Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Наследие Калленов. Глава 25. Информатор

Настоящее.

EPOV

Я пытаюсь сфокусировать взгляд, всматриваясь в прозрачные серо-черные тучи. Самолет летит прямо сквозь них, рассекая, словно призрачный невесомый океан. Нарастающее давление в моем животе является показателем того, что мы набираем высоту, улетая все дальше и дальше от европейского континента, от британского острова, который невозможно разглядеть сквозь эти темные тучи; дальше от тех единственных вещей, которые действительно имеют значение.

Странно, но чем дальше самолет уносит меня от Англии, тем больше прошлая неделя кажется мне удивительным сном. На секунду я задаюсь вопросом - может быть, я все еще в Кандагаре (п.п.: город в Афганистане) и взлетел до заоблачной высоты, подорвавшись на самодельном взрывном устройстве, которое подарило мне еще одно видение?

Но тут же понимаю, что это не может быть видением, потому что если бы я придумывал в своей голове сценарий, где у нас с Беллой есть ребенок, то этот ребенок был бы все еще у нее в животе. Я вполне уверен, что не сочинил бы историю, в которой я потерял шесть лет с ней, и где Белла смотрит на меня со столь открытым недоверием и враждебностью.

Господи, этого достаточно, чтобы любому сойти, нахрен, с ума, пытаясь выяснить, как мы оказались в подобной ситуации; как женщина, о которой я грезил последние семь лет, может ни черта мне не доверять. Но учитывая то, что я ей солгал, и ту ложь, которую ей сказали от моего имени, имею ли я право ее в этом винить?

Я откидываю голову на подголовник, сильно зажмурив глаза и зажимая пальцами переносицу.

- Боже...

Но... у нас есть дочь.

Вопреки всему, я чувствую, как поднимаются уголки моего рта. И пусть взгляд Беллы каждый раз загоняет кинжал мне в сердце, у меня есть дочь. У нас есть дочь.

Элизабет.

Элизабет Лондон Свон.

- Ты назвала ее в честь моей матери?

Это было последнее, о чем я спросил Беллу возле ее дома после того, как мы вернулись из причудливого небольшого городка Старого Ли, где ели праздничное мороженое с нашей дочерью.

Она отвернулась от меня и медленно кивнула.

- Я хотела, чтобы у нее было... что-то от тебя. Что-то от ее собственного наследия.

От ее ответа у меня ноет грудь.

- А Лондон?

Белла вздохнула.

- Это место, где она была создана, - она повернулась и встретилась со мной взглядом. - Где ты и я создали ее.

Элизабет - сверкающий алмаз посреди кучи хаоса; истина, которая выше гор лжи. Она стоит всего, что уже произошло, а также всего, что ждет нас впереди. Потому что я не настолько глуп, чтобы не понимать, какое количество дерьма грядет в ближайшем будущем.

Я глубоко вздыхаю, закрываю маленькое окно, в котором сейчас совершенная темнота, и откидываюсь в кресле на весь оставшийся полет.

Столько всего остается недосказанным между мной и Беллой. Она не рассказала, что именно сказал ей по телефону мой отец; и она все еще ведет себя со мной очень сдержанно. Я вижу, как она смотрит на меня, когда я нахожусь рядом с Элизабет; ее глаза полны ужаса, несмотря на улыбки, за которыми она пытается спрятаться ради нашей дочери. И хоть я знаю, что она не доверяет мне, и понимаю, что мне нужно многое наверстать, но я так же уверен, что никогда больше не причиню боль ни ей, ни нашей дочери. Я просто хочу, чтобы она опустила свою броню раз и навсегда, положила конец моим страданиям или же обрекла меня на вечные мучения. Потому что, когда ее броня опущена, когда она полностью поглощена нашей дочерью и думает, что я не смотрю... Вот тогда я вижу ее: Беллу, которую я встретил в том пабе семь лет назад, а не ту оскорбленную и закаленную ложью и предательством женщину. Боже, мне нужно вернуть прежнюю Беллу. Тем не менее, я знаю, что мне предстоит чертовски постараться, если я хочу когда-либо снова увидеть ее - если есть хоть какой-то шанс, что прежняя Белла когда-нибудь вернется ко мне.

Но она того стоит, и я сделаю все, чтобы она узнала об этом и о том, что мы уже не те, кем были раньше.

