Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Наследие Калленов. Глава 28. Разделяя ответственность

Настоящее.
BPOV

На следующее утро Эдвард приходит к нам довольно рано, чтобы у нас была возможность обсудить все произошедшее после его отъезда в США, пока Элли еще спит.

Он рассказывает мне обо всем: о фотографии, которую Джасперу удалось раздобыть для него у своего друга; о том, что ему не хватило всего лишь нескольких минут, чтобы предотвратить выход пресс-релиза своего отца; об их ссоре и о папке.

Я помню всё, что много лет назад наговорил мне Карлайл Каллен по телефону, и, учитывая то, что рассказал Эдвард, моя кожа в буквальном смысле покрывается мурашками при одной мысли, что за моей дочерью – нашей дочерью – и мной самой все эти годы велось пристальное наблюдение. Это приводит меня в бешенство.

Эдвард описывает мне содержание нескольких фотографий, и становится очевидно, что Карлайл собирался сделать с этим файлом.

- О чем ты думаешь? – спрашивает Эдвард. Я слышу тревогу в его голосе и вижу беспокойство во взгляде.

Мы сидим на кухне за круглым столом. Элли, моя мама и Элис все еще спят наверху. Я попиваю чай, а Эдвард держит кружку с кофе, который мама купила для него и для Эммета.

- Твой отец - отъявленная сволочь, - говорю я.

- Я знаю, - соглашается Эдвард.

Мы замолкаем.

Я не могу перестать думать о том, в какое дерьмо ввязалась и во что втянула свою дочь – тьфу, нашу дочь. Это глупо, бессмысленно, нелогично, и, возможно, напоминает стандартное клише, но в моей голове крутится одна и та же мысль: «из всего многообразия пабов во всех городах мира он выбрал именно мой».

Конечно, я так не считаю, но по ощущениям это очень близко к тому.

И я не имею права так думать, не тогда, когда речь идет об Элли; или когда, взглянув на Эдварда, вижу, насколько он чувствует себя виноватым, словно на его плечи возложили ответственность за все ошибки мира. Ведь еще несколько дней назад я верила в это и, хотя сейчас я абсолютно точно расстроена, все же не могу свалить всю вину на него. Мы оба несем ответственность за то, что все пошло наперекосяк, но очевидно, что очень многое от нас и не зависело.

- Я не желаю, чтобы он находился близко к Элли.

- Он никогда не приблизиться ни к тебе, ни к Элли.

- Эдвард, я - взрослая женщина и сама могу позаботиться о себе, но его никогда не должно быть рядом с Элли. Никогда.

Он протягивает свою руку через стол и берет мою ладонь в свою, слегка сжимая ее.

- Белла, мы договорились об этом. Никогда.

Я медленно киваю.

Он внимательно наблюдает за мной.

- Мужчина… смуглый парень на тех фотографиях. Есть несколько снимков, где вы вместе до и после рождения Элли. Кто он?

- Должно быть, это Джейк.

Он отклоняется на стуле, и мне кажется, что я вижу крошечный намек на напряжение в его глазах.

- Джейк… из паба, - протягивает он, припоминая события прошлого. - Мне его лицо показалось знакомым, – он слегка кивает головой. – Вы были… у тебя с ним что-то было?

Я выдерживаю его взгляд.

- Да.

Эдвард вдыхает в легкие столько воздуха, что, кажется, его грудь лопнет, а затем тяжело выдыхает его. Когда он снова начинает говорить, в его голосе неожиданно сквозит напряжение.

Он рассказывает мне о запретительных судебных приказах (п.п.: Запретительный судебный приказ - вид судебного приказа, которым суд предписывает тому или иному лицу совершать определённые действия в отношении другого лица либо, напротив, воздерживаться от совершения таких действий. Лицо, нарушившее предписание приказа, может быть привлечено к гражданско-правовой или уголовной ответственности. Чаще всего используется как средство защиты жертв домашнего насилия, сексуального преследования, вторжения в личную жизнь), объясняя, что пресса пока не знает о них, но, как только они пронюхают обо всем, нам придется иметь дело еще и с этим.

- Белла, я за это тоже прошу прощения, - добавляет он, уставившись взглядом в стол, в его позе отчетливо видна скованность, - но это было необходимо.

