Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Нервы на пределе. Глава 13.1: Извинения
Оглядываясь на себя в прошлом, я вижу то,
Чего никогда не понимал на самом деле –
Я постоянно думаю о тебе.
Я всегда одержим вещами,
Которых мне не получить.
Ты – противоядие, помогающее мне выжить,
Что-то сильное, как наркотик, одурманивающий меня.
Что я хочу сказать на самом деле –
Прости за то, что я такой.
Я никогда не хотел быть таким холодным…


Crossfade ~ Cold


Эдвард


- Чертовы девчонки! – ударив кулаком по рулю, презрительно выплюнул я. – Я, блядь, ей доверял, а она оказалась такой же, как и все те другие долбанные сучки!

Она все еще неподвижно стояла на том же самом месте на парковке, где я ее оставил… замерев и отстраненно уставившись вдаль. Боковым зрением я видел, что она, парализованная и оцепеневшая, лишь вздрагивала, когда автомобили, сигналя, ее объезжали. О чем на хрен она думает?

- Е… что, блядь, происходит? – резким тоном спросил Джаспер, отчасти озадаченный, а отчасти сердитый.

Я сжал челюсть, думая о том, как мне исправить все это дерьмо. Мои мысли неслись со скоростью сто гребаных миль в час, перебирая варианты того, что могло бы случиться. Мне нужно будет в четверг утром сходить к директору и объяснить ситуацию, прежде чем до нее доползут слухи и она сама отволочет меня в свой кабинет. Я знал, что она пристально следит за мной, как того требуют «власть имущие», но я всегда избегал проблем и у меня были отличные оценки. Единственный раз, когда я с ней встречался – когда в прошлом январе мы поступили в эту школу, и даже тогда она совершенно ясно дала понять, что не станет терпеть несоответствующее поведение любого из ее учеников. И под «любым» она имела в виду меня.

Горло перехватило, и я почувствовал себя так, будто мне на грудь наступил десятитонный слон. Твою мать.

- Белла в субботу вечером спросила меня, не гей ли я, - произнес я, охваченный воспоминаниями о том, как легко я себя чувствовал рядом с ней… верил, что она не предаст меня. – Я сказал ей, что нет, а она сказала Сэму и Ройсу, что, блядь, запускает свои пальцы мне в волосы, пока я делаю с ней это? Что на хрен за дела?

Я, покачав головой в полном недоверии, сосредоточился на сбившемся ритме своего дыхания, что вдруг стало первостепенной задачей. Я так доверял ей. Я доверил Белле все свое личное дерьмо и думал, что она будет держать его при себе. Я, блядь, был в бешенстве, что она так поступила.

Я, должно быть, проехал около мили, когда понял, что ни разу даже не воспользовался поворотником или тормозом. Все, казалось, было в замедленном движении. Моя кожа становилась липкой, и меня тошнило до невозможности. Сердце колотилось в груди, и я внезапно ощутил себя изолированным от мира жутким, нереальным способом. Я знал, что происходило.

- Хей, Эдвард, чувак… Я понимаю, что ты в ярости, но ты мог бы в какой-то момент начать следовать правилам дорожного движения, ладно? Проще говоря… тебе не нужно, чтобы и Форксу представился шанс схватить тебя за задницу, - искоса посмотрел на меня Джаспер, в то время как я не обратил на него внимания. – Так вот, что она сказала? Зачем?

- Я, блядь, не знаю, Джаз. Она сказала, что они ее обозвали Дрозофилой или чем-то таким. Наверное, она пыталась защитить себя от ассоциаций с гомо. Долбанная чушь.

Я вцепился в руль одной рукой, а другой сознательно потянул себя за волосы. Я давно понял, что когда во время приступа тревоги испытываю боль, то могу сосредоточиться на ней, вместо того чтобы считать каждый гребаный вдох, которым пытаюсь наполнить легкие. Боль от дерганья волос была ужасной, как обычно, но сегодня это не срабатывало. Не существовало достаточно сильной физической боли, которую я мог бы причинить самому себе, чтобы устранить боль душевную.

- Иисус гребаный Христос… Эдвард, сверни, блядь, на обочину! – завопил Джаспер, хватаясь за ремень безопасности возле своей головы.