Я молюсь, чтобы этого было достаточно, потому что, как я сказал ей - как обещал - на этот раз я не сдамся.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Не успев выйти из терминала, я уже чувствую себя вспотевшим. Моя рубашка прилипает к ребрам. Капельки влаги собираются на моем затылке. Проклятое Нью-Йоркское лето кажется еще более душным, чем обычно. Я думаю о прохладном бризе в Ли-он-Си, о гораздо более снисходительном английском солнце. Я уже скучаю по нему.

Или, может быть, мне не хватает вовсе не английского солнца. В то время, как забравший меня из аэропорта черный автомобиль продвигается сквозь пробки на сильно переполненной Belt Parkway (п.п.: автомагистраль в Нью-Йорке), я думаю об Элизабет и Белле; о постоянном смехе одной и нерешительных редких улыбках другой; именно они согревали меня всю прошедшую неделю, а не солнце.

Я позволяю ветру, ворвавшемуся в открытые окна, охладить меня, успокоить мой бурлящий разум. Даже в это время ночи горожане полны энергии: сигналят желтые такси, из проезжающих машин громыхает музыка, улицы наполнены пешеходами, прогуливающимися теплым летний вечером.

В то время, как мы набираем скорость, проносясь вдоль Northern Parkway, я снова звоню своему отцу.

Он не отвечает. Я кладу трубку, как только включается его голосовая почта.

«Ты в ответе перед этой страной, Эдвард! Не перед какой-то отвергнутой женщиной, которая просто хочет уничтожить тебя, заявив о ребенке, который может быть даже не твоим!»

Похоже, что пришла его очередь избегать моих телефонных звонков. Но он не сможет это делать вечно.

Затем я звоню Кейт.

- Эдвард, как прошел твой отпуск?

- Хорошо, спасибо. Я просто хочу убедиться, что мы готовы к завтрашней пресс-конференции.

- Все готово, Эдвард.

- Отлично. Ты не разглашала эту информацию, верно?

- Об этом будет объявлено не раньше полудня завтрашнего дня.

- Хорошо. А как обстоят дела с местонахождением моего отца? Мне нужно знать, где он, до того как начнется пресс-конференция.

- Я стараюсь изо всех сил, Эдвард, но в его офисе тоже не отвечают на мои звонки. Тем не менее, я навела справки, и, насколько я поняла, у него не запланировано никаких пресс-релизов.

В отчаянии я вздыхаю. По крайней мере, это уже кое-что. Но я бы не исключал варианта, что он замутил что-то с прессой. Он знает меня достаточно хорошо, чтобы догадаться о моих планах. Вот почему я хочу поговорить с ним перед пресс-конференцией и предупредить его не мешать мне. У меня есть для него несколько стимулов, к тому же он, вероятно, не захочет, чтобы общественность узнала о его темных делах, которые на протяжении многих лет он проворачивал вместе с Джей Дженксом.

- Пожалуйста, выясни, где он, как можно скорее. И еще. Ты попросила всех сотрудников собраться в моем кабинете завтра в девять утра?

- Да, Эдвард. Как ты и поручил, я сказала всем, что у тебя есть объявление.

Я провожу рукой по лицу.

- Послушай... Кейт, я хочу поблагодарить тебя за все, что ты делала для меня на этой неделе. Учитывая, что Джаспер больше не является частью команды...

- Эдвард... - колеблется она, - я знаю, ты сказал, что объяснишь все завтра утром, но мы здесь находились в неведение всю неделю, и это были сумасшедшие дни…

- Я ценю, что ты так упорно работала на этой неделе, Кейт. Действительно.

Она молчит, будто ждет, что я скажу что-то еще, но прямо сейчас я не собираюсь раскрывать больше никакой информации.

- Хорошо, Эдвард, - наконец говорит она. - Увидимся завтра.

Когда мы заканчиваем разговор, я снова набираю номер своего отца. На этот раз я оставляю сообщение.

- Я думаю, что будет полезно для нас обоих, если мы как можно скорее поговорим. Перезвони мне.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

За исключением серебристого Вольво тети Эсми и моего Ауди на длинном кольцевом проезде машин больше нет. Никогда не думал, что я буду расстроен, не найдя на ней Мерседеса моего отца.

В любом случае, его здесь нет.

