Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Midsummer. Глава 9. Утешение (часть 2)

Edvard POV

После того, как моя  любимая дочь, моя малышка, выставила меня из своей комнаты и жизни, мое сознание как будто ужалила ядовитая змея. Оно занемело, перестало работать, отделилось от тела, покинуло его, не желая мириться с реальностью.

Я слишком серьезно воспринял слова, которые эгоцентричная девочка-подросток в сердцах бросила мне в лицо. Они проникли в меня, пробуравили мое сердце, ранили, обрекая меня медленно чахнуть от беспомощности. Я никогда не чувствовал себя настолько подавленным.

Бесцветные, бесконечные, в тысячи миль, коридоры. Смертельно раненный зверь, через силу переставляя ноги, пробирался в свою берлогу. Спрятаться, кануть в небытие – было моим единственным желанием в тот момент.

Но его исполнение натолкнулось на неожиданное препятствие в виде Карлайла. Он расположился в моей гостиной возле камина и внимательно рассматривал гравюру на странице толстой старинной книги в кожаном тисненом переплете.

Услышав, что я ввалился в комнату, отец поднял на меня взгляд. По его губам скользнула легкая улыбка.

Не контролируя себя, я раздраженно рявкнул:

- Чему ты радуешься?!

Карлайл отреагировал на мой агрессивный выпад с присущим ему спокойствием:

- Эдвард, я рад видеть тебя. Но мне больно оттого, что ты страдаешь. Тебе не следовало столь спешно разыскивать Несси и пытаться наладить с ней контакт. Ни у тебя, ни у меня это сейчас не получится. У нее период самоутверждения путем всеобщего отрицания.

- Я не мог сидеть здесь и ожидать неизвестно как долго, пока она смягчится, - я решил не раскрывать истинной причины моего визита к Несси. – Как она изменит свое мнение обо мне, если не осознает, что оно ошибочно? Кто кроме меня может ей доказать, что я люблю ее, что роднее ее в этом мире у меня никого нет?

- Да, да. Конечно, ты прав. Вы обязательно должны поговорить. А чтобы разговор получился конструктивными вы пришли к взаимопониманию, она должна пережить пубертатный кризис. Если скорость ее взросления не замедлится, то это произойдет через два – три месяца.

- За это время она окончательно отдалится от меня и станет истинной Волтури со всеми вытекающими из этого последствиями.

- Они не так уж плохи, - пожал плечами Карлайл. – Они придерживаются традиционного мировоззрения.

- Но я не хочу, чтобы Несси придерживалась традиционного вампирского мировоззрения, - я сделал ударение на слове «вампирского», - и питалась человеческой кровью. Она – не вампир!

- Она всего лишь ищет себя. Поиски тобой образа жизни, который ты ведешь сейчас, длились десятилетие. Я терпеливо ожидал, когда ты вернешься в семью.

- Я хочу оградить ее от ошибок, которые допускал сам.

- Это крайне сложно. Каждый на своем пути неизбежно совершает свои собственные ошибки, таким образом, получая опыт. У людей он формирует характер. У нас – запас воспоминаний.

- Я не могу позволить ей ошибаться! Она должна быть счастлива в своей жизни, а не терзаться постыдным прошлым, как я.

- Эдвард, никто из нас, даже Элис, не знает будущего Несси.

- Она хочет остаться с Волтури. Это не оставляет мне выбора. Я тоже останусь и буду здесь столько, сколько и она, чтобы следить за каждым ее шагом, оградить ее от опасностей, а в случае необходимости, прийти на помощь.

- Разумное решение, Эдвард. Ты можешь делать это, не показываясь ей на глаза, пока не наступит подходящий момент.

*****

Я превратился в сталкера, в тень, скользящую за Ренесми на расстоянии, дающем возможность проникать в мысли окружающих ее существ. Чаще всего для этого мне даже не требовалось выходить из своей комнаты. Я прятался там от всех, различая день и ночь только по тому, какие мысли роились в голове у Несси.

Днем, она в основном, общалась с Джейн и Челси, иногда с Алеком, крайне редко с Кайусом.

