Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Наследие Калленов. Глава 27. Разговор

Настоящее.
 

BPOV

Эдвард возвращается в Лондон во вторник после полудня. Эммет посылает за ним в Хитроу пару своих друзей из бывших федералов, которых он нанял в охрану, в то время как он сам и еще несколько человек остаются с нами.

Когда они подъезжают к дому, мы с Элли стоим у окна, наблюдая сквозь приоткрытые жалюзи, как черная машина паркуется вдоль тротуара на нашей узкой улочке. Я крепко держу Элли за руку, чтобы та не выбежала наружу, понимая, что она сгорает от нетерпения – честно признаться, мы обе сгораем от нетерпения. Все мое тело вибрирует от желания броситься бегом. Только я не знаю, куда бежать. Я взволнованна и одновременно напугана.

Элли держит Сноуи, обхватив его одной рукой под лапы и прижав к себе. Она вскрикивает, когда видит, что ее отец выходит из арендованного BMW, в этот раз гораздо более подходящего размера. Сет и Пол сопровождают его, следуя по обе стороны.

- Мамочка, это папа! Это папа! – скачет она на месте, пытаясь высвободить руку. – Я хочу пойти к нему!

- Он сейчас сам войдет, дорогая! – я пытаюсь успокоить дочь, проводя рукой по ее длинным локонам.

Мы видим, как к нему приближаются несколько репортеров, но Эдвард смотрит прямо перед собой, и по его губам можно прочитать, что он говорит: «Без комментариев, спасибо!»

- Они тоже хотят поговорить с папой? – спрашивает Элли.

Я вздыхаю.

- Да, солнышко. Они тоже хотят поговорить с папой.

Когда я открываю дверь, он тут же встречается со мной взглядом. Доли секунды мы просто смотрим друг на друга, но нервная и, вероятно, неуместная сейчас улыбка сползает с моего лица, как только я понимаю, насколько он взбешен. Должно быть, он уже слышал. Конечно, он все знает. Это было во всех британских газетах, и, полагаю, что этим утром новости докатились и до Америки.

- Заходи, - киваю я головой, громко захлопнув за ним дверь.

- Папа, папочка!

- Элизабет, - выдыхает он, а дочка уже несется ему навстречу.

Он приседает и обнимает ее.

- Я скучала по тебе, папочка! Ты сказал, что вернешься в среду, а приехал домой раньше, но я все равно скучала! – счастливо щебечет Элли, крепко обнимая отца.

- Ничто не смогло бы удержать меня вдалеке от тебя, сладкая моя, - он целует ее в лобик и проводит рукой по ее длинным волосам точно так же, как это делала я всего пару минут назад.

Но я делаю это по привычке, отточенным за много лет жестом, потому что мне нравится их мягкость и шелковистость. Когда же это делает он… это выглядит так, словно он пытается еще раз убедиться, что она реальна, из плоти и крови.

Эдвард запускает руку в карман и вынимает из него маленького белого медвежонка Тедди, очень похожего на Сноуи, но гораздо меньшего размера и с розовой ленточкой, повязанной вокруг одного уха.

Элли смотрит на него, ее глаза распахиваются от удивления перед тем, как на лице расплывается радостная улыбка, и она визжит от восторга.

- Это маленькая дочка Сноуи, - улыбается ей в ответ Эдвард.

- Ты нашел ее в Америке? – спрашивает дочь с трепетом.

- Думаю, она тоже потерялась, - кивает он.

Элли протягивает руку и забирает у него мишку, засовывая ее в сгиб своего локтя, где уже висит Сноуи.

- Теперь они всегда будут вместе!

Эдвард снова обнимает ее и, поднимая глаза на меня, тихо произносит: «Да, будут».

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

После того, как все обменялись новостями, Эммет предлагает Элли поиграть в саду на заднем дворе. Никогда я еще не была так благодарна отцу за высокий забор и густую живую изгородь, которую однажды он высадил вокруг всего сада. Это единственное место, где Элли удавалось погулять за последние несколько дней.

- Да, папа, давай поиграем снаружи! – возбужденно улыбается она ему.

- Почему бы тебе не начать играть с Эмметом, пока мы с мамой минутку поговорим, хорошо?

- Хорошо, папочка.

- Спорю, что ты не сможешь забить мне ни одного гола, малявка, - дразнит ее Эммет.

Она морщится.

- О, да? Спорим, Эммет! - и с этими словами она выбегает на задний двор.

- Держись с ней рядом, – инструктирует его Эдвард.

