Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Нервы на пределе. Глава 17.1: Герой по доброй воле
Я так высоко, я могу слышать небо.
Нет, небеса, нет, небеса не слышат меня

Говорят, что герой может спасти нас,
Но я не собираюсь стоять здесь и ждать.
И я буду держаться за птичьи крылья,
Наблюдать, как они улетают прочь...

Кто-то сказал мне: любовь спасет нас всех,
Но как это возможно? Взгляни, что любовь дала нам:
Мир, полный убийств и кровопролития,
Какого никогда прежде не было...

Это не конец света,
Это любовь, которую я тебе посылаю…


Nickelback ~ Hero*


~ Эдвард ~

- Что-то не так, чувак. Я знаю это, - категорично произнес я, спрыгивая со ступеней дома на дереве.

Я чувствую.

- Так иди, ты, чокнутый параноик. Я буду дожидаться пиццы, только позвони мне, когда найдешь ее, - Джаспер спрыгнул следом за мной. Я махнул ему, сворачивая с тропинки в сторону своего автомобиля. Быстро схватив из багажника фонарик, я направился вниз по улице к дому Беллы.

Меня сильно трясло, пока я, не прекращая, выкрикивал имя Беллы - внутри ее дома было чертовски, леденяще холодно. Я взывал к богу, чтобы она не находилась где-нибудь вроде ванной или душа… ну ладно, если быть абсолютно честным, то большая часть меня лелеяла небольшую надежду, что она в душе, поскольку я вот такой вот больной ублюдок. Я чувствовал, что выставляю себя придурком, когда, не обнаружив никакого другого способа попасть внутрь, влезал в ее проклятое окно.

Я неистово продолжал разыскивать ее, переходя из комнаты в комнату и никого не находя. Я был под кайфом, и мой мозг работал не слишком четко. Паника началась, когда она не ответила ни на один из моих бесчисленных звонков или сообщений. Джаз заставил меня ощутить себя подобно сумасшедшему бойфренду-сталкеру, и на мгновение я подумал, что он, возможно, прав. Я, в конце концов, звонил ей и писал сообщения около десяти раз за семнадцать минут. Чересчур безрассудно? Тем не менее, я нутром чуял, что что-то не так… словно включилось шестое чувство или какое-то такое дерьмо.

Но когда я не услышал ее ответа на свой тщетный зов, страх во мне возрос. А затем я расслышал ее крик – ее голос был пронизан… я не знаю… страхом, облегчением, расстройством?

Я присел на корточки, держа фонарик так, чтобы разглядеть ее залитое слезами лицо. Белла… моя дрожащая девочка… с влажными волосами сидела на холодном цементном полу в одном только тонком белом банном халате. Ее колени были подтянуты к подбородку, и она выглядела настолько тоненькой и хрупкой, словно маленькая девочка, а не сексуальное красивое существо, которое я видел в своих снах. Я освободил ее, и у меня не оставалось никакого выбора, кроме как подхватить ее на руки и отнести в безопасное место. Хотя… правда, кого я тут пытаюсь обмануть? Выбор у меня, безусловно, был. Я легко мог бы выбрать сходить за ее обувью и позволить ей самой подняться по лестнице, лишь освещая наш путь фонариком в качестве единственной помощи. Однако это был не вариант. Я избрал ее безопасность своим приоритетом, и этого обоснования мне хватило, чтобы на каких-то несколько минут нарушить правила и вызволить ее из опасности.

Я должен был прикоснуться к ней. И я не хотел ее отпускать. Никогда.

Но она дрожала, ее кожа покрылась мурашками, а в глазах отражался пережитый страх после нахождения взаперти в подвале в грозу. Мне хотелось уложить ее в теплую постель, прижаться к ее мягкой плоти своим телом и обнимать, пока она не успокоится и не почувствует себя в безопасности, но я знал, что не могу. И это, мать его, было охеренно отстойно.