Я припарковал машину на обочине, распахивая дверь настежь, и вышел на дорогу со стороны шоссе, не обращая никакого внимания на встречное движение. Я начал хватать ртом воздух, изо всех сил пытаясь сделать глубокий вдох, который бы заполнил легкие. Складывалось ощущение, что, как бы сильно я не старался или как бы глубоко не вдыхал, моим легким, чтобы заполниться полностью, этого не хватало. Черт, мне нужно прекращать курить.

Я наклонился вперед, упираясь руками в крышу автомобиля для поддержки, в то время как другие машины расплывчатыми пятнами проносились мимо меня всего в паре футов. Я задрожал от понимания, что меня могут сбить, но сейчас мне было наплевать. Я просто нуждался в воздухе.

Джаспер вышел из пассажирской двери, обошел меня и положил свою руку мне промеж лопаток.

- Эдвард, чем я могу помочь? – спросил он встревоженным и озабоченным голосом. Джаспер ненавидел приступы. Он всего несколько раз присутствовал при моих приступах тревоги, и они вроде как пугали его, так что он никогда не воспринимал их хорошо. Не думаю, что ему нравилось видеть меня не владеющим собой, и сейчас я мог сказать, что он боится.

- Дай мне минутку… - выдавил я.

Он оставил руку на моей спине, и это странно успокаивало. Наверное, он видел, как мама так делала, поэтому подражал ей. Прошло добрых десять минут на обочине, прежде чем я достаточно собрался с силами, чтобы вернуться в автомобиль. Джаспер вел оставшуюся часть пути до дома, выскочив из машины едва ли не раньше, чем припарковал ее. Я вышел и, спотыкаясь, добрался до крыльца, где опустил голову между коленей, продолжая делать глубокие вдохи носом, как советовали доктора. Что-то о переизбытке кислорода и недостатке углекислого газа, заставляющем пальцы на руках и ногах оцепенеть. Это один из самых страшных этапов приступа тревоги. Все симптомы такие же точно, как и у сердечного приступа. Это жутко, на самом деле.

Мама подбежала со стаканом воды и таблеткой, которая, я знал, была «Валиумом». Она присела передо мной, всовывая таблетку мне в руку и поднося воду к моим губам. Я был таким чертовски конченным. Я выпил всю воду, смущенный и возбужденный, желая просто почувствовать себя лучше.

- Джаспер, что случилось? – спросила она, будто меня там и не было.

- Он поругался с Беллой, - ответил Джаспер, - длинная история.

Я был благодарен, что в этот раз его большой гребаный рот вывалил ей не все, поскольку чувствовал, что больше не смогу иметь со всем этим дела.

Звук тормозящей на мостовой машины привлек мое внимание. Я поднял голову и увидел Беллу и Элис, выбирающихся из автомобиля Беллы на ее подъездной дорожке. Элис была за рулем. Две девушки нежно обнялись, и Белла, прежде чем скользнуть внутрь дома, бросила на нас быстрый взгляд. Я не разглядел выражение ее лица, но судя по тому, что она смотрела вниз и быстро скрылась в доме, у меня сложилось впечатление, будто она расстроена.

Господи, надеюсь, она чувствует себя дерьмово.

Я чувствовал себя преданным, опозоренным… покинутым – единственным человеком, которому я доверился впервые за долгое время. Девушкой, в которую, как я думал, возможно влюблен. Уголком сознания я размышлял, не был ли слишком резким с ней, потому что она не знала, что те слова обо мне, вовлеченном с ней в сексуальную связь, инкриминирующие для меня. Но, тем не менее, зачем, черт возьми, она добровольно произнесла их?

Мама сидела рядом со мной, потирая мне спину, тогда как Джаспер скрылся внутри дома. «Валиум» сильно подействовал на меня, и вскоре я начал кивать головой… паника утихла, мое дыхание вновь стало нормальным, а тело умоляло о сне. Я не помню, как поднялся по лестнице.

Я проснулся позже чертовски голодным, чувствуя себя эмоционально истощенным и все еще немного разбитым. После того как я поел более-менее приличной курицы и картошки, мама потерла мне плечи, спрашивая, не хочу ли я поговорить о произошедшем. Я ответил, что нет, и тогда она сказала, что Джаспер хотел поговорить со мной и что он в комнате отдыха. Я нашел его сидящим на кушетке и рассеянно грызущим ногти. Телевидение было на беззвучном режиме.

