Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Mind the Gap|О любви на расстоянии. Глава 31

От автора: Прямо как писал Хэмингуэй: вы знали, что весна обязательно придет :) Спасибо за то, что не теряли веру.

Глава 31. Свадебный марш

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США
18 июня 2009 года


Я в последний раз бросаю на нее мимолетный взгляд, закрываю за собой дверь и иду прочь. Я, не глядя, прохожу мимо Роуз и Эмметта, мимо жениха, улыбаясь в ответ на его пронизывающий взгляд, мимо других пар и их гостей. Я останавливаюсь, чтобы сделать вдох, только оказавшись на пороге здания.

Вот дурак, ругаю я себя. На что я надеялся?

Не знаю, как долго я стою там, глядя невидящим взором в небо, внезапно потемневшее от набежавших облаков, до тех пор, пока рядом со мной кто-то не прокашливается. Я перевожу взгляд и вижу знакомое лицо – отец Беллы. Мы ни разу не встречались, но он кивает мне как знакомому, затягиваясь сигаретой, и я киваю ему в ответ.

Восемь шагов. Восемь шагов вниз, и затем я сворачиваю налево, не зная, куда иду, но отчаянно нуждаясь в том, чтобы двигаться вперед.

С громким ударом небеса, наконец, разверзаются, и вода ручьями начинает сбегать по волосам, лицу, шее… Почему-то мне все равно. Я просто продолжаю идти.

- Эдвард!

Я застываю на полушаге и медленно оборачиваюсь, боясь, что у меня галлюцинации.

И затем я вижу ее.

Она стоит на ступеньках.

Наши глаза встречаются, словно во сне, что так много раз снился мне раньше, во сне, который был слишком хорош, чтобы быть правдой.

И затем она бежит.

Это кажется нереальным – смотреть, как она бежит, не глядя на ветер и дождь, и ее платье намокает и покрывается грязью.

Разве это не я должен бежать?

Она бежит ко мне, прижимаясь ко мне своим слабым, хрупким телом.

- Я соврала тебе, - задыхаясь, говорит она, - каждое слово было ложью.

Словно по своей собственной воле, мои руки прижимают ее к груди. Я утыкаюсь носом ей в шею, выдыхая воздух, который сдерживал, и вдыхаю ее запах, которого мне так сильно не хватало.

- Я знаю.

- Ты самый сильный человек, какого я когда-либо встречала. Я сказала это только затем, чтобы ты не садился на самолет… я думала, будет легче, если ты будешь ненавидеть меня… - Ее грудь поднимается и опускается очень быстро, от бега… или от чего-то другого. – Ты когда-нибудь простишь меня?

- Моя глупая девочка. – Я вздыхаю. – Как я могу ненавидеть тебя, когда собственными руками все разрушил?

- Мы оба, - выдыхает она. – Но я только что поняла одну вещь… Эдвард, я могу жить без тебя. Но я не хочу.

- А чего же ты хочешь, Белла? – шепчу я.

Она отстраняется, и наши глаза снова встречаются.

- Я хочу домой.

Моя рука находит ее руку, слегка сжимая кончики пальцев.

- Тогда пошли домой.

Ее лицо, наконец, освещает улыбка, но она быстро исчезает.

- Думаешь, на этот раз у нас получится?

- Ну… - Я провожу большим пальцем по костяшкам ее пальцев, мокрым и холодным. – Есть только единственный способ выяснить это… И, думаю, это стоит того, чтобы попытаться.

Она кивает и неуклюже делает шаг назад.

- Я должна…

Я неохотно выпускаю ее, и она спешит обратно к дверям муниципалитета, где он ждет ее. Я не слышу, что она говорит, но вижу, как она прижимает руку к губам и затем снимает с пальца кольцо – его кольцо. Она отдает кольцо ему, разворачивается и бежит обратно ко мне, в мои распахнутые объятья, где ее дом. И когда я целую ее, ее губы на вкус как дождь.

***

Я начинаю приходить в себя только когда таксист спрашивает, куда мы едем. Внезапно я понимаю, что на Белле свадебное платье, причем мокрое.

- Думаю, тебе нужно переодеться, - тихо говорю я.

Она смеется – такой звонкий, мелодичный звук.

- Да, хорошая мысль,… еще я бы хотела захватить кое-какие вещи.

Она называет водителю свой адрес, и такси вливается в поток машин Нью-Йорка. Мы не разговариваем, просто держимся за руки, и почему-то эти прикосновения говорят больше, чем любые слова. Такое чувство, словно мы никогда не расставались. Ее мобильный в сумочке звонит; она лезет за ним и выключает.

- Я мигом. – Белла смущенно смотрит на меня, когда мы входим в ее квартиру. – Мм… Хочешь чего-нибудь? Чаю?

Я качаю головой.

- Было бы здорово, если бы ты дала мне полотенце. И утюг.

- Конечно.

Когда она оставляет меня на кухне, я снимаю промокший насквозь пиджак, вытираю полотенцем волосы и глажу мокрые брюки. Меня не отпускает чувство нереальности происходящего. Когда она возвращается, я по мобильному заказываю билет первого класса до Лондона. Вместо испорченного платья на ней джинсы, простая черная футболка и кроссовки.

Вот теперь это моя девочка.

Я улыбаюсь.

- Ты готова?

- Мне нужна помощь. – Она протягивает ко мне руку ладонью вверх.

На ней лежит мое сердце.

Слегка дрожащими руками я беру подвеску и застегиваю цепочку на ее шее.