Я бесстыдно следил за ее отражением в зеркале, в то время как она одевалась, и почувствовал себя полным тупицей, когда она застукала меня за подглядыванием. Мне было плевать… Я выудил из комода пару трусиков. Надеюсь, первых из многих, потому что… у всех должно быть хобби. Мне было интересно посмотреть на то, что она носит – если не ради того, чтобы добавить это к своей «папке» с фантазиями, то ради того, чтобы посмотреть, что могу ей прикупить. У меня закружилась голова от идеи приобрести ей дамское белье. Что лично мне хотелось бы увидеть на ее безупречной маленькой попке? Да, хмм… ничего. Если бы это оказалось в моей власти… она была бы обнаженной по двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

Я заметил, что у нее в основном были стринги, несколько кружевных вещиц и много простых шортиков, но не было ничего, что я отметил бы как особенное или необычайно сексуальное. Я намеревался это быстро и полностью исправить. Пару мгновений я размышлял, что бы она предпочла – что-нибудь от «Victoria's Secret»… или от «La Perla»?

Еще одной задачей, которую я перед собой поставил, было изменить тот факт, что она никогда не испытывала оргазма. Меня это совершенно потрясло. Я про то, что она говорила мне, будто трогает себя все время, но она никогда не кончала? Как это возможно?

Оргазмы и трусики… это должно на какое-то время меня занять.

После того как мы прикончили пиццу, я успешно обыграл всех в «Операцию», большое тебе спасибо, ДМН Каллен-младший. Когда я переодевался, Белла наблюдала за мной широкими, наполненными страстью глазами, зажав губу между зубов. Мне ничего не хотелось больше, чем опуститься на ее маленькое тело, скользнуть в нее своим членом и наслаждаться звуками того, как она неоднократно выкрикивает мое имя. Но, к сожалению, мы только почистили вместе зубы, словно нам по семьдесят пять гребаных лет и мы перед сном готовимся смотреть «Колесо фортуны». (п.п.: ДМН – доктор медицинских наук.)

Пока прятал многочисленные подушки и зажигал в гостевой спальне камин, я начал серьезно обдумывать возникшую передо мной ситуацию. В голове крутилась мысль, что мне не позволялось прикасаться к собственной подруге – будь то отдаленно невинное прикосновение, откровенно сексуальное или что-то среднее. Однако в той ситуации, когда она или какая-либо другая несовершеннолетняя особа женского пола (как говорилось в суде) находится в опасности, я должен закрывать глаза на жизненно необходимые действия? Какой человек бы так поступил? Эсме, вообще-то, воспитала джентльмена.

Я начал обыгрывать идею героизма и логического объяснения, что обычный подвиг мог бы стать исключением из правил. Ни один судья, конечно же, не осудил бы меня за нарушение запретительного приказа, если бы дело коснулось отважного подвига. По сути, это могло бы перечеркнуть весь проклятый документ. Даже судьи принимают во внимание героические действия.

Так что, пока я обмусоливал эту мысль, крутя ее в голове так и эдак, я тут же придумывал способы ее «спасения». Меня увлекла идея каким-либо образом свалить ее с кровати. Мысленно производя кое-какие математические вычисления, я пытался рассчитать, смогу ли по какой-либо разумной причине столкнуть ее с кровати и оббежать ту с другой стороны достаточно быстро, чтобы поймать ее прежде, чем она ударится об пол. Задумавшись, я прищурил глаза…

Так-так, если кровать примерно тридцать шесть дюймов в высоту (плюс-минус пару дюймов на перину), а она около… ста пятнадцати, ну может ста двадцати фунтов и ростом в пять футов два дюйма, и у нее займет где-то… 1.2 секунды на то, чтобы достигнуть поверхности ковра, то я смог бы добраться от этой стороны кровати до нее за 3.1 секунды, что бессмысленно, поскольку я забыл о факторе веса против массы. Нет… сила тяжести и инертность земли тоже окажут свое влияние. Разве что… я перекачусь через поверхность кровати следом за ней… но это, блядь, должно стать очень быстрым перекатыванием… хотя я, вероятно, мог бы сделать выпад через кровать и таким образом поймать ее… о, но постой-ка… покрывало сделано из шелка или какого-то такого дерьма, так что следует добавить фактор скольжения, потому что если бы оно было хлопковым, я скользил бы медленнее… ИЛИ… если бы я уже находился в изножье кровати и ждал ее, тогда она могла бы приземлиться прямо на меня… и это было бы просто идеально.

Дерьмо, мне нужно было бы обладать чем-то наподобие вампирской суперскорости. Какого хрена я накурился?

Ну и, конечно же, в первую очередь я должен был бы прикоснуться к ней, чтобы столкнуть с проклятой кровати, так что это вроде как перечеркивает всю чертову идею.

Значит, забудем об этом.

