Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Начни сначала... Глава 17
Начни сначала...
Глава 17: Дегустиционная чаша


_________________________________________________________________________

 

Тридцать первое декабря тысяча девятьсот девяносто пятого года.

 


Эдвард не сказал мне, куда мы пойдем в канун Нового года, только попросил надеть платье. В колледж я взяла с собой только одно платье, оно короткое, чёрное, с пышными рукавами-фонариками. Я надеваю его вместе с плотными черными колготками и со своими любимыми ботинками Доктор Мартенс, которые я ношу всегда и подо всё. Единственная вещь на мне, указывающая, что я нарядилась для особенного случая ‒ это губная помада . RevlonColorStay стоит гораздо больше, чем я могу себе позволить, но они назвали свой оттенок «Raisin»(в переводе – изюминка), и этот цвет очень красиво смотрится на моих губах. Всё это заставляет меня чувствовать себя искушённой жизнью женщиной, взрослой, что гораздо приятнее, чем я обычно себя чувствую. Когда я выхожу из ванной, то очень довольна тем, как я выгляжу.

Правда это был до тех пор, пока я не увидела Эдварда. То, вочто он одет, нельзя назвать костюмом, но это также и не смокинг. Я не знаю, как это описать, что-то вроде современного делового костюма, но не то, что обычно мальчики-подростки надевают на выпускной бал. Чтобы это ни было, но Эдвард выглядит в нём потрясающе, и всё, о чем я могу думать, это как сильно мне хочется сорвать с него все эти вещи. При виде меня он улыбается, а потом начинает изучать мой наряд. И хотя его лицо ничего не выдает, и он ничего не говорит, но очевидно, что ему не нравится. Я не знаю точно, что мне делать, поэтому начинаю защищаться.

– Ты сказал мне надеть платье, я это сделала. Хотя теперь чувствую себя посмешищем. Это единственное платье, которое у меня есть. Пожалуйста, не смейся надо мной.

– Это не из-за платья, это… ладно… ты надела гриндерсы.

– Я всегда их ношу.

– Даже с платьем?

– Со всем и подо всё, – признаюсь я, пожимая плечами.

– Хорошооо, – он вытягивает последний слог, делая это замечания больше похожим на вопрос, после он вздыхает, и я понимаю, что что-то не так.

– Что такое?

– Я просто не уверен, как твой псевдо-готический прикид подходит под рамки дресс-кода.

– Дресс-код? Я думала, мы просто идем ужинать.

– Так и есть.

Это один из тех моментов, о которых он знает то, чего не знаю я, но, при этом, он думает, что я должна это знать это, как само собой разумеющееся. Раньше это происходило, когда мы пробовали разные штуки в кровати и не только, и последующее чувство неловкости было скорее от нежелания признаться самой себе в своём истинном страхечто-то ему оторвать, после чего ему придётся срочно отправляться в госпиталь. Теперь всё иначе. Я чувствую себя дефектной‒ не из-за разницы в возрасте или недостатка опыта, а потому, что он знает те вещи, которых я не знаю, и вряд ли когда-нибудь узнала бы, если бы не он. Это заставляет меня чувствовать себя плебейкой, но мне на это глубоко наплевать.

Я открываю и закрываю рот, после чего складываю руки на груди.

– Что это, чёрт возьми, за ресторан, в котором есть дресс-код?

– Ресторан четыре звезды.

До этого момента я не знала, что рестораны имеют звезды, и я чувствую себя подобно человеку из трущоб, поэтому киваю и пытаюсь выдать взгляд, который говорил бы ‒ «я знаю о таких». Но проблема в том, что мне никогда не удавалось ничего подделать.

– Всё в порядке, – говорит он, притягивая меня в свои объятия, – я должен был объяснить тебе лучше. Иногда я забываю, что для тебя всё это в новинку.

Я не думаю, что он хочет относиться ко мне покровительственно, но именно так он и делает, и это меня бесит.

Поэтому я отталкиваю его, я не только не хочу, чтобы он касался меня, я не хочу, чтобы он вообще находился рядом со мной.