- Спасибо. – Белла оборачивается ко мне, улыбаясь. – Еще секунду, хорошо?

Когда я киваю, она подходит к окну, и я в шоке наблюдаю за тем, как она берет с подоконника пачку сигарет, вытаскивает одну и чиркает спичкой, прикуривая.

- Что это, черт возьми, ты делаешь? – бросаю я, когда она выдыхает облачко дыма. В один широкий шаг я сокращаю расстояние между нами, вытягиваю сигарету из ее пальцев и быстро тушу в пепельнице. Когда я вижу шок у нее на лице, я застываю. Слова доктора Смита звенят у меня в ушах: Эдвард, помнишь, что мы говорим о контроле над другими людьми?

Черт.


Мы изумленно смотрим друг на друга, и я жду, когда она пошлет меня к черту. Она не ребенок, и у меня нет абсолютно никакого права так себя вести.

Но моя девочка всегда знает, как меня удивить.

- Я все равно собиралась бросать, - тихо говорит она и тянется за моей рукой.

- Прости. – Я вздыхаю. – Я знаю, что это твое здоровье; мне не следовало…

- Мне нравится, что тебе не все равно. – Белла улыбается мне. – Я готова идти. Нам нужно зайти в какой-нибудь магазин, чтобы купить тебе сухую одежду – ты простудишься так.

- Кстати, не бери слишком много вещей, - предупреждаю я ее. – Мы можем позже перевезти все, что тебе нужно.

- Я уже упаковала чемодан, - говорит она извиняющимся тоном.

Я хмурюсь. Ну, конечно же, упаковала. Она же собиралась ехать в свадебное путешествие.

С ним.

Но кто я такой, чтобы жаловаться, если вместо этого она едет домой со мной? Поэтому я беру ручку чемодана, и мы выходим из квартиры, оставляя все позади.

***

Это происходит после того, как мы регистрируемся на рейс, проходим секьюрити-контроль и идем к выходу на посадку. Белла вкладывает свою левую руку в мою, сплетая наши пальцы, и именно этот жест говорит мне о том, что все, наконец, на своих местах.

Все, за исключением одного.

Она всегда была моей девочкой. Мне просто нужно убедиться, что она будет ею навсегда.

Я резко останавливаюсь, выпускаю ее руку и, недолго думая, падаю перед ней на колени.

Кретин, нужно было вставать на одно колено. О-о-о, к черту это!

Я неуклюже встаю как надо, лезу в нагрудный карман и достаю кольцо.

- Выходи за меня, - выпаливаю я.

Окружающий нас мир превращается в размытое пятно, прекращает свое существование, и все, что я вижу – как ее глаза расширяются от шока, и она ахает.

Этот момент неопределенности, мне кажется, мог бы длиться вечность, потому что время словно остановилось.

- Скажи что-нибудь, - молю я.

- Да, - осипшим голосом говорит она, падая передо мной на колени. – Я люблю тебя.

- Что ты… - начинаю я, но она крепко обнимает меня за шею и прижимается губами к моим губам. Мы целуемся как в самый первый раз – медленно и нежно - до тех пор, пока я не разрываю поцелуй и не беру ее левую руку, наконец, надевая чертово кольцо на предназначенное для него место, и оно идеально ей подходит. Затем внезапно реальный мир возвращается, и я понимаю, что нахожусь посреди толпы людей, которые одобрительно кричат и аплодируют.

Это однозначно мое лучшее выступление.

Не выпуская ее руку, я помогаю ей встать и веду к выходу на посадку. Я не могу прекратить улыбаться, пока мы ждем начала посадки.

- Как ты это сделал? – спрашивает Белла, внезапно выглядя обеспокоенной.

- Как я сделал - что?

- Сел в самолет.

- О. Полагаю, я был слегка озабочен тем фактом, что любовь всей моей жизни собирается замуж за другого. У меня была цель. – Я делаю паузу, осознавая, что если собираюсь делиться своими секретами, самое время начинать. – Это потребовало некоторых усилий. У меня был «ай-под»… А также я принял кое-какие лекарства.

- Хорошо. – Она кивает, выражение ее лица смягчается. – Я перефразирую. Могу ли я что-нибудь сделать, чтобы облегчить тебе перелет?

Я наклоняюсь и целую ее в лоб.

- Можешь. Отвлеки меня, пожалуйста.

Когда мы занимаем места в салоне первого класса, оба, наконец, понимаем, как много нам нужно сказать друг другу. Мы говорим семь часов напролет. Я рассказываю ей о психотерапии, о своем альбоме, об отношениях с отцом, и даже об Элис с Джаспером. Она рассказывает мне о том, как жила в общежитии, прежде чем переехать к нему, как ненавидела работу в «Снаряжении Ньютонов» и как счастлива была, когда, наконец, бросила ее и начала стажировку. Признается в том, что это она дала Джасперу номер Элис. Я лишь качаю головой, улыбаясь – мне никогда не приходило в голову, что это могло быть ее рук дело. Она внимательно рассматривает кольцо, и я рассказываю ей его историю, о том, что она так и не узнала этого, но кольцо всегда было у меня. Я объясняю ей значение выгравированных на нем слов, и она целует меня. Через иллюминатор мы наблюдаем закат, и затем рассвет. Когда мы приземляемся в Лондоне, мне кажется, что это самый короткий полет из всех, что у меня были.

Когда мы садимся в такси, Белла сдерживает зевок.