Как насчет… что если я нечаянно подожгу ее? Я мог бы похлопать по ней, вылить на нее большое ведро воды… возможно, на ней в это время очень удачно будет надета белая футболка? Нет, это уже слишком. Что если мне сбросить ее с лестницы и попытаться поймать раньше, чем она достигнет низа? Подставить ей подножку? Спасти от неуправляемого автомобиля, который собирается сбить ее? Скинуть ее с утеса, чтобы я мог нырнуть следом за ней? Может, утопить ее и вернуть к жизни, делая искусственное дыхание?..

Чувак, у тебя проблема.


Я вздохнул, укладываясь на кровати рядом с ней и замечая вдруг, как через рубашку топорщатся ее соски. Они почему-то напомнили мне о том маленьком звоночке, который выскакивает, когда индейка готова. Впервые с тех пор, как я повстречал ее, на ее лице не было никакого макияжа. Ее волосы не уложены, и она одета в обычную, удобную одежду, в которой обычно спит. Я едва не провалился со своим признанием, что знал, в чем она спит дома, но надеялся, что она пропустила это мимо ушей. Тем не менее, я в первый раз смог увидеть ее естественную красоту, безо всяких обычных женских ухищрений или преувеличений – ее поистине прекрасный сливочный тон кожи, ее губы, лишенные искусственного блеска, ее ненакрашенные ресницы. Естественная, домашняя Белла была ошеломляющей.

Я был околдован, наблюдая, как она расчесывает волосы. Вроде бы простое действие, не содержащее ничего сексуального, но оно вызвало во мне необъяснимые чувства. Чувства, которые заставляли меня хотеть лелеять ее и заботиться о ней… и, о, черт… трахнуть ее. Да, я не такой уж и доблестный. Я сидел позади нее около десяти минут с нелепым стояком, выдыхая ей в шею и на спину. Я наблюдал за тем, как ее кожа реагирует на мое дыхание. Как она вздыхает и слегка подрагивает. Я пробежался щеткой по ее плечу, даже не осознавая, что ей больно. Тут же появился доктор Каллен-младший, и мне просто захотелось получше разглядеть ушиб на ее плече. Я, может, и больной чокнутый герой-извращенец, но я не обладаю зрением-рентгеном или иными сверхспособностями.

Клянусь, мне даже не пришло в голову, что она может обнажиться, пока она фактически не разделась. Освободившись от своей одежды, она попросила меня не останавливаться. В этот момент я со счастливым видом спрыгнул бы и с чертовой крыши, если бы она меня попросила. Я сел, расположив ее у себя между ног, поглаживая ее обнаженное, возбужденное тело гребаной расческой. Ее стоны и вздохи направлялись прямиком к моему члену, делая этого ублюдка еще тверже, пока он буквально не начал болеть в моих пижамных штанах. Я поправил его, но не трогал или что-то еще, пока занимался Беллой. Я хотел подарить ей такие впечатления безо всяких отвлечений, освободить ее ум от чего бы то ни было, кроме ощущений от щетки на ее коже. И она оказалась настолько отзывчивой на прикосновения, что я затрепетал при мысли, как она будет реагировать, когда я смогу сделать что-то реальное своими пальцами, языком, зубами и… своим членом.

Она только-только собиралась кончить, она была близка к своему самому первому оргазму, когда меня позвала моя мать. Ничто не ослабляет стояк быстрее, чем звук голоса твоей матери. И где в этом мире справедливость? Что, блядь, я натворил, чтобы заслужить дымящуюся колоду дерьмовых карт, розданных на меня?

Я вынырнул из спальни с сердцем в нижнем белье, понимая, что если мама услышала стоны Беллы, она могла подумать, что мы занимаемся чертовым запретным дерьмом. Она стояла в углу холла, держа свечу, освещавшую ее лицо. Она выглядела усталой… и сердитой.

- Что случилось, ма? – спросил я, закрывая позади себя дверь.

- Солнышко, уже поздно. Что ты там делаешь?

- Мы разговариваем, - я отвел глаза на свечу.

- А-а. Убедись, что она позвонила своему отцу. Последнее, что тебе нужно, это чтобы бывший шеф полиции выяснил, что его шестнадцатилетняя дочь провела ночь в доме с тремя озабоченными подростками, - она сжала губы и выжидающе склонила голову набок. И вот оно… знаменитая «мамина бровь». Как нахрен ей удавалось делать это дерьмо, было выше моего понимания. Ее бровь приподнялась в безмолвной «Я не шучу» маминой манере. Это походило на какой-то секретный код «мамы» или что-то такое. Наподобие маминой сыворотки правды.