– Это может удивить тебя, но в Форксе есть не только трейлерные парки и охотники на лосей. Там есть и магазины, и различные торговые центры, в некоторых из них даже подают еду.

– Я никогда и не думал по-другому.

– Тогда почему ты ведёшь себя так, будто это первый раз в моей жизни, когда я иду куда-нибудь поесть.

Его молчание говорит мне, что он пытается контролировать себя, и я очень сожалею, что он это делает. Хорошо это или плохо, я не знаю, просто я хочу знать, о чём он думает, что чувствует; я хочу, чтобы он показал мне какой он на самом деле. Иначе я никогда не узнаю, люблю ли я его на самом деле, и это не потому, что я подвергаю сомнению свои эмоции. Мне просто интересно, существует ли тот мальчик, к которому они направлены.

Он смотрит на меня, и когда он заговаривает, то ведёт себя так мило:

– По твоему собственному признанию, ты никогда не пробовала изысканных блюд. Вот почему я заказал там столик, а учитывая твою страсть к приготовлению пищи, я подумал, что ты будешь наслаждаться этим. Но я знаю тебя, и знаю, что тебе ничто не доставит удовольствие, если ты будешь сильно волноваться. А я очень боюсь, что ты будешь.

– Ты имеешь в виду, что там обязателен пиджак и галстук, так ведь? Так что я думаю, всё будет хорошо. Я хочу сказать, что у меня есть жакет, и я надену её поверх всего этого (п.п Термин «jacket-required»(требуется пиджак) означает пиджак и галстук для мужчины, дамы одеваются соответственно. Белла настаивает, что у нее есть жакет (jacket-пиджак, жакет, куртка)). Он смеётся, и, хотя я не понимаю, что он нашёл смешного в моих словах, но тоже смеюсь. Это лучший вариант из возможных, и мне бы не хотелось, чтобы он видел, как я плачу.

 

 

 

 

-o-O-o-

 


Ресторан из числа мест, которые я видела лишь в кино, и думала, что подобного не существует в реальной жизни. Кого я обманываю? В моей реальной жизни такого места не существует. Эдвард держит меня за руку, пока мы идём к нашему столику практически через весь зал; я замечаю женщин, многие из которых одеты в короткие чёрные платья, почти у всех на шее и на руках красуются бриллианты и другие драгоценности, и я – единственная здесь, кто обут в ботинки «Доктор Мартенс». И я понимаю, что Эдвард был прав, я одета совсем неподходяще. И, хотя, вроде, никто этого не заметил, это всё равно угнетает меня и усиливает волнение от того, что мы с Эдвард из разных миров. Я вспоминаю его бывшую девушку, с которой он катался на лыжах на праздниках. Она, скорей всего, носила бриллианты, а не гриндерсы. Раньше я никогда не чувствовала себя ничтожной, и, хотя мне не хочется этого и сейчас, я чувствую себя именно так. Я просто ничего не могу с этим поделать.

На столе, за который мы садимся, стоят свечи. Всё так романтично, и мы снова возвращаемся в наш пузырь, где есть только я и он, и ничто больше не имеет значения. Его улыбка настолько прекрасна, что я снова полностью расслабляюсь. Но, когда я беру в руки меню, мне кажется, что умереть на месте. Цены на отдельные блюда не указаны, стоит только одна цена в правом верхнем углу, рядом со словами «prixfixe» ( п/п: фиксированная цена блюда в ресторане). Слово «дорого» ‒ это не то слово, которое применимо здесь, и единственное, что приходит на ум, это ‒ «да они просто безумны».

– Я не могу себе это позволить, – говорю я.

– Я тебя пригласил, я плачу.

– Да, но ты не мог знать…

– Я был здесь раньше, – объясняет он. – Ты должна попробовать ризотто. Мне кажется, тебе должно понравится.

Я говорю себе, что это не такое уж и открытие, я знала, что у него есть деньги. Но, всё же, это большая неожиданность, я и понятия не имела, что у него так много денег. И у меня не так много времени, чтобы обдумать это. К нашему столу подходит человек со смешной серебряной чашей, которая висит у него на шее в виде ожерелья, и с интересом его рассматриваю.

– Можно мне диетическую колу, пожалуйста? – прошу я.