- Теперь ты можешь поспать, - говорю я ей. – Меня больше не нужно отвлекать.

- Я не устала, - говорит она, сдерживая еще один зевок. – Боюсь, если усну, я проснусь и пойму, что это был всего лишь сон, - признается она.

Я осторожно тру ее руку.

- Как думаешь: это ты мне снишься, или я тебе?

Она вздыхает, кладя руку мне на плечо.

- Я не знаю. Может, и то, и другое.

Полчаса спустя Белла, наконец, замечает, что мы едем незнакомой дорогой.

- Куда мы едем? – Она начинает вертеть головой, выглядя сбитой с толку.

- Это сюрприз. – Надеюсь, хороший.

- Гилфорд? – Она поднимает брови, когда мы проезжаем дорожный указатель. – Мы едем к твоим родителям?

Я сдерживаю улыбку.

- Не совсем.

Когда машина, наконец, останавливается у моего дома, я помогаю ей выйти, весьма довольный ее озадаченным выражением лица. Я веду ее к входной двери и ставлю на землю чемодан.

- Белла, это мой дом. Добро пожаловать домой.

И когда она улыбается, широко и счастливо, я отпираю дверь и поднимаю ее на руки, отчего она вскрикивает.

- Я обещал перенести тебя через порог нашего собственного дома, помнишь? Я держу это обещание.

Когда я переступаю через порог с моей девочкой на руках и целую ее, я слышу царапание когтей еще одного сюрприза. Пэтси чуть не прыгает на нас, заставляя Беллу вскрикнуть. Я смеюсь, помогая ей встать на ноги.

- Не бойся. Она не кусается.

Я опускаюсь на корточки, и собака вылизывает мне все лицо, поскуливая и виляя хвостом.

- Папочка дома. Я тоже по тебе скучал. – Я смеюсь, треплю ее мягкую шерсть, и поворачиваюсь лицом к своей девочке. – Прости, забыл тебе сказать, но теперь я иду только в комплекте. Надеюсь, ты любишь собак.

Белла робко улыбается.

- Хороший комплект. Я люблю собак. Как ее зовут?

- Пэтси. Как Пэтси Клайн. Поздоровайся с ней.

Она наклоняется к Пэтси, неуверенно протягивая руку, и собака лижет ее.

- Видишь, она очень любвеобильная. И очень избалованная. – Я качаю головой, притворяясь недовольным.

- Ты такая милашка, - воркует Белла, заставляя меня слегка ревновать ее к своей собственной собаке.

- Пойдем, давай я покажу тебе здесь все. – Я беру ее за руку и нетерпеливо тащу по прихожей.

Миссис Браун, моя экономка, выходит из кухни, вероятно напуганная шумом. Искренняя улыбка возникает у нее на лице, когда она замечает нас.

- Мистер Каллен, рада видеть вас дома.

- Миссис Браун, познакомьтесь с Беллой – с моей будущей женой. – Я не могу сдержать улыбку, и, вероятно, выгляжу очень самодовольно, не в силах устоять перед тем, чтобы употребить слова «Белла» и «жена» в одном предложении. – Белла, милая, это миссис Браун, моя экономка.

Миссис Браун сияет, выглядя в радости похожей на мою маму.

- Белла, я очень рада.

- И я тоже. – Моя девочка улыбается в ответ.

- Вы, должно быть, голодны. Я приготовлю что-нибудь на завтрак.

Белла качает головой.

- Спасибо, но, может быть, позже.

Я веду ее в столовую, которой никогда не пользуюсь, затем в гостиную, в которой легкий беспорядок, потому что мои ноты, как обычно, разбросаны вокруг пианино. Она останавливается у камина.

- Настоящий?

Я киваю.

- Тебе холодно? Я могу…

- Все хорошо, спасибо.

Затем мы поднимаемся по лестнице.

- Я живу здесь всего несколько месяцев, поэтому еще не решил, что делать со всеми этими свободными комнатами, - объясняю я, когда мы входим в пустую комнату, которую я планировал превратить в библиотеку. – Мы можем подумать над этим вместе, да?

Она слегка кивает, выглядя потерянной.

- Эй. – Я обхватываю ее за подбородок. – Все хорошо?

- Угу… просто я слегка ошеломлена.

- Я знаю. – Я слегка касаюсь носом ее носа. – Я тоже.

Наконец, мы добираемся до спальни. Внезапно я совершенно робею, пропуская ее вперед. Белла останавливается в центре комнаты, и я скребу подбородок, следя за ее взглядом. Она осматривает белые стены с едва заметным узором, огромную кованую кровать с голубым одеялом, Библию на тумбочке, письменный стол, книжные полки… Ее взгляд задерживается на картине Рокуэлла Кента, висящей над кроватью, а затем она подходит к застекленным дверям, ведущим на балкон.

- Здесь так светло.

Я подхожу к ней, раздвигаю тонкие белые шторы и открываю дверь, приглашая ее выйти наружу.

- Тебе здесь нравится? – с трепетом спрашиваю я, когда мы стоим на балконе.

- Так красиво, - шепчет она, глядя мне в глаза. – У тебя даже сад есть. Мне очень нравится.

- Я рад. – Я, наконец, позволяю себе расслабиться. – Пойдем, я покажу тебе ванную.

Она следует за мной внутрь, и я прохожу в смежную ванную.

- Вот, дай я найду тебе полотенце. – Я открываю шкафчик. – Хм, думаю, нам нужно сходить в магазин за всякими вашими штучками.