Она, мать твою, слышала Беллу.

- Хорошо.

- Попрощайся на ночь, Эдвард. Прежде, чем это… усложнится, - она помахала рукой между мной и дверью спальни, стрельнув затем в меня строгим и неодобрительным взглядом. Я, весьма раздраженный, только закатил на нее глаза. Это все для моего блага, но в тоже время это так хреново.

После того как вручил Белле свою толстовку, я покинул ее, направляясь в свою комнату, где разделся донага. Я настолько быстро спустил свои штаны, что почти запнулся за них, когда одна нога застряла в штанине.

Я опустился на свою кровать и плотно закрыл глаза, но пламя свечи отбрасывало на мои веки тени, отвлекая от попыток. Я задул свечу и погладил член рукой, не применяя ни лосьон, ни смазку, а лишь используя обильное количество жидкости, просачивающееся из верхушки. Мне хватило около минуты быстрых ритмичных движений рукой, обернутой вокруг ствола, и вращений большого пальца вокруг головки. Мои мысли сосредоточились на сиськах Беллы, ее шее и мягких линиях ее плеч. Она была совершенством, и я просто не мог дождаться, чтобы почувствовать ее тело, прижатое ко мне – жар, кожу и небесные запахи… мягкую плоть, волосы и горячее дыхание возле моего рта. Все закончилось прежде, чем началось. Я приглушил вскрик кулаком, издавая тихие стоны, когда напряжение неистовыми всплесками вырвалось из меня. Убрав за собой и скользнув обратно в пижамные штаны, я какое-то время лежал в кровати, не находя в темноте никакого комфорта или успокоения.

Потому что я нуждался в ней.

Дом был темным и безмолвным, словно уже перевалило за полночь. Используя свой сотовый в качестве источника света, я возвратился к двери в конце коридора, съеживаясь, когда пол под ногами от каждого шага скрипел и постанывал. Камин все еще горел, хоть и не так сильно, однако в комнате было тепло. Белла, прижимая мою толстовку к лицу, свернулась калачиком под одеялами. Ее вид взволновал меня. Ее веки были закрыты, в мягком свете от камина она выглядела умиротворенной, красивой и сияющей. Я размышлял, постоять ли мне просто там и полюбоваться спящей ею или присоединиться к ней, и после нескольких секунд выбрал последнее.

- Белла… - прошептал я, проверяя, насколько крепко она спит. Она не ответила и не пошевелилась. Я медленно обошел кровать и на четвереньках взобрался туда. Я скользнул к ней под одеяла, наслаждаясь теплом, исходящим от ее тела. Она выглядела такой крошечной, хрупкой, такой невинной и скромной.

Мне чертовски нравилось это.

Весьма осмотрительно и медленно я придвинулся к ней, обнимая ее силуэт, но фактически к ней не прикасаясь. Я уткнулся носом в ее волосы, погружая лицо в кофейные облака, и ее кожа пахла чистотой и свежестью, как мыло и пудра. Сегодня она не пользовалась духами, но это не имело значения – мой член распознал бы ее запах где угодно. Я тут же снова стал твердым и почувствовал себя подобно маленькому развращенному дерьму за то, что делаю с ней.

Но опять же, в своей голове я оправдывал свои действия, говоря себе, что уже более недели не слежу за ней в окно. Словно меня стоит вознаградить за хорошее поведение или что-то такое. Внутри меня продолжалась борьба – мораль против сексуальности, ангел против демона. Она – моя девочка, и если бы ситуация была другой, то она охотно позволила бы мне касаться ее… ну, держу пари, она позволила бы мне сделать с ней любую гребаную вещь, которую мне бы захотелось. Однако я наблюдал за ней в сокровенные моменты, и это казалось просто неправильным. Также я спорил сам с собой относительно того, рассказать ей об этом или нет, но пока еще не пришел к твердому решению. Я ждал еще одну последнюю ночь, прежде чем рассказать ей все сразу… трусливый тюфяк.

Частью всего этого очарования служила ее невинность и тот факт, что она не осознавала, что я делал – это заводило меня больше всего. Она была настолько сексуальной и бесконечно красивой и абсолютно этого не подозревала.