– Я передам ваш заказ официанту, – говорит он, – у вас есть какие-нибудь вопросы по винной карте?

После недолгой дискуссии Эдвард заказывает бутылку.

– Если это не наш официант, то кто это был? – спрашиваю я, когда мы остаёмся одни.

– Сомелье.

– Хорошо, – произношу я, кивая, чтобы он продолжал.

– Он – эксперт по винам. В большинстве ресторанов он один на весь персонал. Эти парни просто удивительные, ты говоришь им, что собираешься заказать, и они дают свои рекомендации относительно вин, которые усилят впечатления от блюда.

– Парни?

Он кивает, при этом выражение его лица остаётся неизменным, очевидно, он не понял, почему я не согласилась с выбранным им словом.

– Разве это не половая дискриминация? – спрашиваю я, – я хочу сказать, что уверена, есть женщины… как ты там сказал они называются?

– Сомелье. И – да, скорей всего, ты права. Просто я ни разу не сталкивался ни с одной из них.

Мне хочется напомнить ему, что даже если он был здесь раньше, он не может посещать подобные рестораны достаточно часто, чтобы его заявление имело юридическую силу, но потом я вспоминаю, что не знаю, чем он занимается. Когда дело доходит до той части жизни Эдварда, где меня нет, я очень много чего не знаю.
Но я хочу знать, только я не знаю, как начать разговор об этой части его жизни.

После того, как официант принимает наши заказы, возвращается сомелье и представляет Эдварду бутылку.

Эдвард внимательно смотрит на этикетку, после чего кивает и произносит:

– Спасибо.

С изяществом и сноровкой, каких я раньше никогда не видела, сомелье откупоривает бутылку и чуть меньше, чем полный бокал выливает в свою чашу, немного покрутив, он делает глоток.

– Ох, ну, конечно, не стесняйтесь, – говорю я.

Он улыбается, в отличие от Эдварда, который выглядит слегка пристыженным.

– Нет, ну, на самом деле. Почему Вы это сделали? – спрашиваю я.

– Существует много факторов, которые могут повлиять на качество вина в бутылке. Я не стал бы вам предлагать это вино, не будучи уверенным, что на вкус оно такое, как и было задумано.

– То есть, вы пробуете каждое вино, которое предлагаете?

– Да, – он наливает вино в бокал и ставит его передо мной.

– Вы когда-нибудь напивались на работе?

Он смеётся:

– Вы будете наслаждаться этим. Ваш спутник сделал отличный выбор.

Я перевожу взгляд на Эдварда. Если он и был раньше раздражён моим поведением, то сейчас, кажется, это уже прошло.

– Извините, что задаю столько вопросов, – говорю я сомелье, – это всё ново для меня, но так увлекательно.

– Всё нормально, – говорит он, посылая мне сияющую улыбку, наливая вино Эдварду, – я здесь, чтобы отвечать на ваши вопросы. Дайте мне знать, если потребуется моя помощь. Наслаждайтесь.

Он удаляется, отправляясь к другим посетителям, и я поворачиваюсь к Эдварду.

Несмотря на все приключения, вечер начинается, и я готова к нему.

 

 

 

 

 

-o-O-o-

 


За полчаса до полуночи мы возвращаемся в квартиру Эдварда. Я прислоняюсь к стенке в коридоре, пока он пытается открыть дверь.

– Проблемы с тем, чтобы стоять на ногах? – спрашивает Эдвард, улыбаясь.

– Нет.

На секунду я выпрямляюсь, доказывая ему, что в состоянии стоять прямо. Но, когда я переступаю порог его квартиры, то спотыкаюсь о собственные ноги.

– Осторожней, – его руки тут же обнимают меня за талию, он ведёт меня в квартиру и укладывает на кровать, – скорей всего, сейчас это для тебя самое безопасное место.

– Я не сплю, – произношу я, пожимая плечами, снимая свой жакет и передавая ему.

Он вешает его рядом со своим, после становится передо мной на колени и начинает стягивать с меня ботинки.

– Кто говорит о сне?