- Я понимаю, что это действительно необходимо, Эдвард, - соглашаюсь я. – Мне это не нравится, но я не хочу, чтобы этот человек оказался рядом с Элли.

После моих слов его тело заметно расслабляется, и, кивнув, он продолжает рассказывать мне о том, что он начал расследование, чтобы узнать, кто сделал заявление от его имени, хотя мы прекрасно понимаем, куда приведут ниточки. Но его отец вовсе не глуп, и, скорее всего, отлично замел следы. К несчастью для него, Эдвард указал практически прямо на его во время своей пресс-конференции, так что им известно, с чего начинать поиски.

Он рассказывает мне о президенте и о том телефонном звонке, состоявшемся между ним, Таней и господином Мартином… и о последнем телефонном разговоре.

Мы сидим за столом в тишине, пока я пытаюсь переварить, сколько всего удерживало нас друг от друга. Трудно поверить, что столько сторонних, неподвластных нам сил могли определять наши судьбы.

Эдвард рассказывает мне о Джаспере - о том, как он был разочарован и сердился на брата, но сейчас… сейчас он пересмотрел свое отношение, поскольку Джаспер действовал не из злого умысла и очень помог ему в течение последних нескольких дней.

- Я… полагаю, что могу понять и это тоже, - говорю я. - Когда я звонила, он не представлял себе, кто я такая и почему звоню.

Мои мысли возвращаются к Роуз.

Она, по ее словам, также не желала никому вреда. Но в отличие от Джаспера Роуз знала, кто такой Эдвард, и как сильно он тогда был мне нужен…

Эдвард снова сжимает мою ладонь, полностью накрывая своей. Я смотрю на наши соединенные руки, вижу, как его пальцы нежно ласкают мою кожу, вызывая мурашки по всему телу, и забываю про Роуз.

- О чем ты думаешь?

- О том… насколько это странно, - задумчиво произношу я. – Несколько месяцев назад я даже представить себе не могла, что мы вот так будем сидеть в одной комнате, договариваясь о чем-то и соглашаясь друг с другом, – от этой мысли я громко фыркаю.

Эдвард рассматривает меня.

- Что?!

- Раньше я часто представлял себе это, - медленно говорит он. – Я задавался вопросом, каково было бы просыпаться с тобой по утрам, делить с тобой мои будни, делить мои… - он замолкает, делает глубокий вдох, а затем медленно выдыхает, - … делить с тобой очень многое.

Я громко сглатываю, не в силах оторваться от его пылающих глаз.

- Прости меня за все это, - вдруг просит он. – За… безумие, которое будет окружать нас в обозримом будущем, но, Белла, клянусь тебе, что бы не происходило, вы с Элизабет будете моим приоритетом.

- Я знаю.

Я удивленно моргаю, не веря в то, что сказала это. Мой ответ выскочил автоматически, но, что странно… возможно, я на самом деле верю ему.

Появившаяся на его лице после этих слов улыбка - открытая и удивленная, и невероятно захватывающая. Он весь сияет, и мне интересно, знает ли он; понимает ли, насколько эти его прикосновения, улыбки, его абсолютная открытость со мной обворожительны и совершенно обезоруживают.

Конечно, он знает. Он всегда это знал.

Я смотрю ему прямо в глаза.

- Эдвард, я знаю. Кое-что в тебе кажется очень знакомым, но в то же время есть то… что поменялось.

Он гладит мою руку, ожидая, что я продолжу.

- Я всегда знала, как серьезно ты относишься к своим обязанностям. В этом у меня никогда не было сомнений. Думаю, мне просто надо привыкнуть к мысли…

- Не к мысли, а к факту, - перебивает меня Эдвард, словно уже догадавшись, к чему я веду.

- О’кей, - медленно говорю я, - к факту. К факту того, что твои прежние цели больше не являются приоритетными. Нельзя было представить, что ты встретишь меня. Никогда не предполагалось, что у меня появится от тебя ребенок. Ты должен был жениться на Тане и иметь детей с ней, – на этих словах мою грудь сдавливает острая боль, и я вижу, как Эдвард вздрогнул, но мы оба знаем, что таковым был первоначальный план. Нет смысла притворяться, что это не так. - Она должна была стать твоей «первой леди» и объединить семейства Каллен и Мартин. Президент Мартин оставался бы твоим тестем, доверенным лицом, советчиком. Даже после вашего с Таней развода ваши семьи могли бы сохранять близкие отношения, и однажды, - когда ты занял бы президентский пост, - Мартин по-прежнему был бы твоей правой рукой. Предполагалось, что воплощение этих планов в жизнь было твоей обязанностью. Но из-за наших отношений… Мы разрушили эти грандиозные планы, Эдвард.