Когда я не слышу ответа, я оборачиваюсь.

- Белла?

Ее здесь нет, поэтому я возвращаюсь в спальню и останавливаюсь у двери. Она, свернувшись в клубочек, лежит на моей кровати, ее глаза закрыты.

Я тихо подхожу ближе.

- Малыш?

Конечно же, она не отвечает; она так устала, что сон, должно быть, сморил ее в ту самую секунду, как ее голова коснулась подушки. Я расшнуровываю ее кроссовки и отшвыриваю их в сторону, размышляя, не вытянуть ли из-под нее одеяло, чтобы накрыть ее, но затем решаю принести одеяло из гостевой спальни.

Я осторожно подтыкаю вокруг нее одеяло, целую ее в макушку и спускаюсь в гостиную. Вероятно, мне тоже нужно немного поспать, но я так возбужден, что не думаю, что усну. Я бросаю взгляд на часы – девять тридцать.

- Пэтси, пойдем, девочка. – Я выхожу в прихожую и снимаю с крючка поводок. – Пойдем гулять.

Через десять минут я стою на крыльце родительского дома. Я делаю глубокий вдох и звоню в дверь.

- Эдвард? – Отец выглядит озадаченно. – У тебя все хорошо?

- Доброе утро, пап. Мне нужно сказать тебе кое-что важное.

Он хмурится.

- Войдешь?

Я качаю головой.

- У меня мало времени. Только не паникуй… Я съездил в Нью-Йорк и привез сюда Беллу. Сейчас она спит в моей постели, и скоро мы поженимся, - выпаливаю я.

Он пялится на меня, не веря.

- Ты ездил в Нью-Йорк… Но как?

- На самолете, само собой. Я просто… сделал это. – Я не могу объяснить, как мне это удалось. Вероятно, помогли лекарства, но больше всего помог голос Джаспера, говорящий мне, что я должен сделать это ради нее, не важно, как. Если ты любишь ее, ты сделаешь это, сказал он. И я сделал.

Отец долго отходит от шока.

- Ты уверен, что поступил правильно?

Я киваю.

- Она все еще любит меня. Она хочет быть моей женой.

И он улыбается, крепко обнимая меня.

- Я так горжусь тобой, сын.

***

Белла спит весь день. Я несколько раз заглядываю к ней, но она лишь переворачивается на другой бок. Когда темнеет, я наконец-то чувствую усталость, так что иду спать в гостевую комнату.

Я просыпаюсь от приглушенного рыдания. Встревоженный, я почти выпрыгиваю из кровати.

- Белла? – Я распахиваю дверь своей спальни.

Она сидит за столом, прижав ладони к лицу, ее плечи дрожат, а настольная лампа освещает лежащую перед ней записную книжку.

Только это не записная книжка.

Это мой проклятый дневник.

Твою мать.

Я осторожно подхожу к ней, холодный пот струится по позвоночнику.

- Малыш. – Я стою над ней, пытаясь отнять ее руки от лица. – Все хорошо. Все хорошо, – повторяю я как мантру, до смерти боясь, что прочитав все это, она в ужасе убежит прочь.

Но она не убегает.

- Все плохо. – Она горько плачет. – Я сломала тебя.

- Господи, нет. Нет, нет, нет. – Мне наконец-то удается разжать ее пальцы. – Малыш, посмотри на меня. Посмотри на меня, пожалуйста.

Ее взгляд, не вполне сфокусированный, встречается с моим, и я кладу руку ей на щеку, нежно лаская кожу.

- Ты не сломала меня. Ты сделала меня целым. Ты заставила меня хотеть быть лучше. – Мое сердце громко стучит. – Посмотри на меня. Разве ты видишь перед собой сломленного человека?

Она всхлипывает, но слегка качает головой.

Я хватаю дневник и заталкиваю его в ящик стола. Присев на корточки перед своей девочкой, я беру ее за обе руки и провожу большим пальцем по кольцу на ее руке.

- Я люблю тебя. Я хочу тебя. Только тебя. И когда ты выйдешь за меня, ты сделаешь меня счастливейшим из людей.

К сожалению, мои слова не имеют желаемого успокоительного эффекта. Наоборот, все ее тело снова начинает сотрясаться от сильных рыданий. Я прижимаю ее к груди, шепчу на ухо нежности и ласкаю ее волосы, пока до меня не доходит, что у нее, должно быть, истерика. Многое произошло за прошедшие двое суток, и очевидно, что для нее это слишком сильное потрясение. Хуже всего то, что она, кажется, не может остановиться, и я понятия не имею, что делать, поэтому почти впадаю в панику. Конечно, хлестать ее по щекам - не вариант. Дать ей мои таблетки? Слишком рискованно. Позвонить доктору Смиту? Потребуются долгие объяснения, и сейчас два часа ночи.

Думай, Эдвард, думай.

Внезапно мне на ум приходит идея. Я не уверен, что это сработает, но попробовать не помешает.

- Я сейчас вернусь, - говорю я, вставая.

Я спешу в ванную комнату и наполняю ванну, выливая в воду большое количество пены. Когда все готово, я возвращаюсь к своей девочке.

- Скоро тебе станет лучше, - обещаю я и беру ее на руки.

Я усаживаю ее на край ванны и осторожно снимаю с нее одежду. В моих действиях нет никакого сексуального подтекста; это как раздевать ребенка. Я даже не замечаю, что за белье на ней надето, лишь тот факт, что у нее ледяные руки, и что мне нужно посадить ее в воду как можно скорее.