- Хей.

Он посмотрел на меня с таким выражением, которого я не видел с тех пор, как в семилетнем возрасте въехал на его велосипеде в соседское дерево.

- Брат, у тебя шары размером с Чикаго, если ты нажаловался маме о том, как я обращаюсь с девчонками и как заставляю их плакать, не так ли?

Я озадаченно изогнул бровь. Ну, возможно, я был не столько озадачен, сколько чувствовал себя застигнутым врасплох.

- Да, у нас с ней на днях состоялась премилая беседа, спасибо за это. Я не собирался ничего тебе говорить, потому что ты охрененно чувствителен к этому дерьму, и думал спустить тебе это с рук, но ты такой лицемер.

- Джаспер, о чем ты, блядь, говоришь?

- Я говорю о Белле. Она была в доме на дереве и, твою мать, кричала мне, как она сожалеет и как ты даже не позволил объяснить ей, что произошло.

- Она плакала?

- Нет, чувак… рыдала. Она чертовски расстроена и думает, что ты ее ненавидишь, а все, что она сделала – защитила тебя, меня и Эма от тех придурков, говорящих о нас всякое дерьмо. Она была чертовски преданной нам, а ты заставил ее почувствовать себя куском грязи.

- Что? – потерянно спросил я, не совсем понимая, о чем он говорит, потому что был слишком захвачен душераздирающими мыслями о Белле в слезах. – Она в порядке?

- Я не знаю, но думаю, тебе, блядь, нужно поговорить с ней. Я сказал ей, что… с тобой кое-что случилось… из-за девушки в Чикаго, и она расплакалась еще больше, так что мне пришлось держать ее, пока она не перестала плакать, а потом…

- Что «потом», Джаспер?

Он покачал головой.
- Ничего. Ты ей очень сильно нравишься, и она так раздавлена, - нахмурился он. – Такая, блядь, потеря.

Последние слова он произнес тихим шепотом, не желая, чтобы я их услышал.

- Какая потеря? – едким тоном спросил я, сузив на него глаза. Я знал, на что он намекал, и мне это охренеть как не нравилось.

Он посмотрел на меня, сузив свои глаза в ответ.
- Ты… и Белла. Она чертовски хорошая девушка и впустую теряет свое время с тобой.

- Пошел ты, Джаспер!

- Нет, ты пошел, Эдвард! - сказал он, поднимаясь с кушетки. Его кулаки сжались по бокам от тела, практически повторяя мою собственную позицию.

- Что ты собираешься сделать, ударить меня? Так давай. Я знаю, тебе хочется… я знаю, тебе чертовски хотелось, с тех пор как Эмили бросила тебя. Сделай это уже… просто, блядь, сделай это! – закричал на него я.

Все его тело было напряжено, готовилось наброситься на меня, и я понятия не имел, что его сдерживало. Это уже было совсем не из-за Беллы. Это из-за Эмили. Весь подавляемый гнев, который у него копился из-за ситуации с Эмили, наконец-то вырвался на свободу, потому что Белла эмоционально сорвалась в его присутствии.

- Мне стоило бы избить тебя сейчас, - вскипел он, прежде чем склонить голову набок.

Я знал, что Джаспер умел быть придурком. Когда произошла та ситуация в Чикаго, он через многое прошел и никогда не признавал этого, на самом деле, потому что все в то время было сосредоточено на мне. Он никогда не говорил о своих чувствах к Эмили, так что все просто подумали, что он с ними справился. Но потом он открыл рот, и то, что из него вышло, заставило меня осознать, что он все еще чертовски обижен, сердит и ждет, чтобы я нанес первый удар:
- О, и просто чтобы ты знал… я поцеловал ее, потому что… ты… ни хера… не можешь.

Улыбка, которая медленно расползалась по его лицу, вызвала у меня чертову тошноту. Он знал о моем характере и что мне нелегко его контролировать. Он сознательно меня провоцировал, чтобы я первый взмахнул кулаком, освобождая его таким образом от какой-либо вины или последствий. Слова моего отца отозвались в моих ушах… «Не будь зачинщиком, Эдвард, а лучше будь тем, кто заканчивает». Он всех нас учил этому. Поэтому я знал, о чем думал Джаспер. Ну, сказать по правде, я намеревался быть тем, кто это начнет, и тем, кто закончит.