Он так близко, что ещё чуть-чуть, и я могу лизнуть его, и, несмотря на то, что мне этого хочется больше всего на свете, я не делаю этого, потому что для меня всё это ещё так странно. Я ещё не чувствую, что он достаточно мой, чтобы сделать такое.

– Ты такой вкусный, – выдыхаю я.

– Где-то я уже это слышал.

– Наверное, тебе всё время об этом говорят.

– Только ты, и только когда пьяна, – говорит он, поглаживая мои ноги поверх плотных чёрных колготок.

– Не надо, от них, наверное, жутко воняет.

– Они пахнут, как пахнут ноги, и я не имею ничего против.

– Ты выпил в два раза больше, чем я. Почему ты не пьяный?

– Что тебя заставляет так думать?

– Ты не выглядишь таким. Ты так же изящен и элегантен, как всегда, – понимая, что я сказала, я закрываю лицо руками, – Боже, я просто жалкая.

– Что тебя заставляет так думать?

– Потому что я нервничаю снова, очень сильно нервничаю, а когда я так сильно нервничаю, то чувствуют себя круглой дурой. А мне не хочется, чтобы ты думал обо мне, как об игрушке, которая всё время говорит глупости, потому что когда тебя нет рядом, я не веду себя так. И это мне так… не нравится. И ты заставляешь меня хотеть тебя так, как я никогда никого не желала, я сама даже не уверена, что понимаю как.

– Как?

Он улыбается, и мой взгляд перемещается на его губы. Всё, о чем я могу думать, это каково это, когда он вытворяет со мной всякие грязные штучки.

– Я хочу быть внутри тебя, – признаюсь я.

Он смеётся:

– Думаю, это физически невозможно.

– Нет, не так… я хочу сказать… ты всё время во мне, даже когда мы не… ну, ты понимаешь… потому что я люблю тебя. Я люблю тебя так сильно. И больше всего на свете я хочу, чтобы ты любил меня, как я тебя.

– Это уже так.

– Мм?

– Я люблю тебя, Белла. Я не всегда хорошо показываю это, и для меня довольно трудно произносить эти слова, но я надеюсь, что ты мне веришь.

Я снова падаю спиной на кровать, выдыхая:

– Отстой.

– Это не та реакция, на которую я рассчитывал.

– Это всё вино, так ведь? Конечно, вино. Оно вызвало у меня галлюцинации.

– Вино не вызывало у тебя галлюцинаций.

– Мне так кажется. Но мне также только что показалось, что ты признался мне в любви, и нет ни шанса, что это на самом деле.

– Ах, но так и было.

– Я не верю тебе! На самом деле, я уверена, что когда завтра проснусь, то не буду помнить ничего из того, что произошло.

– В таком случае, мне придется напомнить тебе. А между тем… – рука Эдварда пробегает вверх по моим ногам, пробираясь под платье, поглаживая внутреннюю сторону моего бедра.

– Да, – выдыхаю я.

– А что насчёт этого?

Большими пальцами он цепляет края моих колготок, медленно стягивая их вниз. Я приподнимаю бёдра, и он снимает колготки с моих ног, нежно проводя рукой по только что оголившейся коже. Я думаю, что он собирается коснуться меня там, но он не делает этого. Он не касается меня. Я соединяю ноги, ожидая поймать его в захват, но его там нет. Я приподнимаюсь на локтях, чтобы посмотреть, куда он делся, и нигде не вижу его, но дверь в ванную закрыта.

Если всё это происходит на самом деле, то это значит, что он любит меня. Так здорово, он любит меня, понимание этого заставляет меня сделать что-нибудь хорошее для Эдварда. Мысленно я прикидываю варианты, но сомневаюсь, что у меня может что-нибудь получиться, учитывая мои ограниченные способности. Потом я вспоминаю, что ему вроде очень нравится видеть меня обнажённой, а это довольно легко исполнить. Выиграв борьбу с молнией платья, я выкарабкиваюсь из него и вместе с нижним бельем бросаю на пол. Абсолютно голая, вытянувшись на кровати Эдварда, я чувствую себя такой взрослой и представительной, можно даже сказать сексуальной. Потом я вспоминаю, что у меня нет груди. Я хватаю подушку у изголовья кровати, и кладу её на грудь.
Эдвард выходит из ванной, одетый только лишь в боксёры, но он не смотрит в сторону кровати. Вместо этого он идёт к холодильнику, достает бутылку шампанского и вынимает пробку.

