, я никогда не считала сексуальным.

 

«О, нет, только не туда!»

 

Я кончаю снова, сжимаясь вокруг его пальцев, не могу сдержать крик и цепляюсь за его волосы. Когда я прихожу в себя, замечаю, что он вновь облизывает внутреннюю сторону моего бедра, а затем снова между моих ног. Он ползет вверх по моему телу, пока мы не оказываемся нос к носу, и наклоняется, чтобы поцеловать меня, он стонет в мой рот, и я отвечаю взаимностью, поглаживая его язык своим.

 

- Мейт, - он стонет, резко приподнимаясь.

 

Я пытаюсь осмыслить размытое пятно перед моими глазами, моргаю, чтобы сосредоточиться, а затем он там, на коленях между моих разведенных ног, совершенно голый.

 

Он прекрасен: глаза дикие, волосы в совершенном беспорядке, и его тело практически вибрирует с похотью. Я смотрю на него, пытаясь отдышаться, когда он с легкостью скользит по моей влажности. Если он толкнется внутрь, то все, - я больше не буду девственницей. Я не берегла себя для брака или чего-то подобного, но никогда не представляла, что это случится вот так, со странным, почти диким мальчиком, который на самом деле не говорит.

 

- Я... Я никогда не… - признаюсь я. – И мне... страшно.

 

Мои глаза увлажняются от этого неожиданного признания. Он наклоняется надо мной и скулит, когда трется кончиком носа о мой нос, прежде чем лизнуть мой висок, где сбежала одинокая слеза.

 

- Мейт, - шепчет он, сгребая меня в свои крепкие объятия.  - Люблю.

 

Его губы касаются моих, и я поднимаю голову, чтобы углубить поцелуй, оборачивая свои руки вокруг него. Он твердый и прохладный на ощупь, но я не против. Я достаточно теплая для нас обоих.

 

- Любишь? - шепчу я напротив его рта, прежде чем он снова целует меня.

 

Я практически ничего не знаю о нем: он красивый и сильный, его отец врач, и у него четверо братьев и сестер. Очевидно, он очень хорош в сексе. Он, несомненно, самый странный мальчик, которого я когда-либо встречала, и он... может быть, любит меня. Я визжу, когда  вдруг оказываюсь на животе, остатки моей разорванной майки улетают в сторону. Как он это делает? Он прижимается ко мне, и я нервно дрожу, когда чувствую, что он располагается между моих ног.

 

- Потребность, - рычит он, скручивая мои волосы в левой руке, а его правая скользит вниз между моих бедер.

 

Он потирает меня в чувственном ритме, используя свои пальцы, чтобы погладить меня, пока я дрожу от желания, отодвигая свой зад, как кошка во время течки.

 

- Пожалуйста, Эдвард.

 

Я с трудом узнаю свой голос, наполненный похотью и отчаяньем. Он подводит меня к краю оргазма, а затем убирает свою руку на несколько секунд, прежде чем начать все сначала.

 

- Моя. Блять, - он стонет, толкая мою ногу вверх до упора, полностью открывая меня для него.

 

- Да, Боже, да.

 

Он замирает на мне, тяжело дыша. Убрав волосы в сторону, он прижимается носом мне в шею, и мурлыкающий звук, который он издавал, когда впервые прикоснулся ко мне, зарождается где-то в его груди. Я готовлюсь к его вторжению, но вместо этого он снова переворачивает меня на спину.

 

Я наблюдаю за ним, как он поднимает голову и несколько раз моргает, как цвет его глаз, кажется, закручивается в вихре до тех пор, пока снова не появляется несколько золотых пятен, только теперь они темнее, чем прежде, с красноватым оттенком. Он смотрит на меня, обнаженную под ним, и гладит меня по щеке.

 

- О, Белла, - говорит он тихо, его голос полон благоговения.

 

Я поднимаю руки вверх, заметив, что они немного дрожат, и размещаю их на его плечах, прикасаясь к его прохладной, гладкой коже. Он наблюдает за мной сквозь ресницы, когда я осматриваю верхнюю часть его тела и обвожу контуры его мышц кончиками пальцев.

 

- Ты так прекрасен, - шепчу я.  - Везде...

 

Мои глаза и руки дрейфуют вниз на его живот. На мое первое прикосновение он резко выдыхает, пока я набираюсь смелости и оборачиваю мои неопытные пальцы вокруг него, восхищаясь размером и ощущением его мягкой кожи, покрывающей твердую как сталь плоть.

 

- Пожалуйста.