Он делает глубокий вдох и резко выдыхает одним рывком.

- Мне бы очень хотелось каким-то образом уберечь вас с Элли от этого всего. Несправедливо, что вы вынуждены постоянно расплачиваться за мои ошибки, – он крепко зажмуривается, прижимая ладонь ко лбу. – Боже, мне так жаль!

- Прекрати.

В одно мгновенье я выдергиваю свою руку из его ладони, и теперь уже мои пальцы сильно сжимаются поверх его. Он также быстро вскидывает на меня глаза и озадаченно моргает.

- Не извиняйся за это. Несмотря на то, что я ненавижу все, что сейчас происходит, и мне претит мысль, что Элли окажется впутана в это дерьмо, я… я горжусь тобой, Эдвард, горжусь тем, как ты справляешься с ситуацией, этого я никак не ожидала от тебя. Ты же знаешь, что нет. Не буду врать, что верила в тебя, но… на самом деле я тебе благодарна.

Именно так я чувствую, и, невзирая на то, что мне очень страшно признаться в этом, я знаю, что ему необходимо услышать эти слова.

- Однажды, когда Элли станет достаточно взрослой, чтобы понять происходящее, думаю, что она тоже будет тебе благодарна.

Эдвард сверлит меня пылающим взглядом.

- Спасибо, Белла, - хрипло выдыхает он, беря обе мои ладони в свои руки и поднося их своим губам. – Ты даже не представляешь, как много это для меня значит.

- Эдвард…

Он наклоняется и завладевает моим губами так быстро, что у меня не остается времени на сопротивление, даже если это то, что я собиралась сделать. Но поскольку я в этом не уверена, то позволяю ему целовать меня, его губам - захватить мою верхнюю губу, а затем переместиться к нижней и сделать то же самое, мягко, но настойчиво. Эдвард издает те тихие урчащие звуки, которые всегда сопровождали его поцелуи со мной. Я беспомощно выдыхаю ему в рот. Он собирается часто целовать меня, я знаю это, и он понимает, какое влияние его поцелуи оказывают на меня, как они всегда на меня влияли, и, кроме того, он в этом чертовски хорош.

Думаю, что меня это устраивает.

- Доброе утро, голубки, - раздается голос моей мамы.

Отпрянув от Эдварда, я чувствую, как мое лицо вспыхивает от смущения, что моя мать нас застала, но, судя по широкой улыбке, сияющей на ее лице, она вовсе не удивлена и не имеет ничего против.

- Эдвард, дорогой, моя дочь на завтрак может лишь заварить чай, поджарить тост и сварить яйцо. Разреши угостить тебя настоящим английским завтраком?

Эдвард нахально улыбается в ответ, хотя его щеки тоже покрыты легким румянцем, и, не отводя от меня взгляда, произносит:

- Звучит великолепно, Рене. Спасибо.

- Без проблем, голубчик. Думаю, я слышала, что твоя дочь уже проснулась и копошится у себя в комнате. Хочешь удивить ее? Уверена, она не знает, что ты здесь, иначе бы весь дом уже стоял на ушах.

Лицо Эдварда сияет.

- Я скоро спущусь.

- Хорошо, - тихо отвечаю я, все еще смущаясь оттого, что моя мама стала
свидетелем нашего поцелуя.

Когда Эдвард скрывается на лестнице, мама без церемоний занимает его место.

- Он - сильный мужчина, Белла. Как раз из того разряда, кто сможет защитить тебя и Элли.

- Мам, я сама прекрасно могу позаботиться о себе и Элли, - немного раздраженно говорю я, но не потому, что я против Эдварда как такового, а потому, что мне не нравится мысль, что нам с Элли нужно, чтобы о нас заботились.