Она все еще плачет, пока я вытираю ей лицо влажным полотенцем и мою ей волосы своим шампунем, но когда я беру мочалку и нежно тру ей плечи, ее рыдания утихают и, в конце концов, она успокаивается.

- Пойдем обратно в постель, хорошо? – спрашиваю я, успокоившись.

- Я хочу смыть пену и почистить зубы, - хриплым голосом говорит она.

Белла, кажется, вечность стоит под душем. Когда она, наконец, выходит, я вручаю ей свой банный халат и новую зубную щетку. Легкая улыбка появляется на ее губах, и я подвертываю слишком длинные рукава, завязываю пояс и помогаю ей вытереть волосы большим пушистым полотенцем.

Когда она заканчивает чистить зубы, я веду ее обратно в постель, внезапно сталкиваясь с очередной трудностью. Я не думаю, что спать в халате очень удобно, так же, как и спать вообще без ничего. Немного подумав, я выдвигаю ящик и достаю футболку и «боксеры». Она не возражает, когда я помогаю ей одеться, но когда я укладываю ее на подушку и пытаюсь накрыть, она делает быстрый вдох и хватает меня за руку.

- Не уходи.

- Хорошо. – Я осторожно заползаю под одеяло и нежно обнимаю ее, удобно лежа рядом в нашей обычной позе. Это так хорошо. – Я никуда не собираюсь. Это же мой дом. – Я посмеиваюсь, зарываясь лицом ей в шею. – Ты дома. А теперь спи.

Она довольно вздыхает, ее пальцы сплетаются с моими, лежащими на ее талии. Вскоре ее дыхание выравнивается.

Я не хочу спать, чтобы не пропустить ни мгновения с моей девочкой, лежащей в моих объятьях, зная, что даже если отныне мы всегда будем вместе, времени недостаточно. Но каким-то образом я проваливаюсь в тревожный сон, лишь для того, чтобы проснуться от громкого, пронзительного крика.

Я сажусь в кровати и включаю боковой свет.

- Белла, любимая, что такое?

- Всего лишь кошмар. – Она снова плачет.

- Хочешь рассказать мне?

- Нет.

- Пожалуйста, не плачь. – Я обнимаю ее, пытаясь высушить ее слезы поцелуями. Это не особо помогает. – Пожалуйста. Я больше не могу этого выносить. Ты разбиваешь мне сердце.

Она прижимается лицом к моей груди, все еще всхлипывая.

- Ш-ш-ш, - шепчу я, нежно укачивая ее. – Ш-ш-ш.

Протянув руку, я вытираю ее щеку подушечкой большого пальца. Мне бы хотелось вспомнить какую-нибудь колыбельную, но ничего не приходит на ум. В конце концов, она успокаивается и снова засыпает, и я так сильно устал, что вскоре тоже засыпаю.

Дневной свет пробивается через окна, когда я снова просыпаюсь. Я слышу знакомое тихое царапание у двери, и затем глубокий, почти человеческий вздох, заставляющий посмеяться над моим персональным живым будильником. Белла еще крепко спит, поэтому я осторожно разжимаю объятья, хватаю со стола клочок бумаги и быстро пишу короткую записку.

Выгуливаю собаку. Ты знаешь, где здесь что. Чувствуй себя как дома.
Люблю тебя.
XXX


Я оставляю записку на подушке, бегу в ванную, быстро одеваюсь и выхожу из комнаты, улыбаясь при виде девушки в своей постели.

Когда я возвращаюсь домой с прогулки, я нахожу пустую кровать. Я мою руки, спускаюсь на кухню и с улыбкой на лице прислоняюсь к дверному проему. Белла стоит у кофе-машины со стаканом сока в руке, волосы в полном беспорядке, и на ней одна из моих рубашек… Подождите-ка, это та, которую я бросил в корзину для белья в ванной?

Ужас.

- Доброе утро, - говорю я, отчего она вздрагивает.

Она оборачивается ко мне и широко улыбается.

- Доброе утро. И с днем рождения.

- О, и в самом деле. Спасибо. – Я пересекаю кухню и обнимаю ее. – Хорошо спала? – спрашиваю я, зарываясь носом в ее волосы.

- Прекрасно. – Она отстраняется, чтобы посмотреть мне в глаза. – Я не знала, куда ты поставил мой чемодан, поэтому позаимствовала твою рубашку.

Я неодобрительно хмурюсь.

- В следующий раз, когда решишь позаимствовать мою одежду, пожалуйста, бери из шкафа.

Белла смеется.

- Обязательно.

- Что ты хочешь на завтрак? – Я выпускаю ее и открываю холодильник. – Миссис Браун по выходным не работает, но она проследила, чтобы дом ломился от еды. – Я начинаю вынимать накрытые фольгой тарелки и ставить их на стойку рядом с ней. – Или я могу просто пожарить тебе яйца. Или сделать омлет. Или гренки. Я к Вашим услугам, мадам. – Я подмигиваю.

- Просто кофе, и я в порядке, спасибо, - говорит она, садясь за стойку.

Я вздыхаю, захлопывая дверцу холодильника.

- Ты не в порядке. Тебе нужно набрать много веса. Я не хочу, чтобы люди думали, что я морю голодом свою будущую жену.

Она тихо смеется.

- Звучит как угроза.