- Ты – мстительный ублюдок, - насмешливо процедил я, когда мой кулак врезался в его губы, и, прежде чем я понял, мы оказались на полу, перевернув кушетку и сломав кофейный столик, который не выдержал нашего веса, когда мы на него приземлились. Кружка Джаспера улетела, и я услышал звук разбивающегося стекла. Мамины журналы рассыпались по всему полу. Батарейки от телевизионного пульта покатились по ковру. – Ты такой же предатель, как гребаный Бенедикт Арнольд. Ты ведешь себя так, будто заботишься обо мне и прочее дерьмо, когда на самом деле все, что ты пытаешься сделать – влезть в трусы моей девушки, - выкрикнул я. (п.п.: Бенедикт Арнольд пятый - генерал-майор, участник войны за независимость США, прославился в боях на стороне американских повстанцев, но позже перешёл на сторону Великобритании. В США Бенедикт Арнольд — противоречивая фигура; рассматривается одновременно как герой, который спас США от уничтожения, и как предатель, продавший свою страну за деньги.)

- Твоей девушки? ТВОЕЙ девушки? Ты, должно быть, шутишь, блядь, со мной? – недоверчиво закричал Джаспер, рассекая мне скулу своими костяшками и заставляя меня тем самым шлепнуться на задницу. Джаспер упал на колени, и мы стали барахтаться на ковре. Я почувствовал жжение от коврового ожога на локте прямо перед тем, как дотянуться и схватить его за правую руку, переворачивая его и придавливая к полу.

- Я, блядь, не шучу с тобой, придурок. Держись от Беллы подальше. Она – моя.

Свободной рукой Джаспер заехал мне в живот, и в то время как я согнулся, он снова ударил меня по правой стороне лица, прямо под глазом. Тотчас же появилась пульсирующая боль, дергая и ноюще расползаясь по скуле.

- Она никогда не будет твоей. Ты никогда не будешь ее. Она не будет ждать тебя вечность, мудак.

У меня осталось так мало сил из-за остаточного действия «Валиума», все еще блуждающего по моим венам, что у него передо мной было огромное преимущество. Однако слова, вылетевшие из его рта, дали мне ту последнюю вспышку энергии, в которой я нуждался. Я толкнул его ногами через пол, отправив прямо в деревянный стеллаж с развлечениями. CD-диски посыпались с полок. Игровые пульты вылетели из дверей шкафчика пониже. Мне хотелось на хрен его убить. Откуда, блядь, ему знать, что Белла сделает или не сделает? Как будто бы он вообще ее знает.

Он снова сделал выпад, но Эммет схватил его и поднял с пола… его ноги все еще продолжали меня пинать. Мама опасно встала между нами, раскинув руки в стороны и крича:
- Остановитесь! Остановитесь прямо сейчас!

Я поднес руку к своему глазу, ощущая теплую струйку крови, стекающую по моей щеке. Я тяжело дышал, когда поднялся с пола и пронесся мимо них. И потом обернулся к Джасперу.
- Эмили была слишком хороша для тебя, так же как и Элис, ты, мудило. Она заслуживает гораздо большего. Фактически, я предпочел бы видеть ее одну, чем с тобой. Интересно, что бы она подумала, если бы узнала, что ты накинулся на ее лучшую подругу. Возможно, мне стоит побеседовать с мисс Брэндон.

Я услышал, как Джаспер позади меня завопил: «Ты – долбанный ушлепок!», пока шел в сторону кухни. Я проигнорировал Эммета, приказывающего ему остановиться, и затем по итогу услышал хлопок парадной двери и визг шин автомобиля Джаспера, отъезжающего с подъездной дорожки. Открыв морозилку, я вытащил пакет замороженных овощей и приложил его к лицу, и в это время в помещение вошли мама с Эмметом. Эммет выглядел сбитым с толку, потому что он только что вернулся с футбольной тренировки и сразу попал в этот беспорядок, а мама, ну, она просто выглядела разбитой.