- Послушай меня, дорогая, - усмехается она, похлопывая меня по руке, что моментально вызывает в моей памяти то, как всего несколько минут назад Эдвард сжимал мою ладонь. – Я знаю, что ты можешь сама позаботиться о себе и Элизабет. Ты прекрасно с этим справлялась на протяжении последних шести лет. Но сейчас столько всего грядет, и я чувствую себя намного спокойнее, зная, что вам не придется больше делать это в одиночку, Белла.

- Мамуль, я никогда не боролась в одиночку, - нежно улыбаюсь ей я, - со мной рядом всегда была ты.

Моя мама не относится к типу женщин, склонных воспринимать все эмоционально и со слезами, уж точно не после смерти моего отца, но я вижу, что ее глаза наполняются влагой.

- Я всегда буду рядом с тобой, но это вовсе не то, что я имела в виду, и ты знаешь это.

Я медленно киваю.

- О, дорогая, нет ничего плохого в разделении ответственности, - смеется она. – Ты так долго управлялась со всем сама.

И тут, напугав меня, в кухню врывается Эммет. Он склоняется и быстро чмокает мою маму в щеку, а мне взъерошивает волосы.

- Утро доброе, мэм, Белла, - благо, он умудрился не сказать «мам» вместо мэм. - Я принес утренние газеты, - объявляет он с надрывом в голосе.

«The Guardian», «The Sun», «The New York Times» летят на стол, на первых полосах каждого издания заголовки о нас с Эдвардом.

Я обреченно опускаю плечи и прикрываю глаза. Несмотря на то, что это было вполне ожидаемо, но видеть это вживую болезненно.

Я чувствую, как мама сочувственно сжимает мое плечо. Когда я поднимаю на нее глаза, она спокойно смотрит на меня.

- Белла, теперь у тебя есть он, чтобы стоять рядом с тобой плечом к плечу. Позволь ему разделить с тобой тяготы. Вы оба можете облегчить друг для друга эту ношу.

Эммет стоит позади мамы и рьяно кивает в знак согласия с ней, вовсе не скрывая того, что слышал все, что она мне сказала.

Я тяжело вздыхаю и разворачиваю газеты.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀
- Мамочка, папа, почему за нами ходят эти люди с камерами? – спрашивает Элли через пару дней, когда мы с Эдвардом укладываем ее в постель.

Я надеялась, что мы не будем вдаваться в подробности, но Элли слишком любознательна, и ее точно не удовлетворит частичный ответ, тем более, что, к сожалению, в ближайшее время пресса не оставит нас в покое. Наши лица были везде – на экране телевизора, в газетах, и у нас нет возможности оградить дочь от этой лавины информации, как бы мы с Эдвардом не старались это сделать последние несколько дней.

Инсинуации в обществе продолжаются, но некоторые вещи воспринимаются теперь как «факты».

Эдвард не знал о существовании своей дочери.

Он не был женат в тот момент, когда она была зачата.

Он являлся солдатом в увольнении со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ничто человеческое ему не чуждо.

Он был и, по всей видимости, может быть все еще «влюблен».

Очевидно, что он страстно желает построить отношения с дочерью, которую прятали или не прятали от него все эти годы.

Он был честен и перевернул политический мир с ног на голову своей честностью, а еще поднял переполох из-за домыслов и спекуляций, пообещав провести расследование.

Ему все еще следовало баллотироваться в Сенат.

Я по-прежнему оставалась загадкой.

Каковы были мои истинные намерения?

Странно, но в США все вроде бы сфокусировались больше на том, чтобы докопаться до сути вещей, и на оценке шансов Эдварда, если тот передумает и решит все-таки по возвращении в Штаты продолжить предвыборную гонку в Сенат, в то время как британские таблоиды интересовались только моей персоной.

На самом деле Эдвард планировал созвать еще одну пресс-конференцию, но я убедила его этого не делать. Он уже сделал свое заявление, и если попытается и дальше нагнетать обстановку, общественность рассмотрит этот шаг, как попытку защитить меня любой ценой, даже если это и правда.

Кроме того, казалось, что общественность и пресса понемногу начали складывать два плюс два.

Генеральный прокурор ведет расследование того, кто выпустил то заявление от лица штаба Каллена.

Был ли это отец Эдварда Карлайл Каллен?

Если да, то непричастен ли он также и к преждевременному объявлению о «помолвке» Эдварда и Тани?

Был ли с этим связан президент Мартин еще в свою бытность сенатором?