Джейн и Челси оказались выдающимися сплетницами, особенно Челси. Общество девушек, в которое влилась Несси, меня устраивало куда больше, чем ее встречи с Кайусом, хотя эти девушки вели далеко не интеллигентные беседы. Порой они бывали откровенно вульгарны, обсуждая свои сомнительные достижения на сексуальном фронте. В таких случаях мне хотелось спрятать свою голову в чан со смолой, чтобы ни одно порновидение этих похотливых сучек не достигло моего сознания.

К моей неописуемой радости, Несси не проявляла особого интереса к их россказням. Или мне так казалось.

Временами у окружающих мою девочку Волтури возникали по отношению к ней фривольные мысли. Но попыток воплощать их в жизнь никто не совершал, и я, придерживаясь избранной стратегии, не высовывался и не приближался к моей малышке.

Ренесми, казалось, совершенно отдалилась от  меня, практически не вспоминала обо мне. Зато очень часто думала о Белле. Она скучала, тосковала, отчаянно нуждалась в ней. Случалось, что она мысленно разговаривала с воображаемой мамой, с обожанием рассказывала о своих новых подружках, советовалась в выборе одежды, и даже просила спеть колыбельную, а потом сама себе мурлыкала ее, пока не засыпала. В эти моменты она чувствовала себя особенно одинокой маленькой девочкой. А мне безумно хотелось наплевать на избранную стратегию поведения и, сломя голову, бежать к ней, чтобы обнять и успокоить, сыграть колыбельную, охранять ее сон, просто быть рядом.

Так прошло два месяца. За это время я ни на мгновение не покинул замка Волтури.

Изо дня в день, подпитываемые эмоциями нашей дочери, горестные мысли о моей потерянной возлюбленной разъедали мое сознание. Презрение, которое я испытывал к себе, было подобно отношению случайных прохожих к шелудивому псу, лежащему на их пути. Осознавая свою вину, испытывая глубочайшее раскаяние, но не в состоянии простить себя, я накапливал злость к самому себе. Я не имел возможности ее выплеснуть, да и не желал этого, и она росла как снежный ком.

В один из дней, находясь в своей комнате, я сидел в кресле, взглядом тупо уставившись во входную дверь, в то время как все мое внимание было сосредоточено на Ренесми. Она в это момент примеряла очередную  пару туфель из принесенных Челси.

Послышались тихие быстрые шаги по каменному полу коридора. Это была пустынная часть здания, сюда редко кто забредал. А мои апартаменты все обходили стороной, избегая вспышек неконтролируемого гнева с моей стороны. Даже Карлайл, исполняя мою просьбу, посещал меня не чаще одного раза в день. Наше общение ограничивалось несколькими словами о Ренесми.

Я был одинок, жаждущ и агрессивен.

Кто-то маленький и легкий приближался к двери в мои комнаты. Я прислушался, но мысли идущего не достигли моего сознания.

Дверь открылась, и на пороге возникла секретарь Аро. Я помнил ее. Это она встречала нас по приезде.

Девушка решительно шагнула в мою комнату и закрыла за собой дверь.

Мое горло обожгло огнем. Я затаил дыхание.

- Добрый вечер, - нервно улыбнулась она.

Я молчал.

«Какой же он добрый? Особенно для самоубийцы, пожаловавшему в качестве ужина в клетку зверя».

Девушка молча разглядывала меня в тусклом свете, закатного солнца, который пробивался из-за закрытых штор.

- Вы, как лев, - неожиданно мягко произнесла она.

- Озверевший? – прорычал я, выдыхая остатки воздуха из легких, и сверкнул озлобленным взглядом.

«У нее хватило наглости потревожить меня».

- Нет. Взлохмаченный. Ваши волосы сильно напоминают его гриву. Позвольте, я расчешу Вас.

У девушки в руках вдруг откуда-то появился гребень, будто она работала парикмахером, а не секретарем. Она быстро обошла кресло, в котором я сидел, и остановилась за моей спиной.