Первый размер, будь он проклят! Эдвард без конца твердит мне, что они ему нравятся, даже, несмотря на их маленький размер. Я откидываю подушку в сторону и ложусь на бок, ожидая, когда он посмотрит на меня.

– Осталось пять минут до полуночи, – говорит он, наполняя бокалы, – думаешь, ты сможешь сделать это? Я имею в виду, твоё состояние ещё хуже, чем у меня, а я сам еле- еле… – он замокает на середине фразы, когда видит меня, – вот это да.

– С Новым годом.

Шампанское так и остаётся на столе нетронутым. С наступлением полночи мы не говорим никаких тостов, мы просто очень заняты.

Тысяча девятьсот девяносто шестой год будет очень хорошим годом.

 

 

 

 

 

-o-O-o-

 

 

 

 

Двадцать третье ноября две тысячи девятого года.

 


Мои ноги не касаются пола, но я совсем не боюсь упасть. Даже если Эдвард и отпустит меня, я всё равно не упаду. Просто не могу, я чувствую, что сила притяжения к Эдварду у меня намного сильнее, чем сила тяжести. Мои ноги обнимают его талию, и он прижимает меня к двери. Я тяну его за волосы и хозяйничаю языком у него во рту. Когда он прижимается бёдрами, я чувствую, что он твёрд, сильно, так же как деревянная дверь у меня за спиной. Это для меня, это из-за меня, и, хотя это привязано к его телу, я не сомневаюсь, что это принадлежит мне. Он принадлежит мне. И, кажется, что так было всегда. Единственное, что мне осталось сделать, это дать себе вернутся к нему.

– Эдвард, я хочу тебя. Хочу навсегда.

Он сильнее прижимает меня к себе и несёт к кровати. Несколько мгновений, и он уже без рубашки, да и на мне только лифчик и джинсы. Его руки в моих волосах, он снова целует меня, и первый раз в своей жизни я не боюсь. Я стою на пороге того, чтобы потерять себя, но меня это не волнует, потому что он тоже потерял себя. Я не нужна себе, пока есть мы. Его руки всё ещё гладят мои волосы, но он чуть отстраняется и смотрит мне в глаза.

– Что изменилось?

– Всё. Ничего. Я даже не знаю, – отвечаю я, пожимая плечами.

– Но ты, правда, имела в виду то, что сказала?

– Да.

– Я запутался. Минуту назад я слушал о рождественских планах Элис, а в следующую ‒ я уже здесь, с тобой.

– Ты,похоже, не возражал.

– Ох, совсем нет. Но я хотел бы знать, что привело нас сюда. Ещё несколько часов назад ты колебалась.

Он должен был понимать, как его сообщение на голосовой почте повлияет на меня. Десять лет назад, когда я уходила от него, в очень редких случаях он брал меня за руку в общественных местах. И поэтому для него записать такое сообщение на автоответчик голосовой почты и оставить его, чтобы его мог услышать каждый звонящий ‒ такой его жест говорит только об одном, и всё остальное не важно.

– Я только что звонила тебе, но ты не ответил.

– Должно быть, я не слышал тебя из-за проклятых рок-джинглов Элис.

– Я говорю про телефон.(п/п игра слов I called you – может переводиться, как я звонила тебе или я звала тебя)

– Это я должен был почувствовать, телефон должен был вибрировать в моём кармане. Извини, если ты подумала, что я игнорирую тебя.

– Я не думала об этом, в любом случае звонок перешёл на голосовую почту.

– Ты уверена, что набрала верный номер?