Ее ушибленное плечо выглядывало из выреза ее футболки. Я медленно пододвинулся поближе, вступая наконец-то в контакт с изгибами ее тела… мое тело полностью повторяло ее формы. Кончики моих пальцев мягко, почти призрачно, пробежались по коже ее плеча. Она не проснулась и даже не вздохнула, так что я понял, что она уже в стадии глубокого сна, и безмолвно поблагодарил бога за избирательные серотониновые ингибиторы. «Прозак» был моим гребаным спасителем.

Я убрал с ее лица несколько прядей, пробегаясь костяшками пальцев вдоль щеки. Ее кожа под моими пальцами была невероятно мягкой и шелковистой. Я наклонился, оставляя на ее шее, плече и руке легкие поцелуи… чувствуя ее, пробуя на вкус, наслаждаясь ее теплотой.

Это было охеренно божественно.

Моему члену определенно понравилась идея получить хоть какое-то трение. Он бережно скользил вдоль ее поясницы, чуть-чуть повыше того места, где начинались ее ягодицы. Я осторожно подался вперед, чувствуя контраст между чуть шершавой внутренней поверхностью фланели и внешним барьером ее копчика против моей эрекции.

Я вообразил, как просто было бы аккуратно стянуть ее эластичные штаны и обхватить ее ягодицы, прежде чем скользнуть в нее, продвигаясь нежно, медленно, дыша и двигаясь вместе, как одно целое. Конечно же, я не осмелился бы. У меня не хватило бы для этого долбанной смелости. Не говоря уже о том факте, что она определенно проснется… хоть что-то и подсказывало мне, что она не станет возражать.

Я практически задыхался у ее шеи, ощущая, как возрастает напряжение и растет боль в яйцах, пока я трусь об нее. Я чувствовал себя, как гребаный похотливый кобель, полный стыда и беспокойства, но не находящий в себе сил остановиться. В конце концов я снова кончил, душа мои стоны ее волосами и подушкой, лежащей под нами. Мои штаны лишь немного увлажнились, поскольку во втором раунде я выпустил не столь много спермы, как в первом.

Я чувствовал отвращение, все еще лежа рядом с ней со спермой в своих штанах, которая по итогу пропитала бы их и просочилась на ее спину. Но я решил, что это не имеет никакого гребаного значения, потому что чертовски устал. Плюс еще то, что чтобы вытереть штаны, мне пришлось бы отодвигаться от нее, а этот вариант меня не устраивал. Я быстро установил будильник на своем телефоне на вибрацию и на пять часов. Я заснул, крепко обхватив ее руками и прижимая к своей груди. Я наслаждался этими чувствами… обнимая ее, защищая ее, сохраняя в тепле и безопасности.

В какой-то момент она уткнулась в меня носом, сладко вздыхая. Ее пальцы, сжимая, переплелись с моими, и она снова вздохнула, еще мягче. Я подумал, что она, возможно, видит сон, и надеялся, что в этом сне у меня главная роль. Я спал чутко… Иногда я мог услышать, как мочится в ванной на другом конце дома мой отец, и это меня будило. Но впервые держать свою руку в ее… для меня это было, к сожалению, грандиозным событием. Я никогда не чувствовал себя ни к кому настолько близким, и в прямом и в переносном смыслах. Даже временное удовольствие от секса, которое я чувствовал, когда был с Таней, не могло сравниться с тем, что я ощущал, просто держа руку Беллы. Это заставляло меня захотеть плакать от красоты и несправедливости всего этого.

В пять, когда меня разбудил вибрирующий телефон, я уже был прилично отдохнувшим. В комнате стало холодно, потому что огонь в камине погас. Прежде чем уйти, я вытащил из захвата Беллы свою толстовку и натянул ей через голову, зная, что когда уйду, ей будет не хватать тепла, исходящего от моего тела. Это было нелегко, но мне удалось просунуть ее руки в рукава так, что она даже не проснулась. Она находилась практически в коматозном состоянии. Помимо удивления от того, как крепко она спит на самом деле… это пугало. Часть меня, как ни странно, размышляла, что случилось бы, если бы я попытался ее трахнуть… она проснулась бы вообще?

