Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Наследие Калленов. Глава 1. Воссоединение


BPOV

Я увидела его задолго до того, как он заметил меня.

Он стоит посреди огромного сияющего зала, смеясь над чем-то с Президентом, парочкой однопартийцев и, конечно же, Ириной, моделью, с которой он спит последние несколько месяцев. Рука в руке, она поглаживает его – от живота к бедру, назад, вперед и снова назад – а он внимательно слушает то, что говорит ему Президент Мартин. Даже отсюда я могу разглядеть, как своими длинными ногтями, покрытыми красным лаком, она царапает ткань его смокинга, как её дорогостоящие типсы задевают его чувствительные ребра. И хотя он не реагирует открыто, я помню, насколько ему это нравится.

Политика и перспектива предстоящего секса. Должно быть, он - в своем личном раю.

Меня накрывают воспоминания семилетней давности: мы - в номере лондонского отеля, когда мои ногти впивались в его вспотевшие плечи; восхитительные звуки, которые он издавал, и то, как это подстегивало его…

Я поспешно моргаю, чтобы отогнать зрительные образы. Я здесь не для того, чтобы путешествовать по закоулкам памяти.

- Вон там президент, – шепчет мне на ухо Майкл, – и парочка конгрессменов. Молодой – конгрессмен Каллен.

Я киваю, будто могла не понять этого сама, даже если бы у нас с Эдвардом не было тех выходных и нашего секс-марафона несколько лет назад. Все знают, кто такой конгрессмен Каллен, даже британцы, типа меня. На сегодняшний день он не просто политик, он – в той же мере знаменитость.

Кроме того, этот благотворительный вечер устроен ради него.

Я задерживаю взгляд на Эдварде на несколько секунд дольше, давая ему отсрочку, прежде чем потрясу его мир до самой сердцевины. Я использую затишье перед бурей, чтобы сравнить эту более взрослую его версию с тем, кого я когда-то знала. Он отрастил волосы: теперь его рыжевато-каштановая непокорная грива торчит в разные стороны. Его зеленые глаза все так же завораживают, даже отсюда они подобны двум сверкающим изумрудам. Он стоит вальяжно, перенеся вес на одну ногу; он высок, все так же строен и по-прежнему излучает силу и уверенность. Его самонадеянность не уменьшилась ни на йоту. По этой его дерзкой ухмылке я могу сказать, что, похоже, он стал еще более самодовольным. У него все такой же глубокий раскатистый смех, которым он автоматически заражает всех вокруг. Как всегда, чертовски красив, и даже больше, если быть честной. Быть тридцатиоднолетним ему только к лицу.

Хотя я тоже приехала, подготовившись специально для него. Мое красное шелковое платье в пол просто призвано привлекать внимание. Оно сшито так, чтобы подчеркнуть все мои изгибы в нужных местах, и, судя по взглядам, которыми меня одаривают, оно отлично справляется со своей функцией.

- Ты великолепно выглядишь сегодня, – широко улыбается мне Майкл, снова и снова выводя круги ладонью чуть ниже моей талии.

Я отвечаю ему такой же широкой улыбкой, не отрывая при этом взгляда от Эдварда.

- Ты мне это уже говорил.

Он усмехается и шепчет, наклоняясь к моему уху:

- Это стоит того, чтобы повторить.

Неожиданно Эдвард замолкает, кажется, прямо в середине фразы. Его плечи напрягаются. Он медленно обводит помещение изумрудным взглядом, словно чувствуя, что в его идеальном мире что-то не так. Когда его взор достигает меня, я опускаю голову, чтобы мои длинные волосы, свободно ниспадая спереди, скрыли лицо от его глаз. Мое сердце начинает учащенно биться, как происходит только в его присутствии, но я игнорирую это и напоминаю себе, зачем я здесь.

Я напоминаю себе, что, каким бы прекрасным он ни казался снаружи, внутри он - уродливый, бессердечный ублюдок.

- Конгрессмен Каллен! – выкрикивает Майкл. Боковым зрением я вижу, как он поднимает руку и машет. – Он направляется к нам! – взволнованно восклицает Майкл, застегивая пуговицы смокинга. – Позволь мне вас познакомить.