- Позволь мне взглянуть, - сказала она, с шипением убирая пакет от моего глаза. Она потрогала кожу, заставив меня вздрогнуть, и шепотом извинилась, прежде чем сесть рядом с Эмметом возле кухонного острова. – Не так все плохо, солнышко. Рот Джаспера выглядит гораздо хуже, чем твое лицо. Вам обоим должно быть стыдно за такую стычку. Из-за чего это случилось?

Я опустил глаза вниз, плохо себя чувствуя из-за того, что разочаровал маму. Но как бы то ни было, Джаспер сам напросился.

Он поцеловал Беллу.

Он, блядь, поцеловал Беллу.

Потому что он, блядь, мог.

- Брат, что за херня с вами происходит? Это имеет отношение к тому, что я слышал на тренировке о вас с Беллой? – спросил Эммет.

Замечательно.

Немного заняло времени, чтобы вагон сплетен проник в город. Я со вздохом плюхнулся на высокий барный табурет, пробегаясь рукой по лбу.

- Я наломал дров, и Джаспер поцеловал Беллу, - ответил я откровенно, вскидывая руки, словно в сдаче.

Они оба посмотрели на меня широкими глазами, удивленные услышанным.

- Постой, он поцеловал ее? Эдвард… - произнесла мама, с тревогой взглянув на Эммета и снова на меня.

Я рассказал им полную версию событий, произошедших сегодня, к концу речи покачивая головой и понимая, что мне совершенно необходимо поговорить с Беллой.

- Я слишком остро отреагировал на то, что сказала Белла. Но тогда я не осознавал этого в полной мере, и мне бы хотелось, чтобы я позволил ей все объяснить. Я даже не дал ей и слова произнести, мама. Я просто навис над ней и сверлил ее взглядом. Когда сейчас я думаю об этом… она выглядела такой испуганной и ранимой. Мысль о ней – одинокой и расстроенной… Джаспер сказал, что она рыдала перед ним. Рыдала, черт подери… Боже, что я натворил? – простонал я, вздрагивая, когда ледяной целлофановый пакет в маминой руке снова прижался к моему лицу.

- Чувак, тебе нужно поговорить с Беллой, - простодушно заявил Эммет, будто это было так чертовски легко. – Исправь это дерьмо, пока не стало слишком поздно.

Я умоляюще посмотрел на него.
- Знаю, знаю, но что, черт возьми, мне сказать? Как мне избежать объяснения всего правового дерьма и в то же время объяснить, почему я так сильно взбесился?

Мама протянулась через стол и положила руку поверх моей, говоря:
- Милый, я не думаю, что ты сможешь. И, возможно, ты и не должен. Возможно, это тот момент, когда ты должен быть честным с ней.

- Мам, никоим гребаным образом, она…

- Откуда ты знаешь, как она себя поведет? – резко прервала меня мама, убирая руку с моего лица. – Я видела, как девочка смотрит на тебя. Она настолько увлечена тобой… я просто уверена, что она примет тебя таким, какой ты есть. Ты не был откровенным сегодня, и посмотри, чем это для тебя обернулось. Не вкладывай слова в ее рот или мысли в ее голову, Эдвард. Она – умная девочка… и весьма способна сделать собственный выбор. Она выбрала сегодня защитить тебя. Она выбрала противостояние перед теми детьми. Позволь ей выбрать, какой вид отношений она хочет с тобой. Ты должен позволить ей это.

Я выпрямился на своем стуле, швыряя пакет на черный гранит.
- Что если она не поверит мне? Что если она не захочет иметь со мной ничего общего?

- Тогда она не предназначена для тебя, брат. Подумай об этом. Если она не сможет доверять тебе, тогда, так или иначе, какого черта ты захотел бы быть с нею? Если она решит, что боится или что-то такое, тогда ты просто должен убедиться, что она сохранит все в тайне. Последнее, что тебе нужно, это чтобы она разболтала все своим девчонкам. Е… ты должен мне поверить. Я не эксперт, но и не столь глупый в делах, касающихся отношений, как думают люди. Я знал то, что делала Роуз. Я знал, что она пыталась заставить меня ревновать, и это сработало. Я просто сыграл в ее игру. С Тинк нет никаких игр, чел. Она искренняя. Она не пыталась навлечь на тебя неприятности – она пыталась помочь тебе единственным способом, которым могла. Белла понятия не имела, во что ввязывалась. Она необдуманно бросилась на твою защиту. Это что-то да должно значить.