Тем не менее, я был не готов проверить эту теорию. Во всяком случае, не этим утром. Я выскользнул из кровати, мягко поцеловал ее в лоб, затем в губы, после чего покинул комнату. Скинув свои теперь уже хрусткие штаны, я принял душ, оделся в джинсы и длинную голубую футболку с рукавами. Я следил за временем, быстрее, чем обычно, укладывая волосы и уделяя им намного меньше внимания, и в конце концов направился к спальне, где находилась Белла.

Прежде чем открыть дверь, я легонько постучал. Она сидела на сундуке в изножье заправленной кровати, держа в руках фото в рамке, где были изображены мы с братьями и наши бабушка с дедушкой в их доме на озере. Когда она услышала, как я вошел в комнату, то взглянула на меня, широко улыбаясь, а ее заспанные глаза засверкали. Это озарило все мое проклятое утро.

- Привет, - тихо произнес я, садясь рядом с ней.

- Доброе утро, - ответила она. Она повернула снимок ко мне, и я засмеялся, покачивая головой. Я, Эм и Джаз были одеты в маленькие черные смокинги, а бабушка с дедушкой пытались уберечь нас от того, чтобы испачкаться до начала церемонии. – Ты такой восхитительный! – восторженно пропищала она. – Это было снято на свадьбе ваших родителей?

- Да, у моих дедушки с бабушкой есть дом на озере Мичиган. Там очень красиво. Мама с папой поженились на закате прямо на озере. – Она, улыбаясь, кивнула, и провела пальцем по белым бантам, которые виднелись на заднем плане церемонии. – Как-нибудь я свожу тебя туда.

- Буду с нетерпением ждать. Они приедут на Рождество?

- Хмм, думаю, в этом году планировалось поехать туда, но… - я пожал плечами, зная, что если бы у меня был выбор, я не поехал бы в окрестности Чикаго без Беллы, - это еще не решено.

Белла кивнула, выглядя немного грустно.
- Хей, ты возвращался этой ночью? Я проснулась в твоей толстовке, и кровать была теплой, - она усмехнулась, ожидая моего признания, что я спал с ней.

Я невинно пожал плечами.
- Я ничего об этом не знаю. Вероятно, это был Эммет. Он – лунатик.

Я поднялся, забирая у нее фото, и она пробормотала:
- Хммм, конечно же, это был он.

Я, наверное, весьма недооценил ее способности соединять кусочки мозаики вместе. Либо так, либо мои искусные маневры оказались небрежными.

Она пропустила завтрак, когда увидела в кухне маму, и быстро помахав рукой, выбежала из дома и припустила вниз по улице. Джаспер, завтракавший хлопьями за кухонным островком, проговорил с набитым ртом:
- Элис сказала, что она пойдет завтра, но только если пойдут Белла и Роуз.

- О, классно. Значит, она не ненавидит тебя тогда? – спросил я, насыпая себе в чашку «Organic Penguin Puffs», который походил на дробленую пшеницу с маленькими волокнами клетчатки и окаменевшим изюмом, подмешанным для цвета. – Что нахрен это за дерьмо?

- Эдвард, следи с утра пораньше за языком. Я сегодня не в том настроении, - произнесла моя мать с противоположного конца комнаты, и я сжался. Она все еще была одета в фиолетовый банный халат, ее волосы выглядели растрепанными, и она, вероятно, была уставшей и в препаскуднейшем настроении.

Джаспер закатил глаза.
- Нет, она определенно меня ненавидит, но говорит, что готова позволить мне заработать у нее прощение. Я, черт возьми, вообще понятия не имею, как мне это сделать, но если она думает, что для того, чтобы добиться ее расположения, я, блядь, собираюсь скакать через обручи или что-то подобное, то она будет реально чертовски потрясена. Джаспер Каллен ни для кого не скачет через обручи.

- Купи ей какие-нибудь цветы и скажи при этом, что она хорошенькая. Это для начала, - кивнула Эсмама в свою кофейную кружку. – И прекрати так часто сквернословить. Вы оба походите на уличное отребье.

Мы закатили глаза, бормоча извинения, закончили свой завтрак и направились в школу. Я с успехом преодолел свой французский, исчисление и опрос по истории, а затем встретил Беллу возле кабинета геометрии, чтобы проводить ее на урок английского. Когда она вышла из кабинета, я был слегка ошеломлен ее видом. Ее волосы крупными мягкими локонами развевались вокруг лица. На ней был такой наряд, который заставлял ее выглядеть по крайней мере лет на двадцать пять, и от меня не укрылось, что когда она проходила мимо, на нее пялился каждый парень. Ее топ цвета ванильного мороженого был длинным и приоткрывал одно плечо. Ему соответствовали узкие легинсы с высокими коричневыми сапогами на шпильке, а ее пояс… он был расшит бусинками и сидел на ее бедрах, оставляя длинные, свисающие между ног кисти.