- Само собой разумеется, - торжественно говорит Эммет и с улыбкой спешит за Элли. – Ну, все, держись, малявка!

Мы остаемся одни - Эдвард и я. Кроме как о деталях его поездки из аэропорта домой, мы ни о чем больше еще не разговаривали. Из своего двухместного кресла, в котором вместе с ним только что сидела наша дочь, он смотрит на меня в упор. Его губы плотно сжаты, я же замерла в напряженной позе на диване напротив него. Я нервничаю и не знаю, что должна сейчас сказать или сделать.

- Эдвард… эта… речь, мне жаль, что тебе пришлось…

- Он уволил тебя, - шипит он.

Я отрицательно качаю головой.

- Нет, в прессе неправильно это преподнесли. Он попросил меня взять отпуск на какое-то время.

- Тогда какого черта он не дает опровержение?

- Потому что он хочет сохранить для себя все варианты развития событий, пока не поймет, во что это выльется.

Эдвард качает головой, раздувая ноздри.

- Вот урод! И это после всей той чуши о том, что он был хорошим другом?!

- Он был хорошим другом, - возражаю я, – и остается им. Но, Эдвард, он, прежде всего, бизнесмен, и я не осуждаю его за это решение. На его месте я бы поступила также.

- Почему ты защищаешь его?

- Потому что в данной ситуации у него просто не было другого выбора.

Его глаза яростно сверкают.

- Эдвард, - вздыхаю я, - я признательна тебе за то, что ты сделал на той пресс-конференции, я действительно это очень ценю, но предположение о том, что я планировала разоблачить тебя в той статье, уже витает в воздухе. И вполне логично, что Майкл хочет посмотреть, что из этого выйдет, прежде чем принимать решение о моей работе у него. Если я останусь в должности, это только подорвет репутацию журнала.

Он наклоняется вперед, его рот кривится от гнева.

- Если бы он был таким хорошим другом, если бы он… - раздраженно фыркает Эдвард, - если бы он на самом деле переживал о тебе, то просто послал бы их всех ко всем чертям…

- И что, Эдвард? Послал бы и стал смотреть, как акции его компании стремительно дешевеют? Потерять миллионы долларов, чтобы что-то доказать? - качаю я головой.

- Почему бы ему просто не напечатать эту статью, чтобы все сами могли ее прочитать?

- Потому что первое, что все подумают, что статья вышла, чтобы защитить репутацию журнала. Эдвард, Майкл тоже это прекрасно понимает. Ему приходится принимать нелегкие решения, и я понимаю его.

Эдвард недоверчиво смотрит на меня, словно хочет что-то сказать, но, как только его рот раскрывается, он тут же захлопывает его, качая головой. Стукнув в отчаянии кулаком по дивану, он встает и отходит к занавешенному окну.

Я наблюдаю за ним со своего места, рассматриваю его напряженные плечи, вижу, как он без конца пробегается рукой по волосам.

- Прости, Белла. Прости, что не сумел предотвратить выход пресс-релиза своего отца.

Утренние газеты разлетелись повсюду, и я стала главным действующим лицом того, что в течение следующих суток получит развитие.

Вариантов было два:

А. Это станет одной из самых трагичных историй о любви в новейшей политической истории после гибели в авиакатастрофе Джона Кеннеди-младшего и его супруги Кэролин Бе́ссетт или смерти принцессы Дианы и ее друга Доди Аль Файеда;

Б. Меня будут сравнивать с Уоллис Симпсон, герцогиней Виндзорской, и многие будут считать, что я заставила будущего лидера свободного мира отречься от «престола», растоптав самую большую надежду Америки на великое будущее;

- и все это несмотря на публичные заверения Эдварда в обратном.

О, я очень хорошо знаю, как это работает. Общественность всегда склонна поверить в самую сенсационную историю, тогда как пресса всегда сделает выбор в пользу истории, которая принесет бо́льшие продажи. Это сложный и порочный круг. Сейчас это похоже на игру «поживем-увидим»; увидим, как фишки лягут.

Я поднимаюсь и делаю движение в сторону Эдварда, поначалу нерешительно, потому что, хотя я знаю, точнее, мой разум знает, что он не такой холодный, расчетливый ублюдок, каким я его считала все эти годы, сердце пока не доверяет ему.

Но я заставляю себя подойти ближе. Я вижу, как его плечи поднимаются и опускаются при каждом тревожном вздохе, и я хочу… Сама не знаю чего.