Я снова киваю и поднимаю бокал. Мои волосы все еще ниспадают водопадом по обе стороны от лица, благодаря чему конгрессмен Каллен не может меня разглядеть, пока не может.

- Конгрессмен Каллен, – произносит Майкл тоном, полным неуместного благоговения и восхищения. Он пожимает конгрессмену руку. – Замечательный прием!

- Мистер Ньютон, – отвечает Эдвард.

От звука его голоса сердце в моей груди замирает. Он одновременно уверенный и мягкий, именно такой, каким я его помню.

Этим идеальным голосом политика он продолжает:

- Большое спасибо, что приехали. Ваша поддержка имеет большое значение для этой кампании.

Несмотря на нервозность, я язвительно улыбаюсь сама себе, уставившись в свой бокал с вином. А может, наибольшее значение для этой кампании имеет ценник «пять тысяч долларов за блюдо»?

- Вам известно, что вы можете рассчитывать на полную поддержку с моей стороны, конгрессмен, – заверяет Майкл.

Эдвард представляет свою знаменитую девушку-модель, в то время как Майкл строит из себя старого доброго дурня, подлизываясь и восторгаясь. В конце концов, он приходит в себя настолько, чтобы произнести:

- Могу я вам представить свою спутницу?

Я слышу гордость в его голосе и улыбаюсь, потому что, хотя я и не блондинистая модель метр восемьдесят ростом, но и не какая-нибудь серая мышка; к тому же, я – один из руководителей высшего звена в его корпорации.

Я устремляю взгляд в ожидающие глаза конгрессмена Каллена.

Внешне выражение лица Эдварда не выдает никакой реакции на мое появление семь лет спустя.

Я была бы чрезвычайно разочарована, не знай я его лучше.

Майкл представляет нас друг другу, упоминая, что я возглавляю его последнюю сделку по слиянию и поглощению в «Ньютон Энтерпрайзез», и что меня перевели на работу из его лондонского офиса. Лицо Эдварда выражает искреннюю заинтересованность, но не более чем необходимо. Несмотря на то, что я провела с ним всего одни короткие выходные, я достаточно хорошо его изучила. Например, мне известно, что, хотя он и является экспертом в сохранении бесстрастного выражения лица, он никогда не мог полностью скрыть эмоции из глаз.

В течение пяти секунд их выражение сменяется, отражая сначала замешательство, потом неверие и, наконец, шок, а затем все исчезает, и остается только приятный, дружелюбный взгляд.

Я протягиваю ему руку.

- Конгрессмен Каллен.

Он сразу же протягивает свою. Когда наши ладони соприкасаются, нас словно уносит на семь лет назад в тот паб, когда мы впервые дотронулись друг до друга. Сводящее с ума ощущение покалывания не стало ни на йоту меньше.

Он знакомит меня со своей девушкой, и мы обмениваемся оценивающими взглядами, которыми склонны одаривать друг друга красивые женщины, встречаясь в первый раз.

- Изабелла Свон, – с подчеркнутой медлительностью произносит Эдвард, растягивая мое имя, как лебедь - длинную шею. Естественно, я понимаю его иронию – это, вероятно, первый раз, когда он слышит мое полное имя. - Итак, мисс Свон, – продолжает он, приподнимая один уголок рта в этой своей характерной полуулыбке, которая, очевидно, приводит в восторг электорат его страны. – Как вам Штаты?

- Потрясающе. Я несколько расстроена, что так долго не решалась приехать.

- Вы приехали сюда на постоянное место жительство или просто временно? – любезно спрашивает он.

- Время покажет, конгрессмен.

- От чего это зависит?

- Собственно говоря, от целого ряда обстоятельств.

Он позволяет себе еще на несколько секунд задержать на мне взгляд, а затем моргает и поворачивается к Ньютону.

- Мистер Ньютон, рад был снова с вами увидеться. Надеюсь, что вы и мисс Свон приятно проведете остаток вечера, а если вам что-нибудь понадобится, пожалуйста, без колебаний обращайтесь ко мне.

- Огромное вам спасибо, конгрессмен, – просияв, отвечает Майкл; я тоже благодарю его и одаряю еще одной улыбкой. После этого Эдвард уходит рука об руку со своей девушкой.