- Белла. – Я подхожу ближе – меня тянет к ней как магнитом. – Я не идеален, но я люблю тебя. И я забочусь о тебе. Я хочу…

- Эдвард, я не хочу идеал. – Она буравит меня взглядом, прожигающим с неожиданной силой. – Я просто хочу тебя.

Мое сердце ёкает и начинает колотиться, когда ее руки медленно скользят вверх по моим плечам, и она обнимает меня за шею. Я слышу ее прерывистое дыхание, и биение ее сердца, такое же быстрое, как и мое собственное.

Все еще слегка колеблясь, я наклоняюсь, нежно, но громко втягивая губами ее верхнюю губу, и ловлю ртом воздух, ожидая ее реакции. Глаза Беллы светятся и она улыбается. Я чувствую, как ее холодные пальцы слегка касаются моей щеки, отчего моя разгоряченная кожа покрывается мурашками, и затем ее мягкие губы отвечают моим.

Сначала мы целуемся не спеша, наши губы обмениваются тем, что невозможно облечь в слова, до тех пор, пока она не вздрагивает в моих объятьях, и тогда что-то во мне щелкает. Мои руки движутся вниз по ее обнаженным бедрам, находят ее колени и притягивают их вверх, заставляя ее уцепиться лодыжками за мою талию, прижимая ближе ко мне. Мой язык скользит ей в рот, жадно пробуя ее на вкус, сливаясь с ней. Она энергично реагирует, тянет меня за волосы, и когда она издает тихий глубокий стон, мы оба понимаем, что поцелуев недостаточно.

Я отстраняюсь от ее губ, но не свожу с нее глаз, когда хватаю ее бедра, делая шаг назад. Белла держится за мою шею, ее ноги крепко обвиты вокруг моей талии, и я несу ее из кухни вверх по лестнице. Я ногой открываю дверь спальни и кладу ее поперек кровати, нависая над ней, наши лица всего в нескольких дюймах друг от друга. Я делаю несколько глубоких вдохов, молчаливо спрашивая у нее глазами: так хорошо? Вместо ответа ее рука находит мой затылок и поглаживает его, без слов говоря мне продолжать, заставляя мышцы внутри живота сжаться, а сердце – колотиться в груди.

Мне хочется поцеловать каждый дюйм ее кожи, и я целую. Мои губы, едва касаясь, движутся вниз по ее шее, ощущая, как учащается ее пульс, и тысячи игл желания пронзают мое тело, когда из ее горла вырывается хриплый вздох. Болезненно медленно, я расстегиваю надетую на ней рубашку, сдерживаясь, чтобы просто не порвать ее в клочья. Внезапно почувствовав тревогу, я мгновенно перевожу взгляд на ее глаза и слегка раздвигаю полы рубашки, оставляя поцелуи вдоль узкой полоски обнаженной кожи, двигаясь к животу, вынуждая ее дрожать от возбуждения. Я сглатываю, двигаясь назад до тех пор, пока не оказываюсь на полу, стоя на коленях между ее ног. На ней все еще мои «боксеры», и когда я касаюсь губами внутренней стороны ее бедра чуть ниже их края, она вздрагивает.

- Ш-ш-ш, - шепчу я. – Я еще ничего не сделал.

- Я просто забыла, как это хорошо – быть с тобой, - говорит она, заставляя меня тайком улыбнуться, прижавшись губами к бархату ее кожи.

Я продолжаю осыпать ее кожу поцелуями до тех пор, пока она не произносит сквозь стон:

- Эдвард, пожалуйста!

Когда я отстраняюсь, она садится, ища мои глаза, и хватает мою футболку. Я послушно поднимаю руки, позволяя стащить ее. Белла быстро расстегивает мой ремень и пуговицу джинсов, замедляясь у «молнии», крайне осторожно осязая, как сильно я хочу ее. Когда, наконец, мои джинсы оказываются на полу, я снимаю с нее рубашку, которая падает на пол, и опускаю ее на подушки, проводя большими пальцами по нежным изгибам ее грудей.

- Хочешь, чтобы я надел презерватив? – Мой голос дрожит. – У меня был секс только раз, мы предохранялись, и с тех пор я проверялся.

И ты прочла об этом в моем гребаном дневнике.

Она сильно краснеет.

- У меня был только один партнер, мы тоже предохранялись и проверялись. Плюс я принимаю таблетки. Так что…

- Так что? – Решение за ней.

- Нет.

- Хорошо. У них, наверное, все равно истек срок годности.

Она тихо смеется, и я улыбаюсь в ответ, стаскивая ее «боксеры» и затем свои.

- Я люблю тебя.

И когда я внутри нее, это так хорошо, что я издаю громкий стон, зажмуриваюсь и откидываю голову назад.

- Ты в порядке? – Тяжело дыша, спрашиваю я, боясь, что был слишком резок.

- О-о-о Господи, - со стоном говорит она, в ее глазах тлеет огонь.

И со мной покончено.

Я целую ее дрожащие губы и начинаю с силой двигаться, запоздало осознавая, что больше не контролирую себя. Мне крайне необходимо хоть немного самообладания. Я, тяжело дыша, хватаю ее руки и прижимаю их к матрасу по сторонам от ее головы. Мне кажется, что все мои ощущения усилились до невыносимых пределов. Мне так тесно и горячо, просто, черт возьми, совершенно.

- Я хочу слышать тебя. - Я тяжело дышу ей в шею, выпуская ее руки и хватаясь за простыни, потому что хочу – нуждаюсь в ее прикосновениях. – Пожалуйста.