И последние слухи: мог ли президент Мартин быть каким-либо образом вовлечен в сокрытие факта существования ребенка?

В настоящий момент меня мало волнуют спекуляции вокруг моей персоны, больше всего я переживаю, как это отразится на нашей дочери, потому что это только начало. Как только Эдвард вернется домой, он встретится с федеральными агентами. Пресса все еще не в курсе предстоящего расследования. И как только они узнают об этом… что ж, последствия будут громкими.

Да, все только начинается.

Я не завидую Эдварду в том, что общественность была готова простить его практически в ту же секунду, как он спустился с подиума. Он - человек, которого заботят вопросы, затрагивающие его страну, наш мир, и он продолжит делать свою работу в качестве конгрессмена независимо от вмешательства СМИ в нашу частную жизнь. Временами мне по-прежнему трудно примирить эту версию Эдварда со сложившимся у меня за последние семь лет его образом.

Он снова уедет в конце этой недели. Он все еще конгрессмен Эдвард Каллен, и на него возложены обязанности в правительстве. Всю неделю он будет занят на заседаниях, и, честно признаться, из-за этого я ощущаю неловкость, не потому, что сомневаюсь в его намерениях, а потому что ясно понимаю, насколько позволила себе довериться ему.

С учетом всего происходящего сейчас и всего того, что нам еще предстоит пережить, я соглашаюсь со словами своей мамы, что нуждаюсь в его помощи в управлении маленьким семейным королевством и поддержке, чтобы справиться со сложившейся ситуацией.

Я начинаю зависеть от него, и это до чертиков пугает меня.

Все это и привело нас сейчас к тому, что Элли задала свой вопрос.

- Элли… - я пробегаюсь рукой по ее раскинувшимся на подушке волосам, и она смотрит на нас полными доверия глазами, - …когда-то очень давно, мама с папой… - я кидаю взгляд на Эдварда. - Мы оба наделали ошибок. Ошибок, из-за которых… папе было трудно найти тебя. А теперь, когда он нашел свою дочку, у многих людей и здесь, и в Америке возникло много вопросов.

- Но почему?

- Элизабет, ты понимаешь, как функционирует правительство? – спрашивает ее Эдвард.

Элли отрицательно качает головой.

- Давай я объясню тебе, - предлагает он.

- О боже, мы застрянем здесь надолго, - дерзко улыбаюсь я.

Эдвард криво усмехается, но его глаза сияют, и я точно знаю, что он вспоминает то же, что и я – первый урок об американском правительстве, который он преподал мне.

- Прекрасно, - ерничает он, а я тихо посмеиваюсь, ощущая, как мои щеки покрывает легкий румянец, но на этот раз это приятное чувство. – Я расскажу ей укороченную версию. Правительство помогает управлять страной, солнышко. Там, в Штатах, я - часть правительства.

- Как премьер-министр Кэмерон? – уточняет Элли.

- Что-то в этом роде, но немного по-другому, - поясняю я ей. – Но, как и премьер-министр Кэмерон иногда появляется по телевизору и в газетах, так и твоего папу можно увидеть и по телевизору, и в газетах. И точно также, когда с премьер-министром что-то случается, о нем рассказывают по телевизору и в газетах…

- Они хотят рассказать о том, как папа меня нашел? – спрашивает дочь.

- Точно, - улыбаюсь я.

Эдвард встречается со мной взглядом, его глаза полны гордости.

- Она такая смышленая, - говорит он одними губами.

- Мамуль, когда я сегодня играла с Сэмми из соседнего дома, он сказал мне, что его папа думает, что ты прятала меня от моего папы.

Вот черт!

- Элли, я…

- Элизабет, - нежно шепчет ей Эдвард, - твоя мама никогда не прятала тебя от меня. Есть вещи… которые трудно объяснить, мы все расскажем тебе, когда ты немного подрастешь, но… некоторые люди, ты их не знаешь, но они сделали так, чтобы я не смог узнать о твоем существовании. Теперь же, когда я знаю о тебе, я здесь и всегда буду рядом. Мы с твоей мамой вместе всегда будем заботиться о тебе.

- Пап, а почему те люди так поступили?

- Потому что иногда… люди необдуманно принимают решения и делают ошибки.

- Папочка, а те люди… Вдруг они снова попытаются отобрать тебя у меня? – ее нижняя губа дрожит, и она вдруг выглядит такой напуганной, что у меня внутри все переворачивается.