В конце концов, подают наш ужин по пять тысяч долларов за блюдо. Время от времени я нахожу Эдварда взглядом. Он идеально исполняет роль политика, смеясь в нужных местах, а когда ситуация того требует, выглядя торжественно и заинтересованно. Вскоре Президент уезжает, но он посетил прием, и это главное.

Дело в том, что Эдвард баллотируется в Сенат, но, если то, что он рассказывал мне давным-давно, в те выходные, до сих пор в силе – а я практически не сомневаюсь, что это именно так – значит, для него это не конечная цель. Президент Мартин в одном шаге от переизбрания через несколько месяцев на второй срок. Если Эдвард будет избран в Сенат, это даст ему четыре года, чтобы подготовиться, достигнуть требуемого возраста – тридцати пяти лет – и победить.

По крайней мере, таким был бы его план, если бы сегодня здесь не появилась я.

Теперь же для конгрессмена все может немного… усложниться.

Я наблюдаю за тем, как публика – мужчины и женщины, молодые и в возрасте – смотрит на него с восхищением на лицах, благоговея перед молодым конгрессменом из Нью-Йорка.

Ах, да, через несколько лет он ведь мог бы стать наиболее вероятным кандидатом в президенты.

После пары танцев с Майклом я удаляюсь, ссылаясь на то, что мне нужно «попудрить носик».

Стены туалетной комнаты от пола до потолка в зеркалах, которые идеально вычищены, нигде не видно ни пятнышка. Входя, наблюдаю за своим отражением. Мои волосы, длинные и блестящие, волнистыми локонами ниспадают на плечи. Красное платье клубится волнами у лодыжек, а затем соблазнительно расходится спереди, облегая бедра и вызывающе приподнимая грудь. Благодаря черным туфлям на шпильках мои ноги обретают соблазнительную, привлекающую взгляды длину.

Семь лет назад мои жизненные планы были такими простыми, так непохожими на те, какими они стали теперь. Семь лет назад он вошел в мою жизнь и позволил мне вообразить себя рядом с ним, поверить в то, что это я буду там, когда он будет покорять американские политические вершины.

Семь лет назад он соврал.

Сегодня он заплатит за это.

Воспользовавшись туалетом, я выхожу помыть руки. Поверхность раковины и столешницы тоже полностью зеркальная. От этого мне становится жаль бедную женщину, сидящую на стуле справа от меня. Должно быть, ей приходится работать не покладая рук, чтобы содержать все это в чистоте и заставлять сиять. Я улыбаюсь ей и по дороге к выходу кладу пятерку в её чашу.

Вдруг в помещение врывается очень накачанный темноволосый мужчина, с головы до пят одетый в черное. Сначала я думаю, что он ошибся дверью и на самом деле направлялся в мужской туалет, но тут я вижу, как он проверяет каждую кабинку, а затем просит женщину, сидящую на стуле, на минутку выйти.

Он бросает на меня пристальный взгляд, и на долю секунды мне кажется, что я его где-то видела…

Затем он выходит.

Я стою неподвижно, словно балансируя над пропастью, что, на самом деле, так и есть. После этого обратной дороги уже не будет.

Спустя несколько секунд входит Эдвард.

Он видит меня и в то же мгновение бросается ко мне, обхватывая мое лицо ладонями и обрушиваясь на мои губы поцелуем. Я даже не успеваю возразить, как он уже раздвигает мои губы языком.

Или, может, это просто отговорка, потому что, если честно, я даже не пытаюсь возражать. Я не оказываю ни малейшего сопротивления. Я поднимаю руки и запускаю пальцы ему в волосы, и – черт возьми! – они такие же мягкие, какими я их запомнила. Он стонет, наши языки борются за доминирование, а в это время он ведет меня назад, опускает ладони мне на бедра и приподнимает меня на край раковины. Скользя ладонями вверх, он задирает подол моего длинного платья до самых бедер и устраивается между ними. И все это время он не отрывает губ от моего рта.