И когда она выкрикивает мое имя, выгибая бедра навстречу моим неистовым толчкам, и вонзает ногти мне в спину, я знаю, что для нее это тоже совершенно. Мы оба, наконец, отдаемся друг другу целиком и полностью. Я целую ее лицо, губы, горло; мое сердце колотится, превращая физическое удовольствие в нечто глубоко эмоциональное, нечто настолько сильное, что мое тело движется по своей собственной воле, быстрее, энергичнее, глубже, горя от желания принимать и отдавать больше, больше, больше. Вскоре я чувствую, что она на грани, и тогда я перестаю сдерживаться, зарываясь лицом в ее горячую, влажную кожу, и со стоном выкрикиваю ее имя, когда нахожу освобождение и чувствую себя завершенным.

Она лениво ласкает мои волосы, а я лежу на ней сверху, пока мы оба восстанавливаем дыхание.

- Эдвард. – Ее голос хриплый.

- Что?

- Я не испытывала ничего подобного с тех пор, как мы… - Она замолкает.

Я закрываю ей рот поцелуем, потому что мне не нужны подробности. Я понимаю.

- Я тоже. Это потому, что ты принадлежишь мне, - говорю я, отстраняясь, чтобы взглянуть в ее глаза, блестящие от влаги.

- Да, - шепчет она. – Я принадлежу тебе.

***

Жарким июльским утром я стою у алтаря в ожидании своей невесты. Я нервничаю. Очень нервничаю. Руки и ноги дрожат, и я не в силах совладать с этим.

- У тебя бледный вид. – Джаспер, мой шафер, посмеивается, стоя рядом. – Готов передумать?

Я поправляю орхидею в бутоньерке на лацкане своего смокинга.

- Я знаю невесту, сбежавшую со свадьбы.

Он громко хлопает меня по плечу.

- Не смеши меня. Никому еще не удавалось сбежать со свадьбы, которую организовала Элис.

Я делаю глубокий, успокаивающий вдох. Это ожидание убивает меня, и тот факт, что накануне вечером Элис украла у меня Беллу, и я не смог уснуть в пустом доме, лишь усугубляет ситуацию. По крайней мере, мы не устраиваем помпезное бракосочетание – здесь присутствуют лишь дорогие нам люди.

Викарий прокашливается.

- Вы готовы? – тихо спрашивает он меня.

Сердце вздрагивает, и я киваю. Я слышу первые ноты марша Вагнера, но вскоре их заглушает шум крови в ушах. Я узнаю знакомые лица перед собой: мама и папа светятся от восторга, доктор Смит с женой, оба ободрительно улыбаются мне; Роуз с Эмметтом, мои друзья…

И затем я вижу ее, и это все, что я вижу. Белое платье, фата, ее губы, глаза…

Моя девочка никогда еще не была так прекрасна.

Зрение туманится; я смаргиваю слезы, но это бессмысленно, потому что они набегают снова.

Наконец, она стоит рядом со мной. Почти инстинктивно я принимаю от ее отца дрожащую руку Беллы. Я вытираю с глаз предательские слезы и улыбаюсь, видя, как два ручейка сбегают по ее милому лицу.

- Прежде, чем мы начнем обряд, Эдвард хочет кое-что сказать своей невесте, - объявляет викарий.

Ее глаза расширяются от удивления. В церкви становится так тихо, что я слышу ее неровное дыхание.

- Белла, знаешь, я не мастер говорить. – Мой голос ломается. – Поэтому я собираюсь прочесть письмо Бетховена к его «Бессмертной Возлюбленной». – Я замолкаю и делаю глубокий вдох.

Мои мысли летят к тебе, моя Бессмертная Возлюбленная,
Я могу жить только с тобой одной, или не жить вовсе…
Будь спокойна, жизнь моя, мое всё. Только спокойным отношением к нашей жизни мы можем достигнуть нашей цели – жить вместе.
О, продолжай любить меня, никогда не сомневайся в самом верном сердце твоего возлюбленного.
Всегда твое.
Всегда мое.
Всегда наше.


Кто-то всхлипывает.

- Спасибо. – Ее губы дрожат.

- Я люблю тебя, - шепчу я, сплетая наши пальцы.

- Дорогие возлюбленные, мы собрались здесь сегодня перед лицом Господа…, - начинает викарий. Я едва понимаю, о чем он говорит. - …Эдвард Энтони Каллен, обещаешь ли ты любить эту женщину, утешать ее, уважать, в болезни и здравии, и, отрекшись от всех других, быть верным только ей одной до конца ваших дней?

- Да, - выдыхаю я.

- Изабелла Мари Свон, обещаешь ли ты… в богатстве и бедности,… пока смерть не разлучит вас?

И тогда раздается ее голос, резонирующий в абсолютной тишине.

- Да.

И это слово будто заставляет меня разбиться на мелкие осколки. Внезапно становится до боли очевидно, что это все, чего я когда-либо хотел, все, в чем когда-либо нуждался – просто быть с ней.

Мое сердце словно увеличивается в размерах, отчего в груди остается мало место и становится трудно дышать. И когда мои губы сталкиваются с ее губами, ведомые непреодолимым магнетическим притяжением, я, наконец, узнаю это чувство, которого никогда в полной мере не испытывал раньше.

Я счастлив.
____________________________________

Послесловие автора: Ну, вот и все, друзья. Надеюсь, вам понравилось это путешествие. Огромное спасибо за прочтение и за то, что вы делились со мной своими эмоциями. Любовь, которую вы подарили этой истории, заставляет меня плакать.

