Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Наследие Калленов. Глава 2. Паб в Майл Энд*, Лондон

* Прим. пер.: Майл Энд – район в восточном Лондоне.



Семь лет назад.

BPOV

Янки за угловым столиком – чертовски шумные засранцы. Они смеются и чокаются пинтами, раскачиваются, обняв друг друга за плечи, и голосят «Боже, храни королеву!» (прим. пер.: национальный гимн Великобритании), а в это время из колонок звучит песня, вроде бы, Келли Кларксон. Хотя постойте… кажется, они вообще поют какую-то американскую версию, заменяя некоторые слова на очень пошлые аналоги. Смех одного из них особенно выделяется – он кажется ярче и глубже, чем у остальных. Он удивительно заразителен: стоит ему зазвучать, все остальные в их группе тоже начинают хохотать. И по какой-то неведомой мне причине, он заставляет и меня смеяться вместе с ним.

- Похоже, они отрываются по полной, – усмехается Розали, стоя рядом со мной. Она вытирает пинты и подает мне, чтобы я снова наполнила их для тех чуваков, уже по пятому кругу за вечер.

Бросив в их сторону быстрый взгляд, я широко улыбаюсь.

- Да они нажрались в стельку! – смеется она. – По-моему, они военные…

- Почему ты так решила?

- Ну, они все коротко пострижены, к тому же я слышала, как они благодарили одного из них за его идею отправиться в увольнение в Лондон, а не лететь домой в Штаты.

Розали медленно кивает головой, обдумывая мои слова.

- Я была бы не против перепихнуться с американским солдатом в увольнении… Немного воодушевить его, чтобы ему было что вспомнить, когда он вернется в свою унылую пустыню.

- Роуз! – хохочу я, толкая её бедром.

Она смеется в ответ, запрокинув голову. Её длинные светлые волосы красиво развиваются за спиной. Я снова бросаю взгляд на парней. Оказывается, некоторые из них смотрят в нашу сторону, перешептываясь и посмеиваясь между собой.

Распутная улыбка не сходит с лица Роуз.

- Дай мне знать, если потребуется помощь, ага?

- Ага, – ухмыляюсь я, пока она неторопливо удаляется, чтобы обслужить своих клиентов.

Джейк подходит ко мне сзади, практически вплотную, и, склонившись надо мной, шепчет на ухо:

- Кучка несносных задротов, не так ли?

Я закатываю глаза и отстраняюсь от него, расставляя кружки на подносе. Я говорила ему не подходить ко мне вот так сзади.

- Сейчас пятничный вечер. Они – кучка американцев, решивших развлечься в свой выходной. Ничего плохого в этом нет, не так ли?

- Хочешь, я обслужу их вместо тебя? – спрашивает он, указывая подбородком на полный кружек поднос.

- Я справляюсь, спасибо, – отвечаю я, поднимая поднос и направляясь к их столику.

Я прекрасно понимаю, что Джейк на меня запал. С тех пор как Роуз помогла мне устроиться в этот паб, он из кожи вон лезет, чтобы помочь мне, заговорить со мной, положить руку мне на плечо, вытереть несуществующее пятнышко на моем лице… Это слегка раздражает, но он - хороший парень, к тому же вполне симпатичный: довольно высокий, с необычными черными, как смоль, волосами и практически такими же темными глазами. Роуз считает, что я сошла с ума, не давая ему зеленый свет, но это просто не мое. Поэтому, чтобы не внушать ему ложных надежд, я сказала, что сейчас мне не нужны романтические отношения: моя единственная цель – пережить следующие три года учебы в университете без эксцессов.

К сожалению, похоже, мои слова плохо доходят до его твердолобой башки.

Дабы избежать инцидентов, я медленно, не сводя взгляда с подноса, направляюсь к шумной кабинке, заполненной дюжиной поддатых чуваков. Достигнув столика, я сразу же начинаю расставлять кружки, не поднимая глаз.

Я начинаю паниковать, когда поднос накреняется влево, но неожиданно чья-то рука удерживает его, помогая вернуть в устойчивое положение.

Я смотрю вверх и вижу невероятно яркие, зеленые глаза, которые только можно представить. Такое чувство, что я смотрю в них целую вечность, пока ко мне вновь не возвращается дар речи.

- Спасибо, – удается прошептать мне, все еще утопая в его глазах.

- Пожалуйста, – отвечает он. А я продолжаю молча смотреть на него.