От неожиданной настойчивости и непредсказуемости действий этой девушки, я оторопел на несколько мгновений. А ей хватило этого времени на то, чтобы разделить пальцами мои спутанные волосы и приняться их расчесывать.

Мне бы стоило ее прогнать, но нужные слова как-то не отыскивались. 

Нежные, почти невесомые касания устраняли хаос, творившийся на моей голове, но создавали внутри нее. Я помнил эти ощущения. Если закрыть глаза и отринуть от всего, что окружает меня сейчас, можно почувствовать мою возлюбленную. Её нежные ручки порой так же касались моих волос.

Я бесконтрольно вдохнул и прошептал еле слышно:

- Белла.

- Доротея… Дора, если пожелаете, - поправила девушка.

Внутри меня заполыхал пожар, разносимый смерчем. Ее запах вывернул наизнанку внутренности голодного хищника.

Превратившись в монстра, я вскочил и одной рукой  обхватил тонкий стан девушки, а вторую подвел ей под затылок, удерживая голову в положении, дающем мне полный доступ к шее. Зовущая кровь пульсировала в дюйме от меня. Мой рот переполнил яд. Несколько капель скатилось с уголка рта и, попав на кожу жертвы, оставило на ней влажные дорожки.

- А если я пожелаю выпить тебя? – прошипел я сквозь зубы.

- Только сделайте это быстро, - прошептала она.

 Ее обмякшее тело беспомощно покоилось в моих руках, ожидая неминуемой смерти.

Я оскалился и зарычал, то ли злясь на себя, то ли пытаясь спугнуть жертву, что бы она сама сбежала от меня. По своей воле я уже не мог ее отпустить. Но она не двигалась. Ее глаза были закрыты, на лице блуждала легкая улыбка.

В глубине моего пылающего мозга возникла догадка:

«Она пришла ко мне, чтобы умереть. Зачем ей это?».

Я дотронулся зубами до ее нежной бархатистой кожи, но не впился укусом.

Мне стало жаль бедную девочку. Губы ослабили оскал и оказались на ее шее. Но совсем оторваться, я пока что не мог. Так, замерев, мы простояли какое-то время. Мой язык скользил по коже девушки, поглощая притягательный вкус, а губы прижимались все сильнее.

Наконец, мне удалось загнать своего монстра в клетку, и я сумел откинуть голову.

«Белла бы гордилась мной. Жажда не отступила, но я снова могу управлять своими демонами. Все это странно. Еще несколько лет назад, я бы не сумел удержаться и осушил бы несчастную».

Мне удалось ослабить свою хватку и отпустить девушку. Но как только я это сделал, она скользнула на пол. Я едва успел ее подхватить. Дора была без сознания.

Это заставило меня отвлечься на поиски ответа на вопрос: «Что же делать дальше?».

Мой личный монстр не преминул воспользоваться ослаблением контроля и протянул когтистую лапу, чтобы снова разодрать мою гортань. Чувствуя, что этот раунд, будет не в мою пользу, я бросил девушку на кресло, в котором недавно сидел, и пулей вылетел в коридор.

На ходу, толкнув ногой двери апартаментов Карлайла, я проорал:

- У меня в комнате девушка. Помоги ей! – а сам понесся прочь.

Мне срочно нужно было поохотиться, утолить жажду кровожадного хищника, коим я и являлся.

*****

Лесной массив, располагавшийся неподалеку от замка Волтури, не был богат дичью. В этом я убедился после получасовых поисков хоть какого-нибудь крупного млекопитающего. Мне на глаза попадались лишь краснохвостые белки, зайцы и птицы. И те, почуяв меня, в панике бросались наутек. Наконец мне улыбнулась удача.  Легкое дуновение ветеран донесло до меня запах косули. И я, влекомый  мучительной жаждой,  бросился в указанном им направлении. Поиски были недолгими. На противоположном от меня краю небольшой полянки, со всех сторон окруженной лесом, стояла молодая самочка и не спеша щипала траву.