 

Опускаясь на локти, он позиционирует себя надо мной, отыскивая сначала мои глаза, а затем и губы. Его вкус отвлекает меня настолько, что я едва осознаю это, пока он не начинает двигаться вперед, медленно, но неуклонно проталкиваясь внутрь меня с очень маленьким сопротивлением. В момент, когда его бедра соприкасаются с внутренней поверхностью моих бедер, он дергается вверх, запрокинув голову в неистовом реве, не отличающемся от того, что он издавал в столовой. Но тот был полон отчаяния, а этот - триумфа. Он эхом отражается от стен моей крошечной спальни и потрясает меня до глубины души. Что это за создание? Я съеживаюсь под ним, захваченная и прижатая его  большим телом, чувствуя, как он похоронен глубоко внутри меня. Шум прекращается, и он снова обращает внимание на меня. Его глаза полностью черные, его мышцы напряжены, и он никогда не выглядел более восхитительным. Видеть его таким одичавшим заставляет меня реагировать, но не со страхом, как я думала. Я сжимаюсь вокруг него, и протяжный стон вырывается из моего горла. Он скалит зубы на меня и, схватив за запястья, поднимает мои руки над головой, прижимая их к матрасу, он отпускает мои безвольные ладони, положив свои на мою голую грудь, демонстрируя абсолютное и полное владение. Теперь я его. Он это знает, и я это знаю.

 

«О, Боже!»

 

Посмотрев вниз, где мы соединены, он медленно движется назад, пока почти не выскальзывает из меня. Затем он смотрит на меня, обездвижив лишь одним своим взглядом, и плавным, неторопливым движением бедер скользит обратно. Я тихо охаю, когда он снова заполняет меня, упиваясь тем, насколько хорошо это чувствуется. Я ожидала настоящую боль, но на самом деле ее очень мало; я ощущаю небольшой дискомфорт от растянутости и особую чувствительность возле входа. Однако я полностью о них забываю, как только он начинает толкаться в меня, дрейфуя взглядом между моим лицом и тем местом, где он берет меня. Его тело колышется надо мной в грациозном движении, как будто это так же естественно для него, как дыхание. Его брови нахмурены в концентрации, и я понимаю, сколько усилий требуется для него, чтобы двигаться во мне медленно. Я задыхаюсь, когда он, опустив голову, дразнит и облизывает мои соски, нежно покусывая их зубами. Он сосет меня, стонет напротив моей груди, и я чувствую, как он дергается внутри меня, когда его ритм запинается на несколько секунд.

 

- Сильнее, - слышу я свою мольбу, выгибаясь под ним.

 

Мир смещается, и я уже на животе, мои ноги расставлены, прежде чем он снова скользит в меня, накрывая мое тело своим.

 

- О, пожалуйста, да... -  я стону, так как обожаю ощущать его так глубоко, так сильно.

 

Его рука опускается на мои волосы, оттягивая голову в сторону, прежде чем я ощущаю его рот на моей шее. Он рычит и стонет, лаская кожу, беря меня с еще большей силой и скоростью. Он поднимается вверх, хватая меня за бедра, чтобы поднять мою нижнюю половину вверх на колени. Звук дождя и грома снаружи смешивается со звуками хлопков нашей соприкасающейся кожи, когда он трахает меня. Вот что это, черт возьми. Эдвард Каллен трахает меня, и я люблю это. Одной рукой он снова скручивает мои волосы, а другой скользит между ног, дразня мой уже опухший, пульсирующий клитор, пока я не кончаю, выкрикивая хриплым голосом, который не узнаю. Эдвард соединяет нас вместе, используя мои волосы, чтобы потянуть меня назад, пока моя спина выгибается в точке, близкой к боли, и мои руки и ноги дрожат от напряжения. Он замирает, выпуская оглушительный рев, когда  кончает, а его руки снова захватывают мои бедра, чтобы перемещать меня медленно вверх и вниз по его длине. Как только он отпускает меня, освобождая  руки и ноги,  я делаю все возможное, чтобы втянуть в легкие столь необходимый воздух, чувствуя головокружение и тошноту. Он движется в мою сторону, переворачивает меня и прижимается своей грудью к моей спине.

 

Нежным прикосновением он ласкает мое тело, поднимая волосы вверх, чтобы слизать пот с моей шеи, прежде чем его рот располагается ниже моего уха, посасывая кожу. Я смутно осознаю его руку на моем животе, скользящую у меня между ног, а затем его пальцы гладят меня. Мурлыча, он прижимает свою эрекцию к моей заднице.

 

«Опять? Так скоро? Это невозможно!»

 

Он стонет мне в шею, и мое видение становится размытым по краям, когда ощущение его пальцев возбуждает меня, и невероятно, но оказывается, что я уже хочу его, снов…

 

- ЭММЕТ, ХВАТАЙ ЕГО!

 

Всем привет!Заходите на форум поделиться впечатлениями. И не забывайте благодарить моего замечательного редактора Таню.