- Белла, это ты, – шепчет он у моей шеи, когда мы отрываемся друг от друга, чтобы отдышаться. Он настойчиво терзает губами мою разгоряченную кожу, и я вытягиваю шею, чтобы обеспечить ему лучший доступ. – Я не был уверен, – продолжает он, скользя руками вниз по моим плечам, крепко обхватывая и сжимая мои бедра. Он слегка отклоняется назад и потемневшим взглядом блуждает вверх и вниз по моему телу. – Ты выглядишь совсем по-другому. Ты говоришь совсем по-другому, – он снова атакует мои губы жесткими, требовательными поцелуями. – Но это ты, – выдыхает он мне в рот. – Это ты.

Наши языки снова сплетаются, и на этот раз я стону и скольжу руками вниз по его спине, притягивая его ближе, чувствуя его твердый член прямо у центра своего естества.

- Белла, - со стоном произносит он, как делал это когда-то, так, что мое имя звучит как молитва.

Я трусь об него бедрами, и в моей голове вспышками проносятся воспоминания: он и я сплелись под белыми мягкими простынями.

- Ты скучал по мне, Эдвард? – шепчу я, засасывая его нижнюю губу.

- Господи, Белла, ты даже не представляешь как…

Он трется об меня, моментально заставляя меня почувствовать себя настолько желанной, как никогда за все прошедшие годы, потому что и разум, и тело помнят, насколько потрясающим он был … насколько потрясающими были мы.

- По чему ты скучал? – я облизываю его губы, а затем обхватываю его ногами, впиваясь каблуками в его бедра сзади и удерживая его в своем плену.

Кажется, он не против.

- Расскажи мне, по чему во мне ты особенно скучал, – произношу я низким страстным голосом, запрокидывая голову назад, в то время как он восхитительно движется вдоль меня, именно так, как я это помню. Просто толкаться вперед-назад не в его стиле – он выводит своими узкими бедрами круги, поражая меня со всех направлений.

Он грубо собирает мои волосы в кулак и тянет их назад, заставляя меня еще больше выгнуть спину.

- Я скучал по твоим волосам, - с рычанием в голосе отвечает он, так настойчиво толкаясь в меня, что становится почти болезненно в самом сладостном смысле этого слова.

Он выпускает мои волосы и опускает руки на мою грудь, крепко сжимая её, проводя большим пальцем по набухшему соску. Я, конечно же, вскрикиваю.

- Я скучал по твоей фантастической груди, – его ладони опускаются на мои ягодицы, которые он сжимает, поглаживает и ласкает своими длинными искусными пальцами. – Я скучал по твоей идеальной, круглой попке.

- Еще по чему? – задыхаясь, умоляю я, чувствуя глубоко внутри живота покалывание, то самое нарастающее ощущение. Он быстро приведет меня туда. – Скажи мне, по чему еще.

Он широко улыбается опьяняющей улыбкой, источающей секс, силу и контроль. И я почти кончаю здесь и сейчас.

Но мне удается сдержаться.

- Покажи мне, по чему еще ты скучал.

Он удерживает мой взгляд и медленно перемещает руку вперед, впивается ей в обнаженную кожу бедра и сдвигает в сторону кружево стрингов. Его палец проскальзывает глубоко внутрь, и мы оба вскрикиваем, сдавленно, по-животному, не отрывая друг от друга глаз.

- Я скучал по твоему жару. Я скучал по твоей влаге и жару, - стонет он, ловко, толчками погружая в меня палец. – Я скучал по тому, каково это - быть внутри тебя.

- Ах, ах… – с беспомощным стоном я опускаю голову, хватаю его за руку и вталкиваю еще один длинный палец внутрь, двигаясь вокруг него, а затем отпускаю его ладонь.

Удерживая меня за волосы на затылке, он поднимает мою голову и заставляет меня смотреть ему прямо в глаза, пока я бьюсь в конвульсиях вокруг его пальцев. Я помню, что это ему тоже нравится.

- Я скучал по тому, как ты кончаешь, – низким рыком произносит он, словно читая мои мысли.

Когда я снова прихожу в себя, то одаряю его широкой улыбкой в ответ.

- Ты скучал по тому, как я кончаю? А как насчет секса со мной? Ты вспоминал о том, как трахал меня?

На долю секунды, кажется, что он испугался, не будучи уверенным в том, как ответить. Это не та Белла, которую он знает. Но затем он издает протяжный стон и начинает расстегивать ширинку.