Разочаровано вздохнув, я бросаю сумку у двери и иду через фойе к дальним окнам, выходящим на небольшой пляж за домом. Ночное небо светится темно-синим цветом, а полная луна освещает пролив Лонг-Айленд и песчаный пляж на берегу.

Элизабет любит пляж.

Теперь, когда я знаю, что она существует, мне все напоминает о ней. Я обвожу глазами дом, в котором я вырос; дом, где моя мать - другая Элизабет - пыталась многому меня научить за столь короткие десять лет, которые мы провели вместе. Хотел бы я научиться у нее большему.

«Мамочка, это тот дом, про который ты мне рассказывала? Ты говорила, что он очень красивый».

Я тихо фыркаю. Она беседовала с моей дочерью о моем доме - о нашем доме - прямо у меня под носом, а я даже не знал об этом. Потому что да, теперь это - дом моей дочери. Это то, чего хотела бы ее бабушка.

Тем не менее, мне предстоит многое сделать, чтобы дать моей дочери все, что по праву принадлежит ей.

- Эдвард?

Я оборачиваюсь и в нескольких футах от себя вижу тетю Эсме. Она одета в темный халат и выглядит уставшей, когда нерешительно улыбается мне.

На этот раз я не подхожу к ней сразу.

- Мне очень жаль, тетя Эсме, я не хотел тебя будить.

- Все хорошо, дорогой, я только что собиралась пойти спать. Но услышала звук автомобиля и... - она подходит ко мне, раскрыв для объятия руки, и это единственное приглашение, которое мне требуется. Я делаю два шага ей навстречу.

- Тетя Эсме...

Она отстраняется и ласково улыбается.

- Я знаю, между тобой и Джаспером возникла... какая-то проблема. Я знаю, что он больше не работает на тебя.

- Тетя Эсме, я сожалею, но...

- Послушай меня, - говорит она более решительно, - Джаспер не сказал мне, что случилось, и я не спрашивала. Вы оба - взрослые люди, и это только между вами. Джаспер сказал, что совершил ошибку, и что он понимает твою позицию. Я просто хотела... чтобы ты знал это.

Я киваю.

- Эдвард, я хочу напомнить тебе, что для меня ты, как родной сын, что я люблю и Джаспера, и тебя, и хоть я не стану принимать чью-либо сторону, но надеюсь, что, в конце концов, вы сможете решить все проблемы.

- Я тоже надеюсь на это, тетя Эсме, - искренне бормочу я, - но ошибка Джаспера имела далеко идущие последствия и... – я тяжело выдыхаю и запускаю руку в свои волосы. Тетя Эсме с любопытством удерживает мой взгляд. Я отрываюсь от нее и отворачиваюсь, пытаясь собраться с мыслями, чтобы решить, с чего начать.

- Тетя Эсме, у тебя есть предположения, где находится сейчас мой отец?

- Нет, дорогой, он покинул дом на прошлой неделе сразу же после тебя. С тех пор я ничего не слышала от него. В чем дело, Эдвард? Слушай, я знаю, что-то произошло здесь на прошлой неделе. Казалось, все было в порядке, а затем я узнаю, что журналистка исчезла, тебя нет, и твой отец уехал.

- Мне... – фыркаю я, - столько всего нужно тебе рассказать, что я даже не знаю, с чего начать, - бормочу я.

Когда я снова оборачиваюсь, она стоит, наклонив голову в сторону, и ожидает.

Я усмехаюсь.

- На самом деле, я знаю, - я засовываю руку в карман и достаю свой сотовый телефон. Прокручивая сотни и сотни фотографий, сделанные на прошлой неделе, я, наконец, нахожу нужную.

Еще раз усмехнувшись, я передаю телефон моей тете.

Она хмурит брови, одаряя меня неуверенной улыбкой.

- Эдвард, откуда у тебя взялась фотография твоей ма...

Она замолкает и изучает фотографию.

- Это не Элизабет.

- Это - Элизабет, - спокойно поправляю ее я, пока мы оба смотрим на экран. – Так ее зовут. Но это не моя мама.

На протяжении, казалось бы, часов она просто смотрит на фотографию.

- Она - твоя… - наконец, шепчет она.

- Да, - подтверждаю я. - Она - моя дочь, Элизабет.

Она резко поднимает голову, глядя на меня в недоумении.

- Но... но как?

Я усмехаюсь.