- Похоже, ты поймал еще одну, Каллен, – хихикает кто-то за столом.

- Мой герой, – насмешливо выкрикивает еще один писклявым голосом, который, полагаю, должен изображать меня.

За этим следует взрыв хохота.

Очевидно, я веду себя как какая-то обалдевшая дура.

Я моргаю и стараюсь собраться с мыслями, снова переключая внимание на пивные бокалы, тем самым получая возможность опустить голову, чтобы волосы упали вокруг лица, скрывая вспыхнувший на щеках румянец, и продолжаю освобождать поднос от последних кружек.

В самом деле, несносные задроты.

Несмотря на смущение, я поднимаю взгляд, на этот раз стараясь не встречаться с теми зелеными глазами.

- Джентльмены, вам еще что-нибудь нужно? – спрашиваю я, кладя салфетки на стол.

- Ага, может, дашь мне свой номер, крошка?

- Или адрес?

- Или сладкий поцелуй!

- А еще лучше, если ты приведешь сюда свою подружку, и мы устроим настоящую вечеринку!

Последнее вызывает еще больше резкого гогота и свиста. Они говорят мне, что у меня красивые глаза и великолепные волосы. Я благодарю их, улыбаясь, и нетерпеливо постукиваю по подносу, ожидая, когда кто-нибудь соизволит озвучить то, что у них есть хоть какой-то гребанный шанс получить.

Все они, мать их, плотоядно таращатся на меня – похотливые уроды.

- Значит, больше ничего? – произношу я с натянутой улыбкой. – Хорошо. Дайте знать, когда потребуется следующая порция пива.

Когда я разворачиваюсь, чтобы уйти, кто-то хватает меня за запястье и резко дергает назад. Я оборачиваюсь, напуганная и более чем раздраженная наглостью того, кому хватило мозгов прикоснуться ко мне.

- Ты, мать твою… – мне не удается закончить, потому что Зеленоглазый одной рукой хватает меня, а другой с силой отрывает лапу того придурка от моего запястья.

- Черт! Что, черт возьми, это было?

- Не. Трогай её, – низким, угрожающим тоном рычит Зеленоглазый.

Я стою, оторопев, придерживая одной рукой другую – не из-за того, что больно. Просто, когда Зеленоглазый прикоснулся ко мне, это вызвало ощущение пронзившего меня до кончиков пальцев, сводящего с ума электрического разряда. В этот самый момент я нахожусь почти на гране оргазма.

- Что за черт?! – стенает тот нахал. – Я просто хотел с ней позабавиться! – обхватив свое запястье, он смотрит на Зеленоглазого в абсолютном негодовании и держит свою руку так, будто ему действительно больно.

- Она здесь не для того, чтобы тебя развлекать, – отвечает Зеленоглазый сквозь сжатые зубы. – А теперь посмотри на нее и извинись.

- Да пошел ты!.. – со смешком фыркает нахал.

За столом воцаряется тишина.

- Встать. Смирно, солдат! – окликает его один из парней гораздо более серьезным тоном, чем пару мгновений назад. – Ты перебрал, но это не оправдание, чтобы забыть, что ты разговариваешь со своим сержантом.

- Да на хрен все это! Сейчас мы в тысячах километров от гребанной пустыни! – он свирепо смотрит, упрямо поджав губы.

- Извинись перед девушкой, сейчас же, – повторяет сержант Зеленые глаза, раздувая ноздри.

Наглый задрот медленно переводит взгляд на сержанта, встает и делает два шага к тому месту, где сидит Зеленоглазый. Он злобно смотрит на него.

- Ты меня заставишь?

- Вот дерьмо, – тихо произносит один из них.

- Отставить, солдат, – командует Серьезный тоном, не терпящим возражений.

Офигеть… «Вот дерьмо» – верное высказывание. Эти ребята собираются затеять заварушку, и я вот-вот окажусь прямо в её центре.

Зеленоглазый встает. Когда он это делает, мне удается хорошенько его разглядеть, и… мать моя женщина!

Если до этого я была ослеплена лишь его глазами, то теперь… Это лицо – оно абсолютно идеально с совершенной линией челюсти, которая в данный момент очень напряжена. Его волосы не такие короткие, как у остальных, и, хотя в пабе темно, в свете встроенных ламп его пряди переливаются оттенками рыжеватого и каштанового. Он высокий, больше шести футов ростом; плечи широкие, осанка – идеально прямая. В выцветших синих джинсах и черной футболке он выглядит стройным, но в то же время мощным: его руки мускулистые, с четким рисунком вен. Есть в нем что-то такое, что излучает самообладание и авторитет, что безоговорочно требует уважения и субординации.