Я не уверена, что именно делаю, когда кладу свои трясущиеся ладони ему на бицепсы. Они напрягаются под моим прикосновением, Эдвард замирает, удивленный моим жестом, но не оборачивается.

- Эдвард, я хочу извиниться за то, как отреагировала вчера. Твой отец блестяще разыграл свои карты, и я была готова поверить в то, что ты тоже в этом замешан. Я готова была подумать о тебе самое худшее. Полагаю, я делала это на протяжении многих лет, - признаюсь я.

Эдвард поворачивается ко мне лицом, а я опускаю свои руки, чтобы оказаться в его. Он бережно обхватывает мое лицо ладонями так, как это умеет делать только он, так, что все мои защитные барьеры летят ко всем чертям, и я позволяю им пасть, тяжело сглатывая, пока он держит меня, пристально вглядываясь в мои глаза.

- Сомневаться во мне стало твоей второй натурой, - говорит он, но в его голосе нет гневных нот. Он просто… разочарован.

Я не могу опровергнуть его слова, хотя мне очень хочется. Сомневаться в нем превратилось у меня в привычку. Но все же, когда он водит большими пальцами по моим скулам, когда он дарит мне комфорт и утешение таким незначительным жестом, мое тело тает; я таю. И это тоже невозможно отрицать - больше нет.

Я стараюсь собраться с мыслями, потому что нам столько еще надо обсудить.

- Эдвард… как я сказала, я очень ценю то, что ты сделал во время пресс-конференции, - я делаю глубокий вдох и тут же быстро выдыхаю. – Мне жаль, что тебе пришлось отказаться от предвыборной гонки. Мне жаль, что по сути дела, этим ты попросил президента Мартина поцеловать тебя в задницу.

Эдвард фыркает и опускает голову так, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. Нахмурившись, он смотрит на меня в полном замешательстве.

- Белла… Клянусь господом богом, я не понимаю тебя!

- Это в равной степени относится к нам обоим, - пожимаю плечами я.

Он тихо посмеивается и выпускает мое лицо из плена своих рук, и, несмотря на ситуацию, я посмеиваюсь вместе с ним.

- Я сделал лишь то, что должен был сделать еще семь лет назад, и, кроме того, разве не в этом состояла твоя цель? Чтобы я ушел в отставку? Разве твой план заключался не в том, чтобы навсегда удалить меня с политической арены?

Несмотря на затронутую нами тему, в его тоне присутствует странная игривость, легкость. Взгляд его изумрудных глаз пристальный, но в то же время нежный. Он дразнит меня, подшучивает надо мной, невзирая на то, что произошло, на то, от чего ему пришлось отказаться.

- Да, сначала план был таков, - признаю я с робкой улыбкой. Странно, насколько легко он расстался со своим Наследием. – Но все же я действительно считаю, что твоя страна нуждается в тебе. Я думаю, что ты идеально подходишь для всего этого.

Эдвард внимательно изучает мое лицо и хотя больше не прикасается, все же стоит так близко, что его дыхание согревает меня.

- Я все еще остаюсь в политике, Белла, - тихо произносит он. – Я по-прежнему конгрессмен. И кто знает… может быть, однажды в будущем… - его глаза следят за моей реакцией. – Но сейчас и навсегда моими приоритетами будут Элизабет… и ты.

На самом деле я не знаю, что на это ответить. Он вполне честен, и я понимаю, что последнее время он всегда был честен, но все же просто не позволяю себе признаться в этом. Осознание этого факта обрушивается на меня. Я так долго судила его по прошлым грехам, что отказывалась разглядеть в нем истинного человека, стоящего сейчас передо мной. И он вовсе не тот мужчина, которого я встретила в пабе семь лет назад.

- Во время перелета я, наконец-то, прочитал статью, которую ты написала, - продолжает Эдвард, вырывая меня из моих мыслей.

Я признательна ему за это, потому что у меня создается такое впечатление, словно самый главный ответ прячется где-то рядом, мне лишь необходимо сформулировать подходящий вопрос, но сейчас я не в состоянии этого сделать. Мне нужно остаться одной, побыть где-нибудь в тишине, чтобы я смогла поразмышлять.

- Мне жаль, что у меня это заняло столько времени, - добавляет он и пробегается рукой по волосам. – Просто выдалась сумасшедшая неделька.

Выдав это преуменьшение года, Эдвард широко улыбается.

- Все в порядке, - улыбаюсь в ответ я. – Уверена, что твоя голова была забита более важными вещами.

- Белла, у тебя отличный слог, - задумчиво отмечает он. – Я… я не могу поверить, что не знал этого о тебе.