На ее лице появляется смущенная улыбка.

- Я не имею в виду, как… ты понимаешь, о чем я говорю! Боже мой. Боже мой! – улыбка исчезает, но ее глаза искрятся. - Боже мой, Эдвард, у тебя есть маленькая девочка!

- Да, - говорю я дрожащим голосом. - У меня есть маленькая девочка.

С громким визгом она обнимает меня, прижимая к себе столь крепко, что мои легкие сжимаются.

Но это прекрасно. Думаю, что именно такими объятиями меня одарила бы моя мама, будь она здесь; именно так она обняла бы меня после того, как я вышел бы из больничной палаты, в которой, проведя много часов с Беллой, я помогал бы ей родить на свет нашу дочь.

Я громко сглатываю и закрываю глаза, представляя себе...

Она отстраняется на достаточное расстояние, чтобы встретится со мной взглядом.

- Мама твоей дочери... это Изабелла, не так ли?

Я медленно киваю.

- Я так и знала, - шепчет она сама себе. - То, как вы оба смотрели друг на друга, когда думали, что никто за вами не наблюдает... казалось, что вы потеряли друг друга на целую жизнь и понятия не имели, как найти свой путь обратно.

Я фыркаю и отворачиваюсь от нее, снова подходя к окнам.

- Да, но... это длинная и сложная история.

Я чувствую ее руку на своем плече.

- Я здесь, чтобы выслушать, если ты хочешь рассказать мне.

Следующие несколько часов я рассказываю ей абсолютно все.

Когда, наконец, моя голова соприкасается с подушкой, на часах почти три часа ночи. Двери на балкон открыты, и тихие звуки волн, ударяющихся о доки, доносятся до моих ушей. Теплый ветерок щекочет мое лицо. Я не могу спать - изменение часового пояса; куча мыслей в голове.

Когда мы с Таней поженились, она любила много времени проводить в этом доме. После того, как дом официально стал моим, она полностью переделала старую спальню, которую делили мои родители, пока была жива моя мать. Вещи моей матери, мебель, которую она выбрала для своей спальни, - все было отправлено на чердак.

В то время меня это не особо заботило. Не имело значения, как выглядела спальня. Мне было наплевать, как выглядел весь дом.

Когда мы развелись, я мог доставить ей большие неприятности. Но полагаю, что она хорошо меня знала, по крайней мере, того меня, каким я был в прошлом. Я бы не обнародовал тех фотографий; но не ради нее или ее отца, не ради того, чтобы уберечь свое имя. Я не сделал бы это с американским народом, не стал бы отвлекать их от реальных проблем, выставляя на показ наше грязное белье.

Я мог доставить ей много проблем, но я просто хотел покончить с той ситуацией, которую изначально не должен был допускать.

Она потребовала сорок процентов дома. Я по-прежнему оставался владельцем, за мной сохранялось последнее слово. Она любила этот дом. Политическая история, богатство, положение.

Сорок процентов, и мы сможем расстаться дружелюбно, без сцен, без выставления грязного белья на всеобщее обозрение. Просто сорок процентов, и она спокойно подпишет бумаги.

Я хотел этого. Этот дом больше ничего не значил. Моя мать умерла... а у меня в любом случае никогда не будет семьи, чтобы заполнить его. Какое значение имел для меня пустой дом?

Теперь же, я хочу вернуть свой дом – вернуть дом моей дочери.

На прикроватной тумбочке звонит телефон. Я смотрю на экран - Изабелла Свон. На пару секунд меня охватывает беспокойство, но, когда слышу милый тоненький голосок, на моем лице появляется широкая улыбка.

- Папа!

- Элизабет, - выдыхаю я и могу поклясться, что все мое тело тает от искренней радости, звучащей в ее голосе. - Все в порядке, Элизабет? - здесь три часа ночи, соответственно там - 8 утра.

- Я скучаю по тебе, папочка! Когда ты ко мне вернешься?

Я закрываю глаза, наслаждаясь звуком ее голоса, ее приятным английским акцентом.

- Я тоже скучаю по тебе, Элизабет, очень сильно. Я вернусь, как только смогу, моя маленькая любовь. Если все пойдет хорошо, то в среду.

- Среду, - повторяет для себя. Я слышу чей-то голос на заднем плане. - Но это через два дня, папа! - жалуется она.