- Нет! Нет, Элизабет! - быстро уверяет ее он, и прежде чем я успеваю хоть как-то среагировать, наклоняется, вынимает ее из-под одеяла и сажает к себе на колени. – Больше никто никогда не отберет тебя у меня. Я обещаю, – Эдвард целует дочь в лобик, и она теснее вжимается в него. – Договорились?

Она кивает, на ее лице появляется маленькая улыбка. Дочь крепко обнимает его и закрывает глазки.

Они оба молча сидят, и спустя несколько секунд, оставив поцелуй на лбу Элли, я тихо поднимаюсь и покидаю отца и дочь, чтобы они смогли наверстать один из тех драгоценных моментов, упущенных за эти шесть лет.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀
Эдвард застает меня на кухне, где я наблюдаю за звездами через выходящее в сад окно, жалея, что не имею возможности смотреть на них с улицы. Но сейчас у меня нет ни малейшего желания иметь дело со вспышками фотокамер.

- Она уснула, - выдыхает он позади меня.

Я киваю.

Когда его теплые руки ложатся на мою талию, когда его дыхание окружает меня, я откидываюсь на его грудь и вздыхаю, чувствуя себя спокойно и уютно. Слишком спокойно.

- А теперь я собираюсь позаботиться о тебе… - говорит он. - Заседание Конгресса продлится всю неделю, и я не смогу приехать вплоть до следующих выходных, а после разговора, который у нас только что состоялся, боюсь, что мои ответы не полностью удовлетворили Элизабет. Может быть, мне вовсе не стоило все это ей говорить.

- Эдвард, - возражаю я, - ты же видел, насколько она любознательна. Она все равно продолжит задавать вопросы.

Я оборачиваюсь, его руки все еще на моей талии. Он выглядит искренне озабоченным, и это действительно смущает меня. В то же время я приятно удивлена откровенностью его реакций, которые он больше не скрывает от меня.

Я стараюсь приободрить его улыбкой.

- С ней все будет в порядке, Эдвард. Ты будешь звонить ей, а она – тебе, глубоко за полночь, невзирая на наши с бабушкой объяснения, что существует огромная разница во времени, – он смеется. – В конечном счете, тебе также придется вернуться в свой офис в Нью-Йорке.

- Сейчас я даже не думаю об офисе, - тихо вздыхает он.

Я хмурюсь, понимая, что он хочет как можно больше времени проводить с Элли, но правда состоит в том, что их разделяет огромный океан.

- Эдвард, все нормально. Я просто буду… уверять ее, что ты вернешься.

- Я вернусь, как только закончится парламентская сессия, – он неожиданно улыбается, словно до него только что дошел смысл моих слов. – Ты будешь уверять ее, что я вернусь?

- Да, - я делаю глубокий вдох и медленно выдыхаю, - буду.

Он удерживает мой взгляд. Я смотрю, как его пальцы медленно приближаются к моему лицу, а затем он проводит ими по моей щеке, вызывая у меня дрожь.

- А ты, Белла? Ты веришь в то, что я вернусь? Ты веришь, что в этот раз я сдержу свои обещания?

Я молчу, но, когда он склоняется ко мне, и его губы приближаются к моим, когда он дарит мне один из своих самых нежных и трепетных поцелуев, я отвечаю ему тем же.

На этот раз мы будем продвигаться медленно, потому что в первый раз двигались слишком быстро. В одно мгновенье у нас было все… а потом не стало ничего.

Может быть, в этот раз, несмотря на царящий хаос, мы сможем найти способ, чтобы это сработало.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀
Когда приходит воскресенье, мы ведем Элли на футбол, не обращая внимания на окружавших наш дом и ждущих нас на поле журналистов.

Пока мы забираемся в машину Эдварда, они справа и слева лезут со своими вопросами, игнорируя усилия Эммета и его ребят, пытающихся удержать их как можно дальше от нас.

Элли смотрит на них широко распахнутыми глазами. Я могу лишь надеяться, что она не понимает и половины этих вопросов.

- Мамочка, папа, они всегда будут нас фотографировать? – спрашивает она.