Источник: http://robsten.ru/forum/85-2330-1#1441610
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: vl@dany (27.04.2016) | Автор: перевод vladany
Просмотров: 1126 | Комментарии: 34 | Рейтинг: 4.9/54
Всего комментариев: 341 2 3 4 »
0
34  
  
Цитата
Он посмотрел в нашу сторону, а затем его глаза встретились с моими. Я чувствовала, как будто моя диафрагма опустилась в живот, а сердце подпрыгнуло в горло. Невероятно, его золотистые глаза почернели в один миг, и красивая улыбка стерлась с его лица.
- Потребность.
Звук его голоса послал озноб по моему позвоночнику, и я яростно задрожала, пытаясь дышать. Я чувствовала себя в ловушке под его пристальным взглядом, не в состоянии двигаться или говорить
Затем он открывает глаза и смотрит на меня.
«О, Боже!»Они черные, но на этот раз он владеет собой. Он неподвижен, как статуя, за исключением быстрого подъема и опадания  груди, пока он наблюдает за мной. Он великолепный и абсолютно ужасающий.

Я не могу описать его каким-либо удовлетворительным образом; слов не хватает. Он не просто красивый. От него захватывает дух.
Глубоко вдыхая, он снова произносит этот звук – вроде удовлетворительного мурлыканья – и переключается на другую сторону, выдыхая свое прохладное, сладкое дыхание на мое лицо.
Это та часть, где я должна кричать и вопить, драться и пинаться. Но я этого не делаю. Я чувствую. Впервые за неделю я чувствую себя по-настоящему живой, мой разум и тело больше не вялые и апатичные.
Затем он снова наклоняется ко мне, и на этот раз я не закрываю глаза.

- Мейт. В этом нет сомнения. Это утверждение.
«О, Боже. Он хочет?..» Он здесь не для того, чтобы причинить мне боль. Он здесь, чтобы заняться со мной сексом. Я чувствую слабость. Мне страшно. Я чувствую... благоговение. Он хочет меня.
- М-мейт? – пискнула я, услышав, как испуганно прозвучал мой голос.Он тихо хнычет, наклоняясь, и снова его лицо напротив моего.
- Мейт, - на этот раз это звучит как мольба.

Он сглатывает, и я чувствую, что он борется с чем-то, прежде чем кладет руку на мою грудь, прямо над сердцем.
- Белла, - шепчет он. Мое сердце запинается под его ладонью.
Он знает мое имя!
- Э-Эдвард, - удается выдавить мне.
Глаза полностью черные, а губы искривлены в дикую усмешку.
- Мейт! - он рычит, прижимая меня к матрасу. Его губы на моих, но на этот раз они не мягкие и сладкие. Его поцелуй настойчивый, его холодный язык вторгается в мой рот, и я уступаю, не предпринимая никаких попыток сопротивляться его ласкам.

Он соблазняет меня, и это работает. Я никогда не была с парнем раньше, но прикасалась к себе и знаю, что происходит с моим телом.
Его предупреждающее рычание посылает дрожь страха вверх по моему позвоночнику, но почему-то это только делает меня более нуждающейся. Я полностью сдаюсь, когда он удерживает меня своими сильными руками, а его рот вновь опускается вниз. Понятие времени теряет  всякий смысл, и мне больше не известно ничего, кроме того, что он делает со мной.

- Мейт, - шепчет он, сгребая меня в свои крепкие объятия.  - Люблю.
- Любишь? - шепчу я напротив его рта, прежде чем он снова целует меня.
- О, Белла, - говорит он тихо, его голос полон благоговения.Я поднимаю руки вверх, заметив, что они немного дрожат, и размещаю их на его плечах, прикасаясь к его прохладной, гладкой коже. Он наблюдает за мной сквозь ресницы, когда я осматриваю верхнюю часть его тела и обвожу контуры его мышц кончиками пальцев.
- Ты так прекрасен, - шепчу я.  - Везде...

да дикий в сущности и пылкий, в желании Эдвард оу Беллу, совсем заворожил но настолько, ранимый ОН о нежно отнесясь к суженной что, вся исступлена
                                                                        

0
33  
  дикий Эдвард, захватывающее мяуканье  giri05003

0
32  
  В первой части Эдвард очень необычный, такой сексуально одержимый. Очень мало говорит, но из коротких фраз можно сделать вывод, что он ее... избрал? В качестве своей МЕЙТ.
Белла не может и не хочет этому противостоять.
Спасибо за главу! lovi06032

0
31  
  Крутое начало  good

1
30  
  Круто и у них уже все взаимно! А у меня аж в ушах зашумело от такой главы!!!! good

0
29  
  Вот это даааа.... 12 hang1

1
28  
  Отличное начало!! hang1 good

0
27  
  Да, Эдвард  здесь совсем другой... 
Спасибо, глава была захватывающей !!!

0
26  
  Спасибо! Очень захватывающе!

1
25  
  ого...очень интересное начало!!!

1-10 11-20 21-30 31-34
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]