– Да, там было сообщение для меня…

– Ох, – произносит он, кивая. – Не могу поверить, что ты, наконец-то, услышала его. Я держу этот номер активным, надеясь, что ты всё же позвонишь мне, но сейчас я использую другой номер. Честно, я даже не знаю где сейчас тот телефон, на который ты звонила, он такой забавный, тяжёлый, как кирпич, да и выглядит так же. Я хранил его для тебя…на всякий случай. Каждый день я проверял сообщения, а иногда даже чаще. После я настроил его так, что все сообщения, оставленные на нём будут приходить на мой BlackBerry, – он кладёт ладони мне на щёки и гладит их пальцами, – эта телефонная линия была моим единственным шансом. Мне столько нужно было тебе сказать, и это был мой единственный шанс, хотя я уже было потерял веру услышать тебя когда-нибудь.

– У тебя другой номер?

– Конечно, мне всё равно, если это сообщение услышит кто-нибудь из моей личной жизни, но с политической точки зрения…

– Я должна была догадаться, – выдыхаю я, закрывая глаза, – не могу поверить, я уж подумала… – я качаю головой,
– не имеет значения.

Это просто уже смешно – снова чувствовать разочарование, но я ничего не могу с этим поделать. Его сообщение доказывает, что он любит меня. Если бы одной любви было достаточно. Более того, он должен принять меня такой, какая я есть. А я не совсем уверена, что он готов к этому.

– Мы должны вернуться к Элис, – говорю я. – Она уже, наверняка, целую вечность ждёт нас. Мы ведём себя крайне невежливо по отношению к ней.

– Наверное, ты права, – Эдвард поднимает рубашку, и засовывает руку в рукав, – ты не изменила своё мнение о нас, так ведь?

Я чуть не говорю «да». Но, когда я смотрю в его глаза, понимаю, что не смогу. Я думаю об этом, пока надеваю кофту через голову. Он – сенатор Соединенных Шатов Америки. Естественно, он не должен иметь такое сообщение в свободном доступе. Достаточно того, что он оставлял его там в течение стольких лет только для меня. Этого более чем достаточно.

– Нет, – отвечаю я ему, приглаживая свою кофту на бёдрах, – я слишком сильно люблю тебя.
__________________________
от Лисбет: Привет лапульки мои!!! Я очень люблю эту главу, думаю вы меня понимаете...Не забываем благодарить моих бет, и с нетерпением жду ваши комментарии на форуме.

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1281-1#816488
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Лисбет (24.06.2013) | Автор: Лисбет. Бета:Bast. Гамма:Tanger
Просмотров: 2181 | Комментарии: 20 | Рейтинг: 4.7/35
Всего комментариев: 201 2 »
1
20   [Материал]
  Надеюсь Белла не передумает остаться с Эдом  JC_flirt

19   [Материал]
  Эдик так сильно Белочку любит.... очень рада, что она всё же поверила ему...
И Это сообщение... Столько времени ждало её...
Спасибо большое за главу lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032

18   [Материал]
  Спасибо за продолжение.

17   [Материал]
  Спасибо!
Интересно, почему Белла решила стать сомелье?

16   [Материал]
  Что же, Белла научилась отличать десертную ложку от чайной, разбирается в вине и т. д., но верить так и не научилась...печально.
Спасибо за перевод.

15   [Материал]
  глава супер good

14   [Материал]
  Спасибо за продолжение! Мне кажется, Белла, чего то не допонимает! Эдвард - политик, и это важнейшая работа! От этого он никуда не денется, он всю свою жизнь посвятил этому! Он любит Беллу, иначе не хранил (лично для неё, целых десять лет!) сообщение на старом телефоне! Фактически, он, разрывается между любовью и работой! А Белла, мне кажется, хочет его только для себя! А это невозможно, он с юных лет грезил политикой! И если Белла любит, а она любит его, то должна понять и принять его таким, каким он есть! Каламбур какой то получился, но это то, что я хотела сказать!

13   [Материал]
  вау! ну вот и сказали эти слова!! спасибо за главу!!!

12   [Материал]
  спасибо за главу!
вообще-то хранить столько лет, оплачивать, постоянно заряжать батарейку на телефоне, которым не пользуешься, но призрачно надеешься на сообщение - это очень много, и так глупо было надеется, что у такого уважаемого человека с такой должностью будет признание в любви записано на автоответчике..... girl_wacko good

11   [Материал]
  Спасибо большое за продолжение

1-10 11-20
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]