- Конечно, это значит, Эм. Я просто… я не знаю… - скептично произнес я, хотя и знал, что Эм прав насчет доверия. Мне бы хотелось, чтобы она знала обо всем, что случилось, и чтобы мне не нужно было скрывать и лгать ей о том, почему я отшатываюсь всякий раз, когда она пытается прикоснуться ко мне, но в то же время, меня охватывал ужас, что она не поверит в мою невиновность и не захочет иметь ничего общего со мной.

- Послушай, это будет трудно, милый, независимо от того, как ты решишь поступить. Но ты должен быть честен с ней. Ты должен. Думаю, у тебя больше нет выбора. Если хочешь, мы будем здесь, когда ты скажешь ей, чтобы поддержать тебя, показать, что мы тебе верим.

Да, превосходно… зрители, наблюдающие чертову железнодорожную катастрофу, коей является моя жизнь… пройдите вправо… здесь приобретите билеты… Каллен-фрик собирается рассказать девушке своей мечты, почему он не может прикасаться к ней…

Я вздохнул, выдувая сильный поток воздуха.
- Джаспер, придурок, чертовски прав. Я не могу быть ее парнем. Никоим гребаным образом я не могу сказать ей, что она мне нравится, а затем просить ждать до ее восемнадцатилетия, чтобы я смог хотя бы подержать ее за руку. Не такую девушку, как Белла. Она чертовски красивая и умная, и все то, чего парень мог бы хотеть. Какого хрена она стала бы ждать меня? Мама, я не справлюсь, если она будет с кем-то другим. Одно знание того, что долбанный рот Джаспера был на ее губах… дерьмо, это убивает меня. Просто, блядь, пристрелите меня сейчас, покончите с этим, избавьте меня от мучений.

Рот Эма распахнулся.
- Господи Христосе, Е… перестань быть таким драматичным. Просто поговори с ней. Скажи ей. Она будет слушать. Я знаю, она выслушает.

- Эдвард, если Белла и вправду заботится о тебе, тогда она согласиться побыть пока только друзьями. Кто знает? Может быть в то время, когда все будет сказано и сделано, ты сам захочешь быть только друзьями. Возможно, она не настолько замечательная, как ты себе ее представляешь. Что если вы даже не сможете поладить…

Я закатил глаза, показывая, что этого никогда не случится. Мама нахмурилась и проворчала:
- Ладно, ладно…

- Е, просто скажи ей. Белла добросердечная. Если она не справится с тем, чтобы быть в следующие два года твоим другом, то тогда ты в любом случае не будешь с ней общаться. Если ты нравишься ей достаточно сильно, то она примет все твое дерьмо. И, чувак, у тебя много дерьма. Возможно, тебе просто нужно медленно доставать его… день за днем. – Эммет наклонил голову набок. Он – хороший брат, этого я не мог у него отнять.

Я снова простонал, не находя решения, которым был бы полностью доволен.

- Эммет прав. Может быть, тебе не стоит устанавливать временные рамки? Просто посмотри, как все будет складываться. Но тем временем ты можешь выстроить прочные отношения, крепкую, замечательную дружбу без сексуального вмешательства. Секс все усложняет. Я знаю – это не то, что тебе хотелось бы услышать, но это правда. Это могли бы быть просто вы с Беллой.

- Да, превосходно… спасибо, ребята, - саркастично поблагодарил я, чувствуя, что ничего так и не было решено. – Я, наверное, схожу поплавать.

Я встал, забросил пакет обратно в морозилку и пересек кухню.

- Эдвард, ты хоть что-нибудь услышал, что мы говорили? – спросила мама, поворачиваясь вокруг на стуле.

- Да, я слышал вас, но мне не нравится ни один из ваших советов, - ответил я, скрываясь на задней лестнице и направляясь в свою комнату. Я слышал ее выкрик о том, что мы должны ей новый кофейный столик…

Я осмотрел ноющий фингал в зеркале в ванной. Да, он определенно собирался проявиться. Я переоделся в шорты и направился к бассейну. Хоть я и пытался, но не мог не думать о последнем разе, когда был там. Белла была со мной, и я отдал бы что угодно, чтобы она снова оказалась здесь.