Она выглядела такой охеренно ошеломляющей…

- Что не так? – спросила она, когда я оттолкнулся от стены, чтобы идти с ней рядом. Она заметила выражение на моем лице, которое, вполне уверен, являлось смесью приятного удивления и сумасшедшей похоти.

- Ничего… ты выглядишь чертовски горячо… то есть, больше, чем обычно, - я подсознательно облизнул нижнюю губу, и ее щеки порозовели.

- Не делай так.

- Как? – я вздернул бровь.

- Не облизывай губы. Твой язык… сводит меня… с ума, - она тяжело вздохнула, садясь на свое место на английском.

Следующие три урока мы провели так: я пялился на нее, осознанно облизывая губы, а Белла расстроено покачивала головой, подпирая ладонью лоб.

Самое время для тебя сбежать в уборную, маленькая девочка. Эту игру могут вести двое.


Я весь день был так сильно взвинчен, думая о ее голой груди и о стонах, которые она издавала прошлым вечером. Ее слова о том, что она никогда не испытывала оргазм, беспрестанно крутились в моей голове, и это меня беспокоило. Мои мысли были противоречивыми. Во-первых, я чувствовал жалость к ней… затем я почувствовал жалость к нам, зная, что пройдет два гребаных года, прежде чем мы сможем испытать это вместе, тем образом, каким предназначено изначально. Потом во мне поселилась паника. Что если она не захочет ждать? Что если она захочет почувствовать это с кем-либо другим?

Я быстро изгнал из своей головы эти мысли и вернулся к воспоминаниям о прошлой ночи. Думаю, я официально нашел свое «Счастливое Место».

Как только мы оказались наедине во время урока самостоятельного изучения, я зацепил пяткой нижнюю перекладину ее стула и подтянул его к себе, чтобы она оказалась промеж моих распространенных коленей. Ее глаза откровенно метнулись к моему паху, который к этому моменту значительно выпирал через мои джинсы. Она посмотрела на меня сквозь ресницы - так застенчиво, и все же так обольстительно - и быстро пододвинула свою попку на край стула, раздвигая ноги между моими. Кисточки ее расшитого бусинами пояса свисали с ее живота между ее бедер.

Я наклонился к ней поближе, шепча:
- Ты такая чертовски красивая, ты знаешь об этом? – Я начал играть с висящими бусинками, скручивая их в шнурок. Она тихо ахнула, и я чертовски ясно понял, что они скользят прямо по ее киске, точно там, где находится ее клитор.

- Э, остановись, - она тяжело задышала, а ее глаза стали меня мягко умолять. Она была возбуждена.

- Я хочу заставить тебя кончить, - прошептал я, устремив свой горящий взгляд прямиком на нее.

Глаза Беллы прикрылись, а пальцы крепко сжали сиденье стула.

- Не здесь, пожалуйста… не здесь. – Я потянул пояс вправо, и она захныкала. – Э… нет…

- Нет, не здесь, красавица. Я не стал бы так поступать с тобой, поскольку здесь ты не сможешь кричать мое имя, и что-что, а это я не намерен пропустить. Но я не могу дождаться, чтобы попробовать на вкус твою… - как только я собрался сказать «киску», к нам шумно вторглись два «чайника» из Новичков, усаживаясь за соседний стол. Белла облегченно вздохнула, тогда как я смерил их мрачным взглядом.

- Этот стол занят, - твердо произнес я.

Один из них, покрытый ужасными прыщами, заныл:
- Но здесь никого нет…

- Я сказал, гребаный стол занят. Поищите, где сесть, в другом месте. – Белла прикрыла рот рукой, когда двое парнишек, трясясь от страха, рванули из нашего закутка. Я снова вернулся к ней. – Так на чем мы остановились?

- Ты мне сказал, что не можешь дождаться, чтобы попробовать на вкус мою… что-то, - Белла нагнулась ближе ко мне, сжимая стул расположенными по обе стороны от ее распростертых ног руками.

- Киску. Я хочу попробовать на вкус твою киску. Держу пари, на вкус она, как яблочный пирог с ванильным мороженым.