- Нет, не всегда, - разубеждает ее Эдвард. – Давай притворимся, что их здесь просто нет, и они, в конце концов, уйдут, - он одаривает ее одной из своих самых обезоруживающих и убедительных улыбок.

Дочка усаживается в детское кресло на заднем сиденье, рьяно кивая ему головой. Если отец сказал ей игнорировать их, Элли намерена игнорировать их.

Как только начинается игра Элли, ни у кого из нас не остается времени на беспокойство по поводу прессы. Подобно своему отцу, она всегда сосредоточена на том, что у нее на уме, и сейчас это ход игры.

К сожалению, на этой неделе ее команда проигрывает, но дочь выходит с поля с улыбкой на лице. Розали приободряет ее и других девочек, гладя их по голове и ероша волосы, поздравляя с отлично проделанной работой.

- Мы проиграли, - подойдя к нам, сообщает дочь, равнодушно пожимая плечами.

Эдвард посмеивается и поднимает ее на руки.

- Проигрывать также важно, как и выигрывать.

- То же самое только что сказала тетя Роуз.

Эдвард поджимает губы и ничего не отвечает.

Журналисты все еще поблизости, но Эдвард не желает лишать дочь мороженого в «Олд Ли». Думаю, это стало традицией. И, конечно, это правильно, мы не можем прятаться. Нам необходимо вести нормальную жизнь.

- Позвольте мне только сходить в дамскую комнату, - кричу я Эдварду, который бредет к машине с дочерью на буксире.

Он оборачивается, его лоб прорезают морщины.

- Ты хочешь, чтобы мы подождали тебя?

- Нет, идите к машине. Я сейчас подойду.

Он кивает.

- Эммет, сделай одолжение, останься с Беллой, пожалуйста.

Эммет коротко кивает и, отдав указания остальным парням следовать за Эдвардом и Элли, шагает ко мне. Я закатываю глаза.

- Ты и в туалетную кабинку со мной пойдешь?

- Только если ты мило попросишь, - ржет он.

Я делаю вид, что сержусь на него, пока он продолжает посмеиваться.

- Ты можешь, подождать хотя бы в нескольких ярдах от туалета? Потому как даме абсолютно непросто облегчиться, зная, что за дверью кабинки ее ждет мужчина.

Он в раздумье барабанит пальцем по подбородку.

- Да, я понимаю, что это может помешать тебе расслабиться, - он пожимает плечами. – Я подожду тебя прямо здесь.

- Спасибо, - фыркаю я и слышу за спиной его гогот, пока иду по направлению к маленькому зданию, где находится туалет.

Я мою руки и вдруг слышу снаружи голоса. Я хмурюсь, будучи уверенной, что за мной сюда последовали репортеры.

Ради всего святого, неужели человек не может спокойно пописать?

К моему удивлению, когда я выхожу, то обнаруживаю Эммета и Розали, гневно зыркающих друг на друга.

- Я просто хочу поговорить с ней, - шипит Розали.

- Послушайте, извините, но здесь и сейчас это невозможно. Я не знаю, на кого вы работаете и… - спокойно парирует Эммет.

- Да ни на кого я не работаю!

Я быстро подхожу к ним, но, несмотря на тон голоса и неподвижную позу Эммета, проявляющего стойкость, в нем ощущается что-то похожее на… сострадание, и я вижу сочувствие в том, как он смотрит на нее.

- Поверьте мне, я действительно сожалею, но не могу вас пропустить…

- Эммет, все в порядке. Я поговорю с ней.

Когда Розали оборачивается и видит меня, она испускает вздох облегчения.

Мы образуем что-то вроде треугольника; Розали и я стоим, неловко переминаясь, а Эммет, скрестив руки на груди, переводит взгляд то на нее, то на меня.

- Эммет, дай нам минутку, хорошо?

Его глаза продолжают метаться между мной и Розали, взвешивая и оценивая ситуацию.

- Пожалуйста, - умоляет его Розали.

- Эммет, большинство репортеров разошлись. Все в порядке, - уверяю его я.

Он еще раз обводит взглядом нас обеих, с любопытством прищурив глаза, когда они останавливаются на Роуз, словно что-то в ней его ошеломляет, а затем начинает отступать.

- Белла, нам надо быстро вернуться. Иначе Эдвард придет искать нас, - предупреждает меня он, приподняв бровь.

- Хорошо, хорошо, - соглашаюсь я. – Мы быстро.