Я издаю смешок, несмотря на взволнованность в ее голосе и в моей груди.

- Я хотел бы вернуться раньше, детка, очень сильно.

- Прошлой ночью, когда мамочка укладывала меня спать, я спросила ее, смогу ли поехать в Нью-Йорк с тобой, - я улыбаюсь, слушая, как она произносит Нью-Йорк: «Ну Йок», - и она сказала, что возможно однажды. Я хочу увидеть твой красивый дом.

- Это наш красивый дом, Элизабет. И как только мы уладим все дела, я привезу тебя домой, по крайней мере, на некоторое время. Я обещаю.

- Ура! А мамочка тоже сможет поехать? Мне будет страшно ехать в Нью-Йорк без мамочки. Это так очень (п.п.: Элли именно так и говорит, употребляя и «очень» и «так») далеко.

- Конечно же, мамочка сможет поехать.

Мы с дочерью говорим еще минут десять, и я обещаю ей, что позвоню позже, как только проснусь. Она спрашивает, почему я все еще в постели, и я снова объясняю ей про разницу во времени.

После того, как мы с Элизабет заканчиваем разговор, трубку берет Рене.

- Беги почистить зубки, дорогая, - я слышу, как она говорит Элли, прежде чем обратиться ко мне. - Эдвард, я предупредила ее, что ты, вероятно, спишь, но ты видел, какая твоя дочь - такая же упрямая, как время от времени ее мать. Но не говори Белле, что я так сказала, - хихикает она.

Я догадываюсь, откуда у моей дочери ее непосредственность; от ее бабушки по материнской линии, которая говорит именно то, что думает. И я ценю это в ней.

- Не волнуйтесь, я не скажу. Спасибо, Рене, за прошлую неделю. За то... – вздыхаю я и провожу рукой по волосам, - что приняли меня в свою семью так открыто, несмотря на...

- Ты - отец Элизабет, - говорит она как ни в чем не бывало. - Я просто придерживаюсь принципов презумпции невиновности. Эдвард, я знаю свою дочь. Она должна была увидеть в тебе что-то хорошее, когда вы познакомились, - поддразнивает меня она.

- Спасибо, - повторяю я с благодарностью.

- Не за что. Просто не разбей их сердца, дорогой, потому что на этот раз тебе придется отвечать передо мной.

Я фыркаю и качаю головой.

- Я не сделаю этого, Рене.

- Хорошо, тогда, - я слышу в ее голосе улыбку.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Я не уверен, в каком часу мне, наконец, удается уснуть, но где-то глубоко в моих снах о нежном хихиканье и теплых улыбках я слышу устойчивый ритм, который прерывается и начинается заново. Прерывается и начинается. Прерывается и...

Я открываю глаза. В очередной раз на прикроватной тумбочке вибрирует мой телефон. Я смотрю на часы, которые показывают почти пять утра, и беспокойно тянусь к трубке. Я удивлен, увидев на экране имя Джаспера.

- Джаспер, - хрипло говорю я.

- Эдвард, ты где?

- На Лонг-Айленде, - зеваю я. - Я приехал только вчера поздно вечером.

- Слава Богу, - бормочет он. - Я в городе. Буду у тебя через сорок пять минут. Мне нужно обсудить с тобой кое-что очень важное.

Я делаю глубокий вдох.

- Хорошо. Я буду ждать тебя внизу.

Когда он приезжает, мы идем прямо в мой кабинет. Я наклоняюсь над столом.

- Что происходит?

Джаспер настороженно смотрит на меня.

- Слушай, я облажался. Я знаю это.

Я выдыхаю.

- Джаспер, я знаю, что в твоих действиях не было никакого злого умысла, но попробуй посмотреть на это с моей точки зрения. Если бы я знал о том телефонном звонке...

Он прерывает меня.

- Я знаю, Эдвард. Знаю. И чувствую себя дерьмово по этому поводу, - вздыхает он, удерживая мой взгляд. - Когда в последний раз ты говорил со своим отцом?

- Несколько дней назад. Я пытался связаться с ним, но... почему ты спрашиваешь, Джаспер? - осторожно интересуюсь я.

Он достает что-то из своей куртки и бросает это мне на стол. Я вижу фотографию себя с Элизабет, сделанную вчера на ее футбольном матче. На самом деле, это копия фотографии.