К тому же, совершенно очевидно, что, хотя остальных уже развезло, он даже и близко не пьян.

- Да, Джеймс, – говорит он спокойным и в то же время приказным тоном. Его лицо невозмутимо, не выражает практически ничего, но глаза… – Если понадобится, я тебя заставлю.

- В чем здесь проблема? – слышу я голос Джейка позади себя.

Хотя Джейк и огромный, никто из парней не обращает на него никакого внимания. Нахал Джеймс и сержант Зеленые глаза намертво сцепились и меряются силой взглядов, пока остальные внимательно за ними наблюдают.

Вдруг нахал делает глубокий вдох и медленно отступает, а затем поворачивается ко мне, злобно ухмыляясь:

- Приношу свои извинения.

Я моргаю и поспешно киваю. Вокруг все еще царит сводящая с ума тишина.

- Отлично, – говорит Джейк, – вам, ребята, уже хватит, и думаю, вам пора уходить.

Джеймс порывисто подхватывает свою куртку и, не глядя ни на кого из своей компании, стремительно бросается к выходу из паба.

- МакКарти, иди за ним, – приказывает сержант Зеленые глаза.

Не произнеся ни слова, тот самый Серьезный вскакивает со стула и следует за Нахалом к выходу.

Остальные из их группы, немного протрезвев за эти несколько минут, начинают доставать бумажники, и каждый бросает деньги на столик, а затем выходят вслед за Джеймсом и МакКарти.

В конце концов, сержант Зеленые глаза достает свой бумажник из заднего кармана брюк и кладет на стол весьма приличную сумму.

Он говорит, не отрывая от меня глаз, холодным и не терпящим возражений тоном:

- Прошу прощения за неудобства, – затем он разворачивается и уверенной походкой выходит из паба, а я остаюсь и неотрывно слежу за его удаляющимся задом.

Вообще-то, очень привлекательным задом…


῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Несколько часов спустя Роуз, Лия – сестра Джейка, которая тоже работает с нами – и я заканчиваем убирать паб. Остальные сотрудники уже разошлись по домам, но поскольку Роуз, Лия и я живем вместе, то мы и остаемся, чтобы все закрыть.

Когда все сделано, мы выключаем свет и выходим на прохладный ночной воздух. Паб расположен прямо под Зеленым мостом в Майл Энде, и пока в старом добром Лондоне, как обычно, моросит, мост на время укрывает нас от дождя. Джейк спрашивает о наших планах на вечер, и прежде, чем я успеваю подать знак, Розали разбалтывает, что их нет.

Майл Энд парк, Зеленый мост

 


- Так, может, я зайду? Посмотрим телек… или еще что-нибудь?

Он смотрит прямо на меня, произнося «или еще что-нибудь».

- Звучит супер! – отвечает Роуз, широко улыбаясь в мою сторону. Лия дает такой же одобрительный ответ, а я отворачиваюсь и молчу.

Когда мы делаем первые шаги, и я натягиваю капюшон, Джейк спрашивает:

- Белла, хочешь пойти со мной под моим зонтом?

- Нет, спасибо. По-моему, все не так уж и плохо, правда? – и тут меня осеняет блестящая идея. – Вообще-то, я собираюсь прогуляться по парку перед тем, как идти домой.

Парк Майл Энд расположен прямо над нами и соединяется мостом.

- Ты что, с ума сошла? – спрашивает Лия, в то время как Розали просто понимающе ухмыляется мне. – Нельзя сейчас гулять по парку. Там темно, и, наверное, шатаются толпы психов.

Я закатываю глаза.

- Там полно фонарей и народа. Это абсолютно безопасно.

- Нет, Белла. Лия права. Нельзя туда идти, – качает головой Джейк, что только еще больше убеждает меня уйти.

Я поднимаю одну бровь, глядя на него, а затем обращаюсь к Лие и Роуз:

- Увидимся позже.

Когда я ухожу, Джейк окликает меня:

- Хочешь, я пойду с тобой?

Черт подери, что должна сделать девушка, чтобы до него, наконец, дошло?!

Я отрицательно мотаю головой, мечтая убраться как можно скорее:

- Все в порядке! Чао!


῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Парк вообще-то вполне симпатичный, хотя, полагаю, по сравнению с лугом, озером и розариями Гайд-Парка или грандиозным дворцом в центре парка Сент-Джеймс он может казаться несколько унылым. Но в парке Майл Энд много деревьев и несколько живописных пешеходных дорожек, одна из которых ведет к мостику до крохотного островка в центре озера. Само озеро имеет вытянутую форму и, скорее, напоминает канал; я провела не один день, катаясь вокруг него на велосипеде. Обычно летом, как сейчас, работает плавающий рынок – всевозможные безделушки, сэндвичи и другие закуски продают прямо с барж, – но в это время суток он, конечно, уже закрыт.

Майл Энд парк, вид на озеро

 

 


Собственно говоря, здесь не так уж много людей. Наверное, из-за дождя, который заметно усилился. Я натягиваю капюшон пониже, потому как, либо это, либо придется отправиться домой и провести поздний вечер, переходящий в раннее утро, в компании Джейка, который жаждет попытать со мной счастья.

Я выбираю дождь.

Мои мысли уносятся домой, к маме и младшей сестренке. Может быть, завтра сесть на поезд и поехать навестить их и…

Вдруг кто-то стягивает с меня капюшон, и мое сердце, чертыхаясь, уходит в пятки, а затем я оборачиваюсь и натыкаюсь на те самые зеленые глаза из паба.

- Ты только что до смерти меня перепугал!

Зеленоглазый просто стоит, и все в его позе выражает крайнюю степень расслабленности: одна нога чуть согнута в колене, руки в карманах. Уголок его рта приподнимается в самой великолепной из всех возможных улыбок. Я поражена до немоты. Слава богу, он начинает говорить:

- Прости, я не хотел. Я как раз пытался придумать, как подойти к тебе, не напугав.

Я хмурю брови, а он по-прежнему стоит, и на его лице в этот момент нечто среднее между ухмылкой и улыбкой. Наконец, ко мне снова возвращается связная речь:

- Как долго ты за мной шел?

- С того момента, как ты вышла из паба.

- Ты следил за мной от паба?

Он кивает.

- Твои друзья были правы. Это не самое безопасное место для прогулок одной в это время суток.

Я поджимаю губы и изучающе смотрю на него. Все еще идет дождь, уже не проливной, но и не слабый. Капли падают ему на лицо, но, кажется, его это мало волнует. На нем распахнутая куртка «пилот», и его футболка все больше намокает, обтягивая хорошо накачанную грудь. Он проводит рукой по волосам, чтобы откинуть их назад. Несколько прядей местами выбиваются, и теперь это смотрится еще прекраснее, чем прежде.

Я снова натягиваю капюшон на голову и плотнее запахиваю куртку, помня о том, что, когда мои волосы намокают, они превращаются в воронье гнездо. Очевидно, что в моем случае дождь не способствует дополнительной привлекательности, в отличие от него.

- То есть, ты решил послушать своих товарищей и стать моим героем, так что ли?

Он усмехается и опускает голову, прежде чем сквозь влажные ресницы пронзить меня своим пристальным взглядом.

Мое сердце замирает.

- Я знаю, как позаботиться о себе.

- Правда? – он расплывается в кривоватой улыбке.

- Мой отец был коппером, или вернее – полицейским.

- Я знаю термин «коппер», – ухмыляется он.

Я киваю. Несколько мгновений мы просто стоим молча.

- Ты собираешься идти дальше? – в конце концов, спрашивает он.

- Конечно. Только так я смогу куда-нибудь добраться.

- Тогда я пойду с тобой, – он произносит это не как вопрос, хотя в его тоне не подразумевается требования. Но в его голосе есть что-то такое… каждый произнесенный им слог таит в себе нечто, благодаря чему его голос настолько полон уверенности, что отказать ему невозможно.

- О’кей.

Поначалу мы молча шагаем по темной, мокрой дорожке, но я постоянно ощущаю его присутствие рядом с собой. Не только потому, что я периодически бросаю косые взгляды в его сторону, но и потому, что от него исходит этот сводящий с ума жар, поток тепла, который заставляет меня желать только одного – подойти ближе и прижаться к нему.

Я прекращаю украдкой поглядывать на него и поворачиваю голову, чтобы полностью увидеть его лицо. Он смотрит прямо перед собой.

- Так твои товарищи догнали того наглого задрота?

Он усмехается, не сводя глаз с дороги. Мы шагаем вдоль озера, поверхность которого сверкает так, словно покрыта черными алмазами. Капли дождя падают в воду с тихим звенящим звуком.