Одним прыжком я перелетел поляну. Животное даже не успело попытаться спастись бегством. Я свалил его на землю и впился зубами в то место на шее, где сильнее всего ощущался пульс.  Теплая вязкая приторная жидкость наполнила мой рот. Несмотря на отвратительный вкус, я проглотил ее всю до последней капли.  Однако насыщение не наступило.

Я потратил еще час, шныряя между деревьями и зарослями кустарника, порвал футболку. Пробежав по поверхности болота, я набрал в туфли зловонной жижи и вымазал брюки.  Но мои поиски не увенчались успехом. Полностью утратив надежду поживиться еще чем-нибудь, я решил прекратить охоту. Я не мог надолго оставить свою малышку.

«Что, если она нуждалась во мне, а меня не было рядом? А может, пока я потакал своим прихотям, она смягчилась и искала меня, желая поговорить?», - терзаясь безосновательными догадками, я стрелой помчался в замок Волтури.

Когда я вошел в свои апартаменты, грязный, оборванный и взлохмаченный, Карлайл был уже там. Он в нетерпении расхаживал по комнате. В его мыслях превалировало волнение перед важным событием.

- Эдвард. Появилась отличная возможность достучаться до Ренесми. – сообщил он с воодушевлением.

- В чем она состоит? – осторожно спросил я.

- Аро, в вечной борьбе со скукой,  искал новых развлечений для семьи. Я предложил ему устроить небольшой камерный концерт для фортепиано.  Исполнитель – ты.

- Ты полагаешь, что Ренесми будет присутствовать на нем? – спросил я и сам же ответил.- Она не приблизится к залу, если узнает, что играть буду я.  

- Она там будет. Я уверен в этом, – возразил Карлайл, голосом выделив слово «уверен».

Мой недоверчивый вопросительный взгляд побудил его к объяснению:

- В моем присутствии Кайус послал Алека передать Несси приглашение на концерт. Алек возвратился и сообщил, что она обещала быть там. Она никогда не отказывает Кайусу в его просьбах.

Меня передернуло от презрения: «Как моя малышка может питать нежные чувства к этому древнему пресытившемуся жизнью ублюдку?».

 Карлайл, заметив мою реакцию, с подозрением посмотрел на меня, но ничего не сказав об этом, продолжил излагать свой план:

- Ты бы мог исполнить несколько самых любимых Несси композиций. Это ее растрогает. Я уверен, тебе удастся затронуть глубинные струны ее души и глухая оборона дрогнет. Конечно, я понимаю, что стена, выстроенная ею между вами, не рухнет враз. Но, я надеюсь, она даст трещину.

Энтузиазм Карлайла не передался мне. Как раз, совсем наоборот, мной овладела какая-то необъяснимая апатия, порожденная уверенностью том, что я в очередной раз потерплю фиаско.

- Когда выступление?

- Сейчас, - развел руками Карлайл, как бы извиняясь за поспешность. – Думаю, все уже собрались в музыкальной гостиной и ожидают тебя.

Я пожал плечами.

- Тогда пойдем.

Как только я сделал первый шаг, на мои плечи лег неподъемный камень нерешительности, а ноги сковали кандалы неуверенности. Если бы не Карлайл, я так бы и остался стоять у двери своей комнаты. Но он схватил меня за предплечье и повлек по темным коридорам к намеченной цели.

У двери в зал я остановился и замер, испытывая иррациональный страх.

Очевидно, мне ничего не угрожало.  Меня не смущало присутствие Волтури. Я не боялся, что мое исполнение не удовлетворит этих искушенных слушателей и будет освистано. Но я не мог решить, какое произведение исполнить. Оно должно быть выразительным, чтобы передать всю ту боль, что скопилась во мне, и достаточно коротким, что бы Несси его дослушала до конца, пока будет обдумывать план побега. У меня была всего лишь одна попытка, чтобы достучаться до ее сердца. И я не имел права снова все провалить.

Приступ паники превратил меня в ледяную статую. Казалось, я врос в землю.

Карлайла это не остановило. Он подхватил меня под локоть и буквально втолкнул в гостиную.  Очутившись там, поняв, что отступление лишено всякого смысла,  я позволил себя вести. Так мы добрались до рояля, стоявшего в средине большого зала.