- Сукин сын, - шиплю я, поднимая снимок. - Где ты это взял?

Его ноздри вздымаются.

- У меня есть друг, Мария Сантос, она работает у твоего отца. Она никогда не была... его поклонницей. Мы разговорились вчера вечером, и...

- Как много она знает? – быстро спрашиваю я, одновременно пытаясь понять, что может сделать мой отец с этой фотографией или с тем, что произошло в Ли и Лондоне на прошлой неделе. В конце концов, через несколько часов состоится пресс-конференция, где я объявлю о существовании Элизабет. Какая у него может быть стратегия в данный момент?

Мой разум предостерегает меня, что у него может быть план действий. У него определенно может быть стратегия.

- Она знает немного. Мария - простая помощница, и когда она заносила вчера вечером в его кабинет папку, ей на глаза попались эти фотографии. Как я уже сказал, мы с ней хорошие друзья, и она позвонила мне, - он пожимает плечами.

Две минуты спустя мы говорим с Марией по конференц-связи.

- Мария, это Джаспер. Прости, что разбудил тебя.

- Все хорошо, Джаспер. Можешь будить меня, когда захочешь, - я четко слышу предложение в ее тоне.

Джаспер неловко закатывает глаза, когда я фыркаю. Он прочищает горло.

- Со мной здесь мой двоюродный брат, Эдвард, конгрессмен. Ты - на громкой связи.

- Оу! Хм... хорошо.

Я ухмыляюсь Джасперу.

- Мария, вы не против, если я задам вам пару вопросов?

- Хм... конечно, конгрессмен. Но я не хочу, чтобы у меня возникли неприятности.

- Этого не случится, я обещаю. В любом случае, в ближайшем будущем мой отец перестанет быть тем человеком, на которого вам бы захотелось работать, и если что-то случится с вашей работой, я замолвлю за вас словечко в другом месте.

- Хорошо…

- Спасибо. Что вы знаете о той фотографии, которую передали Джасперу прошлым вечером?

- Немного, конгрессмен, лишь то, что я рассказала Джасперу. Она была на столе вашего отца. Я ее заметила только потому, что она наполовину выглядывала из папки, и... ваши волосы и волосы маленькой девочки привлекли мое внимание. Клянусь, я потянулась к фотографии просто из любопытства, а затем, когда я увидела... Я просто быстро сделала копию и отдала Джасперу, чтобы он мог обсудить это с вами, конгрессмен. Я даже не успела просмотреть содержание папки, потому что боялась, что мистер Каллен может войти и поймать меня.

Я крепко закрываю глаза и ударяю кулаком о стол.

- Черт побери.

- Я обещаю, что никому ничего не расскажу об этой фотографии, конгрессмен Каллен, - быстро говорит Мария.

- Сейчас это волнует меня меньше всего. Вы можете рассказать мне об этой папке что-нибудь еще?

Она тихо бормочет, словно вспоминая что-то.

- Вообще-то, да. Я не знаю, важно ли это, но на папке было два инициала: Дж. Дж.

- Джей Дженкс, - тихо говорю я. Джаспер согласно кивает.

- Я не хочу, чтобы у меня возникли неприятности, - снова повторяет Мария.

- Мария, что бы ни случилось в ближайшие несколько дней, я и мои сотрудники будем с вами на связи, - уверяю я ее.

- Хорошо, конгрессмен. Я доверяю вам гораздо больше, чем вашему отцу.

- Спасибо.

Закончив разговор, мы с Джаспером молча стоим.

- Я собирался заняться ими сегодня утром, - презрительно говорю я. - Дженксом и своим отцом. Я планировал сообщить им, что у меня есть доказательства их причастности к сокрытию существования моей дочери, и я собираюсь заявить об этом прессе, если отец не отступит. Мой отец не хотел бы такого скандала.

- Думаю, что это хорошая идея.

Я смотрю на него, размышляя...

- У меня такое впечатление, будто я что-то упускаю, - признаюсь я.

- Что ты имеешь в виду?

- Например, что, черт возьми, он планирует делать с этим? – произношу я вслух, держа в руках фотографию.

- Я не знаю. А ты знал, что они следили за твоей дочерью?

- Я подозревал. Но мы с Эмметом пристально наблюдали за Дженксом.

- Может быть, твой отец понял, что вы будете следить за ним, поэтому нанял кого-то другого.