От переводчика: Впереди еще эпилог и ауттейк.

 

Дорогие читатели, не забывайте благодарить замечательную Елену за перевод. Ждем вас на Форуме!



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3141-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (11.08.2019) | Автор: перевод helenforester
Просмотров: 349 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 16
0
16  
  Эмоциональная, тяжёлая, болезненная история, осложненная расстоянием, двух психологически нестабильных людей. Надеюсь, взаимное чувство и забота друг о друге сможет исцелить душевные раны Эдварда и Беллы. Спасибо за перевод)

0
15  
  Спасибо за прекрасную историю! good  lovi06032

0
14  
  Браво автору, переводчикам, беточкам и хозяйке форума. Прекрасная история! Жаль что заканчивается! Но жду эпилог и ауттейк! good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
13  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

1
6  
  Спасибо большое!!!! Жаль, что закончилась история:)

0
12  
  фея ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!   

Цитата
Жаль, что закончилась история:)

Жаль! Замечательная история!  fund02016  lovi06015  good 
Анна, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015

1
5  
  Урааа наконец- то они вместе и все у них замечательно. Как здорово все описано, прям жалко, что уже конец этой прекрасной истории.

0
11  
  жуся ,  1_012 
 
Цитата
Урааа наконец- то они вместе и все у них замечательно. Как здорово все описано, прям жалко, что уже конец этой прекрасной истории.

Присоединяюсь!  fund02016  lovi06015 
Жуся, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015

2
4  
  Слишком много эмоций, слишком много слов чтобы описать свои чувства)
Не считаю Беллу бездушной, наоборот очень эмоциональная и ранимая девушка. Насчет психолога тут соглашусь, да и знаете думаю у каждого из нас есть свои демоны... и каждому из нас нужен психолог.
Безумно интересная история, захватила с первых строк. Такая настоящая и живая.
Читала бы и читала)
Огромное спасибо всем кто не жалел своего времени и знакомил нас с этим произведением)
Надеюсь на прекрасный эпилог, хотя по другому и быть не может)

0
10  
  Lerca  ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!   
 
Цитата
Слишком много эмоций, слишком много слов чтобы описать свои чувства)
 
Лера, спасибо за эмоции!  lovi06015  lovi06032 

Цитата
Не считаю Беллу бездушной, наоборот очень эмоциональная и ранимая девушка.

Согласна!  fund02016 Но Белла и своеобразная! И, как оказалось, легко поддающаяся внушению. Она часто слушает близких ей людей, стараясь, чтобы всем было удобно. А своя жизнь ей безразлична?

Цитата
Насчет психолога тут соглашусь, да и знаете думаю у каждого из нас есть свои демоны... и каждому из нас нужен психолог.
 
Согласна!  fund02016 

Цитата
Безумно интересная история, захватила с первых строк. Такая настоящая и живая.
 
Лера, спасибо, что история понравилась!  lovi06015 
Цитата
Огромное спасибо всем кто не жалел своего времени и знакомил нас с этим произведением)
 
Полностью присоединяюсь!  fund02016  lovi06015 

Цитата
Надеюсь на прекрасный эпилог, хотя по другому и быть не может)

Верно! good Так хочется, чтобы они были счастливы!  fund02016 Они заслужили свое счастье!  lovi06032
Лера, спасибо, что история понравилась!  lovi06015  
Спасибо за комментарии!  fund02016  lovi06015  lovi06015  lovi06015

2
3  
  Мне тоже кажется, что Белле бы не помешало сходить к психотерапевту, всё таки проблемы были не только у Эдварда!
А так я счастлива за них, конечно всё немного быстро, но блин наконец-то они вместе! cray  cray  dance4

0
9  
  Dark_Paradise ,  1_012 

Цитата
Мне тоже кажется, что Белле бы не помешало сходить к психотерапевту, всё таки проблемы были не только у Эдварда!
 
Посмотрим, как распорядится Автор.

Цитата
А так я счастлива за них, конечно всё немного быстро, но блин наконец-то они вместе!     

Присоединяюсь!  fund02016  lovi06015 
Dark_Paradise , спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015

2
2  
  Я очень рада за Эда, мы все этого ждали), а Беллу считаю достаточно бездушной, если судить по поступкам. girl_blush2

0
8  
  vkastalskaya ,  1_012 

Цитата
Я очень рада за Эда, мы все этого ждали)

Согласна!  lovi06032 Эдвард - сильный, умный, заботливый и счастливый!  lovi06032 

Цитата
а Беллу считаю достаточно бездушной, если судить по поступкам. 

Мне тоже не совсем симпатична эта Белла. Но что сделаешь, именно она делает Эдварда счастливым!  lovi06032
 Вика, спасибо за комментарий! fund02016  lovi06015  lovi06015

3
1  
  Белле тоже психотерапевт нужен.Кошмары,курение,чувство вины...Опять Джейкоб с разбитым сердцем girl_wacko спасибо!

0
7  
  rojpol ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!   
 
Цитата
Белле тоже психотерапевт нужен.Кошмары,курение,чувство вины

Если нужен, то всегда есть доктор Смит. 

Цитата
Опять Джейкоб с разбитым сердцем 

Джейкоб чувствовал, что Белла его не любит.  Надеемся, и его кто-то полюбит. 
rojpol , спасибо за комментарии!  fund02016  lovi06015  lovi06015

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]