Еще находясь за пределами комнаты, я услышал мысли Ренесми. Точнее их отсутствие. Она сидела на подоконнике и, скучая, безучастно смотрела на листопад. Остановившись возле инструмента, я окинул взглядом комнату. Но нигде ее не увидел. Малышка отлично спряталась за одной из плотных штор, скрывавших окна. Как только я обратил внимание на занавешенные окна, мысли Несси резко  свернули  в сторону какой-то белой вороны. Вероятно, эта птица чем-то понравилась моей девочке, и она постоянно вспоминала о ней.

Я сел за инструмент, открыл крышку, все еще не выбрав произведения.  Вспоминая каждую из известных мне или сочиненных мной мелодий, я убеждался, что среди них нет ни одной, выражающей в полной мере все, что я хотел бы сказать моей малышке. Осознав это, я решил сыграть то, о чем рыдало мое разбито сердце.

Пальцы коснулись клавиш. Инструмент издал протяжный отчаянный стон смертельно раненного зверя. Некогда грозное, а сейчас  одинокое и несчастное создание, задыхалось и хрипело под вой такого же никому не нужного ветра. Осенние слезы падали с неба на земную твердь, но встречались с лоскутным одеялом, сотканным листопадом, которое приглушало поминальное стенание мачехи-природы. На этом живом фоне, треск моего каменного сердца звучал диссонансом. Оно разламывалось на части, заставляя болеть грудную клетку, рассыпалось на осколки, которые впивались в мой мозг и терзали его, превращалось в ядовитую пыль, засорявшую мои глаза. Невидимые кусочки камня с острыми краями падали на клавиши, и рояль издавал высокие отчаянно-протяжные звуки. Я не мог плакать, инструмент делал это за меня.

 «Услыш, меня, Несси! Прости меня!», - в звуках рояля можно было распознать стенания и хрип одинокого больного старика, отчаянно вымаливающего прощение.  В тот момент я ощущал себя  именно таким древним, ветхим, никому не нужным человеком, утратившим все, что удерживало его в этом мире.

В самом отдаленном краю заиндевелой пропасти отчаяния, которая неумолимо засасывала меня, мне удалось отыскать едва теплящуюся искру надежды. Да, я все еще надеялся отыскать свою единственную возлюбленную, свою Беллу. Нежность проникла в мои мысли. Она переплелась с печалью и тоской и выплеснулась на слушателей. Мелодия стала мягче, звуки протяжнее. Я представил, как обнимаю двух самых важных людей в моей жизни: Беллу и Несси. Несбыточные, наивные мечты. Но как хочется верить в чудо. Последний аккорд был полон необоснованной веры в лучшее. Он прозвучал как раз в тот момент, когда Ренесми, хлопнув дверью, выскочила в коридор и стремглав понеслась к своим апартаментам.

Звук хлопнувшей двери был для меня, как выстрел в затылок приговоренному к казни, неожиданный, но неизбежный.  Внутри меня все сжалось, образуя черную дыру. В очередной раз.

«Несси. Снова ты отвергла мою попытку приблизиться. Дочь вампира. Человеческая девочка с каменным сердцем», - я печально вздохнул и, едва поклонившись аплодировавшей публике, побрел к выходу.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-964-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Althessa (04.11.2012)
Просмотров: 512 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 6
6   [Материал]
  Бедный страдающий Эдвард, да еще и голодный... cray

5   [Материал]
  Я в восторге от главы! Держись Эдди!!! Это подростки, а Ренесми необычная девочка. good cray

3   [Материал]
  Сердце рвется на части, хочется уже положительных новостей, эта депрессия не до чего хорошего не доведет?! СПАСИБО Оленька за твой труд!!! good lovi06032

4   [Материал]
  Благодарность окрыляет JC_flirt

2   [Материал]
  спасибо за главу!!!печально очень...жаль Эдварда...Белла,детка,возвращайся скорее, не бросай своих роднулек!!!

1   [Материал]
  Грустно, мучительно, больно. Именно такие эмоции возникают при прочтении главы.
Спасибо.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]