- Да, догнали. Я еще раз приношу свои извинения за этот инцидент. Джеймс обычно не такой придурок. Это моя вина, я позволил им сегодня выпить слишком много.

- Позволил? – переспрашиваю я, подняв бровь.

- Да, я отвечаю за них.

- Потому что ты их сержант?

Он кивает:

- Помимо прочего, моя работа – держать все под контролем, избегая, насколько это возможно, любых нареканий.

Между его бровей появляется складка. Похоже, он слишком серьезно относится к своим обязанностям.

- Ну, сегодня он определенно вел себя как надравшийся мудак, – говорю я.

Наконец он поворачивается и смотрит на меня, и у меня тихо перехватывает дыхание. Я понимаю, что ждала этого, чтобы он посмотрел на меня, чтобы еще раз подарил мне взгляд своих зеленых глаз. Я снова растворяюсь в них, так же, как до этого в пабе. В них есть что-то…

- Скажи мне, что ты собиралась сказать.

- Прости?

Он ослепительно улыбается и останавливается. Я замираю рядом с ним.

- Там, в пабе, когда Джеймс схватил тебя, что ты собиралась ему сказать?

- Что я собиралась сказать? – повторяю я.

Он кивает.

Я делаю глубокий вдох, пытаясь вспомнить, представить, каковы были бы мои слова, выскажи я их до конца.

- Я собиралась сказать: «В чем, к чертям собачьим, твоя проблема, приятель? Убери от меня свои гребанные лапы!»

Он разражается самым прекрасным смехом, и, хотя я подозреваю, что он смеется надо мной, я не обижена. Как я уже говорила, не только в его глазах, но и в этом смехе тоже есть что-то особенное. Глубокий, он накатывает приятной теплой волной, заставая врасплох, чтобы унести вас за собой и заставить полностью раствориться в нем.

Я тоже начинаю смеяться, отчего-то чувствуя гордость, словно мне удалось его порадовать.

Когда его смех угасает, он снова смотрит на меня: зеленые глаза сверкают в темноте, почти светятся.

- Я, как ни странно, раньше никогда не встречал того, кто… так выражается, – подчеркивает он, – как ты.

- Значит, ты первый раз в Лондоне?

- Нет. Я раньше уже бывал здесь, с отцом, но люди, с которыми он меня знакомил, разговаривали, как королева.

- Это был королевский английский (п. п.: идеализированная стандартная форма "правильного" английского языка в Великобритании). То, как мы здесь разговариваем, в принципе, можно назвать сленгом с легким налетом «кокни», полагаю. Это что-то вроде ваших американских слов «чувак» или «чиллаут» - расслабься», – нараспев произношу я, изображая американский акцент, который не имеет с Зеленоглазым ничего общего; его речь звучит плавно, но при этом четко, совсем не так, как у его приятелей в пабе, с их гнусавыми согласными и растянутыми гласными. – Но я умею говорить на правильном английском. «Would you like a cup of tea with one lump or two?» – Не хотите ли чашечку чая, с одним кусочком сахара или двумя? – поддразниваю я, расплываясь в улыбке и приподняв подбородок.

Он снова смеется.

- Я знаю о сленге и акценте кокни. Я слышал их раньше. Просто это никогда не звучало так, как из твоих уст, – а затем он поворачивается, и мы возобновляем нашу прогулку.

Дорожка ведет нас к узкому мостику, и мы переходим по нему на тот самый островок. Здесь есть только одно большое дерево, и несколько деревцев пониже растет вокруг скамейки в форме буквы S. Зеленоглазый наклоняется и берет меня за руку, и хотя я немного напугана, но не возражаю, даже когда он переплетает свои пальцы с моими. Я ощущаю такой невероятный жар между нами, что мне начинает казаться, будто бы посреди этого крохотного островка пылает настоящий костер.

Он ведет нас к скамейке, садится и притягивает меня к себе на колени.

Я делаю глубокий вдох и медленно выдыхаю воздух сквозь сжатые губы, не сводя с него глаз.

- Так вот что имели в виду твои товарищи, говоря «поймал еще одну»?

- Я понятия не имею, что имели в виду мои товарищи, – улыбается он, но в его глазах загорается огонек, который заставляет меня думать, что он прекрасно все понимает.

- Обычно я не рассиживаюсь на коленях у незнакомых парней, – говорю я, приподняв бровь, хотя, произнося это, все еще сижу у него на коленях и не предпринимаю никаких попыток подняться, поэтому я не вполне уверена, имеют ли мои слова хоть какой-то смысл.