У нее перехватило дыхание, и она, закрыв глаза, снова захныкала. Понятия, блядь, не имею, откуда взялось это сравнение, но, тем не менее, я именно так представлял себе, какой она будет на вкус.

- Эдвард… что, черт возьми, ты со мной делаешь? – простонала она, облизывая губы.

- Я хочу подготовить тебя к тому, что приближается, - я посмеивался над двойным смыслом фразы, не зная на самом деле, как собираюсь помочь ей кончить, но просто чертовски твердо решив, что сделаю так. Мои пальцы опять принялись теребить ее пояс. Ее тело напряглось, когда бусинки скользнули вдоль тонкой ткани ее штанов. Я резко откинулся на стуле, бесстыдно вглядываясь в ее раздвинутые ноги.

- Ты в трусиках? – спросил я. Она сбивчиво выдохнула.

- Конечно, а что? Ты хочешь их? – Она, перекинув волосы через плечо, одарила меня кривоватой улыбкой, застенчиво покусывая губу. Я медленно кивнул. – Что ж, только они слегка… влажные, - прошептала она. Мой член напрягся, и я громко простонал, засовывая руку в карман, чтобы немного его поправить.

- Твою мать.

Прозвенел звонок, вынуждая нас прекратить игривое поддразнивание и оставляя обоих разбитыми и неудовлетворенными. Я надеялся, что никто ничего не заметил, когда переодевался на физкультуру со своей неослабевающей эрекцией. Все, что мне нужно… это слухи о том, что я нахожусь в мужской раздевалке с огромным стояком. Я всерьез размышлял о том, чтобы «избавиться» от него в уборной, поскольку был так натянут и заведен, что это даже не казалось забавным. Белла лишь продолжала одаривать меня теми своими застенчивыми взглядами, пока я вымещал свое сексуальное расстройство на невинном волейбольном мяче, а парни из моей команды радовались, потому что я выигрывал. Наверное, воспроизведение спермы и нехватка киски вообще – это здоровая альтернатива приему стероидов.

Белла, к сожалению, объявила, что остаток дня и вечер проведет со своим отцом, который настаивал, что поможет ей убрать беспорядок в подвале. А также он неожиданно предложил ей поужинать с несколькими его друзьями. Она чувствовала, что обязана пойти, учитывая, как редко за эти дни проводила с ним время, а я был охереть как разочарован, потому что действительно, на самом деле с нетерпением ждал того, чтобы увидеть, как она кончит.

Перевела: nats
Редактура: Sonea

* - перевод песни http://www.amalgama-lab.com/

Источник: http://robsten.ru/forum/19-611-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: nats (24.02.2012) | Автор: nats
Просмотров: 2174 | Комментарии: 39 | Рейтинг: 5.0/33
Всего комментариев: 391 2 3 4 »
39  
  Спасибо))) boast

38  
  Это совершенно невероятнейшее обдумывание способа "спасти" Бэллу - чистый восторг!!!!! С его фантазией......

37  
  Давай, Эдя, помоги своей девочке испытать первый оргазм fund02002 fund02002 Настрой верный good
Спасибо за перевод lovi06032

36  
  Часть меня, как ни странно, размышляла, что случилось бы, если бы я попытался ее трахнуть… она проснулась бы вообще?

Тем не менее, я был не готов проверить эту теорию. Во всяком случае, не этим утром. fund02002 fund02002 fund02002 fund02002

35  
  смогу ли по какой-либо разумной причине столкнуть ее с кровати и оббежать ту с другой стороны достаточно быстро, чтобы поймать ее прежде, чем она ударится об пол. - это ТАК мило)))))

34  
  dance4 dance4 dance4 dance4 4 4 4 4 JC_flirt JC_flirt JC_flirt JC_flirt

33  
  Всё же Белка правильно поняла...
Что Эдди с ней ночевал))))
Ну Эдди окончательно повернулся на ней.. ему всё тяжелее и тяжелее держаться от неё подальше...
Спасибо за проду good good good good

32  
  Ну, вот у Эдварда уже боевой настрой!!! Так держать! fund02002 Спасибо за великолепный перевод! lovi06032 lovi06032

31  
  Спасибо за главу! lovi06032 Эх,завидую я выдержке Беллы 12

30  
  ух, спасибо за перевод!
Отличная глава)

1-10 11-20 21-30 31-39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]