Он был честен со мной. Возможно, настало время и мне быть честной с ним … во всем.

- Мы много чего не знаем друг о друге, Эдвард. У нас были лишь одни выходные.

Он медленно кивает.

- Что ж, теперь, когда у нас есть общая дочь, думаю, самое время познакомиться поближе.

Я изучаю выражение его лица, и по тому, как он старается сейчас сохранить самообладание - мы оба стараемся - могу сказать, что в этот раз ради Элли мы должны сделать все правильно. Если у нас вообще есть шансы выбраться из сложившейся неразберихи.

Схватив Эдварда за предплечья, я пытаюсь ему признаться:

- Эдвард, когда я обнаружила, что беременна, я звонила твоему отцу, - мой голос дрожит при этих воспоминаниях, - и он сказал мне, чтобы я…

Он мягко прикрывает мне рот, прижав палец к моим губам.

- Шшш, тебе не надо это повторять, - шепчет он. – Вчера я заставил его все мне рассказать. Я знаю, Белла. Я знаю, какие отвратительные вещи он наговорил тебе, как гнусно угрожал, и ты никогда не поймешь, как я благодарен тебе, что ты не… что, несмотря ни на что, ты прошла через это…

Он не заканчивает свою мысль, да ему и не нужно. Я знаю, что он имеет в виду, так что просто киваю, стараясь скрыть непрошеные слезы.

- Детка, не плачь, - снова шепчет он, точно так же, как и вчера по телефону, и стирает большим пальцем непослушную слезинку с моей щеки. – Не плачь. Я не позволю ему снова обидеть тебя, Белла.

- Я была так напугана, Эдвард. Он угрожал моей семье и мне, и долгое время я верила его угрозам. А когда перестала, я просто была… ужасно зла, потому что чувствовала себя такой одинокой… без тебя… и я злилась, потому что казалось, что для тебя ничего не изменилось, в то время как мой мир после тех выходных перевернулся.

Эдвард кивает, его глаза полны страдания и скорби, но он не прерывает меня.

- Я понимаю, что это не извиняет моего столь долгого молчания, но… это все, что я могу сказать. Я не собираюсь обвинять Роуз за то, что не пыталась связаться с тобой, потому что к тому времени была вполне взрослой женщиной, способной принимать свои собственные решения. Я видела тебя по телевизору, читала о тебе в газетах, и ты выглядел таким счастливым с ней, - горечь сквозит в моем голосе, несмотря на все мои усилия. – А после твоего развода появились все эти женщины… и казалось, что ты просто вполне удовлетворен тем, в каком направлении вела тебя судьба. Я считала, что Элли совсем не то, чего тебе захочется… или что ты когда-нибудь сможешь включить ее в свою жизнь.

- Белла, все было сплошной ложью, - качает головой он, - показухой. Я женился на Тане, потому что думал, что потерял тебя, потому что доверял не тем людям. Знаю, это меня никак не извиняет, но это все, что я могу сказать в свое оправдание. Я просто плыл по течению, Белла. И те женщины после… Я был мудаком, но они были всего лишь временными компаньонками. Я никогда не притворялся и не обманывал их. Думаю, что делал все это отчасти, чтобы позлить своего отца. Да, я по-прежнему выполнял свои наследственные обязательства, как меня и учили. Это мой долг, а мои действия в процессе выводили его из себя. Но Белла… - выдыхает он, - …все это время дело всегда было в тебе. Я никогда не переставал мечтать о тебе. Я никогда не переставал желать ту идеальную девушку, которую за одни короткие выходные узнал лучше, чем кого-либо за всю свою жизнь.

- Эдвард, мы не узнали друг друга, и мы не знаем друг друга сейчас. Мы провели вместе два дня, провели их в постели, и ничего больше. Что мы могли узнать о том, кем действительно являемся? Ты только что сказал, что не имел представления о моем таланте писать, но, Эдвард, это всегда было огромной частью моей личности. А страсть, с которой ты выступаешь перед людьми, до недавнего времени я тоже ничего не знала об этой твоей стороне.

И снова его ладони оказываются на моем лице. Это так неожиданно, что я резко вдыхаю.

- Не говори, что мы не знаем друг друга, - требует он, и его ноздри раздуваются. - Мы знаем то, что действительно имеет значение, Белла. Я знаю, какая ты на самом деле, - он прижимает ладонь к моей груди, там, где быстро бьется мое сердце, - какая ты настоящая за этой стеной, куда допускаются лишь немногие.