- Да, ты прав, - отчаянно выдыхаю я, проводя рукой по волосам. - Боже, как далеко он зайдет на этот раз?

- Я понятия не имею, но у меня есть чувство, что тебе лучше побыстрее это выяснить.

- Да, - фыркаю я, - у меня такое же чувство, - я снова смотрю на Джаспера. - Послушай, большое спасибо за это. Я знаю, что сейчас у нас с тобой не самые лучшие отношения.

- Эй, несмотря ни на что, мы с тобой братья. У меня нет ребенка, но будь он у меня... просто думая о том, что кто-то сделал все, чтобы помешать мне узнать о нем, даже пусть ненамеренно... Я понимаю тебя, Эдвард. Честно говоря, я просто хотел хоть как-то загладить свою вину.

- Слушай, сегодня днем состоится пресс-конференция, на которой я хочу сообщить всем о своей дочери. Я буду признателен, если ты будешь там. Я имею в виду, что сейчас Кейт вместо тебя выступает в качестве начальника штаба, а у меня в голове слишком много всего, чтобы принять решение...

- Эдвард, - он кладет руку на мое плечо. - Я буду там, как член твоей семьи.

- Спасибо.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

В семь утра мы звоним Кейт.

- Мы разбудили тебя? – спрашиваю я.

- Нет, я уже проснулась. Эдвард, я пробыла на телефоне до поздней ночи, пытаясь найти твоего отца, но создается впечатление, что он скрывается или что-то подобное.

И тут я начинаю действительно беспокоиться.

- Кейт, ты уверена, что никому не говорила о пресс-конференции?

- Да, Эдвард.

- И ты уверена, что у него самого не запланировано никакой конференции?

- Послушай, позволь мне это снова проверить. Я перезвоню тебе в ближайшее время.

Она перезванивает сорок пять минут спустя.

- Я дважды проверила все новостные агентства. У него нет забронированного «пресс-тайма» (п.п.: встреча с журналистами). Мне это подтвердили.

Я беспокойно вздыхаю.

- Хорошо, спасибо, Кейт. Увидимся все в девять утра в моем кабинете.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

У меня появляется нехорошее предчувствие, как только мы оказываемся в машине и минут пятнадцать петляем среди автомобилей на переполненном Белт Парквей, слушая по радио утренние новости. Я имею ввиду, что он не опустится так низко, не так ли? Он лгал мне о том телефонном звонке, измене моей жены, он шпионил за Беллой, моей дочерью и за мной, но он не будет грубо игнорировать закон, рискуя фактически оказаться в тюрьме, давая сфальсифицированное заявление от имени конгрессмена.

Верно?

В 7:50 я снова звоню Кейт.

- Кейт, ты дважды проверила, какое именно эфирное время мы забронировали?

- Что?

Я сжимаю в кулак свои волосы.

- Дай мне контакты. Я должен позвонить...

«Следующее заявление поступило сегодня утром из офиса конгрессмена Эдварда Каллена, представителя Нью-Йорка:

На днях я обнаружил, что являюсь отцом шестилетней девочки. Это стало огромным шоком для меня, а также для моей бывшей жены - Тани Мартин-Каллен, ее отца - президента Мартина, и других членов моей семьи - всех людей, которых я очень уважаю».


- Твою мать! – рычу я.

«Хочу заверить и мою семью, и американскую общественность, что этот ребенок был зачат до моего брака, и хоть я понимаю, что это не является оправданием, я никогда не изменял своей жене. Кроме того, если бы я знал о ребенке раньше, я бы предпринял все шаги, чтобы поддержать ее как финансово, так и эмоционально, а также охотно принял бы на себя всю ответственность, связанную с ее попечением. Мать ребенка, мисс Изабелла Свон, до сих пор держала в секрете существование моей дочери, и я узнал об этом, лишь получив авторский экземпляр статьи, которую она планировала опубликовать в журнале «ERA». Я рискну лишь предположить, какими были ее мотивы, желая обнародовать эту информацию подобным способом».

- О, черт, - выдыхаю я.

«Я хотел бы искренне извиниться перед моей семьей, моей бывшей женой, президентом и американской общественностью за свое неблагоразумие, а также попросить некоторое время и уединение, поскольку пытаюсь построить отношения с моей дочерью, которая совершенно не виновата во всей этой ситуации.