- Я тоже обычно не сажаю незнакомых девушек к себе на колени, – он буравит меня изумрудным взглядом, и в этот момент я снова вижу это в его глазах: его лицо по-прежнему бесстрастно, но глаза сияют.

Но больше у меня не остается ни минуты на рассуждения о разумности того, что моя попа находится на коленях мужчины, которого я едва знаю, а все потому, что его глаза пристально изучают мои, и кажется, что он обнаруживает в них то, что искал. Он медленно наклоняется вперед, не отводя взгляда от моих глаз, и сердце у меня в груди трепещет, словно маленькая птичка. Когда его губы находят мои, я не в силах пошевелиться, даже когда он нежно посасывает их. Я тяжело дышу в его рот, и он со стоном раздвигает мои губы языком.

И вот тогда я издаю стон, поднимая руки, чтобы как можно сильнее ухватиться за его короткие волосы.

Они такие мягкие – и его волосы, и его язык; нежные. Мы медленно и томно целуемся. Он одной рукой обхватывает мой затылок, а другой гладит по бедру. У него вкус мяты и пива, и падающего сверху дождя – на нас, вокруг нас, – стекающего по нашим лицам, попадающего на наши губы, смешивающего с нами, становящегося его и моим, и нашим. Все сейчас наше.

Когда мне, в конечном счете, приходится выбирать между тем, чтобы вдохнуть или упасть в обморок, я, тяжело дыша, разрываю поцелуй, и он нежно целует мои щеки и нос.

- Я хотел сделать это с той минуты, как ты принесла наш первый заказ, – шепчет он мне на ухо, целуя шею.

Я мимолетно задаюсь вопросом, что бы произошло, если бы они уселись вместо моего за один из столиков Роуз?

Я сбита с толку и смущена, и взволнована больше, чем когда-либо в своей жизни.

- Я даже не знаю, как тебя зовут, – с недоверием выдыхаю я, заглядывая в его глаза, потому что чувствую, что это единственное в нем, чему я могу доверять.

- Сержант войск специального назначения армии Соединенных Штатов, Эдвард Энтони Каллен, – ухмыляется он. – Как тебя зовут?

- Белла, – отвечаю я, все еще пребывая в трансе. – Я – Белла.

- Белла, – повторяет он, только его голос теперь звучит как молитва, как мольба. – Белла, я не хочу, чтобы эта ночь заканчивалась, – шепчет он.

Я снова заглядываю в его глаза, изучая один, потом другой. Я не знаю, чего ищу, но, каким-то образом, это там – я уверена, что там.

- Я тоже, – признаюсь я, кивнув.

- Хорошо, – широко улыбается он, а затем возвращается к моим губам, и то, как он меня целует на этот раз, лишь подтверждает, что ночь только начинается.




Перевод: ThanksTwilight
Редакция: bliss_
Литературный редактор: mened

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1609-13
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (14.01.2014)
Просмотров: 2963 | Комментарии: 71 | Рейтинг: 5.0/103
Всего комментариев: 711 2 3 ... 6 7 »
0
71  
  Сложно делать какой-либо вывод по этой главе, но чаще всего  очень быстрое развитие таких отношений, как правило, очень быстро заканчивается.

0
70  
  проскочившая искра никого не оставила безразличным  girl_blush2

0
69  
  Мне кажется, что там Эдвард все подставил

0
68  
  Эдя сразил Беллу прямо наповал fund02002

0
67  
  Ах эти касания губ приятные, поглощающие и пленяющие.........  [img]../../../smiles/lovi06015.gif[/img][img]../../../smiles/lovi06015.gif[/img]и  это все, только поцелуй в парке с ее разрешения???!!!!!:JC_flirt:  JC_flirt Белла добровольно ответила на его касание губами..................... [img]../../../smiles/girl_blush2.gif[/img]:girl_blush2:Эдвард  то, ведь сам ей приглянулся, из-за него она сбежала от навязчивого Дж........................  podmigivanie но еще было кое-что интимное и последующие последствия для нее.................. good

0
66  
  а как все хорошо начиналось girl_blush2

65  
  наивная Белла! такое никогда хорошо не заканчивается! спасибо!

64  
  Как красиво. Хорошо, что есть виды города. Очень романтично!

63  
  Милое знакомство)

62  
  hang1 hang1 hang1 Спасибо за главу... good lovi06032

1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-70
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]