Когда его глаза буравят мои, и бешеная энергетика, которой он обладает, наполняет все его существо, я задерживаю дыхание.

- Вот… вот она - та Белла, в которую я влюбился. Вот та Белла, которую я люблю до сих пор.

Я охаю, и еще одна одинокая слезинка скатывается по моему лицу. Да, он сказал это вчера в прямом эфире перед всем миром, но сейчас, когда он говорит эти слова наедине, только для меня… возможно, до этого момента какая-то часть меня еще сомневалась, все еще полагала, что это было для прессы, ради его имиджа… то теперь…

Услышать это лично, из его уст, - одновременно и головокружительно, и пугающе. Я переполнена эмоциями и боюсь поддаться ему, потому что знаю, мое сердце не перенесет, если его разобьют еще раз. И, тем не менее, я понимаю, что это именно то, что я сделаю – снова отдам ему всю себя. И поэтому продолжаю бороться, ведь если я сдамся, то пути назад уже не будет… я просто погибну.

- Эдвард… а что если… что если ты влюбился не в меня?

Он прищуривается, сбитый с толку.

- Что если ты полюбил образ, свою идею? Мысль, что ты можешь выбрать кого-то, кто полностью отличается от того, что хотел бы для тебя отец. Ты только что сам сказал, что использовал тех многочисленных женщин после Тани, чтобы позлить своего отца. Возможно, я была еще одним этапом твоего бунта, еще одним способом показать ему свое «я». Возможно, даже те несколько секунд, когда мы занимались сексом без презерватива, стали для тебя способом выразить своеволие, сбросить возложенные на тебя ответственность и обязанности. Эдвард, мне очень жаль, - на последних словах мне не хватает дыхания, и я сдаюсь, бережно беря его лицо в руки и лаская так, как мечтала ласкать все эти годы. - Мне очень жаль, что тебе приходится противостоять стольким вещам, но я не должна стать для тебя средством показать, в конце концов, свое неповиновение.

Он притягивает меня ближе к себе, обнимая за талию. Моя грудь упирается в его, и я чувствую, как его сердце бешено колотится напротив моего.

- Нет, Белла, - настаивает он. – Ты не была моим вызовом ему. Я тогда влюбился в тебя.

Я опускаю голову, чтобы он не смог увидеть моих слез, которые я больше не в силах сдерживать, но Эдвард большим и указательным пальцем приподнимает мой подбородок, вынуждая посмотреть ему в глаза.

- Тебя пугают мои слова, но это правда. Я полюбил тебя за то, как ты заставляла меня чувствовать рядом с собой, за то, как ты отдавалась мне – абсолютно искренне, полностью. Никто, кроме тебя, никогда не был так честен и открыт со мной. Да, ты была другой, но ты не являлась средством выражения моего бунта. Ты оказалась тем, что я никогда не встречал в своей жизни: истинной красотой и полным доверием, невинностью и открытостью. И я снял тот чертов презерватив не потому, что желал взбунтоваться против правил, а потому что хотел полностью раствориться в тебе, ощутить тепло, исходившее от твоего тела, от тебя самой. Да, это было безответственно с моей стороны, но это даже близко не стоит рядом с теми причинами, которые ты себе навоображала. Это было потому, что я без памяти влюбился в тебя - самую сладкую и любящую девушку, которую я встретил в те выходные.

Он тяжело сглатывает и медленно приближает ко мне свое лицо, биение наших сердец перемешивается, и я уже не понимаю, мое ли это так колотится или его, или они вместе.

- Нет, ты изменилась не полностью. Я знаю, что сделал тебе больно. Я знаю, что воспользовался твоей доверчивостью и невинностью и заставил думать, что ты никогда больше не сможешь доверять. Но та девочка все еще живет в тебе, - он снова прижимает свою ладонь к моей груди. - Это по-прежнему ты, и я сделаю все, что угодно, лишь бы ты снова доверилась мне, чтобы та девочка еще раз почувствовала себя со мной в безопасности. Белла…

Когда его губы находят мои, я обвиваю руками его шею и, как и боялась, проигрываю… проигрываю и в то же время оказываюсь дома.

Это не первый наш поцелуй после тех выходных, но он так отличается от того, что мы разделили в дамской комнате несколько недель назад, что его можно считать первым настоящим за целых семь лет. В последний раз его рот впивался в меня, отчаянно пожирая, что, как я полагаю, было вызвано вожделением и страстью. Сейчас же, хотя я и могу ощутить горечь отчаяния на его губах и в его дыхании, в поцелуе сквозит сожаление, и надежда, и тревога, и сдержанность, и… что-то еще.