Эммет отходит на несколько футов, а затем поворачивается к нам спиной, продолжая охранять нас. Несколько секунд Роуз пялится на его спину, но затем я кашляю, ведь меньше всего мне хочется, чтобы сюда пришел Эдвард.

Мы стоим и пару минут просто смотрим друг на друга, и я вижу, что она подбирает слова.

- Послушай, я должна бежать. Мы с Эдвардом ведем Элли есть мороженое перед тем, как он уедет…

- Я видела его пресс-конференцию.

- Прекрасно, - говорю я, пожимая плечами.

- Белла, ты считаешь, что… он вернул бы все назад тогда? Бросил бы все?

Я чувствую, как во мне растет раздражение, и резко вздыхаю.

- Я не знаю, Роуз, и никогда не узнаю, что было бы, если…

На ее лице появляется виноватое выражение, и она смотрит себе под ноги.

- Я не пытаюсь завязать с тобой спор, Белла. Это вопрос, который я задавала себе каждый день после его обращения, и даже… еще раньше, - говорит она дрожащим голосом. - Мне бы хотелось знать, могу ли я поговорить с тобой, с вами обоими.

Я сглатываю комок в горле. На нее тяжело смотреть, трудно смириться с возникшей между нами неловкостью, помня, насколько мы были близки, понимать, что я доверила ей свою жизнь, и что никогда не смогу верить ей снова.

- Мне тоже хотелось бы поговорить. Но Эдвард улетает сегодня и вернется не ранее следующих выходных, а я не уверена, что он готов беседовать с тобой сейчас. По крайней мере, спокойно. Как ты могла заметить, вокруг происходит много дерьма.

Она кивает.

- Ко мне приходило несколько репортеров.

Мои глаза тут же тревожно округляются.

- Я бы никогда не стала разговаривать с ними, Белла. Я надеюсь, что хоть это ты понимаешь. Послушай, я знаю, что я… - она вздыхает. - Просто дай мне знать, хорошо? Когда ты будешь готова. Когда… он будет готов. Просто дайте мне знать.

- Ты уверена, что хочешь через это пройти? У него не найдется для тебя добрых слов, Роуз, - предупреждаю я, потому что, несмотря на все случившееся, не могу ее не предостеречь.

Она кивает, и я разворачиваюсь, собираясь уходить.

- Белла, - зовет она, - скажи Элли, что она сегодня отлично играла.

Я с трудом сглатываю сухость в горле и, не оглядываясь, киваю.

 

 


Перевод: white
Редакция: CullenS
Литературный редактор: mened

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1609-168
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (09.04.2014)
Просмотров: 2864 | Комментарии: 39 | Рейтинг: 5.0/84
Всего комментариев: 391 2 3 4 »
0
39  
  Роуз жаль. Белла могла бы попробывать на всю ситуацию глазами Розали и тогда она возможно смогла бы ее понять и простить. Нельзя вот так просто выкидывать столько лет дружбы и близких отношений. Ей нужно выслушать подругу, а не выкидывать ее из своей жизни.

0
38  
  сплошь вопрос доверия...

0
37  
  Эдвард молодчина - защищает свою семью  good

0
36  
  Да Эдвард всерьез отвечает за свои слова он постоянно рядом, любит и заботится о своей семье....................................... good [img]../../../smiles/good.gif[/img] Элли полюбила отца и привязана к нему,  прямо наверстывает недоданное им............................. [img]../../../smiles/kiss111.gif[/img] их любовь возродилась и усилилась стоило им обрести друг друга..................[img]../../../smiles/sval2.gif[/img]..............:kisssss:Ее мама мудрая, приятная и добрая женщина правильно говорит своей дочери поделить обязанности.................. JC_flirt Все будет хорошо................. good

35  
  ой!! спасибо за главу! fund02016

34  
  Чтож, они вновь учатся доверять друг другу, особенно Белла... И почему-то я уверена, что Эдвард не подведет! good
Спасибо большое за продолжение! lovi06032

33  
  спасибо за главу) good

32  
  Спасибо за новую главу! Все замечательно, жизнь налаживается у наших героев good

31  
  Все так сложно и прекрасно...
Спасибо за главу!

30  
  Спасибо за главу!!! lovi06032

1-10 11-20 21-30 31-39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]