- Это, безусловно, шок, - говорит по радио репортер. - Не думаю, что кто-то ожидал такое. Давайте вернемся к нашему корреспонденту в...»

- О боже, Эдвард, - выдыхает Кейт. Джаспер молчит.

- О боже, о боже, о боже, - повторяет она. - Ладно, все звучит не так уж плохо. Я думаю, что мы сможем все уладить.

- Кейт! – ору я. - Узнай, как, черт возьми, такое произошло, и сделай так, чтобы мы провели пресс-конференцию как можно раньше!

- Но, Эдвард, будет невозможно ее перенести...

- СЕЙЧАС ЖЕ, Кейт!

Мое сердце дико колотится, и я набираю номер Беллы. Она не отвечает. Я пробую еще около полдюжины раз, но мои звонки переадресовываются прямо на голосовую почту.

- Черт!

Мы на Бруклинском мосту. Солнечные лучи купаются в волнах реки Гудзон, отражаются в небоскребах, но, когда я миную съезд на Вест-Сайд Хайвей, который ведет к моему офису в верхней части города, и резко сворачиваю в направлении к Кэдмен Плаза, перед моими глазами открывается пейзаж, окрашенный в насыщенный бордовый оттенок. Мои ладони горят от удушающей хватки вокруг руля. Кончики моих пальцев покалывает.

- Эдвард, куда мы едем? - спрашивает Джаспер, вжимаясь в свое место.

- В офис моего отца.

- Но его там нет.

- Сегодня утром он там будет, - презрительно говорю я. - Он выполнил свою миссию. Он будет там.

 

 


Перевод: koblyktet
Редакция: Maria77
Литературный редактор: mened

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1609-154
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (29.03.2014)
Просмотров: 3191 | Комментарии: 51 | Рейтинг: 5.0/91
Всего комментариев: 511 2 3 4 5 6 »
0
51  
  в кои-то веки Карлайлу покажут последствия его Наследия  asmile410

0
50  
  Вот же сво... этот Карлайл 12 Ничто ему не коробит  12

0
49  
  [img]../../../smiles/piar05.gif[/img].....................О Всевышний этот Карлайл настолько без ума от власти и влияния, что извратил все факты, выставляя Эдварда жертвой
непредвиденных обстоятельств.............................[img]../../../smiles/piar03.gif[/img] [img]../../../smiles/piar03.gif[/img] а Беллу с их дочерью случайностью мимолетной ошибкой....................... совсем нет сердца, там пустота какая то, пропасть...................:auuu:  auuu Ох как все им это выдержать, у него к счастью есть его мачеха  Эсми, Эммет и Джаспер, как и у нее ее мама, Элис и дочка......................[img]../../../smiles/ladoshi.gif[/img] [img]../../../smiles/ladoshi.gif[/img]  Эдвард верно среагировал......................... [img]../../../smiles/piar05.gif[/img] да уж он окончательно разорвал между ними всякую связь......................... [img]../../../smiles/facepalm01.gif[/img] :facepalm01:головой его об привести в чувства..............................  bang [img]../../../smiles/bang.gif[/img]Ему удалось показать Беллу непричастность его к сказанному............... good good good .......................

48  
  Да, папаше Карлайлу достанется на орехи за такие выкрутасы...

47  
  Спасибо большое за продолжение!  good

46  
  Эмоции бьют через край. С точки зрения Эдварда это особенно чувствуется. Сейчас как будто все против него. У него остается только одна соломинка - Элизабет, ради которой он пройдет все. И, конечно, ради Беллы. И папашу в порошок сотрет. Спасибо за главу!

45  
  Да, папаша сделал всё, что мог, переступая через всех...Эдвард не учёл его прыти...
Спасибо за перевод.

44  
  Нет слов! Разве это родной человек? Спасибо за главу!  good

43  
  Вот засранец!!! Давай Эд надери ему зад! smile152 Спасибо за главу! lovi06032

42  
  Да, этот человек без сердца... Я, конечно же, имею в виду Каллена - старшего. Как можно так поступать со своим сыном и собственной внучкой, не понимаю...  girl_wacko Надеюсь, папуля получит по заслугам!
Но как же меня порадовали мысли Эдварда о Белле и дочери... hang1   good
Спасибо большое за продолжение!

1-10 11-20 21-30 31-40 41-50 51-51
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]