Он нежно, трепетно ласкает мои губы своими, мягко посасывая то верхнюю, то нижнюю губу; это мягкое, но томное обещание, словно он на самом деле понимает. Понимает, что, несмотря на то, что мое тело может хотеть гораздо большего, чем только его рот на мне, впрочем, оно каждый раз так реагировало на его прикосновения, мое сердце не готово принять это прямо сейчас, еще рано.

И в данный момент это правильно. Этого достаточно.

Зачем я только сопротивлялась этому?

- Белла… - тихо стонет Эдвард мне в рот, пробуя меня на вкус, наслаждаясь.

-Эдвард…

Его пальцы ласкают основание моей шеи сзади, в то время как губы оставляют легкие, невесомые поцелуи на лице, в уголках губ, на самих губах, на ямочках на щеках, на моем носу, глазах. И я… я чувствую ту самую девчушку внутри себя, ту, которая однажды жила и дышала только ради этих поцелуев, которая так легко открыла ему свое сердце и так просто доверилась. Да, она напугана до чертиков, растеряна, смущена… но она выглядывает из глубины моей души, она взбодрилась духом и думает, что может быть… просто может быть…

- Эдвард… мне нужно время, Эдвард…

Он медленно отстраняется, и, когда стоит напротив меня, я вижу тень разочарования в его глазах, муку в выражении его лица, но все же он кивает.

- Мне необходимо быть уверенной… я провела больше шести лет, убеждая себя, что все было лишь ложью. Я не могу, - тяжело вздыхаю я, - не могу избавиться от этого и отпустить все за какие-то пару дней.

- Я понимаю, Белла, - вздыхает он. – Поверь мне, я прекрасно понимаю. Даже лучше, чем ты себе представляешь.

Мы стоим окруженные облаком неловкости, и когда мои руки соскальзывают с его плеч, он отпускает мою талию.

- И что нам теперь делать? – наконец спрашивает он, пряча свои руки в карманы, потом вынимая их и снова пряча.

Мягко улыбнувшись, я отвечаю:

- Нам придется лучше узнать друг друга, Эдвард. Мы оба изменились, и теперь будем это делать постепенно, каждый день. Мы будем учиться, как быть родителями, как вместе заботиться об Элли, даже если в итоге… у нас с тобой ничего и не получится. В этот раз мы будем продвигаться в наших отношениях… медленно. Попытаемся снова доверять друг другу.

Я перевожу дыхание, потому что это достаточно длинный список, пугающий список того, что нам предстоит.

Он кивает и сглатывает.

- Белла, сначала всегда трудно.

- Я знаю это, - выдыхаю я. – Полагаю… это станет своего рода тестом.

Эдвард несколько секунд просто смотрит на меня и потом говорит:

- Когда я сказал, что в этот раз не сдамся, я именно это и имел в виду.

- Может быть… возможно, в этот раз и я тоже.

Я снова неожиданно оказываюсь в объятиях Эдварда, он просто держит меня, и я помню только, каково это нежиться в его руках, чувствовать себя… в безопасности, несмотря на то, что происходит вокруг нас.

- Я скучал по ощущениям того, каково это - обнимать тебя, - выдыхает он мне в волосы низким, искренним голосом, словно умеет читать мои мысли.

И, возможно, каким-то образом, это ему удается.

- Я… я тоже скучала по этому.

Сейчас этого достаточно.

 

 


Перевод: white
Редакция: CullenS
Литературный редактор: mened

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1609-164
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (05.04.2014)
Просмотров: 3040 | Комментарии: 50 | Рейтинг: 5.0/110
Всего комментариев: 501 2 3 4 5 »
0
50  
  еще через много предстоит пройти...

0
49  
  Им действительно будет трудно преодолеть прошлые обиды и недопонимания, но они все же должны все это преодолеть JC_flirt

0
48  
  hang1

47  
  Надеюсь, что у них получится со всем разобраться)

46  
  Вона как вышло... fund02002

45  
  Великолепно! Спасибо!  good

44  
  В этот раз у них все получится! Ради своей любви и ради дочери!

43  
  Ох)))Все так классно!!Хоть бы папик Карлайл уехал далекооо и надолго)))Спасибо огромное за главу)

42  
  Спасибо за главу! lovi06032

41  
  Спасибо за главу! lovi06032

1-10 11-20 21-30 31-40 41-50
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]