- Да, Белла. Да, я вспоминал о том, как трахал тебя. Я скучал…

Мне не удается услышать окончание его фразы, потому что я обхватываю его мощный член рукой, сжимаю и сдавливаю его так сильно, что когда, в конце концов, отпускаю, он с визгом падает на колени.

В течение нескольких бесконечных минут он не может ни говорить, ни смотреть вверх.

Какое-то время спустя я издаю смешок и осторожно спускаюсь с умывальника, тут же снова пожалев уборщицу, которой теперь придется вытирать отпечаток моей задницы.

Я обхожу Эдварда, все еще стоящего на коленях, и привожу в порядок свое платье, разглаживая складки, вертясь туда-сюда перед зеркалом, чтобы убедиться, что выгляжу презентабельно. Приглаживаю волосы, а затем открываю свой черный клатч и достаю стодолларовую банкноту, которую опускаю в чашу уборщицы.

- Черт подери! – он тяжело дышит, и его плечи быстро поднимаются и опускаются. – Ты, мать твою, больная, что ли!? За что, черт возьми, это было?

Я бросаю взгляд вниз, на отражение его простаты в зеркале, снова и снова нанося помаду.

- За что это было? – повторяю я, глядя на него в зеркало, приподняв брови.

Развернувшись, я присаживаюсь перед ним. Он все еще тяжело дышит и осторожно засовывает свой теперь уже обмякший орган в штаны.

Я склоняю голову набок.

- Это, конгрессмен, было за то, что вы пришли сюда, полагая, что я все еще ваша воскресная шлюха.

- Господи, Белла, я никогда…

- Скучал по мне, дорогой? – я отбрасываю безупречный английский и позволяю себе вернуться к «кокни» (п.п.: Кокни - один из самых известных типов лондонского просторечия, на котором говорят представители низших социальных слоёв населения Лондона. Для него характерно особое произношение, неправильность речи, а также рифмованный сленг), который когда-то, по его словам, ему так нравился. – Ну, так не волнуйся. В ближайшем будущем ты на меня еще насмотришься, уж поверь. Это, конгрессмен Каллен, была лишь репетиция того, как я собираюсь схватить тебя за яйца. Ты ведь скучал по мне? – повторяю я. – Поверь мне, очень скоро ты пожалеешь, что снова посмотрел в мою сторону, – с этими словами я встаю и покидаю туалетную комнату.

Выходя, я замечаю мускулистого парнишу-охранника, стоящего в нескольких метрах поодаль в ожидании. Он встречается со мной взглядом полным понимания и веселого изумления. Предполагаю, что это был не первый раз, когда его отправили в женскую уборную расчищать её для будущего лидера свободного мира.

- Советую отнести вашему конгрессмену пакет со льдом, – бросаю я, проходя мимо него.

Мне кажется, что, когда он направляется в туалет, я слышу его сдавленный смешок.




Перевод: ThanksTwilight
Редакция: bliss_

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1609-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (12.01.2014)
Просмотров: 4226 | Комментарии: 94 | Рейтинг: 5.0/121
Всего комментариев: 941 2 3 ... 9 10 »
0
94  
  Блин. Забавное начало. И почему я раньше не видела эту историю? giri05003

0
93  
  Здорово. Решила перечитать.  Спасибо Автору и Переводчику.  Один из самых запоминающихся фанфиков. Хотя не фанф , а полноценный роман.   lovi06032

0
92  
  Ай да Белла!!! Мои аплодисменты! Я уже в предвкушении

0
91  
  Вау! Это было горячо)))

0
90  
  Как же Белла обломала Эда  good fund02002

0
89  
  Да уж столько лет спустя, какая Белла злопамятная................... 4 а она шустрая, отважная сделала с ним такое....................:girl_blush2:Он наверняка унизил ее или использовал для своей выгоды.........  JC_flirt Но не все так просто, Белла и Эдвард видимо сможет чем-либо оправдать свое тогдашний проступок.......................   good good

0
88  
  Вау 12 , это было круто good , побегу читать дальше, спасибо lovi06015

87  
  спасибо! читаю дальше!

86  
  Ого! Вот это завязка!

85  
  Класс! good

1-10 11-20 21-30 ... 81-90 91-94
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]