Однако к тому времени как туда пришел, я был настолько мысленно истощен, что не испытывал никакого желания что-либо делать, особенно в физическом плане. Также я понимал, что хлорка будет ужасно жалить ссадину на моем локте и порез на скуле, о котором Джасперу лучше помолиться богу, чтобы не осталось шрама, иначе мне придется оторвать его долбаные конечности. Возможно, мы могли бы и на то представление продать билеты.

Я повернул вентили в джакузи, захватив пиво из мини-кухни, и погрузился в бурлящую воду. После того как открыл бутылку, я с жадностью выпил сразу половину, после чего устроил голову на бортике джакузи, чувствуя жжение на руке и пытаясь его проигнорировать. Я знал, что независимо от того, какое решение приму, мне нужно поговорить с Беллой. Если я попрошу прощения и не стану углубляться в детали, то мы могли бы протянуть немного дольше тем же образом, что и раньше. Это то, чего я хочу? Это то, чего бы хотелось ей?

Я был не настолько тупым, чтобы не понимать, что притяжение между нами росло быстро и неудержимо и что Белла, любознательная по натуре, в конце концов начнет задавать вопросы. У нее, вероятно, так или иначе, к этому моменту накопилась масса теорий. То есть, она спросила, был ли я геем, так что этот пункт она могла вычеркнуть из списка, и она знала, что мне не нравится прикасаться к ней. Я не могу даже вообразить, что она думает на сей счет. Наверное, девушка думает, что я чудаковатый по природе. Помимо этого, что насчет того дерьма с поцелуем с Джаспером? Она хотела целоваться с ним? Она ответила на его поцелуй? Блядь.

Меня не столько беспокоила мысль о том, что она поцеловала его, сколько мысль о том, что я не способен сделать это. Я сел в раздражении, когда мне пришло в голову, что у меня есть путь к отступлению… избегать ее, чтобы никто из нас не мог пострадать. Но я понимал, что это ложь. Теперь она – часть меня, и я смог бы уйти от нее не раньше, чем изменю своим навязчивым привычкам. Независимо от обстоятельств - это будет трудно, и никто от этого не выиграет.
_________________________________________________________________________________________
Перевела: nats
Редактура:Sonea

Да-да, я знаю - вы немного разочарованы... :))) Но самое вкусненькое и страшненькое осталось во второй части главы, которая, кстати, будет больше, чем эта... Простите. :)

Источник: http://robsten.ru/forum/19-611-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: nats (27.11.2011) | Автор: nats
Просмотров: 2186 | Комментарии: 42 | Рейтинг: 4.9/26
Всего комментариев: 421 2 3 4 »
0
42  
  Эммет и Эсме дали мудрый совет) Эду нужно набраться решимости и все объяснить Белле JC_flirt

41  
  люди склонны сомневаться друг в друге, тяжело открыться, и как не странно, именно человеку, который так тебе дорог - ты как бы пытаешься отгородить его от своего дерьма. но дальше так уже продолжаться не может - Эсми права, надо поговорить...

40  
  Очень нравятся отношения сыновей и мамы, как они доверчиво все ей рассказывают!!!!!

39  
  Надеюсь, Белла все поймет и примет, после того, как они поговорят JC_flirt
Так все эмоционально...
Спасибо lovi06032

37  
  Эммет с Эсми,как никогда правы, но решение всё равно за Эдвардом.

36  
  нуу, не сомневаюсь что Би примет Е именно таким какой он есть.. boast

35  
  жду не дождусь продолжения

34  
  Все самое страшненькое впереди=(((((((((((

33  
  Спасибо!! Прочитала всё на одном дыхании!! С нетерпением жду следующую главу!! Можно в ПЧ??

32  
  Спасибо огромное за главу! lovi06032 good Теперь очень жду разговора Беллы и Эдварда. JC_flirt Особенно понравилось: - Я, блядь, не шучу с тобой, придурок. Держись от Беллы подальше. Она – моя.

1-10 11-20 21-30 31-40
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]